На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 4. Халеб-Мари-Пальмира-Хомс-Тартус
Часть 4. Халеб-Мари-Пальмира-Хомс-Тартус

 аль-ахмар

 

21 июля четверг. Апамея-Эбла.

 

Мы проснулись в тот момент, когда солнце достигло наших спальников и сделало сон совершенно невозможным. Еду решили пока не готовить, вместо этого А.снова проявила таланты кофеварки. Я же присматривался к местности. Здесь все было очень фотогенично - белые дырчатые камни, темнозеленые елочки, строения неизвестного города вдалеке. Даже А.ониклась моими настроениями и мы устроили небольшую фотосессию.

 

Выйдя на трассу мы сразу застопили "Ладу". Имя у водителя было странное, и мы не сумели его запомнить. Он согласился отвезти до Апамеи, которая здесь называется Афамия. Я так и не понял, было ли это ему по пути. Что-то слишком часто нас не подвозят, а отвозят.

 

Географическая справка. Невысокий горный хребет разделяет тут прибрежную равнину и долину реки Оронт. Мы как раз и ночевали в этих горах, и теперь ехали по ним, и скоро увидели далеко внизу зеленую, плоскую долину Оронта. За долиной местность снова поднимается вверх. Машина пошла петлями вниз. Я спросил водителя, надежна ли "Лада" в эксплуатации? Больная это тема - ненадежность российских машин... Но водитель сказал - нормально, претензий нет.

 


Ловля машин и общение с водителями проходили по одной примерно схеме, которая за эту поездку повторилась бесчисленное количество раз. Происходило это так.

 

На позиции стопил Олег в своем белом тропике. Руку он держал почему-то вытянув вперед, таким жестом, которым сопровождают заяву "только без рук!!". Когда машина тормозила, он подбегал к окну и делал таинственные знаки - мол, сейчас все объясним, не дрейфь. Одновременно симафорил А. - давай, мол, объясняй. А.ближалась неспеша (без меня не уедут) и приступала к объяснению ситуации.Иногда между Олегом и А. я успевал заполнить паузу какими-нибудь словами.

 

В машине я находился впереди, Олег с А. сзади. В грузовых Олега отправляли в кузов, а мы с А. общали водителя - то есть, она говорила, а я поддакивал. Общение это начиналось обычно с сообщения, что "нахну мин Русия"(мы из России), что мы не съяха, а раххаль (труднопереводимо. В общем, не цивильные туристы, а особенные такие путешественники.), что вот его зовут Али(жест на Олега), а вот меня - Мелег. Это А.так арабизировала свое имя с сохранением смысла. Я, мол, ангел. Водитель, как правило, бывал потрясен. Женщины с рюкзаками вообще редкость, а ангелы с рюкзаками... Каждому водителю А.с ангельским терпением поясняла, что "бир руси А., бир араби Мелег"(по-русски А., по-арабски Мелег). Нас описывала как своих братьев - старшего и младшего. Это был скользкий момент, ибо внешне мы все трое заметно отличались. Была придумана хитрая система родства, которая только все запутывала, но к счастью, мало кто вникал в наши внурисемейные проблемы.

 

Мы спустились на поверхность долины и поехали почему-то на юг. Дорожная сеть в Сирии густая, не очень логичная и тут трудно было бы ездить, если бы не полезные свойства сирийского народа. Непонятным путем Лада вывезла нас в город Афамия и мы вышли.

Афамия . Город расположен на краю равнины, крепость и греческие развалины - над ним, на высотах. Структурно город представляет собой одну длинную улицу. Мы шли по этой улице в поисках еды - я даже предпринял самостоятельную разведку, в результате которой меня куда-то увезли на мотороллере... Еда нашлась в виде феляфелей с хумсом. Хумс - это такая размазня из гороха, а феляфель - обжаленный в масле бублик, напоминающий по вкусу мясо, хотя изготовлен из фасоли. Обычно их заворачивают в хлеб, но мы взяли так, несколько штук, заплатив за то 25 лир - 15 рублей. Кроме того, пока я искал еду, А. где-то подарили хлеб. Чай у нас свой. Вот такой получился легкий завтрак.

 

К крепости мы выдвинулись около часа дня. Жара была выматывающая. Дорога шла вверх. Собственно крепость(Калаат Мудык) мы посещать не стали, она расположена на высоком холме и выглядит достаточно обыденно. Нас больше интересовало античное наследие. Это наследие подвернулось справа в виде остатков театра. Тут мы сели остыть в тень, а потом слегка пофотографировали. Образовался местный житель, желающий продать нам что-то похожее на старые монеты.

 

Апамея, карта

 

 

От театра пришлось подняться еще выше, и тогда стала видна плоская равнина и колонны на ней. Дорога шла прямо через территорию старого города, а касса расположена как раз посередине. В кассе мы пообщались с местными сирийцами, показали всякие умные бумаги и нас пустили посмотреть за так.

 

Апамея

 

  Апамея похожа на Пальмиру(это многие говорят), только туристов тут почти нет. В сущности, это просто длинная мощеная колонированная улица и кое-что вдоль нее. Мы пошли по этой улице, и похоже это было на пребывание в сауне, когда смотришь на часы - долго ли еще продержишься. Вокруг - обломки колонн в неимоверном количестве. Капители. Внушительные базы. Вообще странно, как много греки оставили после себя колон и как мало всего остального.

 

АпамеяПостроена Апамея около 300 года Селевком 1-м, и названа в честь жены Апамы. Почти сразу стала большим и солидным городом. Селевкиды использовали город как военную базу - тут была расквартирована армия и слоны. После битвы при Магнезии(190 г. до н.э.) Антиох III подписывал здесь договор с Римом. Потом это был город с едва ли не полумилионным населением. Здесь родился философ Посидоний и вообще город был популярен в среде философов того времени. В христианские время он стал центром епископства. Он существовал еще во времена крестоносцев, когда назывался Фамия. А чуть южнее, на горных склонах, обосновались убийцы-исмаилиты и создали там небольшое свое государство. Сейчас Апамея раскопана лишь частично, работы тут еще на годы.

 

Утомленные солнцем, мы вернулись к кассе, где нас напоили чаем и обеспечили водой. А., как обычно, расспросили о жизни... Здесь мы встретили и поговорили с двумя туристами - это была француженка Жаклин и сириец-христианин Илия. Они и довезли нас вниз, в город. По причине ли жары, по ным ли мотивам, но нас посетило странное желание хапнуть арбуз. Что мы и сделали. Кило арбуза стоило 30 лир, мы сторговались за 25. Дошли до ближайшей бензоколонки, решились уже было устроиться там для съедения, но местные жители сказали - чего вы тут на солнце страдаете? Пошли в дом. И пошли мы в дом...

дом ХалидаЭто был большой двухэтажный дом, принадлежащий некоему Халиду, владельцу заправки. Мы вошли в прохладный, как пещера, зал, устланный коврами, вдоль стен лежали подушки и деревянные подлокотники, похожие на верблюжьи седла. Женщины сразу увели А.в свою, женскую часть дома, и там она долго пропадала. Мы с Олегом кое-как отвечали на вопросы и бегали мыть голову под кран. Времени было часа три, наверное...

 

Вернулась А.. Женщины принесли еду. Они ее все приносили и приносили, ее становилось все больше и больше... Овощи, соусы, мясо, хлеб... Это уже много позже я понял, что еду готовят на весь дом, просто гости ее едят в первую очередь. А в тот день я с непривычки был весьма удивлен количеством.

Потом был чай. Потом притащили нарезанный арбуз. Это означало, что наш уже не удастся съесть и придется тащить его в неизвестность... Вот они, издержки сирийского гостиприимства.

А потом сказали - куда вы пойдете, жарко же? Посидите...

 

Только в пять часов вечера мы вышли из дома Халида. Два или три часа провели мы здесь, сильно выбившись из графика - на сегодня ведь еще Эбла планировалась... И вот мы вышли, постояли на дороге недалеко от дома и застопили грузовик. В кузове просматривались остатки навоза, пришлось осторожно разместить там рюкзаки и утрамбовываться в кабину. Грузовик довез нас до Идлиба - сначала долго ехал по долине Оронта, потом повернул на Ариху, и тут нам стоило бы выйти, но он заеха в Идлиб. В целом мы проехали примерно 90 километров. В Идлибе мы как-то застопили фуру-мерседес, которая довезла прямо до поворота на Эблу(Телль-Мардих). Я так и не понял, куда она ехала и каким путем - повторяю, дорожная сеть Сирии густа и нелогична.

 

Было 19:20. Мы пошли в сторону Эблы, котрая тут недалеко, но по пути нас подобрал грузовичок, в кузов которого мы и заскочили. Мы ехали по красным равнинам, освещенным слабым закатным солнцем. Показалось что-то вроде земляного вала, грузовичок свернул в сторону, а мы вышли... Этот земляной вал с четырмя проездами - явно бывшие ворота - и навел в свое время археологов на мысль, что искать город надо именно здесь. Сразу за валом - плоская равнина и холм. Рядом - бедуинская палатка, где отдыхали кассиры. Работать кассиром в Сирии легко - туристов мало, дел особо не много. Человек не озлобляется на мир и с ним можно говорить по-человечески. Вот и мы поговорили, и нас пропустили бесплатно, даже позволили оставить в палатке рюкзаки и арбуз.

 

Я шел к холму с некоторым беспокойством. Безумная древность этого места давила на меня всеми четырьмя тысячелетиями. Тут жили люди, совершенно не похожие на современных, со своим особым типом цивилизации, а я про них толком ничего не знаю, да и мало кто знает.

 

Мы поднялись на холм. Пейзаж совершенно марсианский. Тут не на что смотреть в обычном понимании этого слова - тут ничего нет. Так вот многие уходят разочарованными из Трои или Хаттусы. Здесь надо постараться увидеть несуществующее, все те формы и движения, мысли и звуки, которых уже нет, но когда-то было очень много. Но нужна подсказка. Не знаю, какая.

 

ЭблаВ таких местах обычно много керамики. Туристы не обращают на нее внимания. Я потратил изрядно времени, ползая по равнине в поисках чего-нибудь интересного. Находились венчики кувшинов, обломки ручек, донышки керамических мисок... Арнаментов не нашлось. Сбежались какие-то дети, которые тоже стали что-то искать и - странно - нашли несколько любопытных кусков керамики. При виде детей А., как обычно, расчувствовалась и сфотографировала их.

 

В одном месте здесь есть неплохие разрезы холма, где можно много всего интересного высмотреть, но тут нужен специфический взгляд археолога, которого у меня в общем-то нет. Нашли мы и что-то очень новодельное, восстановленное для туристов - колонны, стены.

 

Рассуждение об Эбле

Эбла - город, который удивил историков. Давно было доказано, что между Египтом и Месопотамией не было цивилизаций, на эту тему защитили дипломы и кандидатские, карьеру построили, получили виллы во Флориде и дачи в Абхазии, и вдруг в 70-е годы итальянцы нашли такую цивилизацию. Говорят, в 1964 году крестьянин нашел на холме базальтовую чашу, а через 10 лет Паоло Маттиэ нашел и сам город. Осенью 1975 года здесь нашли 15 000 глиняных табличек, на одной из которых прочиталось: "Эн-Эблы. Город Арга находится в руках царя Эблы. Город Иррулаба - в руках царя Эблы". Так оказалось, что самые древние города - не в Месопотамии, оказалось, что в северной Сирии тоже была цивилизация. Причем не ирригационая, что странно для того времени. Эбла существовала в 26-23 веках, населена была семитским народом, говорили тут на языке, названном "эблаитским", а писали шумерской клинописью. В 2350 году ее разрушил Саргон 1 Аккадский, в 2250 - его внук, а в 2000 его разрушили кочевники-аморейцы. В 1800 году Эбла захватил Яхмад, а в 1650 хетты разрушили ее. И Эблы не стало.

 

И была это настоящая цивилизация, с администрацией, торговлей и армией, с науками вроде арифметики и истории. Создавались словари, учебные тексты, устраивались экзамены... И так жил громадный город в 20 000 человек, и было у него какое-то свое мышление, своя психология, на нашу не похожая совершенно.

Вернулись к палатке. Разрезали арбуз, угостили охрану, поговорили с ними о жизни. Они выделили нам коробку под корки и воду для помытия рук... Тут и ночевать оставили бы, но мы спешили в Халеб. Времени сегодня потеряли уже достаточно.

 

До Халеба тут примерно 50 километров. Вроде бы даже пешком дошли мы до основной трассы, при этом привлекли внимание местных детей, который сразу накинулись с разными требованиями... Но без эксцессов. Так, в толпе детей, мы и шли из Эблы... Не могу вспомнить, чего ради нас потянуло в Халеб на ночь глядя. И вот мы застопили машину - она шла прямо до города.

 

В машине было два сирийца - настоящих сирийца в длинных белых рубахах. Однако выглядели они подозрительно весело и легкомысленно. А.очуяла что-то нехорошее, и я сам стал как-то особенно пристально следить за ситуацией. Но сирийцы оказались хоть и странны, но безобидны.

Халеб. Мы оказались в городе уже в ночной темноте. За окном мелькали огни магазинов и ресторанов, гудели машины, суетились люди. В Сирии ночью жизнь только начинается. Нас спросили, где нам выйти, а мы спросили, где тут есть парк. Причем такой, чтобы хайму поставить и чтоб ни чего за это не было. Сирийцы подумали и обещали доставить, а сперва...

-Есть зовут, - перевела А.безрадостно, - нам это надо?

 

Эти два сирийца внушали ей непонятный дискомфорт. Как-то не так они себя вели, как-то неправильно. Но я подумал - вроде пока все гладко... И мы решились соглашатся на еду. Нас сразу отвезли в какой-то узкий переулок, где машина застряла в пробке. Поручив кому-то машину, сирийцы завели нас в ресторан на второй этаж и показали на стол - мол, устраивайтесь. А.ортодоксально забилась в дальний угол, я на всякий случай сел рядом, Олег слева от меня, сирийцы напротив. Пошел разговор...

 

Я не знал, о чем они там говорили. А.с какого-то момента тоже не понимала. То есть, понимала слова, но не въезжала в смысл. По ее словам, начался какой-то сюрреалистический базар ни о чем. Возможно, причина в неистребимой любви арабов к приколам. А.совсем измучилась и в какой-то момент надумала вообще прекратить всякие разговоры, но я сказал - ничего, будем спокойны, как слоны... И она стала спокойна, как слон.

 

Положение отчасти спасла еда. Ее принесли, и было ее много. Еда в арабских страна всегда примерно одна и та же, есть в ней некие константы. Обязательно будет хумс, который я уже упоминал. Будет лябн - не то сметана, не то кефир. Будут овощи типа помидор и огурцов. Будут пачки лепешек и мясо. В частных домах постоянно ставят блюдо плова с кусками курицы, но тут этого не было.

 

То ли еда умиротворяет человека, то ли сирийцы устали прикалываться, но разговор пошел без осложнений до самого конца еды. И только в конце, когда разговор каким-то каем коснулся денег, сириец спросил А.: "Денег мало? Вам дать? На." И протянул ей черный полиэтиленовый мешок. А. глянула. Мне даже померещилось легкое сияние из мешка на ее лице.

 

-Чего там? - спросил я.
-Доллары, - ответила она.

Я прикинул размеры мешка. Четверть дипломата. Если там сотками, то это 250 000$. А.деловито уточнила, сколько там, ей ответили - 25 000. А, значит, там десятки.

 

Денег нам не дали, зато отвезли к парку и распрощались. Так вот позитивно закончилось это общение и страхи А.не оправдались.

 

Мы вышли в центр парка и сели там под пальму. Парк был цивилен, густонаселен и ярко освещен. Здесь было много газонов и немного деревьев, причем в основном пальмы, в которых не замаскируешься. Множество народу сидело на траве, как и мы, но они ночью уйдут, а что скажут про нас? Я обежал парк по часовой стрелке. Нашел одно почти темное место и мы перетащили рюкзаки туда. Неподалеку тусовалась группа людей в форме - они развлекались чаем, грея его на газу. Мы спросили их - можно ли тут спать? Они сказали, что им лично все равно, но вот полиция если появится... Тема обсуждалась долго и весело, но наконец они ушли.

 

Я растянул веревку между пальмами, натянул на не тент, и мы забрались под него, чтобы не особенно бросаться в глаза, ибо женщина, спящая на газоне посреди Халеба - это полный сюрреализм. Я бы сам вздрогнул, если бы такое увидел.

 

22 июля пятница Халеб-Ракка

 

Ранним утром проснулись мы посреди парка. Было несколько минут свободного времени, и я решил немного поучиться арабскому наречию. Я составил себе список 20-30 самых необходимых слов и стал выяснять местное их звучание. А.тонко намекнула Олегу, что неплохо бы ему заняться тем же самым. Олег ответил, что потом у меня перепишет...

 

Еще весной, когда мы планировали поездку и собирались для изучения карт, Олег не приходили не принимал участия в обсуждении, предлагая нам самим разбираться с маршрутом. Он считал, что маршрут надо знать, и едва ли задумывался о том, что его надо понимать. Вот и теперь он решил просто переписать список слов, не принимая участия в обсуждении не вникая в тонкости употребения. Последствия были закономерны: он создал список слов, сунул его в карман, и более не доставал.

 

Было видно по глазам А., как в компьютере ее сознания открывается папка "oleg", открывается файл "негативы" и ставится очередная галочка.

 

Мысли про арабский язык

Арабский язык не так сложен, как многим кажется. В нем есть своя своеобразная логика и постигнуть ее возможно. Но практическое его применение имеет ряд сложностей. Обычно иностранцы изучают литературный язык - фусху, на котором написан Коран, на котором говорят политики и дипломаты. В арабских странах фусхой владеют образованные люди, но на селе ее запросто могут не понимать. Помимо фусхи распространена лядшха - диалект. Причем их несколько. Есть египетский, палестинский, тунисский, сирийский... И различие весьма существенно. Скажем, слово "деньги" звучит как фулюс на фусхе и как масари на лячхе. Хорошо бы издать словарь арабских диалектов, но никто пока до этого не додумался. В этом смысле тут сложнее, чем в Китае: там есть общеизвестная иероглифика и слово всегда можно написать. У арабов так не получается, ибо слова различаются даже в написании.

Итак, мы были где-то в Халебе, и была у нас карта, но понять, где мы именно, было проблематично. Мы собрались, вышли из парка, и двинулись на поиски крепости. Крепость - это самое главное в Халебе и почти самое главное в Сирии вообще. Ее тут даже на деньгах изображают. Исследование Халеба и ориентирование в нем надо начинать от крепости и никак иначе. И вот мы спросили, где тут "каля" и пошли к ней.

 

Город безмолвствовал. Была пятница, мусульманский выходной. Все закрыто, никого на улицах. Позже нам присоветовали идти в христианские кварталы, там в пятницу все работает...

 

Халеб

 

 

Крепость мы нашли легко. Она громадна и впечатляюща. И холм ее тоже громаден, и облицован известняковыми плитами. Сколько-то тысяч лет назад люди увидели этот холм посреди пустыни и поселились на нем. Может быть, это были еще самые первые "хомосапиенсы", которые примерно в этом регионе и зародились. Около 2000 г. до н.э. тут была столица большого аморейского государства Яхмад. Потом им владели ассирийцы, персы, греки, римляне, византийцы, арабы, сельджуки, турки... Турецкий след виден в городе по сей день: особенно в конструкции минаретов.

 

крепость изнутри Мы оставили рюкзаки в одном из магазинов и сунулись в крепость. Вход там платен, но нам удалось доказать, что мы особенные, и пройти свободно. Халебская крепость интересна тем, что впечатляет не только снаружи, но и изнутри. Там много всего: мощеные улицы, стены непонятных сооружений, лабиринты ходов, а так же сказочные виды на город. Наверное, интересно оказаться тут ночью и побродить при свете луны. Главное, чтобы не заметили и не прогнали.

 

После крепости мы съели по "шаверме" и пошли искать интернет. Пришлось долго петлять по городу и расспрашивать местных жителей, в итоге мы нашли его. А.долго колдовала над всякими хитрыми программами, после чего убежала искать знаменитую местную мечеть. Встретиться договорились перед крепостью.

 

Было 13:00. Залез к себе на сайт, нашел сообщение от Оттера. Привожу его кирилицей с сохранением пунктуации:

 

21.07.2005 13:20 ОТТЕР. Я в Дейр-эз-Зоре тут не дают даже пройти поят чаем в Пальмире было грустно смотреть на эти развалины великой цивилизации дальше я в Bukmal потом hasakeh(Хасеке), потом на ar raqqa(Ар-Ракка) вопсчим пока по пустыне катаюсь))))) ту очень здорово, стоп очень быстрый но туристические места хуже чем в турции((((( всем привет ))))

 

Я написал так:

 

22.07.2005 13:15 muhranoff Встретил A&O в Угарите. Застопили машину в латакию, так нас завезли в крепость саладина, потом еще ужином накормили и отвезли в горы. Вчера приехали в APOMEYA, там тоже заманили на обед огромных размеров. Вечером обошли EBLU и уехали в ALEPPO. Снова угодили на ужин... Ночевали в парке в центре, только что облазали крепость - великая вещь. Через час на рынок, потом ползем медленно на RAKKU. Жарко. Солнце. Ни одного облака. Пьем воду литрами. ALEPPO город приятный. Спокойно так... Пятница - выходной, ничего не работает.

 

Покинув интернет, мы с Олегом неторопливо двинулись к крепости. По пути я нацелился на мороженное из автомата. Спрашиваю, почем? Отвечают - ашра(десять). Спрашиваю - а за хамса? Говорят - можно и за хамса. Постепенно выяснилось, что нормальное мороженое в Халебе стоит именно хамсу, то есть пять лир. Пока шли к крепости я съел их два. Жарко же.

 

У меня сложилось впечатление, что Халеб - горизонтальный город. Крепость - в восточной стороне, парк, в котором мы ночевали - в западной, интернеты жили еще западнее, и вот так мы перемещались по городу в основном между этим точками.Горизонтальная улица Аль-Мутанабби связывает парк и крепость и ощущается стержнем города. Хотя все это субъективно.

 

Вернувшись, мы забрали в магазине рюкзаки и сели в бледной тени деревьев ждать А.. Я прошелся по местности и снова наткнулся на мороженое. Взял. Третье уже по счету... 14:15 - сидим, ждем. Когда А.вернулась, я так же отвел ее к источнику мороженного и она выискала там вишневое с кусочками вишни за ту же хамсу. А.вообще в еде профессионал. Я тоже не удержался и взял четвертое за сегодняшний день. Халеб действует разлагающе на неокрепшие умы.

Пора было уезжать отсюда, пока я не растратил остатки денег на мороженое.

 

Как выходить из Халеба на восток, мы не очень представляли. Карта отражала только центральный район. Один из проспектов показался нам подходящим, и мы встали на нем. Сразу же набежали дети и подростки, от которых мы узнали, что автобусы тут не ходят, машины не станавливаются, и вообще им лучше знать, как останавливать машины. В этой толпе наши шансы упали до нуля, но тут остановился микроавтобус... Водитель стал объяснять, каким автобусом нам воспользоваться... Мы сказали, что денег на автобусы нет. Он ответил, что за бесплатно не может, и что-то очень долго говорил, причем взаимопонимание утратилось почти полностью. Но в итоге он сказал - хорошо, поехали... И действительно вывез нас из города на трассу.

 

Итак, мы покинули Халеб. В целом мне он понравился. От сирийского этапа поездки отпечатались в сознании именно Халеб и Дамаск. Остальные - в меньшей степени. На прощание скажу, что в городе имеется несколько консульств: российское(северо-запад), турецкое(у крепости), немецкое, голландское, бельгийское, французское, испанское, австрийское, голландское и греческое.

 

В половине пятого мы вырвались из Халеба и в 16:40 нас подобрал Мустафа, о котором я успел узнать только то, что он участвовал в войне с Израилем 1973 года. Правда, подробностей он не поведал.

 

В 17:45 мы вышли в неизвестном городке. Возможно, это был город Maskaneh. Тут мы простояли всего 15 минут и нас забрала Шкода. Водитель имел совершенно европейский вид - красная рубаха, черные очки, веселое настроение. Звали его Юсуф, был он христианин-католик и ехал в Дейр-эз-Зор. Через час пути он завернул к придорожному трактиру, где Юсуф напоил нас кофе. До Ракки оставалось 60 километров. После трактира он сверну влево и вывез нас к плотине электростанции. Мы успели впечатлиться зрелищем воды до горизонта, помечтали о заплыве в этой воде, А.спела щелкнуть фотоапаратом, и тут заявилась охрана плотины. Охрана сказала, что находиться тут неправильно, и вообще, вдруг нам вздумается фотографировать... А.сделала непричастное лицо. В общем, уехали.

 

Ракка. Юсуф довез нас до поворота на этот город, повернул, переехал Евфрат и съехал на гальку берега. Я осмотрелся. Жуть пробрала меня.

 

По всему берегу, сколько было видно, толпился народ. Стоял в воде, сидел и лежал на берегу, мыл машину, лошадей, готовил еду, мыл одежду, просто ничего не делал. Как тут ночевать, не очень понятно. А мне именно хотелось тихую ночевку на берегу, без всяких вписок. Дело в том, что ночевка в сирийском доме - это разговоры до двух часов ночи и пять часов на сон. В Латакии мы полночи сидели в ресторане и ездили в машине. В Халебе полночи - ресторан и брожение по парку... Хотелось просто спать. Но спать было негде. Мы встали на траве и стали обсуждать ситуацию.

 

Олег был за вписку. Общение его не напрягало, потому что он все равно молчал. А.напрягало, но берег казался ей излишне людным и грязным. А я хотел спать. И вот я пошел по берегу искать безлюдные места... С тем же успехом я мог бы это делать на пляже в Сочи в разгар сезона. Ни зарослей, ни полянки чистой... Но подвернулись два странных сирийца, которые начали с общих вопросов, потом стали распостраняться о дружбе, потом пригласили домой... Я уклонился. Что поделать, я вырос в России, где разговоры о дружбе воспринимаются, как попытка развести на что-то...

 

Вернулся к соплеменникам. Вот, говорю - местность так себе. Зато вон там стоят двое и предлагают в гости.

 

Решили так - пойдем вниз по реке, пройдем мимо сирийцев - если те снова предложат чего-нибудь, то согласимся. Пошли. Несложный наш план был Олегом совершенно не понят, ибо он двинул прямо навстречу сирийцам со своим дежурным возгласом: "АССА-лямалейкум!!!". А.осмотрела на Олега, как на пересоленный суп.

 

Итак, ночевка на вписке... Сирийцы радостно повторили все свои предложения, посадили нас в машину и поезли вдоль Евфрата. Свернули в город. Мелькнула справа большая шиитская мечеть... Машина сотановилась возле болшого дома, дверь отворилась. За дверью начинался узкий коридор - в котором с трудом можно было протолкнуться с рюкзаками - и вывел он во дворик, застеленный коврами. В углу дворика громоздилась спутниковая тарелка. Шаткая ненадежная деревянная лестница вела на крышу. Женщины и дети располагались на коврах во всех возможных позах. Нас тоже посадили на ковры и стали о чем-то расспрашивать. И снова А.женщины куда-то утащили, а нам с Олегом показали лестницу, и вывели на крышу.

 

А дальше пошли разговоры. Причем сперва расппрашивали меня, а потом сирийцы стали общаться между собой. Пустили по рукам небольшой нож черного цвета с рукояткой из шнура. Я, внутренне улыбаясь, вытащил свой... Его внимательно рассмотрели, потрогали, поудивлялись. Чуть позже черный нож вручили Олегу - на, мол, подарок. Но Олег - человек мира, поэтому отстранился и сказал что не это... не того... И нож вручили мне. Я не человек мира, я взял. Взял, предчувствуя все последствия. Этот черный метательный нож с двусторонней заточкой и надписью "U.S.A SABER" мертвым грузом проедет в моем рюкзаке через Сирию, Ливан, Иорданию и Турцию, и только в Азербайджане вокруг него начнут формироваться события.

 

Еще по пути нам тут обещали душ - и теперь я спросил, как оно там... Мне ответили - пять минут, там А.... Через полчаса я снова вспомнил об этом благе цивилизации. Позже, говорят. Там все еще А.... Было два часа ночи. Какой может быть душ в два часа ночи? Усилием воли я подавил желание ворваться в душ и задушить А.мочалкой.

 

Сейчас она говорит, что не было ее там, что еще в десять вечера с ним покончила, что просто мне не положено пока было внизу находиться, ибо там местные девицы в домашней одежде тусовались и пр, и пр... Знать бы мне...

 

В душ я все же попал. Странный это был душ - лоханка с холодной водой, лоханка с горячей водой, табуретка какая-то. Ненавижу я всю эту атрибутику и сам процесс. Особенно ненавижу мыться в чужих домах, когда все непривычно и непонятно. А уж как я ненавижу мыться посреди ночи - это никакими литературными средствами не выразить.

 

Смутно помню, как нам расстелили коврики на крыше, как я падал на этот коврик, как шебуршал Олег в темноте...

 

23 июля суббота Нехороший город Дейр-Эз-Зор.

 

Утром проснулись, собрались, и покинули дом. Завтрака запланировано не было. Спасибо, конечно, хозяевам за все сделанное, но особенной радости я не ощущал. А.тоже была сумрачна. Женщины подарили ей платок, но какой-то неправильный, на ее взгляд.

 

Как специалистка по мусульманской архитектуре и любитель фотограф (или как любитель архитектуры и специалист-фотограф) А.стремилась изучить шиитскую мечеть - туда мы и направились. По пути, у самой мечети, обнаружили Ворота Харуна-Аль-Рашида, основную раккскую древность. Ворота А.ечатлела, потом навестила мечеть, а потом мы вышли к берегу реки и задумались о будущем.

 

Определенно нужна была еда. Мы оставии Олега сторожить рюкзаки и двинулись с А. в Ракку на поиски рынка. На мой взгляд, именно в этот момент отдельные трения между А. и Олегом переросли в некое стойкое неприятие А. Олега. Мне показалось, что в это утро она не столько шла на рынок, сколько уходила от Олега.

 

Мы прошли несколько улиц наугад, выискивая арабские платки и еду. Платок - это была основная моя цель-вещь в эти дни. Я сжег себе плечи и спину, шляпа не помогала, к тому же хотелось приблизиться к местному бедуинскому образу. Такое вот странное желание. И вот мы шли, присматривались, а платков не было. Странно. Все в них ходят, а в продаже нет. Сами шьют, что ли?

 

Нашли что-то вроде шавермы по 10 лир. Взяли три, одну отложили Олегу. Заметили двух женщин в очень выразительном местном костюме - А.оперативно с ними договорилась и они разрешили себя сфотографировать. Кадр получился хороший. Стоящий кадр.

 

Вернулись к Олегу, вручили ему шаверму. Я не выдержал зрелища евфратской воды и плюхнулся в великую реку. В штанах, ибо неподалеку присутствовал народ, а правила поведения в восточной Сирии строгие. Течение в Евфрате сильное, штаны у меня широкие и плавать мешают отчаянно, вода прохладна, но все же я это сделал - заплыв в Евфрате.

 

Пошли в сторону моста, по которому вчера приехали на левый берег. Нас подобрал грузовичок, провез до моста и по мосту, и в 11:20 мы стояли на трассе, полные желания прорваться в Дейр-Эз-Зор. Это через 133 километра.

 

Застопилась машина на 27 кило до селения Ас-Сабха, маленького и пыльного. Водитель завез нас в аптеку, где показал всем обитателям и напоил чаем. Я пил чай и рассматривал карту Ирака под стеклом стола. Было желание выпросить ее себе в подарок, да воспитание помешало. Мы покинули аптеку, вышли на окраину Ас-Сабхи и там нам остановился грузовик, кузов которого был плотно забит какими-то полками. Но водитель сказал - ничего страшного, и пристегнул наши рюкзаки на крышу кабины... Поехали. Ехал он прямо в Дейр-эз-Зор. По происхождению курд, кроме арабского знал еще турецкий. Вокруг, справа и слева - настоящая пустыня, она началась как раз за Ас-Сабхой. А.страстно влюблена в пустыню. Ее переполняли восторги.

 

Мои же мысли были сложны. Немного я знаю людей, посетивших Дейр-эз-Зор, и отзывы их были прохладны. Что ждет нас? О, ждало нас много чего...

 

13:35. Водитель остановил машину, расстелил коврик прямо на асфальте и занялся намазом. Мы скромно встали в стороне... И снова едем. В 14:25 машина остановилась в Дейр-эз-Зоре, надалеко от знаменитого бетонного Чайника, который украшает пересечение объездной с пальмирской трассой.. И вот тут водитель потребовал деньги.

 

Это бывает неожиданно даже в Турции, а тут Сирия, да еще и восточная. К этому разговору мы были совершенно неготовы и начали смутно объяснять, что денег у нас почти нет, так что... Но водитель сердился и настаивал. Я достал ксивник, который болтался у меня на поясе, вытащил оттуда монету в 25 лир и показал - вот все, что есть. Так понятно? Он взял монету и мрачно на нее посмотрел. Я подумал, что как-то не по-мусульмански он себя ведет. Может, спросить его - мол, мусульманин ли ты, чтобы он задумался о своем поведении... Или не стоит?

 

Водитель сделал неприязненный жест, отвернулся, сел в машину и укатил. 25 лир забрал с собой. Он забрал у меня 25 лир. Двадцатьпять лир, которые я демонстрировал как последние. Российскими рублями это будет 15. С таким поведением я сталкиваюсь второй раз в жизни.

 

Дейр-эз-Зор. В невеселом настроении постояли мы на дороге, осмотрелись, и пошли в город на поиски интернета, платка и чего-нибудь еще. Прошлись по небольшому рынку, прошли несколько улиц. Платков нет вообще. Интернета тоже нет. Не зацепившись вниманием не за что, мы двинулись в обратный путь, и только на выезде почти, как раз у рынка, приобрели по сэндвичу. Здесь тоже продавалось мороженное за хамсу и лимонад за те же деньги. Я не удержался, взял это мороженое... А лимонад А.олучила бесплатным приложением. Было ровно 15:00.

 

Не проникнувшись городом, мы вернулись на объездную и встали там в надежде выловить какую-нибудь машину. В планах - Дура-Эуропос и Мари. Я предлагал сперва в Мари, а завтра в Д-Э. Решили - как получится.

 

Стоим. Не берут. Время идет. Неожиданно остановился микроавтобус. Водитель сказал: понимаете ли, я не туда, но тут можно только автобусами... А вы идите на автовокзал, я сейчас позвоню туда, вас заберут... Встаньте у расписания автобусов на Мари... Прекрасно уедете...

 

Странное какое-то предложение. Не очень удобно пользоваться такими услугами, но... Не берут же.

Мы постояли еще минут с 15. Ничего не менялось, машины все так же нас игнорировали. И мы решили все же пойти к автобусной станции - посмотрим, что будет. Вдруг нас вывезут хотя бы до основной трассы. Зря мы так поступили - скоро я пожалею об этом решении.

 

Местные жители показали направлание на автостанцию, она там недалеко. Обыкновенный автовокзал - асфальтовая площадка, несколько маршруток. Нкаких расписаний не видно... Водители маршруток узрели нас и почуяли запад долларов - они бросились к нам предлагать свои скромные услуги. "Куда вам? Ракка? Мари? Садитесь в Мари, прямо сейчас! Скорее!" А.отвечала уклончиво в том смысле, что мы, конечно, в Мари, но вообще-то нам только до трассы, а там мы как-нибудь сами... Вот тут нас совершенно не поняли. Сирийцы увидели перед собой трех идиотов-европейцев, которые наивно полагают, что могут попасть в Мари без автобуса, а это 120 километров! Стодвадцать!!! Наше "мафи мушкиле(нет проблем)" не подейсвовало, весь автовокзал переполошился. Показалась полиция. Трое иностранцев, нпонятно как и зачем идущих к иракской границе - это не просто так. Они попросили показать документы, после чего отвели к себе в комнатку.

 

Мы сидели уставшие и поникшие. На нас смотрели проницательным взглядом и задавали вопросы. Вы хотите автобус? Нет? Почему? Как нет денег? А как вы хотите попасть в Мари? Это 120 километров, вы знаете? Это очень далеко! Как так "мафи мушкиле"?! Вы не сможете без автобуса попасть в Мари! Машинами? Это невозможно! Как так "мафи мушкиле"?!

 

Он явно испугался, что идиоты-европейцы сгинут в пустыне в его зоне ответственности. И вот он предложил: мы оплачиваем только половину стоимости, остальное он доплатит сам. Годится?

 

Ни в коем случае. А.стала объяснять. Я не знал, что бы такое придумать. Отпускать нас не хотели. Наконец, полиция предложила поехать в автобусе за их счет. Это уже совсем ни в какие ворота не лезло, но Олег вдруг сказал: "Так чего, поехали, раз предлагают..." Он совершенно не понимал, что происходит. А.онимала, но она уже очень устала.

 

Я был категорически против - ненавижу, когда меня спасают. Другое дело, что если других это устраивает, уместно ли портить им жизнь своими принципами? Я подумал - а не отправить ли их автобусом в Мари, а самому добраться самостоятельно... Если полиция отпустит. Но куда она нас отпустит? И я сдался. Я наступил на горло собственной песне и согласился - везите нас, куда хотите, видит Бог, мы отбивались от вас изо всех сил...

 

В каком-то помутнении вышел я на воздух, пошел к указанному автобусу... Загрузили рюкзаки... Весь автовокзал обсуждает нас... Смеются... Порости оно все ромашками, подумал я... Сели на заднее кресло... Автобус тронулся...

 

Почему-то только в автобусе осознание происходящего сошло на меня - они смеялись над нами. Пока мы шли, как на эшафот, к этому катафалку своей жизни, они смотрели на идиотов-европейцев, которые не умеют ездить по Сирии и полагают, что бывают машины без билетов и за которых полиция платит, чтобы они не сдохли в пустыне, и они смеялись. Я ощущал себе помидором, на который наступили ногой. Я был морально раздавлен. Если бы мне врезали по физиономии или плюнули в лицо, я бы ощущал себя не так противно. Никогда, никогда за всю свою жизнь не попадал я в такие вот ситуации. Мне захотелось сказать: "Вы! Остановите автобус, черт возьми! Вы не знаете своей страны, а я знаю ее лучше вас! Я пойду туда ногами и я буду там через два дня."

 

Но поздно, поздно... Я был в болоте, и всякое дополнительное движение только усугубляло ситуацию. Я закрыл глаза и постарался не думать ни о чем. Все в жизни надо испытать и пережить, и вот это тоже. Что, не роняли вам на череп утюгов? Скорблю о вас, как мало вы успели...

 

Время лечит все. Ехали мы около двух часов. Где-то по пути блокпост проверил у нас документы... Помню только серую полосу пустыни и пыльный горизонт, розовый от закатного солнца. Раздавленное мое состояние постепенно побледнело, погасло и отошло, все плохое утонуло в безднах моего сознания и в голове ощущалась совершенейшая пустота. Не было полиции, нет автоуса, ложки не существует, когда ты примешь пустоту как Путь, ты постигнешь путь, как пустоту. Миямото Мусаси кое-что понимал в этом деле.

 

20:15 Нам сказали, что нам пора и мы вышли. пустынный пейзаж, несколько одноэтажных строений, кучка деревьев... Мы приблизились к строениям, заметили женщин, разводящих костер на задних дворах... Показался мужчина - он вышел из домика, похожего на душ, и одет был соответственно. Спросил, кто мы есть, куда приехали, потом сказал, что тут можно и ночевать, если хотим.

-Дадите деньги - хорошо, не дадите - тоже хорошо.

 

Формулировка меня смутила, и в лице говорящего было какое-то подозрение, но мы ответили - да, мол, посмотрим. А.едва держалась на ногах. Мы сложили рюкзаки под сводом бедуинской палатки, она села на лавку, упала, и отключилась. Палатка была вся завешана коврами. По центру стоял стол. На отдельном столике лежали открытки, книжки и сувениры. Под сводом на столбы привязаны пучки фиников. Видно что-то вроде кухни...

 

Неизвестно, что случится завтра, и я решил сбегать пока собственно в археологическую зону. Она видна неподалеку серой возвышенностью. Я вышел задними дворами в пустыню, пошел по автомобильной колее и метров через 500 достиг пыльных серых холмиков.

Раскопки Мари (холма Телль-Харири) на территории библейского Харрана начались в 1933 г. Поводом для них послужила случайная находка каменной статуи Ламги-Мари, царя Мари, сделанная местными жителями. При раскопках гигантского дворца царей Мари, построенного около 2000 г. до Р. X., французские археологи обнаружили тысячи табличек с клинописью (всего 23600 документов), царский архив, содержавший различные документы, в том числе и донесения различных гражданских и военных чиновников, содержавшие сведения о различных семитских племенах, кочевавших у границ царства Мари...

МариКак и в Эбле, здесь ни осталось никаких построек, только намеки и следы. Без специальной подготовки тут вообще делать нечего. Я и сам уже порядком подзабыл историю этого региона и смотрел теперь на Мари как смотрят на географические карты некоторые люди, не понимающие условных символов, самого принципа и назначения этих карт - глаза мои ползали по земле и не цеплялись не за что. Темнело. Я бродил между холмиков, рассматривал шурфы прежних раскопок, какие-то ямы, высматривал следы замей или ящериц. Странно, но следов в пыли совсем не было.

 

Абу-АлиЯ вернулся к А. с Олегом. Тот сириец, что предлагал нам ночевку теперь был идет в цивильную сирийскую длинную рубаху темного цвета. Звали его Абу Али, и как я понял, он распоряжался всем в зоне Мари. Небольшим музейчиком, своим домом, совмещенным с отелем, бедуинской палаткой для сувениров, еще какими-то строениями и хозяйствами. Он позвал нас к дому, где на площадке был расстелен ковер, раскиданы подушки и небрежно стоял ноутбук. Нам пообещали ужин. В ожидании ужина мы бегали в душ, а Абу Али пытался настроить интернет - его дети бегали с какими-то шнурами и антеннами...

 

Ужин. Хлеб, овощи, хумс, лябн, еще что-то... Я надумал спать прямо тут, на ковре, но А. вздумалось избрать более цивильный вариант. Мне, в общем, все равно...

 

24 июля воскресение. Белое солнце пустыни. "Вы не мусульманин!".

 

Комната, где мы ночевали, была длинная, устеленная коврами, вдоль стен - тюфяки с одеялами. Фотографии каких-то арабов. Изображение самого Абу Али во весь рост, фотография большой серьезной делегации явно научного плана...

 

Мари

 

Утром мы вернулись в сувенирную палатку, оставили там рюкзаки и отправились изучать Мари в дневном свете. День был светлый, но солнце не жгло, горизонт закрыт пылевой бурей. Мы бродили по траншеям, изучали кусочки керамики под ногами, фотографировали серую глину. Центральная часть раскопок накрыта пластиковым навесом... Я бродил по траншеям и вспоминал юность. Когда-то, в 1994 году, студентом-второкурсником я копал Ростов. Мне поручили отрыть каменный саркофаг и я месяц разгребал его ножом и щеткой. В трех метрах стайка девочек-первокурсниц копала кладбище... В метре от меня нашли костяной гребешок... Черепки попадались по 4-5 в день и мы аккуратно собирали их и сносили на базу. Я вспоминал эти черепки теперь, глядя на торчащую из стен марийскую керамику...

 

МариОбойдя и перефотографировав Мари, мы вернулись в сувенирную палатку. Там имеется кухня, и мы сготовили себе чая. Но потом появился Абу-Али и еще раз напоил нас всех чаем. Было часов 11, нам пора было возвращаться в Дейр-эз-Зор. Сегодня планируется успеть в Пальмиру... Меня несколько беспокоил обратный путь - я знаю человека, который в свое время вообще не смог уехать отсюда за неимением машин и вынужден был вписываться в туристический автобус.

 

В 11:30 мы вышли на трассу. Трасса тупиковая, в 15 километрах уже Ирак, стоять тут можно сколько угодно, но мы простояли минут с 10 всего. Остановился грузовичок, который шел в Аль-Ашару. Это 55 километров, после чего до ДРЗ останется 65. Минус в том, что через 20 километров будет Дура-Эуропос, которую А.мечтала посетить... Но А.была не в духе и посещение этого города мы отменили.

 

Дура-Эуропос видна с трассы. Впечатляющий массив стен в легкой пыльной дымке. Про эту крепость я знал только то, что она есть. Никаких эмоций у меня это название не вызывало, и я не очень стремился туда.

 

В грузовичке было двое. Одного звали Мухаммад, второго Сухель б. Абдаллах б. Алмуталлиб. Один был с черной бородой, в красно-белом сирийском платке и костюме, отдаленно напоминающем военный. Второй - более интеллегентного вида, в очках. Перед Аль-Ашарой мы завернули в какому-то двору и водитель(Сухель) отлучался на пару минут. Уходя, он вытащил из кармана "Беретту" и положил на сидение. Никак не могу привыкнуть к тому, что люди носят оружие просто так. Мне все кажется, что если его достают, значит, будут стрелять...

 

В 12:40 мы приехали в Аль-Ашару. Нас привели в дом, посадили на ковры и сказали так сидеть и ждать еду. И снова мы застряли почти на ти часа. Чай, разговоры... Изумительный апельсиновый сок. Изучение моих фотографий. Еда... На этот раз на ковре появились две тарелки с инжиром, плошки с салатами, кусочки мяса и большие куски арбуза. Сирийцы были на удивление позитивные - какие-то очень свои, домашние, ненапрягающие, интересные. Они не очень понимали, как мы уедем в ДРЗ, предлагали свою помощь, и мы долго объясняли, что справимся сами, и что у нам совершенно мафи мушкеле - нет проблем. Но ои все равно проводили нас до трассы и наблюдали, как именно нам удастся уехать.

 

На трассу мы вышли в 15:05. Стояли недолго и в 15:27 остановили машину до городка Мадин - на 20 километров. В Мадине нас подобрал старый(1976) грузовой мерседес, провез нас 45 километров до ДРЗ и в 16:35 мы вышли на развязке у чайника. Теперь нам предстояло самое сложное - попасть в Пальмиру. До нее более 200 километров через пустыню, населенных пунктов по пути почти нет, так что надо брать прямую машину. Мы встали в тени непонятных бетонных цилиндров, которыми была заставлена вся обочина, и стали ждать своего счастья. И дождались.

 

Остановился грузовик, из кабины на нас посмотрели два сирийца, выражение лиц которых было, я бы сказал, жлобским. Ну, или очень похоже. А. расссказала, что едем в Тадмор. Они говорят - поехали... Один вышел, обошел грузовик и опустил стенку, чтобы мы загрузили внутрь рюкзаки и Олега. Возвращаемся мы с А. к кабине, а сириец делает приглашающий жест - мол, вы вперед. Тут я остановился.

 

Момент был скользкий. Обычно мы ездим так, чтобы я (старший родственник) помещался между мужчинами и А.(младшей доверчивой сестрой, которую всякий может обидеть). Если сейчас он заберется в кабину последним, то А.обязательно окажется рядом с кем-то из них. Так нельзя.

 

Некоторое время мы поупражнялись в вежливости - мол, вы вперед. Сириец не сдавался. Он все еще предполагал, что пред ним обычные европейские туристы. Пришлось сказать - извините, мы сзади поедем.

 

Настроение сирийцев испортилось - теперь они оба мрачно наблюдали, как мы заползаем в кузов. Понаблюдали и объявили: в общем, с вас 20 долларов.

 

От Дейр-эз-Зора я другого уже и не ждал. Спрашиваем - за что? Они: за подвоз! Мы: вы такси? Они: какое, нахрен, такси... И так далее. Извиняемся, говорим, мы тогда ногами - и выволакиваем рюкзаки на асфальт.

 

Лишенные женщины в кабине и денег в кармане, сирийцы совсем рассердились. Их возмутила сама мысль о том, что мы надеялись ехать бесплатно. Водитель что-то эмоционально выговаривал А., при этом надвигался на нее и норовил взять за локоть, а А.от его рук грамотно уворачивалась - сказался немалый опыт... Наезд был, предполагаю, такой по смыслу:

 

-Как это без денег?! Когда это бывает без денег?!! А? Такси до Тадмора знаете, сколько? Автобус знаете, сколько? А вы хотели как? А? Кто вас воспитывал? Чего отворачиваетесь? Это из какой такой страны вы тут понимаете ли...

Я начал сердиться. Не хочешь везти - твое право, но воспитывать-то зачем? Причем воспитывать, внушая принципы, которые в этой части мира не уважаются. Пора было кончать с этим базаром.

-Антум муслим? (Вы - мусульманин?) - спросил я его в лоб.
-Ну, - кивнул он, - истессстнно!
-Антум ля муслим! - резко объявил я и демонстративно отвернулся. Сейчас он скажет мне: "да пошел ты..." и уедет. В любом случае машина уже потеряна для нас.

 

За спиной у меня послышался какой-то непонятный звук. Я повернулся.

 

Сириец шел ко мне выражение глаз его было пугающее.

 

Он подошел.

 

И бросился обнимать. И даже целовать. И что-то эмоционально говорить. Примерно такое:

 

-Садитесь!! Без денег!! Поехали, прямо сейчас!!!!! Поехали-поехали-поехали-поехали!!!

 

Я задумался, стоит ли так сразу соглашаться, но меня уже тащили за руку к машине. Решил - ладно, мы в общем, не обижаемся... А., подобно груженому самосвалу, не умеет быстро менять направление движения своего настроения - она надулась и стояла ко всем спиной.

 

-Слушай, - говорю, - ладно... Они исправились... Поехали, что ли...

 

Она ответила что-то про то, что раз они, раз так, то она, а они, а я, а вы... Я кое-как уговорил ее прекратить дуться и забираться в машину.

 

Олег полез в кузов. Кажется, он не очень понял, что именно произошло. Мы с А. пошли в кабину - на этот раз сирийцы повели себя культурно. Даже лица их изменились, пропало то жлобское выражение, что я заметил сперва. Наоборот, теперь они были в состоянии близком к восторгу. За то время, что мы ехали по пустыне, они успели наговорить нам комплиментов, пригласить к себе в гости в Хомс и напоить водой.

 

Около восьми часов вечера грузовик подъехал к Тадмору и свернул вправо, на объезд. Сказал, что в Тадмор ему заезжать нельзя. В сгущающемся сумраке мы остановили легковую и она подбросила нас до развалин, причем ехали мы странным, малопонятным маршрутом. Было 20:20, когда мы вышли из машины и увидели легендарную Пальмиру.

 

Тадмор. Я не сильно сюда стремился. Слишком много шума поднято вокруг этого места, слишком много пафосных фраз, хотя в истории она занимает скромное место. Большой торговый город (Тадмор на местном наречии, Пальмира - на греческом), он стал столицей Сирии, которая в 3 веке отделилась от Рима на волне сепаратизма, в 270 году сирийцы завоевали Египет, но все же с ними справились, и в целом ничего выдающегося, разве что царица Зенобия привлекает к себе внимание, как всякая женщина в истории. Да и не только в истории. Апамея была и больше и значительнее, но в популярных книжках про нее не пишут.

 

Пальмира меня не впечатлила. Видна была знаменитая колоннада, какое-то большое строение вдалеке, множество обломков в песке. Музей вдалеке среди пальм. Здесь неплохо фотографировать в стиле "город в пустыне", ибо эстетика пустыни и руин тут присутствует. Но что еще тут можно делать? Я не очень понял. Странно, что билеты продают где-то в стороне, а развалины ничем не огорожены...

 

А. пообегала с фотоаппаратом среди колонн, несолько раз запечатлела колоннаду в закатном свете, а я сидел на колонне и наблюдал закат. Зенит мой не потянет такое освещение. Потом мы пошли в город, который тут рядом. Город это молодой - он возник рядом с археологической зоной в 1928 году, а до того тут была пустыня и ничего более.

 

Место оказалось туристическое - множество ресторанов и магазинов, цены явно не сирийские, кое-где видны европейские туристы. Основная продукция магазинов - сувениры. Имеется интернет, но по разбойничьим расценкам. Только здесь впервые в Сирии мы обнаружили финики. Несколько штук нам вручили в виде подарка.

 

Здесь тоже продаются сэндвичи, но цены явно заряжены. В одном зведении мы пообщались с его владельцем, Мухаммедом, поторговались и сбили цену до нормальной сирийской - 10 лир за сэндвич с феляфелем. Было 21:35, когда мы ждали эту еду, а я записывал происходящеее...

 

С едой разобрались, пора было спать. Для этого надо выйти из Пальмиры, но вопрос - куда? Оказалось, что выезд на Хомс совершено неочевиден. Нам показали дорогу, что идет мимо развалин(и сквозь них), плавно загибаясь к северу. Мы встали там в тусклом свете фонаря. машины были редки и нас игнорировали. Потом остановился трехколесный грузовичок с веселыми сирийцами, которые долго что-то нам втолковывали, потом сказали - ладно, садитесь. Они провезли нас 2-3 километра вперед и остановили возле развилки с полицейским постом. И показали - вот, вам вперед.

 

Грузовичок утарахтел во тьму. Мы покосились на полицейских - те не обращали на нас внимания. Мы посмотрели на указанную дорогу - ее украшал "кирпич". Загадка. Мы подошли к полицейским и спросили, куда тут на Хомс - нам показали на "кирпичную" дорогу. А почему там знак? А вот, сказали нам, просто так висит. Я представил себе, как днем плотный поток машин движется мимо поста прямо под кирпич... Сюрреализм какой-то.

 

И вот мы с глупым видом стоим под кирпичом. Темно. Машин вообще нет. Сильный ветер... Нам надоело стоять и мы ушли спать в заросли непонятных деревьев. Заросли гасили ветер, там было спокойно и тихо, мы раскидали свои спальники и там заснули, отложив на завтра разбираться с дорогами.

 

25 июля понедельник. Хомс-Крак. Охотник за дикобразами.

 

По плану сегодня - попадание в город Хомс. Затем приезд к легендарному замку Крак. Потом перемещение в Тартус и подготовка к броску в Ливан. Идея с Ливаном возникла как-то неожиданно. А. выяснила, что виза вроде бы бесплатна на границе и мы решили, что если это так, мы поедем в Ливан. Если за визу захотят денег, я останусь в Сирии и поеду ждать А.в Дамаск.

 

Когда мы проснулись, было чуть более семи часов утра. Утро не принесло новостей - мы находились все в тех же зарослях, что и вчера, при свете дня ничего интересного не обнаружилось. Выпили кофе. Сделали чая. Собрались, вышли на дорогу, рассмотрели вдалеке основную трассу на запад, и пошли к ней. Ветер, начавшийся вчера вечером, до сих пор не стих. Я шел, рассматривал горки по сторонам трассы и думал о том, что в былые времена тут была окраина большого города, возможно, сады, и знаменитая Зенобия могла гулять тут в юности.

 

Где-то после девяти часов мы наконец вышли на широкую полосу хайвея. Это действительно была трасса, тут было все: и разметка и траффик... Мы простояли очень недолго.

 

9:25. Остановился большой грузовик. Внутри водитель с напарником. Не помню устройства кабины, но напарник находился где-то сзади. Водителя звали Али, это был молодой веселый парень с большими наивными глазами и постоянным выражением восторга. Напарник был старше и серьезнее, и очень скоро уснул.

 

Али о чем-то жизнерадостно рассказывал, взял примерить мою шляпу и напялил ее на голову, отчего стал похож на американца. Заметил у меня на руке веревочную фенечку и попросил ее в подарок. Я отдал.

 

От Тадмора до Хомса 150 километров, на всем пути примерно 3 населенных пункта, но я запомнил только Ал-Фруклос в 40 километрах от Хомса. Вся дорога - плоская пустыня, только песок и камни. А. насупилась и ворчала, что пустыня неинтересная.

 

ХОМСВ 11:20 мы въехали в Хомс и вышли где-то на окраине. Завернули, как обычно, подкормиться десятилировыми сэндвичами с лимонадом и двинулись в центр. Автобус подвез немного. Таким путем мы оказались в парке. Структуру города я не ощущал и в нем не ориентировался совершенно. Вообще Хомс произвел на меня странное впечатление. Не понял я его. Он не запомнился мне из истории и не восхитил внешним видом. А вот А. он наоборот понравился.

 

Оставив Олегка в парке с рюкзаками, мы с А. двинулись на поиски интернета. Нашли не сразу. Сговорились на 20 лир за 20 минут. Решено было поделить время на пополам, но А.влеклась своими проблемами и оставила мне менее пяти. Пришлось написать кратко:

 

25.07.2005 13:50 muhranoff ХОМС. Движемся на Ливан. Ночевали в RAQQA, MARI, PALMIRA. Жарко, пыльно, песок...

 

Когда мы уходили из интернета, меня свербило мелкое раздражение на А., из-за которой я, несколько дней не выходя на связь, вынужден был отделаться такими вот общими и краткими фразами. Люди восприимчивы к мелочам, и я иногда тоже.

 

Когда мы вернулись в парк, Олега не было в том месте, где мы его оставили. Мы с А. вопросительно посмотрели друг на друга. Воображение только начало рисовать мрачные картины, как я заметил Олега метрах в ста - он просто переместился под другую тень.

 

Я лег в тень на траву, достал бумажки и стал записывать события. А.бежала искать мечеть Халида б. Валида. Олег ушел погулять. Время приближалось к 15:00.

 

Когда мы вновь объединились, решено было посмотреть Хомсскую крепость или хотя бы ее остатки. Это оказалось совсем рядом, в 2-3 кварталах. Наверное, в прошлом крепость можно было сравнить с халебской, но теперь от е ничего почти не осталось, разве пара башен. Большой холм, ворота, внутри непонятные обломки, мусор, беспорядочно растущие деревья... Где-то внизу, под мусором, залегают ненайденные предметы тысячелетней давности и фундаменты безумно древних строений, но министерство культуры еще не обратило сюда свой взгляд. Зато и кассу еще не возвели.

 

Часов в пять мы покинули холм и спустились вниз, причем в нам прицепился местный парнишка непонятной сущности. Он просто шел рядом, что-то подсказывал, денег не просил и вообще, действовал из чистого любопытства. Пользы от него не было, но и вреда тоже. Мы завернули на соседнюю улицу и А.с Олегом решили съесть по сэндвичу. Я воздержался. В последнее время я стал плохо воспринимать сирийский хлеб. Он порождал во мне невнятное мутное состояние. Проблемы желудка лечатся либо голодом, либо водкой, у меня было только первое.

 

Не помню, как мы выбирались из города. Кто-то вывез нас до развязки, откуда нас забрал Халиль на микроавтобусе, груженом мешками. Мы сказали, что едем в Крак, он вроде ехал тоже в ту сторону, но поехал не просто в ту сторону, а прямо к замку.

 

Замок находится у селения Калат-аль-Хосн, что примерно в 10 километрах от тартусской дороги. Селение располагается на горах и склонах, поэтому дорога делает здесь хитрые петли. В одном месте Халиль остановился выгрузить мешки. В мешках было что-то вроде цемента. Чтобы не сидеть без дела, я тоже подключился к разгрузке. Знакомое такое занятие...

 

Крак. Около 19:00 мы вышли у главного входа в этот знаменитый замок. Сразу же кто-то бросился предлагать нам сувениры, но услышал, что деньгами мы не пользуемся и отошел, потрясенный. Мы осмотрелись. Замок закрывался, напозал вечерний сумрак, небо было затянуто облаками и Крак громоздился большой, серый, молчаливый. Мы решили обойти его по часовой стрелке. Как раз слева есть горка и несколько деревьев, там мы сложили рюкзаки в неприметное место. А. привела фотоаппарат в боевое положение и плотоядно посмотрела на замок.

 

Замок имеет как бы две стороны - с одной вход, сувениры и ресторанчик, а с другой ничего нет, просто стена, но эту сторону любят фотографировать и такая фотография есть во всех книгах. Была она даже в старых школьных учебниках истории(издания 1985 года). Но фотография не показывает, как высоко расположен замок, как долго до него подниматься, и как тут прохладно.

 

Я обежал вокруг замка присматриваясь к возможным путям проникновения внутрь. Но их не оказалось. То, что на всех фотографиях похоже на мост, оказалось акведуком... Меж ткм А. фотографировала арабские надписи на башнях. Видимо, эти надписи сделаны были мамлюками после завоевания Палестины в конце 13 века.

 

Государства крестоносцев погибли из-за дипломатического просчета. У них были все шансы продержаться до 16-го века: Сирия была слаба, а мамлюкский Египет был их союзником. Но появились монголы и дважды совершали походы на Египет(1260, 1270) и дважды крестоносцы заключали с ними союз. Но мамлюки разбили монголов. Крестоносцы сделали Египет из союзника врагом и это их погубило.

 

В 19:50 мы решили двигаться вниз, не очень понимая, как минуем все серпантины и все хитрости здешних дорог. Но от самого почти замка нас подобрал на грузовичке местный христианин Эдип. Он радостно повез нас вниз, приглашал ночевать, но мы спешили в Тартус. Тогда он предложил просто заехать к нему в гости посмотреть на дом. Посмотреть мы согласились.

 

Так мы впервые оказались в христианском доме. Женщины без платков и вообще одеты несколько свободно. Не так чисто, как в мусульманских домах... Отвели на терассу, вручили тарелку инжира. С терассы хороший вид на городок, на Крак, пропадающий в вечерней мгле и тумане. Хмурая, серая погода.

 

Эдип вручил нам пучок игл дикобраза, которого сам застрелил на охоте. И страусиное перо. Поговорили о жизни, после чего он вывез нас к развязке и уехал. В целом христианские дома не так впечатляют, как мусульманские. Позже я подумал, что ислам - это прежде всего форма культуры, и в меньшей степени философия. Отнимите у ислама форму - и очень мало останется у него. У христианства форма вторична. Поэтому можно быть христианином втайне от окружающих, но практически невозможно тайно быть мусульманином. В итоге христианская культура не так заметна, а иногда ее может и не быть.

 

Сгущалась ночная темнота, когда мы стояли на тарстусской дороге и я голосовал страусиным пером. К счастью, набежали какие-то дети и я вручил перо им.

 

Тут остановился грузовичок, идущий в Тартус и мы набились в кузов. Помню, как мы мчались по шоссе и фары сзадиидущих машин высвечивали нашу странную компанию. У въезда в город экипаж грузовичка подошел к нам и спросил: а куда вам, собственно, надо. А. ответила - куда-нибудь в центр, где есть парк. Но тут выяснилось, что эти сирийцы совершенно не понимают фусху. Выход нашелся случайно - образовался ребенок школьного возраста, который изучает фусху в школе. Он переводил  фусху на местный диалект, а диалект - на фусху. Так мы пришли к пониманию. Сирийцы завезли нас центр города, бледно освещенный желтыми фонарями и сказали - вот тут что-то вроде парка, другого нет. И мы расстались.

 

Тартус. Парк был цивилен, украшен оградой и обеспечен фонтанчиком. Дети и взрослые сидели на скамейках с мороженым и чипсами. Я прошелся по местности и обнаружил широкую полосу пляжа. В темноте ночи шелестело море, белые валы накатывались на песок, вдалеке светился огнями остров Арвад.

 

Мы с Олегом совершили заплыв, после чего всей компанией переехали на берег. Каменная гряда закрывала нас от набережной. Мы уже расположились у какой-то будки, как случилось пришествие двух местных жителей.

 

Это были молодые люди, один в шортах, другой такого же примерно европейского вида. Первый стал заявлять, что тут спать нельзя. Нельзя, нельзя совершенно. Но мы хотели спать и готовы были драться за этот свой участок суши. Спрашиваем: почему нельзя? Он: это моя территория! Мы: где это написано? Документы есть? Он: платите деньги! Мы: за что?

 

Второй сириец стоял с виноватым видом, потом стал вполголоса пояснять: понимаете, это мой друг... Он слегка сумасшедший... Он неправ... Но он мой друг... Извините его... Тут, понимаете, утром будут стоять столы...

 

О, джинны, рабы Аллаха! Человек, где заканчиваются владения твоего сумасшедшего друга? Вот туда три метра - можно? Он ответил - в общем, да... И мы, проклиная все на свете, перетащили вещи на три метра к северу. Сумасшедший друг снова стал что-то вещать - мол, деньги давайте... И еще что-то такое. Мне захотелось грубо послать его в пешее эротическое путешествие. Помнится, я даже сказал,что сейчас позову полицию и пусть она сама решает... Но до полиции дело не дошло.

 

Мы улеглись спать. Море шелестело около нас. Мерцали звезды. Светился огнями Арвад. По песку бегали крабы. Завтра мы пойдем в Ливан. В Ливан.

 

О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020553112030029 сек.