На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 8: Нахичевань-Баку-Дербент-Махачкала-Элиста-Волгоград
Часть 8: Нахичевань-Баку-Дербент-Махачкала-Элиста-Волгоград

 

 

 

18 августа четверг. В круге первом

 

Задача на ближайшие дни - попасть в Нахичевань, попробовать улететь в Баку, сделать вылазку куда-нибудь в провинцию типа Шемахи и переместиться в Дагестан. А дальше... Непонятно, как дальше, но это уже потом. Самое главное одолеть барьер меж Турцией и Россией, который представляет собой Черное море и визовая Грузия.

 

* * *

Ночь прошла спокойно. Несколько раз вдалеке показывались дикие собаки, поднимали возмущенный лай, но всякий раз уходили. Теперь понимаю, почему в Турции собака воспринимается как дикое и не вполне позитивное животное.

 

Утром проснулся в поле, собрал рюкзак, вернулся в трактир выпить чая. Персонал узнал меня - заулыбались, стали предлагать еду. Без всяких денег. Я не отказался и мне скормили две миски чорбы. Попутно турки расспросили о жизни, изучили фотоаппарат, предложили их сфотографировать, но в помещении был темновато.

 

Было девять часов утра.

 

Покончив с чорбой и чаем, я вышел на дорогу - широкую и пустынную, как взлетная полоса - и пошел в сторону Хорасана. Прошло минут десять - подкатывает микроавтобус. Знакомые лица - это персонал трактира едет в Хорасан. Пересменка у них, что ли?

 

Они привезли меня на окраину Хорасана, который никак не отложился в моей памяти, потому что почти сразу меня подхватил "Ниссан". (9:20) Водителя звали Мурат, он был из Амасьи и ехал в Агры. Амасью я знаю... Видел... Действительно симпатичный город, о чем я Мурату честно и заявил.

 

Мурат занимался компьютерами и был человек научного склада ума. Говорил немного, но взвешанно и продуманно. В одном месте трасса пошла через узкую теснину между скал, и Мурат сказал, что место опасное, особенно ночью. Курды буянят.

 

10:40. За час и 20 минут мы одолели 100 километров и прибыли в Агры. Через город протекает река по имени Мурат, как и мой водитель. Знаменитый приток Евфрата. Километрах в ста ниже по течению - знаменитый Малазгирт-Манцикерт, потом долина Муш, а совсем дальше то водохранилище перед Элязыгом, которое я переплывал на пароме... Мурат решил напоить меня чаем и свернул куда-то в сторону.

 

Он стал ждать друга в одном простеньком заведении, похожем на сарай, где не нашлось даже чая, так что мы пили баночный айран - недешевый и как будто разбавленный. Потом появился друг...

 

Вместе с другом Мурат вывез меня на трассу и некоторое сомнение читалось в его глазах, как будто он не был уверен, что поступает правильно и что я смогу отсюда куда-то уехать. Но почти сразу, возможно еще при Мурате, тормознулся желтый грузовик. Что-то сегодня я почти совсем не стою нигде... Я сказал, что движусь в сторону Догубаязита, или прямо в Догубаязит... Туда, в общем. А грузовик туда и шел.

 

Ехать - 89 километров с копейками. Желтое, выгоревшее высокогорье... Грузовик поднялся на перевал Ипек (2040 метров) и вдали вдруг появилась снеговая вершина Арарата в мутноватой дымке. По прямой километров сорок до него... Я знаю, что многие армяне мечтают посмотреть на Арарат с западной стороны - мой им совет, поезжайте машиной или автостопом из Агры в Догубаязид и вы увидите его так, как надо. Только н пользуйтесь автобусом - не будет того эффекта.

 

За 8 километров до города мелькнул справа поворот на Ван - здесь 15-го июля повернули на юг А. с Олегом...

 

12:30 - встали на бензоколонке перед Догубаязитом. Водитель принес бутылку лимонада. Я сфотографировал Арарат, все еще пропадающий в дымке. Из разговора вдруг выяснилось, что машина идет в Ыгдыр!

 

Догубаязит мы проехали только окраиной и свернули налево. Хорошо был виден Арарат и перед ним - плоская зеленая равнина с озерцом. Проплыла за окном внизу деревня из маленьких, сложеных из больших белых камней, домиков... Пару раз я щелкал Арарат свозь лобовое стекло машины, но получилось не очень хорошо. А потом Арарат пропал.

 

Грузовик неторопливо прополз по всем хитрым извивам горных дорог, мимо полицейских постов и простреленных указателей, спустился на равнину и в скором времени вывез меня на южную окраину Ыгдыра. Где-то там я вышел.

 

Ыгдыр. 14:00. Я оказался на пустынной объездной, идущей через скучную окраину города. Я предполагал провисеть здесь долго. Путь до нахичеванской границы тоже виделся мне долгим и утомительным - я уже проходил его в 2002. Но в этот момент на трассе показалась белая машина - я помахал ей и она остановилась. Мистика. Третий раз подряд забирает первая же машина. И кормили, и чай... Странная такая белая полоса в жизни.

 

Машина была "тойотой", за рулем - строгий турк с суховатым сосредоточеным лицом по имени Мемет. Куда едем? "Нахичевань". Ого.

 

Знакомая трасса, безлюдные равнины. В одном месте нас застопили трое солдат, попросили (или потребовали) их подвети. Мемет провез их километров 10 и потом долго неприязненно морщился и говорил про них что-то нехорошее. "Солдаты - везде солдаты..." Я так и не понял, что ему не понравилось. Мемет рассказал, что часто бывает в Азербайджане, Грузии и Иране. Подарил мне 8000 иранских риалов с портретом Хомейни.

 

Вот и таможня. Тут я уже бывал в 2002 - вон у той будки стоял... Мы проехали к выезду - там обнаружилась шумная толпа азербайджанцев, который чем-то возмущались. Мемет брезгливо поморщился и сказал что-то нелестное об азербайджанцах. Странно, но турки их не любят. И лезгины их не любят. Про армян уже не говорю.

 

Долгая очередь, недовольные люди... Потом ждал, пока настанет очередь нашей Тойоты. Я в суете не запомнил, как она выглядит, и несколько смущался перспективой потерять тут машину вместе с рюкзаком внутри... Вот был бы номер. Но обошлось.

 

16:00 - все! Ура! Мы прошли эту чертову очередь, мы вырвались и Турции. На фоне радости одоления таможни я даже забыл погрустить о покинутой Турции.

 

Это был мой третий визит в Турцию. Теперь это самая плотно изъезжанная мной страна. Я был практически везде и всего несколько городов остались непосещенными. Кютахья, Эскишехир, Измир. Эдирнэ. Батман. Мардин. Еще сколько-то мелких. Ну, Караман можно добавить... И все. Неужели я вернусь сюда еще и в четвертый раз? В тот вечер я не исключал такой вероятности - если не удастся улететь в Баку.

 

 

Азербайджан

 

Нахичеванская таможня... Автоматчик глянул паспорта. Потом снова какие-то люди в военной форме. Полистали мой паспорт, сделали многозначительные лица и сказали - пройдемте на минуту... С вещами.

 

Не хотелось задерживать машину. Но вдруг они быстро разберутся? Я втащил рюкзак в здание таможни, поставил у окна.

 

-Чего у вас там? Доставайте.

 

Так это началось. Я вытащил и поставил на подоконник кастрюлю, рядом положил учебник фарси, словарь турецкого, сюда же джинсы, в которых был замаскирвоан ливанский флаг и флаг Хизбаллы. Достал и свой кухонный нож. Спальник доставать не стал ("Обычный спальник, ничего интересного!"), тем более, что под ним был спрятан мой сирийский нож.

 

Недобро посмотрели на учебник фарси. Нашли флаг Хизбаллы... Во флаге они почуяли что-то враждебное, но более всего их поразила карта Ирака.

-Что это такое? Ты был в Ираке?

-Нет. К сожалению.

-А зачем тебе карта? Откуда взял?

-А я плохо ориентируюсь в Ираке без карты.

Папку с бумагами и картами изучали особенно тщательно. Даже пытались читать мои записи, надеясь проникнуть в мои коварные замыслы разрушения Азербайджанского государства.

-Так, а это вот что? - спросил начальник, перебирая мои бумажки, - ну-ка... "Проснулись у полиции в Дш... рш... Дошли до еб... 9:30 - в Б. Прш.. вш..." Как ты так пишешь, что не разобрать ничего! Что такое "Б"?

Ну ваще обнаглели. Пишу, как умею.

 

Дело затягивалось. Турок не стал ждать, уехал. Полиция продолжала попытки понять смысл моих вещей. Испуганно изучила газовую гарелку. Очень подозрительно отнеслась к открыткам с Насраллой.

-Все? - спросил я наконец, - идти можно?

-Нет. Сейчас мы тебя в таможенный комитет отвезем.

-А далеко это?

-В Нахичевани.

Значит, подвозите на 80 километров? Я не против. Интересно, чем там у них кормят, в таможенном комитете...

 

Везли меня на легковой. Отношение непонятное - не то как к гостю, не то как к... не знаю, к кому. Помню, справа от меня сидел некий Амир, который рассказывал про жизнь... И помню, как слева, на равнине, вдруг появился мчащийся встречным курсом танк - пер прямо по степи, поднимая за собой высокий шлейф пыли. Настоящий танк, наверное Т-72. Не те скромные броневички, что встречаются в Турции и Сирии. Зверь. Но фотографировать его нельзя. Во всяком случае, не из машины с таможенниками.

 

-Да все будет нормально, - рассказывал Амир, - сейчас приедешь, отдохнешь, съешь что-нибудь... Такси до Нахичевани 10 долларов стоит - считай, что их и сэкономил...

 

Он так уверенно рассуждал про еду, как будто собирался там меня кормить. Меня это удивило, и я решил посмотреть, что будет. Но на въезде в город машина остановилась и Амир ушел по своим делам. Его обещание еды было абстарктным пожеланием. Несколько раз впоследствии я сталкивался с этой странной особенностью азербайджанского менталитета - обещать не свое.

 

За городов видна гора. Мне сказали, что она называется Змеиная гора. Змеи там вроде водятся в изобилии.. Мы приехали в центр города, остановились у пафосного здания таможенного комитета и меня завели внутрь... Ковровые дорожки, зеркала... Кабинет. Тут мне велели вытащить все из рюкзака и стали перебирать вещи так тщательно, как будто искали подслушивающее устройство.

 

Заметили мою записную книжку, стали внимательно листать. Первое, что увидели - адрес армянского консульства в Петербурге.

-Что это?
-Адрес армянского консульства.
-Там живет консул?
-Понятия не имею. Может и живет.
-Ты общался с армянским консулом?
-Нет.
-Тогда зачем тебе его адрес?
-Это адрес консульства, а не консула.
-Угу... Ага... А ты знаешь, что мы с Арменией воюем?
-А вы с Вьетнамом не воюете? А то там у меня и вьетнамское посольство записано...

Полиция не оценила шутку и посмотрела на меня очень неприязненно. Результат досмотра их озадачил. Учебник фарси, турецкий словарь, флаг Ливана... Явно что-то важное, но что? Пришли два фсбэшника - один со сверлящим инквизиторским взглядом, второй еще только начинающий, без взгляда. Я ощущал идиотское злорадство человека, в котором будут искать состав преступления и обломаются.

 

Фсбшники сели к столу, один стал рассматривать мои бумажки, второй вел протокол. Сперва спросили, откуда я и куда. Не без некоторого ехидства я стал перечислять весь маршрут от Питера на Москву, Воронеж, Владикавказ... Пришлось упомянуть А. с Олегом, так как они все равно фигурировали в дорожной грамоте. Почему-то именно А. нтересовала чекистов больше всего.

 

-Так. Что за А.?

-Студентка такая.

-Чем занимается?

-Арабским языком.

-Сколько лет? Ага... Молодая... Мда... Красивая?

-Ну как сказать... Так, вполне ничего себе. Дело вкуса, опять же... Мне нравится.

 

Сверля меня взглядом, чекист поинтересовался, не было ли меж нами каких-нибудь эээ... отношений. Я грустно признался: не было. Так. А Олег этот ваш? И тут ничего. В глазах чекиста появилось плохо скрытое разочарование.

 

Я продолжил перечислять города на своем маршруте. Второй чекист все так же прилежно записывал, причем по ходу преводя на азербайджанский. Это стоило некоторых усилий, а картина вырисовывалась какая-то бестолковая.

 

-Ну хорошо. Вот в Турции... Тебя задерживала полиция? Досматривала?

-Ни разу.

-Не может быть!

-В Турции полиция никого не досматривает и не задерживает, - заявил я, слегка преувеличивая. В глазах ментов мелькнул охотничий азарт, они как будто почувствовали, что поймали меня на лжи.

 

-Как же так? - спросили они с сарказмом, - это значит, бери что хочешь, взрывай, что хочешь?

 

-А там не принято взрывать.

 

Фсбешники сделали каменные лица, как будто им зачитали приказ об увольнении. Я чуствовал, как трещат их жизненные устои. Страна, где полиция не обыскивает! Где никого не задерживают! Не бывает такого, это ересь! Человека надо задерживать и обыскивать!

 

Единственный скользкий момент случился, когда они нашли мою дорожную грамоту от Востфака. Лично им я сказал правду - что учусь в Академии госслужбы. Получалось, что бумага от востфака поддельная. Это их насторожило, но все равно это как-то мелко и они не стали тут копать.

 

Конец допроса был непоследователен и сбивчив. Чекисты явно не знали, к чему придраться и злились из-за впустую потраченного времени. Снова вспомнили про А.... Удивительно, как А. умудряется притягивать внимание даже на расстоянии... Наконец, стали подводить итоги.

 

-Так ладно. Это все ерунда... (пачка записей отбрасывается в сторону) Это тоже несерьезно... (карта Ирака в сторону) Это тоже фигня... И это фигня...

 

Вспомнились Стругацкие. "Это вам, знаете ли, несуществено. А мне очень даже существенно. Сидишь тут, вкалываешь, а потом приходят всякие, и говорят, что это несущественно."

 

Мне разрешили собрать вещи. Отвели вниз. Свободен. На выходе начальство что-то весело спросило, чему-то удивилось, и вручило мне 10 манат.

 

Уже давно стемнело, было часов десять вечера. Я пошел через центр Нахичевани, прикидывая, центр ли это, и как тут ночевать и чего бы съесть. Город был странно современен. Широченные проспекты, редко стоящие здания, много небольших деревьев... Нашелся парк с ярко освещеными кафешками и водоемом. Гуляет народ, горят фанари, продают лимонад. Подвернулось что-то вроде чайной - столики и стулья среди деревьев - где я посидел минут 15, организовав себе чай и выпив его с печеньем. Телевизор показывал какую-то мистику в духе "X-files".

 

И ведь никакого внимания в мой адрес. Пришлось снова пуститься в обход территории. Нашел небольшой участок парка, где деревья росли вдоль бетонной дорожки тесной, плотной стеной. За этой стеной - чистая полянка. Самый центр города и людное место, но действительно неплохо замаскировано. Я расстелил там коврик, залез в спальник и долго лежал, привыкая к новой нетурецкой реальности.

 

Завтра, если повезет - я лечу в Баку.

 

19 августа пятница. Дорога в облаках.

 

Проснулся я утром в парке, никем не потревоженный, собрался и стал думать, куда идти. Что есть в Нахичевани интресного? Например, рынок тут есть? Я выбрался на улицу и стал спрашивать про рынок.

Подошел к древнего вида старичку:

-Не подскажете, где тут рынок?

-Я плохо руский... Русский нет...

-Чарши нерде вар? Бурада чарши вар?

-Нет, нет, я русский нет...

НахичеваньИ он ушел, оставив меня стоять на улице с раскрытым ртом. Азербайджанцы, бывало, принимали мой турецкий за азербайджанский, но что б за русский принять... Ну это... Да... В общем, послали меня куда-то вдаль. Долго шел мимо многоэтажек советского типа, потом мимо одноэтажных домиков, и было все вокруг как-то пыльно, уныло и заброшенно. Край света. Поехать можно только в Турцию или Иран, и вся работа там же, или вот в Баку слетать изредка... А так полная почти изоляция... Тоска...

 

Я шел, пока не выбрел на окраину города. Где тут у них ранок-то? Или сразу в аэропорт? И вот тут тормозит около меня автомобиль, вылазит парень в цивильной одежде.

 

-Документы есть?

 

-А вы, собственно, кто?

 

Парень показал ментовскую корочку. Ладно, достаю паспорт. Он его полистал бегло... Поехали, говорит. Я забрался в машину, мы проехали некоторое расстояние и остановились перед зданием полиции. Парень завел меня внутрь. В коридорах никого. Тишина. Поднялись на третий этаж. "Жди тут, сейчас вернусь!" Ушел. Я постоял у окна, прошелся по коридору, заглянул в кабинет. Никого. Портрет президента на стене, флаг... Может украсть флаг? Или портрет? Так ведь, наверное, обыскивать станут. "Ой, Ахмет - смотри, флаг прямо как у нашего директора в кабинете!" Мда...

 

Надоело стоять. Чего я, собственно, жду? Может, уйти? Но тут парень вернулся. Он повел меня вниз, на первый этаж и мы вошли... Ха-ха. На кухню. Прошли эту кухню насквозь и вошли в столовую. Почти никого не было за столиками, только в одном месте пили чай менты. Человека четыре.

-Здрасьте! - взял я быка за рога, - чай есть?

Менты говорят - садись, пей... Откуда такой? С Иордании? Надо же... Без интереса пролистали паспорт. "Еда нужна? Сейчас поищем... Только у нас немного..." Ничего, я не привередливый. И они нашли хлеб, помидоры и сосиски с горчицей. Неплохо для начала.

-...и куда дальше?

-В аэропорт и на Баку. Это вроде 20$ стоит?

-Для нас да, - а для вас, наверное, 100...

Очень интересно...

 

На кухне я просидел минут сорок. Съел все, что принесли и выпил неимоверное количество чая. Менты что-то там выяснили и отпустили меня с миром, объяснив, как пройти к аэропорту. Все же странная тут полиция. Приставучая, но... Но польза от нее есть.

 

В аэропорт я шел пешком по сорокаградусной жаре. Возле каких-то гаражей позвали на чай. Помню потом узкую асфальтовую дорогу, железный мост через реку, потом домики и разлившийся арык. Заброшенность и тишина, но все же как-то тут легко дышится. Спокойно.

 

Не удержался, сфотографировал стелу с надписью "НАХЧЕВАН". Определенный риск был - все же аэропорт, да и эта их шпиономания... Вот и финишная прямая - широкая дорога к стеклянному зданию аэропорта. Подошел... С той стороны дверей женщина мыла стекло, пришлось подождать минут десять... И вот - вхожу. Меня сразу замечает человек в строгой белой рубахе:

 

-Здравствуйте, вы на самолет? Через два часа полетит, давайте скорее паспорт и 20 долларов! Вот сюда, вот окошко!

 

Странно это звучало, но посылал он меня действительно в кассу - она тут же, метра три от входа. Я стащил рюкзак и стал извлекать свои доллары. Для этого надо вытащить из него часть вещей, кастрюлю, содержимое кастрюли... То еще зрелище. Человек почему-то обиделся.

 

-Зачем в кастрюлю деньги прятал? Деньги надо в кармане носить! Обидел ты меня, да...

 

Хорошо, хорошо, пусть я неправ... Подхожу к окошку, сую доллары и паспорт. Там немного повозились и вручили мне билет. И сдачу 10 манат. Странные люди.

 

Курс маната таков, что за доллар дают примерно 5 манат. Стал быть, 1 манат = 6 рублям, так я решил.

 

Мне объяснили, что вон там наверху кафе, и еще вон там, за терминалом, всем можно пользоваться... Я поднялся на второй этаж. Стойка кафе, пиво и сухарики... За столиком два азербайджанца поедают пирожки. Спрашиваю, где брали пирожки.

 

-Там, внизу. На, ешь, сейчас еще принесу!

 

И ведь действительно принесли и всучили мне прямо пакетом.

 

Час я убивал, изучая здание аэропорта, под пристальными взглядами охраны. Когда изучать стало нечего, пошел за терминал. Кто-то сказал что вход свободен, но внезапно появился человек в форме и сказал - пройти можно, только вот рюкзак под рентгеном прокатим... А я ножи не замаскировал...

 

-Так... там два ножа у вас? Покажите.

 

Эх... Достал я свой кухонный, и подарок сирийского народа. При виде подарка на лице мента нарисовалось уныние.

 

-Ну это... Это же нельзя... - вздохнул он с виноватым видом. Подошли сослуживцы, стали рассматривать ножи, грустно вздыхать. Ну понимаете, нельзя в самолет с ножами... Пошло время за разговорами и совещаниями. Итог был странен: один мент подошел ко мне с ножами, невзначай засунул их в рюкзак и сказал заговорщническим тоном - вот, кладу сюда... ничего не было...

 

Рюкзак ушел в багаж. Так я первым прошел регистрацию и попал в пустой зал ожидания, где в углу приделано кафе, дорогое и неинтересное. При входе в этот зал дядька в форме потребовал денег, но потом сказал, что это он только проверял меня зачем-то и вообще пошутил... Плохо я еще понимаю азербайджанский юмор.

 

При пользовании самолетом самое неприятное - ожидание регистрации и ожидание самолета. К двери на летное поле и пришел первым, и долго потом смотрел, как прибывает и прибывает народ. Я попробовал пересчитать людей, но сбился. Поговорил с кем-то.

-Вы когда билет брали?

-Да вот только что.

-Не может быть! Я вчера брал, так уже все было занято! Еле достал!

Интересно... Похоже полиция поторопилась спихнуть меня в Баку. Или иностранцам тут вне очереди? Или такая реклама бакинских авиалиний? Или низкопоклонство перед западом в моем лице?

 

И вот нас пустили к самолету! Ура. Раскаленный, как сковородка, бетон летного поля. +45 градусов воздух. Приятно идти без рюкзака... Народ странно косится... Громадные тюки вещей и грузового люка. Жуткое зрелище. "А теперь мы попытаемся со всей этой фигней взлететь..."

 

И почти час мы ждали, пока самолет тронется. В салоне невыносимая жара, духота смертельная, почти как в сауне. В 16:00 самолет шевельнулся, скрипнул, покатился по бетону и - забытое ощущение детства - взлетел. Скрип прошел по всей его конструкции, так что я даже зажмурился. Сильнейшее ощущение, что все это сейчас хрустнет и развалится.

 

Летим, однако. Я третий от иллюминатора, обзор слабый. Там, за окном, белая ватное поле облаков, оно то уходит куда-то вниз, то встает боком и показываются в разрывах бежевые склоны горных хребтов. Армения там, или Карабах, или уже Азербайджан - непонятно.

 

Летели чуть менее часа. Внизу сверкнуло море, Апшеронский полуостров, самолет пошел куда-то вниз, потом его слегка тряхнуло - преземлился. Здравствуй, земля. Я поплелся вслед за толпой на выход и там еще с полчаса ждал, пока можно будет забрать рюкзак. Пока ждал, успел выяснить, что до Баку отсюда еще километров 40. Но в какую сторону, не знает никто.

 

Когда я вышел из здания аэропорта, на меня нацелились таксисты. Я отмахался словами "пешком пойду" и ушел, а они смотрели мне вслед, как на идиота... Перспектива безрадостная - сплошной таксизм... Я посидел пару минут в бледной тени елочек, собрался с мыслями, и начал стопить. Несколько раз встречные такси криками предлагали услуги. Но как ни странно, машина для меня нашлась. Не помню имени водителя, он ехал в Баку. Идею автостопа он, кажется так и не понял, поэтому запутанно объяснял мне, что в центр не едет. Я кое-как втолковал ему что могу выйти в любой точке пространства. И все равно, высадил он меня с неуверенностью во взгляде.

 

Баку. Я оказался где-то на окраине, среди пыли и дыма, среди многоэтажек и бегающих людей. Куда ехать, я не знал, но мне показали маршрутку, которая идет в центр. Как выяснилось, маршрутки в Баку дешевые - 0,5 манат, то есть 3 рубля. И я решил попробовать. В конце концов надо хоть раз в жизни прокатиться в бакинском рейсовом транспорте.

 

В рейсовом транспорте я чувствую себя глупо, как скалолаз на фуникулере.

 

Ехали долго. Я вычислил момент, когда архитектура стала более архаична, спросил - "это центр?", получил ответ: "да вроде центр..." и вышел. Позже оказалось - весьма удачно, как раз у здания вокзала. (Потом узнал - там рядом метро "28 мая". Но тогда я вообще не знал, что в Баку есть метро.) Вокруг все такое большое, столичное и пафосное. Пошел наугад и обнаружил удивительно место: пирожковый общепит. Сплошной евростандарт, гранитный пол, сверкающие витрины, продавщицы в форменых фартуках и консультанты в строгих костюмах, а на прилавках - пирожки от 3 рублей и вышел. 0,5 манат, 1 манат, 1,5 манат... Стакан айрана за манат... В пять раз дешевле турецкого айрана! Я продегустировал кое-что, причем по ошибке вместо айрана мне налили нечто близкое, но с травой внутри. Тоже интересно. Место мне так понравилось, что я запасся пирожками на вечер и решил завернуть сюда еще и завтра. Кто будет в Баку - заходите. Около вокзала.

 

Двигаясь далее, вернул в улицу потише(Шамси Бадалбейли?) и неожиданно заметил интернет-кафе. Захожу. Уютно так... За час берут 2 маната, это где-то 10 рублей. Определенно, в Баку можно жить.

Когда я был в интернете последний раз? В Эрзинджане?

 

Русская клавиатура! Впервые после Дамаска!

19.08.2005 19:07 muhranoff БАКУ. Вчера проснулся под Хоросаном, пролетел птицей до границы(Малый Арарат не сфотал, ибо плохо виден), а на границе начались приключения. Меня захватили в плен и отвезли в таможенный комитет, невзлюбив за карту Ирака и открытки Хазбалла. Допрашивали три часа, записали в подробностях весь маршрут, интересовались всем, вплоть до личной жизни А.... :) Ночевал в Нахичевани в парке. Утром пошел гулять по городу, снова сцапали, отвезли в полицию. Допрос шел на кухне, так что я успел много чего съесть... Из принципа не симаю палестинский платок.

 

19.08.2005 19:10 прод... БАКУ, Продолжение. Сегодня в 16:00 местного времени вылетел из Нахичевани (18 долларов) и в 17:00 приземлился в Баку. Попал в центр. Что нравится: маршрутки за 3 рубля, айран за 6 рублей, пирожки с джемом за 3 рубля, интернет за 10 рублей в час. Погода теплая и влажная - попрохладнее Анталии. В Нахичевани сегодня было +45... Но сухо.

 

19.08.2005 19:12 прод... Баку, продолжение... Подаренный в Сирии нож не заметили на досмотре в таможенном комитете, но случайно его обнаружили в аэропорту. Говорили, что это плохо, это нельзя... Забрали два ножа, пообещав один конфисковать, а второй вернуть при посадке... Потом втихоря всунули мне его обратно... Анекдот.

После интернета я пошел далее бродить по городу и вышел к набережной. Колоссальная широкая набережная, уходящая куда-то вдаль. Море. Впервые в жизни я увидел Каспий - раньше бывал близко, но не у воды. Повезло городу с географией - в бывшем СССР, как я понимаю, из столиц только Баку имел набережную. Или в Таллине тоже есть?

 

Наступал вечерний сумрак. Я пошел направо, на юг. Шел медленно, рассматривая пестро одетый народ, вышедший погулять в этот вечер пятницы. Дети, женщины. Мороженое. Аттракционы. Музыка. Когда стало темнее, показалась над Каспием громадная желтая Луна.

 

Казалось бы одна и та же Луна видна и из Питера и из Китая, и из Баку, а везде разная. Тут, например, желтая, как черствый сыр. Когда-то пришли сюда первые арабы и тоже увидели такую вот Луну над морем. Потом сюда турки приходили, персы, харезмийцы, монголы... И все сидели тут вечером на песке и смотрели на Луну...

 

Набережная свернула влево и уперлась в мокрые камни. Справа грязные заросли, слева кто-то целуется. Я вернулся к парку. Слишком цивильно, спать тут не получится. Вышел на проспект, пошел по нему на юг и обнаружил справа высокий склон. Место на вид необитаемое. Я отправился туда и стал подниматсья вверх по склону - несколько минут утомительного подъема привели меня на площадку. Неплохой вид на море и город. Выше еще площадка, там кто-то веселится и чокается бутылками. Стиснув зубы, я пополз еще выше и оказался на другой площадке, уже выше всех, совершенно безлюдной, даже заросшей деревьями по краю. Можно подняться и еще выше, но там какой-то дом маячит, ну его к черту.

 

И вот сидел я на этой пустынной площадке, восстанавливал дыхание и смотрел сверху на Баку. Немного в мире мест, где можно засыпать, глядя на город сверху. Мне удавалось это в Чите, отчасти - в Стокгольме, отчасти - в Акабе. Наверное, стоило провести ночь в Дамаске на горе Касьон, но времени не нашлось. В Пятигорске дождь помешал.

 

Так и заснул, уверенный, что никто меня тут не найдет.

 

20 августа суббота. Солнце заходит.

 

Я проснулся от криков. Кто-то орал далеко и высоко - осмотревшись, я заметил человека в форме, который стоял выше по склону. Он махал руками и кричал в мою сторону. Черти б вас съели. Солнце еще не взошло! Часов пять, наверное. Захотелось закопаться в спальник и послать его подальше, но ведь спать теперь не даст. Сейчас... Сейчас я к тебе приду, сержант Кайфоломов.

 

Неторопливо собрал рюкзак, мрачно поглядывая на орущего мента. Уже иду. Мало того, что ты меня разбудил, так теперь мне еще и карабкаться к тебе вверх по склону... Но я поднимусь - чтобы сказать все, что я о тебе думаю. А там хоть арестовывай на 15 суток.

 

Злой и невыспавшийся, выбрался я на асфальтовую площадку.

-Ну и какого хрена вы меня разбудили, можно вас спросить? - набросился я на блюстителя, принципиально не здороваясь.

-Кто вы такой! Документы! Там нельзя спать!

-Там можно спать - ничем не огорожено, ничего не написано!

-Как так можно?! Документы!

-На тебе документы. Пожалста, не жалко.

-Это - знаешь что?! Это мемориал! Аллея шахидов! Военный объект!!

-А вот не знаю. Где вы ночью были?

Мент обиделся и злобно посмотрел в паспорт.

-У вас нет азербайджанской визы!!!

-Есть.

-Где??

-Сам ищи. Не можешь найти - это твоя проблема.

-Что в рюкзаке?! Вытаскивай все!

Что в рюкзаке? Так, ерунда - карта Ирака, учебник фарси, флаг террористической организации и два ножа. Ментов к этому времени стало двое. Помню, как они развернули флаг и тупо на него уставились.

-Это... Это знаешь, что такое... Это такое...

Кажется, они уже пожалели, что со мной связались.

-Флаг организации "Хизбалла".

-Где взял?

-В магазине купил.

-Не может быть! Такое в магазинах не продают!

-Это у вас не продают. А в Ливане продают. Съезди в Баальбек, проверь.

-Как ты оказался в Баку?

-Из Нахичевани прилетел!

-Не может быть! С этим вот (показал мои ножи) в самолет не пускают!

Тут я достал билет и помахал им в воздухе.

-Что это? Билет? Этого не может быть! Потому что... Потому что не может!

В таких тонах разговор продолжался еще некоторое время. Приехала еще машина, вышел другой мент, званием повыше и комплекцией пошире. Он был спокоен и меланхоличен.

-Все нормально... У нас война, знаешь ли... В России милиция тоже всех досматривает... В Армении тоже... Все как везде... Тут, понимаешь ли, Аллея Шахидов, а ты... А вон там еще военая база, так еще хорошо, что мы тебя нашли, а не они... А вот у тебя - что это за форма такая?

Это он про мой самодельный костюм. А вот такая форма - форма молодежного движения за распространение кройки и шитья "Сделай сам".

 

-Угу... А знаешь, что это такое? - спросил он, показывая на мои светоотражательные полоски, - это знак шаолиньского монастыря!

 

Может, признаться им, что я заброшен китайской разведкой с целью уничтожения азербайджанского президента? И начнется небольшая китайско-азербайджанская война. Интересно, даст Казахстан воздушный коридор китайским ВВС или нет?

 

Меня запихали в машину и повезли в ментовку. Дорога хитро извивалась, и в одном месте я действительно увидел черные надгробия шахидов - азербайджанцев, убитых армянами за что-то когда-то. Машина съехала в город, остановилась в центре и я вышел. Может, хоть чай перепадет, как обычно?

 

Узкий коридорчик и окошко дежурного. И сам дежурный - толстый дядька с усами. Мое появление почему-то его рассердило.

 

-Как так, почему там ночевал? Почему не в гостиннице??

-А вот так. Денег нет.

-Зачем приехал, если денег нет?

 

Моя беда в том, что нужные мысли всегда приходят с запазданием. Вот и теперь, только через пару минут, когда меня отправили на скамейку во двор, я осознал смысл услышанных слов. "Зачем приехал?" Я даже вздрогнул. Я вдруг сообразил, что никто и никогда еще не спрашивал меня, зачем я приехал - в том смысле, что не надо было приезжать. Люди обычно радовались, восхищались, говорили - хорошо, что приехал, приезжайте еще, побудьте подольше... Иногда ничего не говорили. Иногда не понимали. Но что б вот так? "Зачем приехал?" И это в Азербайджане??? Сейчас... Сейчас я все тебе скажу... Я скажу так: "Я был неправ, что приехал сюда. Я сейчас же уеду. И передам всем, чтобы не приезжали в Азербайджан, ибо здесь их спросят - зачем приехал?" Нет, не так. Скажу так: "Ты спрашиваешь меня?! Ты - позор азербайджанской полиции? Не слышат тебя твой отец - вырвал бы он клок волос из седой головы и проклял тот день, когда породил на горе себе такого сына!" Это в Дамаске я был ограничен языковым барьером, тут я вам такого наговорю... И вот я сидел на скамейке во дворе и ощущал себя так, как, наверное, ощущает себя вулкан перед извержением. Еще немного, и я смогу материализовать из воздуха осколочные гранаты... Уровень гнева дошел у меня до такой степени, что мне стало самому как-то страшно. Чего это я в самом деле? Не так уж все и серьезно... Надо отвлечься. Я вытащил из рюкзака Веллера карманнного формата и стал читать из середины что-то про уровень компетентности. Минут за десять бомба внутри меня постепенно растворилась, когда я закрыл книжку, небо снова было голубым, а воздух чистым, и я вошел в совершенно нирваническое состояние. Все. Ложки не существует. Мировоззрение дежурного мента не волнует вселенную. Очень может быть, что позитивная энергия стала расползаться от меня волнами во все стороны, и в здании полиции ожили увядшие цветы, заработали сломанные микроволновки, сдохли компьютерные вирусы и проснулась совесть у полицейских.

 

Что-то действительно изменилось. Через какое-то время меня вернули к дежурке и отдали документы. Усатый мент странно изменился и больше не бухтел, а смотрел на  меня совершенно мирно, и даже подсказал, как пройти к знаменитой их башне. И я ушел.

 

Как известно, самое знаменитое здание в Баку - это большая старинная башня, изображение которой раньше можно был найти в школьном учебнике истории. Она была где-то рядом и я пошел в указанном полицией направлении, причем вскоре обнаружил даже целую крепостную стену, о существовании которой не знал. Серьезная такая стена, в персидском стиле. Огибая стену я шел, минуя большие здания в стиле модерн (наверное), наследие 19 века, построенные, наверное, на первые нефтедоллары. Я понял, что Баку - это во многом 19-й век, причем в европейском понимании. Совершенно не похоже на Тбилиси, например.

 

Башню я нашел. Вокруг нее - кусочек "древнего Баку" для туристов - старинный дворик, заставленный надгробиями и камнями с арабскими надписями (А.бы сюда), несколько других строений. Народу поутру мало, кто-то вытаскивает ковры и раскладывает их на каменный мостовой для чистки. В одно строение я даже завернул - это оказалось что-то вроде караван-сарая. Внутри утопленный вглубь двор, окруженный каменной галереей. Все завешано коврами, внизу деревца и стол. Появился местный парень, сраз пояснив, что тут продают ковры, хорошие ковры, вот можно посмотреть тут и еще вот тут. Дешевые ковры, только вот не берет почти никто. Постепенно разговорились. Я спросил, нет ли тут горячей воды, на что он предложил сразу чай и действительно его принес, хотя и несколько остывший.

 

Выпив чай и засняв интерьер, я отправился в сторону вокзала, нацеливаясь на вчерашние пирожки. По пути продегустировал непонятный бутерброд, который продают примерно как у нас шавермы. Просто из интереса. Баку - вкусный город.

 

Странно другое. Нигде не видно мечетей. После их обилия в Турции и Сирии странно видеть полное их отсутствие в Баку... Правда, потом я заметил одну на окраине.

 

На одной из улиц обнаружил открывающийся интернет. Зашел и написал:

20.08.2005 09:50 muhranoff БАКУ-2. Убрел ночевать в безлюдное место - оказалось Аллея шахидов и какой-то объект, и на восходе меня опять потащили в полицию... На этот раз обошлось только чаем... Изучил знаменитую башню и постепенно иду на выезд. На Махачкалу. Достали здешние менты...

И вот я добрался до вчерашнего пирожочного заведения, пожевал там всяких вкусностей, спросил направление на выезд, ничего не узнал и пошел наугад на север.

 

Да, видит Бог, я хотел посетить Ганжу и Шемаху. Но азербайджанская полиция отбила у меня всякий интерес к такому вот путешествию от ментовки до ментовки. Я просто не могу себе позволить тратить по полдня на полицию. Поэтому, подумав, я перечеркнул шемахинские планы решил двигатсья строго на север. Как удалось узнать, мне надо сначала выбраться на Сумгаитское шоссе.

 

Я шел и шел, все время вверх и все время по горячему солнцу. Иногда останавливался, доставал из-за стяжки рюкзака бутылку с теплой водой и делал несколько глотков. И снова шел. Воды становилось все меньше и она становилась все горячее... Спрашивал точное направление, но получал самые разные ответы, хотя для вопросов выбирал автомобилистов. Город из старого стал новостроенным, скучным и пыльным, но вскоре я все же выбрался на Сумгаитское шоссе. Позиция совершенно неудобная. Я простоял на этом шоссе довольно долго, пока кто-то не подсказал воспользоваться автобусом "до Шемахинки". Я последовал совету и перенесся в Шемахинку. Нашел трассу. Попал на чаепитие от лица группы ментов...

 

Где-то там, не помню где и когда, меня подобрал большой грузовик. Водителя звали Курбат. Он пренебрежительно отзывался от азербайджанцах и выяснилось, что сам он лезгин. Живет в городе Хачмас. И если Баку и округа - это выжженая степь, то Хачмас - зеленый, влажный край, там выращивается львиная доля всех азербайджанских фруктов, которые привозятся в Россию. Спросите любого азербайджанца на рынке, откуда его товар - большинство скажет - из Хачмаса.

 

Это была победа - я вырвался из бакинского мегаполиса.

 

Местность между Баку и Хачмасом производит гнетущее впечатление. Редко где попадается техногенная пустыня в таком неприглядном виде. Бескрайние пустыри, железная арматура, непонятные ямы и траншеи, бесконечные трубы на высоких ножках, многокилометровые развалины курятника...

 

-Это здесь курятник был в советское время, самый большой в СССР. На 10 километров тянется... А после распада вот...

 

Ближе к Хачмасу железо и етон кончились, потянулась справа сухая степь и морской берег, а слева - отроги гор. В одном месте остановились у родника... Я спрашивал Кубрата, почему в Баку нет мечетей. Он удивился и пожал плечами: "а зачем?" И мне почему-то кажется, что это общее отношние в Азербайджане. Нет мечетей в Баку, не видно их и в Нахичевани. Хизбаллистский флаг и куфия пугает ментов...

 

Перед Хачмасом мир вдруг стремительно изменился. Уже месяц как вокруг меня была все выжженная трава и песок, и вдруг - влажный лес, густая зелень, лианы какие-то. Лес! Я уже забыл, что в мире бывает столько зеленого цвета одновременно!

 

Хачмас. Я вышел на большом перекрестке. Было серо и сыро. Мой платок стал больше не нужен, я снял его, аккуратно сложил и засунул в рюкзак. Странно, но в это самое время в Самсуне А.сидела в интернете и написала:

20.08.2005 19:47 Assal Да ты платок-то палестинский сними... А то соберешь всю силу ФСБ :))))))

И я его действительно снял.

 

Долго я в Хачмасе не простоял - взяла машина, провезла в городок Худат. Стемнело. Пошел дождь. Причем буквально ливень. Я сбежал под наве кафе, где у столика пили чай местные жители. Они предложили сесть рядом и угостили чаем. Расспросили о жизни. разговор шел о том, что Азербайджан - страна хорошая, и люди тут тоже хорошие, и я это пойму, если как следует их поизучаю. Голодный? Это не проблема, вон тут в трактире всякая еда есть. Очень дешево.

 

Я зашел в трактир. Несколько столиков, желтая бледная лампочка, на полках за стойкой несколько бутылок... Хозяин сказал, что можно обжарить помидоры с яйцом. Этак манат за пять. Но можно и за четыре. Это я мог себе позволить.

 

И он нажарил этих помидор, к ним в комплекте шла лепешка, помидорно-огуречный салат и еще какая-то мелочь. И действительно дешево. Хозяин отдельно вручил мне мешок с фруктами, которые перележали в холодильнике, но фрукты эти уже были малосъедобны.

 

К моему столу то и дело подсаживались люди. Мне было интересно, пригласит меня кто-нибудь ночевать или нет? Ведь Закавказье же, мусульманская же страна... Ну пусть и не мусульманская, но была же такой когда-то, остались же какие-то понятия?

 

-А сейчас куда? Где спать будешь? В лесу? Зачем в лесу? Не надо в лесу, найдем тебе нормальные человеческие условия, все будет как у людей...

 

-А где такие условия?

 

- Вон - у него, - сказали мне и показали на трактирщика. Тот вяло улыбнулся, мол - хорошая шутка...

 

Через полчала появился еще один человек - солидный и деловой. Тоже спросил, где я буду ночевать.

 

-Зачем в лесу? Ночуй тут!

 

Но он опять предложил чужое. Я собрался, нацепил рюкзак... На меня смотрели с интересом... Уже в дверях местный парень спросил - куда я теперь. Отвечаю: "Ночевать. В лес." Он так смутился, как будто я застал его за неприличным поступком.

 

Выхожу под навес. Прощаюсь. Мне кивают головой - мол, удачи. И я выхожу под дождь и полдюжины азербайджанцев, которые полчаса назад говорили мне, какие здесь сказочные и правильные люди - эти самые люди смотрели, как я ухожу в темноту. Я с трудом верил в происходящее. Такое немыслимо ни в Турции, ни тем более в Сирии или Ливане. Вообще в мусульманских странах такое разве в Египте можно найти... Так бывает в Китае, но там так принято. А вот в Закавказье...

 

Я шел почти в полной темноте через Худат. Дома скоро кончились, но с двух сторон трассы потянулись какие-то странные, непонятные в темноте заграждания. Я шел и шел, а заборы все не кончались. Удивительная трасса, с которой нельзя свернуть. Увидел тележку с фруктами, которая стояла на обочине в свете тусклой лампочки. Два человека с мрачными лицами стояли рядом. Что они продают тут, ночью под дождем? Ради эксперимента я спросил, где тут можно ночевать. Они очень удивились и ничего дельного не подсказали. Идем дальше...

 

Только километра через три обнаружился перекресток, северо-западный сектор которого представлял собой что-то вроде огороженого поля. И ворота из веток. Я сумел их открыть, вышел в это странное поле, отдалился от трассы метров на 200 и решил устроиться возле густой стены обсадки. Дождь кончился.

 

Сверху на себя положил тент и приколол его к земле веточками. Мелкий дождь перенесу. Давно я не ночевал в такой сырости - наверное, с Пятигорска.

 

21 августа воскресение. Цена жизни.

 

Утро... Серое беспросветное небо, глухая тишина. Сырость. А я так привык к бесконечному сирийскому солнцу, и казалось, что это будет всегда, и что серое небо - это из сказок. Встал, собрался, вышел на дорогу, пошел по ней, мимо мутных луж... Кончился мой юг и мое солнце.

 

Теперь мне надо сделать угол - проехать километров с 20 на запад, потом еще с двадцать на север. Первое расстояние провезли двое на легковой и высадили на перекрестке у ментовского поста со шлагбаумом. Менты вяло поинтересовались сущностью, потом сказали - вон, у нас сейчас машина к границе идет, забирайся...

 

И минут через десять я был на границе.

 

Здесь довольно оживленно. Кафешки, магазины, обменники, ларьки, народ мелькает... У меня оставались манаты и я завернул в трактир. Меню гласило, что за 6 манат можно заполучить котлету. Я спросил - а за пять тоже можно? Рассудительный, задумчивый хозяин ответил - можно. Ну, давайте... Как я уже понял по Хачмасу, если в меню написано "сосиска", то в реальности к ней прилагается хлеб, помидоры, макароны какие-нибудь... А то и айран. Так и вышло - моя "котлета" обернулась немалым количеством еды. Хозяин устроился тут же за столом. Звали его почему-то Славик.

 

После тарктира я сунулся в обменник и поменял оставшиеся манаты на 100 рублей. Теперь можно возвращаться на родину. Я пошел длинным узким коридором, оказался в очереди. Людей пропускали партиями. Два мужика начали перебранку из-за какой-то ерунды. Мне стало грустно, что я без платка - я стал незаметен и перестал гармонизировать среду вокруг себя. Будь я в платке, эти двое, наверное, косо поглядывали бы на меня и не лезли друг на друга. А так меня почти не замечают и не следят за поведением... Плохо. По жизни надо проходить яркой звездой, заставляя людей остановиться и задуматься.

 

Упитанный погранец взял загранник, кисло на него посмотрел.

 

-Из Нахичевани? С Турции заезжал? Таможенная декларация есть?

-Нет.

-Назад. В Нахичевань. За декларацией.

 

Я скучным голосом ответил, что в Нахичевань я не поеду, и декларации нет потому, что меня обыскивал весь таможенный комитет Нахичевани и извел бумаг на порядок больше, чем всякие декларации... А главное - денег у меня все равно нет. Потому что иду ногами из Иордании, Ливана..... И так далее, весь рассказ.

 

-Ну тогда можно без декларации. Молодец. На тебе от нас 100 рублей!

 

Выдвинул ящик стола, достал мятую бумажку и вручил мне. Так азербайджанская полиция удивила меня в последний раз.

 

Уходя я обнаружил, что мне не поставили выездной штамп. Я уже хотел вернуться, но мне объяснили, что тут никому не ставят.

 

Я покинул Азербайджан, в котором провел около четырех дней. Он запомнился мне дешевизной, вкусными бакинскими пирожками, пародоксальной милицией, загубленной природой и странным менталитетом народа, который отказался и от коммунизма и от ислама и завис в непонятном пространстве без этических концепций.

 

Дагестан

Было около часа дня.

 

Граница проходит по реке Самур, там большой мост и пограничники. За мостом... За мостом я загрустил. Перед сеткой российской границы стояли машины, люди, валялись какие-то мешки, ящики... Убитые лица... Оказалось, что переход пешеходен только на половину - из Азербайджана можно выйти ногами, а в Россию надо въезжать на колесах. И все равно пропускают медленно и не всех. Я постоял у сетки. Кто-то из азербайджанцев сказал пограничникам - вот, мол, своего-то впустите! Те молчат.

 

Внезапно нарисовалась ситуация - легковая получила разрешение, за ней на веревке полз микроавтобус и кто-то сказал - залезай, перевезем. Хотя обычно это за нехилые деньги.

 

Я набился в тесный, темный кузов микроавтобуса вместе с 5-6 такими же, как я. Запертые в этом железном ящике, мы чувствовали, что то едем, то стоим, то снова едем... Помню старика, который оказался ветераном карабахского конфликта, ранен там, и чем-то хмуро возмущался... Прошло много времени, и вот нас наконец, выпустили... Таможня!

 

Эта таможня способа повергнуть в шок любого евротуриста. Орда женщин с огромными сумками. Этих сумок так много, что забивают весь зал таможни, не позволяя пройти. Я подумал, что останусь тут надолго, но пограничник заметил меня и велел идти вне очереди. Вот только между мной и им было метров пять сплошных сумок - ногу поставить некуда... Но я прорвался кое-как.

 

Рюкзак пополз под рентгеном.

 

-Чего это у вас там - автомат?

 

Я мысленно вздохнул и сказал, что это нож - и достал свой кухонный нож. Его повертели в руках, ничего не сказали и я получил свой въездной штамп таможни Яраг-Казмаляр. Сирийский нож остался незамеченным.

 

Я дома. Впервые после 8-го июля, когда мы с А. прошли за сетку в Верхнем Ларсе. Я в Дагестане, о котором мечтал давно, в 1999 году, когда мелькнул шанс поехать сюда в экспедицию. Он казался мне пыльной и жаркой страной, а теперь вот мокрый асфальт и серое небо.

 

Я пошел вперед, чтобы ощутить, как это - ходить ногами по Дагестану. Надежды уехать было мало - учитывая темпы работы таможни. И действительно, пришлось повисеть.

 

Помню, как остановилась встречная машина, водитель позвал меня, стал что-то объяснять, что заберет меня на обратном пути если получится, а пока держи, мол, 100 рублей, пригодится. Ну я и взял. С некоторых пор я такие вещи воспринимаю как нечто естественное. Привык. ... Что потом? Помню сарайчик, где разделывали мясо (у самого асфальта) и позвали меня, предложив выпить водки с салом и салатиком. Я отказываться не стал, только пил в основном символически.

 

И лишь много позже, после ожиданий и разговоров остановился камаз и забрал меня. Он шел куда-то очень далеко, явно в за Махачкалу, но меня интресовал Дербент, а до него всего 40 километров или около того.

 

Через полчаса езды показался невыразительный Дербент наверху, туннель под ним, камаз проехал туннель, и там я вышел.

 

Дербент. Этот заменитый древний город построен там, где остатки кавказского хребта подходят почти к самой воде. Высоко на горе стоит крепость, от нее к морю тянутся две стены. Когда-то они уходили прямо в море. Между этими стенами находится древняя часть города. Дербент основан иранским царём Иездигердом II (435-457 гг.), потом его захватывали хазары, арабы, персы, сельджуки и монголы. Почти всегда он был северной окраиной чего-нибудь.

 

ДербентЯ прошел обратно холодный туннель, поднялся по улице вверх по склону и увидел саму стену, а рядом длинную лестницу наверх, к крепости. На фотографии справа (не моей) видна эта лестница и главный вход наверху (где окна), откуда я потом рассматривал город. Подъем по лестнице был долог и утомителен. Справа росли в изобили гранаты, которые мне заказывали из дома, но стоит ли их тут рвать, я не знал.

 

Наверху у ворот предусмотрена асфальтовая площадка. Она вся была забита автомобилями свадебного назначения. Тут же бродил старичок с народным инструментом и время от времени что-то тренькал в ожидании клиентов.

 

От ворот крепости видно весь старый город, хотя и не очень понятно, что где. Пафосные посетители крепости, возможно, участники свадьбы, проходили мимо меня и говорили, что сейчас поедут в Джума-мечеть. Я нашел у кассы карту Дербента и вычислил эту мечеть - оказывается, построена в 733 году, еще при любимых А. Омейядах. Определенно, надо пойти и изучить. Может быть, это здание произведет переворот в А.ном мировоззрении... Я отправился вниз, снова попал под дождь и на краткое чаепитие под навесом одного дома, дошел до нужных ворот и нашел эту Джуму. Просто стена и ворота. Зашел. Большой двор. Чисто, но невыразительно. Надо полагать, мечеть уже перестроили несколько раз. Я покрутился во дворе, не разнюхал ничего стоящего и вернулся в город. Ладно, пойдем понемногу на север.

 

В городе было серо, сыро и скучно. Лужи, капли с крыш, грязь на асфальте, общая атмосфера заброшенности. У Дербента карма пограничного города - когда-то он был краем Персидского государства, теперь край Российского, и все блага до него доходят в последнюю очередь. Окраина начинается почти сразу за старой стеной. Только в России можно найти такое явление - индустриальный мусор. Не помню нигде, чтобы вот так одиноко торчали брошенные корпуса, ржавые трактора, гусеницы бульдозеров, мотки проволоки, бочки, штабеля шпал и кучи дохлого цемента.

 

Я вышел на трассу. Было пустынно и одиноко, все вокруг молчало. Я долго стоял, семафоря изредка проезжающим машинам. Долго пришлось простоять, пока вдруг не остановилась легковая. Ехала она в Махачкалу. Водитель вроде как за деньги вез двоих пассажиров. Я почувствовал смутное подозрение, что-то подсказывало мне, что я зря сел в эту машину. В одном месте машна свернула налево, объяснив, что там село одно надо навестить... Ну село так село. Я ждал- чего будет, но ничего не происходило. Просто заехали в село и повернули обратно. Недоезжая трассы остановились и один из пассажиров сходил на виноградник, притащив несколько крупных гроздей. Странные подозрения посещали меня до самой Махачкалы, но ничего плохого не случилось.

 

В вечернем сумраке меня высадили на улице Махачкалы.

 

Махачкала. Было 18:00. Я посмотрел на сумрачный город, прикинул направление на центр и пошел в ту сторону. Через пару минут заметил на себе взгляд двух автоматчиков в камуфляже. Решил опередить события, прямо подошел к ним и спросил, где тут центр?

 

-Центр? - спросил один задумчиво, - есть такое... Да, есть... А это, ты того... Откуда?

-С Питера. В данный момент из Баку.

-Угу... Документы есть?

 

Показал документы. Человек в камуфляже долго рассматривал арабские буквы на моих визах, потом стал кого-то вызывать по рации. Что ж мне так не везет?

 

Дальше - все как всегда. Посадили в машину, привезли в центр, завели в здание ментовки и посадили на скамейку. И пошел процесс.

 

Пока процесс шел, я успел урвать себе чашку чая и узнать о положении в республике. Положение, по словам ментов, было отвратительным. Двоих взорвали только вчера. Еще нескольких на прошлой неделе. Террористов едва ли не больше чем ментов. Чего они хотят - непонятно, скорее просто скучно людям. Работы нет, делать нечего, денег нет, а тут кто-то предлагает красивую идею и занятие. И дело-то в общем, благородное с виду - взрывать ментов. Примите к сведению огромное количество сидевших и повальное распространение шансона и блатной культуры (а в Дагестане этого больше, чем в Москве или Питере), и вы поймете, что каждый второй дагестанец - потенциальный истребитель ментовских машин. А такая ситуация, в общем-то, не только в Дагестане. Вспоминаю Сирию, где все заняты работой и не знают, что такое шансон... Если мы когда-нибудь станем жить, как сирийцы... Тогда... Даже трудно себе представить такое будущее.

 

Сидим... За углом кто-то тоскует в зарешеченном помещении и прислушивается к событиям вокруг меня. Слышу скорбные шепот: "Путешественни-ик! Эй, путешественик!... У тебя спички есть?.. Дай, а? Только незаметно..." Движимый гуманизмом (после бакинскоо просветления) я провернул сомнительную операцию по передаче в камеру коробка спичек. Это им там курить, понимаете ли, не разрешают. А мне в общем не жалко.

 

Время шло. Дождь на улице не прекращался. Мне осточертело сидеть в дежурке и я спросил, нельзя ли тут лечь? Ответ - нельзя. Спасибо. Десять часов вечера. Я проигнорировал запрет, расстелил коврик на полу и улегся, сделав вид, что сплю. Милиция поворчала, но как-то вяло.

 

Я лежал с закрытыми глазами, когда в дежурку ввалился народ. Несколько ментов совровождали мужчину и женщину, из перебранки которых я понял, что они - конфликтующие сожители. Женщина ругает мужика, что тот ее бьет, сам пьет, не работает и тратит ее деньги, а мужик выступал, что она ему изменяет - поясняя, где и когда. Менты мрачно все это слушают, явно сочуствуя женщине. И вот они все встали прямо вокруг меня и надо мной. Я как бы спал.

 

Вошел еще человек.

 

-Кто это? - спросил про меня.
-А это путешественник... - вполголоса пояснили ему, - пешком пришел из Турции, Сирии...

 

Вновьприбывший стал выяснять суть конфликта и снова посыпались обвинения и жалобы. Но сожителя как будто узнали, и мент отнесся к нему очень строго.

 

-Эх ты... Самому не противно, а? Ты ж живешь, как...
-А чо я, чо я?..
-Ты - ТЫ ЦЕНУ ЖИЗНИ НЕ ЗНАЕШЬ!!! Вот походил бы, как он - ты бы узнал цену жизни! ОН ЗНАЕТ ЦЕНУ ЖИЗНИ, А ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ!
-Да чо, знаю я... знаю я цену...

 

Я даже слегка подсмотрел, чтобы узнать, на кого он показывает пальцем. Ну да, на меня... С ума сойти.

 

Потом все ушли, а я, знающий цену жизни, остался. Похоже, менты надеялись меня выдворить, но не успели что-то важное со мной учинить. В итоге я победил - мне разрешили ночевать в ментовке. Отвели в заброшенный полутемный коридор.

 

Было около десяти часов. Я расстелил коврик прямо в коридоре, разложил спальник, лег сверху и стал слушать шелест дождя. Я не знал, что в этот самый момент в далеком теплом Самсуне в интернет проникла А. и оставила краткое сообщение:

21.08.2005 22:03 Самсун. Уплываю в Новороссийск.

22 августа понедельник. Посмотрите в голубое небо.

 

Мой добрый друг, не надо грусти,
Нас раньше срока не отпустят,
Ты спи и пусть тебе приснится
Любимая Махачкала...

 

Проснулся я в 8:00. Дождь все так же шумел за окном, поэтому я не спешил уходить. Милиция занялась снятием с меня отпечатков пальцев - измазали мне руки черной дрянью и запечатлели на бумаге каждый палец. Пока длились все эти формальности, я сидел в чьем-то кабинете и трепался с ментами. Один был упитанный, улыбающийся, а второй скорее "приколист" и сторонник дешевых шуток. Первый все не мог понять, как это я так на 125 долларов ездил в Иорданию.

 

-Ну как? Как? Мне 100 долларов - это на неделю. Нет, не могу я так. Я привык нормально питаться, чтоб и утром и вечером...

 

-А надо меньше жрать и больше с космосом общаться! - заявил ему "приколист". Он явно считал меня сторонником какой-то буддийской практики. Эту фразу я запомню на всю жизнь. Меньше жрать, господа. Общайтесь с космосом.

 

Наконец, меня отпустили. Дождь сыпал мелкой изморосью. Я пошел примерно в сторону выезда, на север. Город бы пуст, мокр и неинтересен. Забытый всем миром, залитый водой, запуганный террористами, ограбленый чиновниками... Привыкший к блатному жаргону. Кафе "Братва". Салон красоты "Эгоист". Я вышел к вокзалу и завернул туда поискать дешевую еду. Вокзал тоже малолюден, в главном зале протекает крыша, поэтому на полу вода. Кафе маленькое, дорогое и невкусное. Для поднятия духа я взял чай за разбойничью цену в 5 рублей (просто воду не дали), беляш и кусок торта. За водой для чая буфетчица ходила куда-то далеко - не было электричества.

 

Потом я долго шел через город, по лужам, под дождем, мимо деревьев, серых домов, ларьков... Почти на самом выезде меня засекла милиция. Спросили документы. Меня пробрал холодный ужас. Я представил, что меня вернут обратно, в то самое место, откуда я уже час выбираюсь. "Люди, - сказал я, - я как раз из вашей милиции! Позвоните им, спросите. Они подтвердят!" В общем, обошлось... Потом я поймал какую-то машину, и она привезла почти в Сулак - 30 кило от города.

 

Теперь самое неприятное в том, что я совершенно не знаю, куда мне ехать. По идее, можно попасть в Астрахань, хотя я там уже был и это мне не очень интересно. А вот в Элисте еще не был, но есть ли туда дорога? Вроде как есть дорога через Грозный, и можно бы ей воспользоваться, вот только... Не с моим "набором террориста". Лезть туда сейчас - идиотизм. До первого мента.

 

Возле Сулака меня подобрал Абдул-Кады, который ехал в Кизляр. Он утверждал, что проехать в Элисту можно, надо попасть в Кочубей и там есть поворот... Я проехал с ним километров сто и вышел у поворота на Кизляр в 14:40. Следующая машина подбросила километров 30 до села Тарумовка. Было 16:00. На этой позиции я стоял долго. Никто не брал... Неожиданно остановилаь легковая, вышел мент, спросил документы... Поехали, говорит, со мной.

 

Так началась эпопея в Тарумовке, укравшая у меня два часа времени.

 

Машина привезла к зданию милиции. Большой двор, несколько одноэтажных домиков, тоскливая тишина окраинного городка. Меня привели в "вестибюль" перед окошком дежурного, рюкзак я снял и прислонил к стене. Будут обыскивать или нет?

 

Начались нудные вопросы, я отвечал в том смысле, что с утра из милиции - звоните, выясняйте. А мне ответили, что утро - это одно, а теперь почти вечер. За прошедшее время много чего можно натворить.

 

Долго проверяли мой паспорт по всяким базам. Мое же внимание привлек большой плакат-инструкция. Заглавие гласило:

 

ПОСОБИЕ ПО РЕЛАКСАЦИИ И САМОРЕГУЛЯЦИИ

 

Стал читать. Это была инструкция ментам, как сохранять нервы, как вести себя при беседе, как сохранять гармонию духа и чистоту мысли. "Если ваш собеседник ведет себя эмоционально и агрессивно, попробуйте отвлечь его неожиданной фразой. Например: В ГНЕВЕ ВЫ ЕЩЕ ПРЕКРАСНЕЕ!" Я представил себе процесс... Сильно. А вот как бороться с депрессией:

 

"Посмотрите в окно на глубое небо. Когда вы в последний раз смотрели на небо? Ну разве мир не прекрасен?!" А если у вас истерика, надо выбежать в коридор, совершить несколько вдохов и выдохов, намочить лицо водой и только потом возвращаться в кабинет. Написано было с чувством, с эмоциями. Кто догадался повесить это в такой дыре, как Тарумовка?

 

Менты все были русские. Неизбежный мой рассказ о своей сущности одного из них привел в философское состояние. На лице его появилось напряженное, остраненное выражение, как будто он пытался уловить какую-то мысль.

 

-Да, это хорошо вот так - Ливан, Турция, гулять вот так по своему усмотрению. Но что-то в этом есть не то... Больно это все как-то для себя. Для себя. Я вот тут уже лет двадцать служу... Море рядом, а был там всего пару раз. Работа. У нас есть долг. Мы думаем не о себе... Не о море. Тоже вот хочется на море, шашлыки, пива, а - служба... Вот где твоя служба, чем ты людям нужен, а?

 

Я проторчал у них около часа и он все рассуждал в таком духе. То в дежурке, листая паспорт, то выходил во двор, и то говорил, то молча смотрел куда-то в пространство. Он был в том состоянии, когда полагается смотреть в голубое небо, но небо было серым.

 

Я молчал. Оправдываться не хотелось. Я мог бы сказать, что если бы все люди были как я, если бы не боялись посмотреть на мир вокруг себя, то не было бы, наверное, в Дагестане этой моды на террор, не было бы криминала и жизнь бы наладилась, а сам он смог бы бросить эту Тарумовку и уехать жить к морю в Дербент - сочинять стихи и бродить под гранатами. Или сказать, что среди путешествеников меньше мерзавцев, чем среди ментов.. Просто по статистике... Жить надо хорошо или плохо, но так, чтобы не требовалось пособие по релаксации. Каждый должен сам быть таким пособием.

 

В общем, можно было сказать много слов. Я ж нынче цену жизни знаю...

 

Ритуалы и проверки завершились, рюкзак так никто и не проверил, я понадеялся уже уйти, но мне сказали:

 

-Рано еще. Тут тобой ФСБ заинтересовалось...
-А кухня есть в вашем ФСБ?
-Ну ты сказал... Кухня.. Это ФСБ!

 

И отвезли к обычному городскому дому, хрущевской пятиэтажке. Обычная лестница... Дверь квартиры. Открыл нам молодой, позитивно выглядящий парень в камуфляже. Я просканировал квартиру - просто квартира, но виден компьютер, ксерокс и... ага... кухня... Меня сдали парню и мы остались вдвоем.

 

-Я смотрю, у вас кухня есть? - бодро начал я, - а то в милиции сказали, что ее нет. Скрыли... Как у вас тут - чай, сахар есть?

 

-Хм... Посмотрим... Чего-нибудь найдем. Заодно и побеседуем.

 

Такой подход одобряю. Мне принесли большую чашку с чаем, хлеб, колбасу и помидоры. Я приступил к чаю, а парень ксеранул мой паспорт и начал вопросы - откуда, где был, какой маршрут... Я монотонно повторил всю топонимику от Москвы до Дамаска. Парень все записывал, но, дойдя до Дамаска, явно устал. Спросил, что за птица А.. Далась же им А....

 

Допрос явно ничего не давал, бессмысленность его начинала угнетать и он свернул это дело. Мол, ладно... Можно идти. Так как я уже разделался с колбасой, то был не против.

 

Было уже 19:00, когда я вышел на дорогу.

 

Снова я стоял на пустоватой трассе, темнело, а до Кочубея еще километров 60, там мне поворачивать на Элисту, наверное... Вот тут рядом остановился грузовик. Я подошел, спросил, куда он. Грузовик шел в Астрахань, но брать меня не очень хотел. Потом водитель слегка подумал, помолчал, и сказал - ладно... Поехали. До Кочубея довезу...

 

Звали его Исмулла. Я рассказал ему про свою поездку и про идею попадания в Элисту. Он сказал, что в Кочубее поворачивать смысла нет, там я не доеду. Поворачивать надо в Артезиане, это еще 60 за Кочубей.

 

В Кочубее мы что-то ели. Не помню, что и как. Уже совсем стемнело, когда мы прибыли в Артезиан. Это уже Калыкия - она началась почти перед городом. Там Исмулла тоже повернул налево - оказалось, прямой дороги на Астрахань практически нет. Все едут через Комсомольский. А это еще 70 километров!

 

Калмыкия

 

Поздно ночью Исмулла остановил машину в Комсомольском, у поворота на Астрахань. Я вышел. Много позже я узнал, что через 3-4 недели Исмулла подвозил кого-то из краснодарских автостопщиков. Он рассказал им про эту нашу поездку и они узнали меня по его описанию...

 

Мир изменился. Стало на удивление сухо, тепло и удивительно хорошо.

 

Грузовик ушел. Впереди светилась ментовская машина и мелькли фонарики. Шли ко мне. Я мысленно заскулил, представляя очередной обыск и расспросы про А.. Но менты повели себя оригинально. Начали с того, что заговорили по-немецки.

 

-Хенде хох! Ты кто?

 

И я увидел двух людей, очень похожих на китайцев. Они улыбались. Даже не помню, проверили они документы или поверили на слово. Я спросил, что это за заросли там в темноте. А это, говорят, тростник. Тут раньше море было. Или озеро.

 

Я отошел с трассы метров сто, нашел ровное песчаное место среди сухого камыша и устроился там спать. На удивление легко и хорошо дышится в калмыцкой степи. Ушла из сознания сырость и заментованность Дагестана, торчание на дорогах... Странное буддийское умиротворение посетило меня. Я давно заметил, что степь воздействует именно в такой религозной форме.

 

Завтра у меня 100 км. до Яшкуля и потом 87 до Элисты. Немного...

 

23 августа вторник. Элиста

 

Я проснулся в камышах, вышел на дорогу. Чистое небо и солнце, но совершенно другое солнце, не то, что покинуло меня под Хачмасом. Наверное, по местным понятиям, было жарко, но по моим - легкая прохлада.

 

Я стоял на пустой трассе, иногда шел вперед. Комсомольское - это множество деревянных домиков и кафе вдоль трассы. Кафешки наполовину чеченские - то "Вайнах", то "Хинкал".

 

После часа или двух вщяла приличная машина, провезла километров 60 до села Адык. Водителя звали Аслан, он выслушал мои рассуждения о позитивности местных ментов и сказал, что Калмыкия - это чеченская дорога на Москву, тут они ведут себя тихо и менты все купленные давно.

 

В Адык я приехал в 13:30. Снова долго стоял в этой степной местности, вспоминая похожую ситуацию на Устюрте. Автостоп в степях - это медленно, но умиротворяюще. Ты один и ничего нет вокруг тебя и все мысли только о своем месте в этом мире.

 

Не помню, когда меня подобрал дербентский камаз, идущий прямо в Элисту. Водителя звали Ахмет. Мы долго ехали по однообразной местности, миновали небольшое озеро... Когда солнце стало низким и чуть янтарным, я покинул камаз у северного въезда в город.

 

Развязка находится на возвышености и в Элисту надо спускаться вниз. Она лежит в глубокой яме и вся видна с окраины. Где центр города я не знал, поэтому остановил легковую и попросил подбросить в сторону центра.

 

-Центр? - задумался водитель, - а где у нас центр... У нас улица вот есть, весь город пересекает с востока на запад, она как бы и центр...

 

-А почта в городе есть?

 

-Это есть, - оветил водитель и завез меня прямо к почте.

 

Тишина. Большое здание почтамта, внутри большие пустынные залы. зал с коспьютерами тоже тихий, хотя народ присутствует. Не помню цены. Написал так:

23.08.2005 16:46 muhranoff ЭЛИСТА. Выехал из Баку, доехал до границы почти, попал под дождь и сырость - в общем, осень... Легкая ностальгия по Сирии... Ночевал в поле, потом обошел Дербент. Хотел сфотографировать Джума-мечеть(733), но там неинтересно совсем. Приехал в МАХАЧКАЛУ, сразу попал в милицию, хоть и был без платка. Остался там ночевать. Утром вчера вышел под дождем из Махачкалы, стал выбираться на север. В Тумановке задержали опять, изучили, передали ФСБ, те накормили сыром с колбасой... Ночью въехал в КАЛМЫКИЮ, ночевал в степи. За сегодня проехал всего 200 километров, только что прибыл в Элисту... Завтра буду в Волгограде, надо полагать. Оттуда - либо на Тамбов, либо на Саратов, еще не знаю. Гранаты в Дербенте растут, но сорвать не получилось...

Из почты я пошел куда-то наугад. Зашел в магазин и хапнул там коробку кефира и пирог с непонятным варением. Рядом мужду панельных домов было соружено устройство для сушки белья - вмурованы в беон трубы и натянуты на них тросы. Я постелил коврик под этими трубами и улегся, жмурясь на тусклое солнце и поедая пирог.

 

Потмо прошелся по центру. Пафосное здание правительства, пестрая арка в монгольском стиле, небольшая статуя Будды с развешанными на веревочках текстами на тибетском. Нашел рынок, но он закрывался. Так я прошел весь центр до выездной улицы, долго поднимался вверх из элистинской ямы и, когда солнце пости село, оказался наверху, там, где недавно покинул камаз. Встал там в ожидании машины.

 

Здесь меня настигло приглашение на ужин. Подошел местный житель по имени Виталий и что-то спросил. Пригласил зайти к нему в дом, что через дорогу. Я решил - чего бы и нет. Перед домом сын Ваталия ремотировал ворота, заливая цементом оcнование.

 

Я провел в доме с полчаса. Накормили супом, напоили крепким чаем, рассказали что-то о жизни. Хозяин сказал, что у него лично ночевать неудобно, но вот тут рядом что-то вроде сада есть, так там палаточно вполне... Но я решил прорываться на север.

 

Виталий проводил меня обратно до трассы.

 

-Видал сына-то? Хороший парень, правда? А ведь на нем - четыре угона автомашин. Вот так...

 

Освещение еще позволяло стопить. Шансов уехать далеко было нмного, но однако остановилась машина и человек по имени Бадма подвез 10 километров до села Троицкое. Даже показал дом, где живет какой-то человек, который всех пускает ночевать. Но я как-то не решился туда идти.

 

Почти ночь. Я вышел у автобусной останоки, трасса оттуда идет вниз, потом снова наверх. Подбежала беспокойная бабка - не видел ли я человека в инвалидной каляске? Он тут был, и вдруг исчез! Куда ж делся??? ...И она убежала вниз, оглашая округу криками.

 

Стоять у остановки мне надоело, я двинулся вперед, миновал низину, постоял на другой ее стороне уже за селом и, подумав, двинулся на запад в степь. Пройдя метров 300, нашел неглубокую ложбинку и там в темноте угнездился. Я в камыцких степях. А ведь всего неделю назад, всего лишь в прошлый вторник, я еще был в Анкаре, а еще неделей раньше - в сирийской Маалюле. И лишь много позже я узнал, что А.в этот день была не очень далеко и, наверное, если бы я проскочил от Элисты на Ростов, то смог бы перехватить ее на пути в Москву. Может быть.

 

Завтра - Сталинград... И прямая трасса на Москву.

 

О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.019685983657837 сек.