На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 2: Верхний Ларс-Грузия-Турция-Антакья.
Часть 2: Верхний Ларс-Грузия-Турция-Антакья.

 аль-ахмар

 

  О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

 

 

9 июля. суббота. Военно-Грузинская дорога.

 

Как читатель уже знает из предыдущей части, ночевали мы на самой почти границе, в полукилометре от грузинской таможни. Я проснулся в 7:40 и отправился за водой к источнику. На этой воде и на олеговом примусе мы сготовили овсянку, а А. организовала кофе. Кофе по утрам это вообще позитивно, а когда вот так в горах, когда внизу шумит Терек, а неподалеку замок Тамары... Всегда равнодушный к кофе я начал вдруг испытывать какие-то сложные эмоции.


Далее случилось печальное. Отчищая котелок от овсянки, я проскреб в нем дыру. Всему есть предел. Переделанный из кастрюли, этот котелок ездил со мной везде с 2000 года, пережил два ограбления и вообще черт знает что пережил. И вот он погиб смертью котелка. Минуту молчания, господа. Я положил котелок в лопухи, и если кто станет ночевать в этом месте - а оно удобное - то может поискать этот исторический предмет.

 

маршрут по Грузии

 

Однако, хватит о печальном. В 10:20 мы спустились на дорогу. Машин было не видно, и мы пошли вперед. У трассы стояла колонна азербайджанских камазов, они вроде обещали подвезти, но через полчаса только. И вот тут нам остановился большой черный джип. Мы попросили подвезти в сторону Пасанаури. Взяли. Водителя звали Зураб ехал он в Тбилиси. Так началась для нас Военно-Грузинская Дорога.

 

Дорога ползла все вверх и вверх. Кое-где выглядывали снежные вершины. Кое-что мы не увидели из-за наползших облаков. Потом местность стала почти равнинной. Эта территория - до Крестового перевала - называется Хеби и живет тут народ мохэве. Зураб сказал, что народ этот непрост в общении. Если напьются, могут драку учинить или что-то такое... Дикие люди.

 

 

 

Зураб был человек в поведении сдержанный и дисциплинированный - ощущалось военное прошлое. Как я понял, он воевал и в Абхазии и в Осетии, и сейчас его работа тоже какая-то неспокойная. Деловой человек, он тем не менее готов был остановиться в красивом месте, чтобы А.спела щелкнуть "кэноном", или отъехать с трассы, чтобы показать что-то интересное. Он вел себя так, как будто относился к нам очень хорошо, но старался это скрыть. Есть такие люди.

 

До самого Крестового Перевала тянулась холмистая холодная равнина, кое-где был виден снег. Сам перевал я едва не пропустил - справа на холмике действительно стоит крест, а потом дорога уходит вниз. За перевалом начались красивые пропасти - А.щелкала камерой в темпе стрельбы по бегущему кабану. В одном месте отстроена смотровая площадка, Зураб остановил там машину и сводил нас к этой площадке. К сожалению, низкие облака закрывали горы. Видна была только полоска Белой Арагви далеко внизу.

 

Селение Гудаури. Холодное и унылое, как в глухом углу Сибири. Здесь известный горнолыжный курорт, построено несколько гостиниц и зимой приезжает много народа. За Гудаури дорога пошла вниз крутыми серпантинами, и так все шла и шла вниз, пока мы не въехали в Пасанаури, где уже было тепло и по всему ощущалось, что горы кончились, начались зеленые долины. Прошел небольшой дождь.

 

Пасанаури представляет собой обычный поселок, причем осталось в нем что-то советское. Грузинской эстетики в нем немного.

 

АрагвиДвигаясь далее вдоль Арагви мы неожиданно выехали к замку Ананури. Тут климат был совершенно иной - сухой и жаркий. Бежевого цвета крепость. Внизу - водохранилище, изумрудно-зеленое, как на рекламе дорогого курорта.

 

Когда-то здесь жили эристави арагвские, хозяева всей долины Арагви и союзники князей Мухранских - тогда их называли "партия двух долин". Знаменитое в истории место. Сейчас перед замком широкая асфальтированная площадка - с явным прицелом на туристические автобусы - и несколько столиков сувенирной продукции. Мы побродили вокруг крепости, я припомнил какие-то исторические цитаты, и А. потом сказала, что Зураб как-то странно на меня смотрел.

 

Ананури

 

За Ананури очень скоро начинаются равнины. Старые советские указатели, фруктовые сады, отдельные домики в этих садах. Справа появилась Мцхета и Зураб показал храм Светицховели, его хорошо видно с трассы. Слева на горе - знаменитый храм Джвари.

 

Тбилиси.

 

Около 14:00 мы въехали в Тбилиси, миновали новостройки и въехали прямо в центр. Зураб успел узнать о моей истории с котелком и привез нас прямо к рынку устаревших предметов. Он решил сам подарить мне новый котелок, но не нашел ничего похожего, так что просто вручил мне 7 лари (3,5 доллара) на его приобретение. На том мы и расстались. Зураб был первым человеком, с которым мы встретились в Грузии, и он оставил о себе хорошее воспоминание.

 

Настал момент, о котором я мечтал многие годы. Я оказался на улицах Тбилиси. Я видал его и на фотографиях, и на картинках, и на картах, и читал про него всякое, и вот только теперь я тут вот сам...

 

Мы некоторое время бродили по рынку. Котелка не было и вообще ассортимент скорее антикварный. У одной женщины нашлись аллюминиевые кастрюли, но не тех размеров. Женщина сказала, что дома у нее есть поменьше и завтра она принесет. Я сказал, что зайду посмотреть. Меж тем А. нацелилась на карту Грузии. Та стоила примерно 5 лари, А. предлагала 2, продавец не соглашался.

 

-Два никак нельзя, - извинялся он.
-Тогда подарите, - изменила тактику А..
-А, это другое дело. Подарить можно!

 

В этой фразе метафизически заключена вся Грузия и вообще сущность всего мира, лежащего южнее кавказского хребта. "За два нельзя, а подарить можно!" Мой идеалистический оптимизм, наивный и беспомощный, говорит мне, что когда-нибудь мы тоже, наверное, может быть, станем близки к этому состоянию мира... Но сколько надо будет изжить в себе всякого мусора, сколько самомнения выдернуть с корнем, как одуванчик из грядки, сколько всего в себе изменить! Да и никто не будет ничего менять. Оптимисты в этом мире выживают только по недоразумению.

 

Решили что-нибудь съесть.

 

Мы медленно двинулись по городу, присматриваясь к ценам и продукции. Я пока не ориентировался в Тбилиси и с трудом понимал, куда мы идем. Знал только то, что отдаляться от реки не стоит. Так мы миновали несколько парков с дорогими кафе, несколько парадных кварталов, успели поменять какое-то количество долларов и остановились только в небольшом садике возле Сионского собора. Там была тень, удобные скамеечки, и в целом уютно симпатично. Решили воспользоваться газовой горелкой и выпить чая.

 

В садике мы просидели долго. Время от времени выбегали разведать окрестности. Наконец, решили навестить крепость Нарикала, а затем отправиться ночевать на гору Мтацминда.

ТбилисиЧто б попасть в Нарикала, надо сперва выйти к мосту, где на другой стороне скала и храм. Раньше там стоял царский замок - он еще назывался метехским замком. Это что-то вроде центровой точки в Тбилиси. От моста уходит небольшая улица, которая затем, петляя, круто поднимается ко входу в крепость. Рядом - мечеть, на которую А. сразу стала посматривать, как кошка на шуршащий стог.

 

Когда построена крепость - сложно сказать. Нарикала строилась, перестраивалась и достраивалась бесконечное количество раз. Сверху сказочный вид на весь Тбилиси. Я рассказывал А., как во время восстания Саакадзе здесь находился иранский гарнизон, оторванный от Родины. Взять крепость штурмом было мало реально, но и им деться было некуда, и вот они ждали чего-то, рассматривая Тбилиси далеко внизу, как и мы сейчас.

 

  

 

А. горной козой скакала по стенам и щелкала Кэноном. Олег рассматривал склоны за крепостью и рассуждал о том, что хорошо бы там ночевать. А. нашла в его словах рациональное зерно - идти через город до Мтацминды ей не хотелось. Стали думать. Когда имеется Нарикала, карта не нужна, и так все видно. Мы выбрали подходящую улицу, ведущую куда-то на юг и пошли вниз.

 

Но события развивались сложнее. Под крепостью с нами вышла на контакт женщина не очень понятной сущности. Вроде бы она жила в России, или родилась там, и теперь сказала, что покажет нам место для ночевки, или даже свой дом покажет - я так и не понял, чего она нам обещала. Отказываться мы не стали из вежливости.

 

И вот она повела нас в обход крепости. Там начинается ботанический сад с платным входом, где требуют деньги, но как-то ненастойчиво, а женщина напирала именно на то, что там ее дом и она просто идет домой, и не интересуется ботаникой уже давно... Прошли. Потом она исчезла, попросив нас подождать. Мы стали ждать. Похоже было на то, что она сбежала, но она вернулась. И снова повела нас через парк. Показала водопад, в котором плескались дети. Потом повела вверх по склону, к неудовольствию А., которой не улыбалось тащить свой рюкзак этими козлиными тропами. Я тоже не очень понимал, к чему все идет.

 

Возможно, эта женщина действительно задумала сделать нечто хорошее, но не продумала форму. Спас нас случай. Я отошел изучить мост через водопад. Тут меня заметил человек в камуфляже и поинтересовался наличием билета. Ботанический сад, все же. Я ответил, что билетом не владею. Человек печально поведал о существовании такой санкции, как штраф. Потом спросил, откуда мы. Слово "Россия" произвело магическое воздействие - он сразу забыл про штраф и даже вызвался показать подходящее для ночевки место. Звали его Зураб. Он повел нас далеко за пределы сада горными тропинками до небольшого каньона, потом еще по этому каньону и привел на действительно удобную поляну.

 

В этом месте любят тренироваться скалолазы - поляна ограничена небольшой скальной стенкой. Через поляну протекает речка, срываясь водопадом в каньон. Вверх по течению в зарослях тоже есть водопад. Зураб оставил нас тут, пообещав еще навестить ближе к ночи. Показал направление, где обитают они - охранники парка, чтобы мы при случае могли воспользоваться их помощью. На поляне тусовалось несколько человек спортивного вида - они потом приблизились, чтобы нас изучить. Кажется, они решили проверить, не будет ли от нас каких-либо убытков. Убедившись, что мы безобидны, люди разбрелись.

 

Зураб действительно появлялся - уже в темноте и с напарником. Сказал, что еще придет и даже с вином, но этого визита так и не произошло.

 

Мы учинили рыбный суп из консервы, устроили чаепитие с какими-то плюшками и упали спать прямо так, без палаток, ибо все равно тепло. Зураб предупреждал о наличии змей, но ничего похожего не приползло.

 

10 июля воскресение Мцхета. Мухрани.

 

Утром мы проснулись оттого, что какие-то люди пришли на поляну и стали там совершать хитрые спортивные телодвижения. Мы наскоро сварили еду, после чего я собрался, сунул в рюкзак остатки еды(гречу) и убежал в город. В моих планах было попадание на службу в Сионский собор, нахождение котелка, а потом в 14:00 я должен был пересечься с А. в нашем вчерашнем саду.

 

В город вела цивильная асфальтовая дорога, но я не решился ею воспользоваться, и пошел вчерашним путем через парк. В одном месте меня заметила группа людей. Спросила про наличие билета. Я ответил, что билета нет, потому что, понимаете ли, Зураб... Услышав про Зураба, люди сразу забыли про билеты и стали объяснять мне дорогу к выходу. И даже еще что-то предлагали, но я спешил.

 

В Сионском соборе я оказался примерно в 10:00. Если кто не знает, собор построен в 13 веке и вроде как по сей день является кафедральным. И был бы он главным храмом в Грузии, если бы не недавний новострой. Росписи в храме выглядят как-то странно, что-то в них просматривается современное. В целом там темновато и тесновато, как это всегда бывает в храмах 13-го века. Я купил себе за 1,5 лари деревянный нательный крест, ибо прежний мой в свое время сломался.

 

Служба кончилась уже в 11 утра, что меня слегка удивило. Я отправился в сторону рынка. Вышел к реке, изучил набережную, обнаружил спуск к воде, так что мог бы и заплыв совершить, если такое допустимо. В одном из парков съел гречу, рассматривая статую оптимистической концепции. Вообще в Тбилиси много скульптурных сооружений. Тут к этому виду искусства какое-то особое отношение.

 

Пришел на вчерашний рынок. Женщина, обещавшая кастрюлю, действительно ее принесла. Это оказалась низкая широкая алюминиевая кастрюля с ручками и крышкой. Материал и крышка - это позитив, форма - негатив. Вешать ее над костром невозможно. Но выбора пока нет. И я потратил 2 лари (доллар) на это приобретение. Сразу скажу, что посудина в поездке нареканий не вызывала, ставил я ее на горелку или на камни, и только под Волгоградом пришлось помучаться с подвешиванем...

 

Я еще покружил по городу, нашел возле метро интернет и оставил информацию. Примерно такую:

 

10.07.2005 13:17:26 Сегодня в 9 оставил всех и пошел на службу в Сионский собор(13 век постройка). В 11 служба кончилась, я побрел на рынок старья на поиски котелка(мой вчера погиб...). Нашел по 2 лари(30 рублей) - неудобно, но сойдет.

 

Сейчас встречу всех, будем пить чай с хачапури(8 руб штука) и вишневыми пирогами. Около 3 часов двинем на Мцхету и Мухрани, завтра будем в Кутаиси, планируем ночевать возле водохранилища и во вторник - на Ахалцихе и к границе. Город Тбилиси сказочный, тихий, безопасный, только горячую воду найти сложно .

 

Планы такие и были - надо было навестить Мцхету, чтобы посетить знаменитый Светицховельский храм, затем заехать в Мухрани и поискать там Мтверскую крепость, а далее предположительно на Кутаиси.

 

В три часа дня я вернулся в наш сад у собора, и застал там А.Олега, которые затоварились всякой едой и даже чай раздобыли. Еда представляла собой хлебобулочные вкусности всех видов и сортов, кроме пирогов с вишней. Тбилиси - вкусный город. Всем рекомендую.

 

Тбилиси мне понравился. Что-то в нем очень домашнее, очень свое. Жаль, что я провел здесь так мало времени, надо будет еще вернуться. Для А.он стал самой восточной точкой в эту поездку(и во всей ее прежней жизни), чего она долго не осознавала, представляя такой точкой то Догубаязид, то Мари. Но они все западнее.

 

Тут, в скверике, на нас нацелилсь местные дети, они попробовали выпросить у нас деньги. А.напугала их фотоаппаратом, и они скрылись. Сложная гамма чувств отразилась на лице А., она любила детей. Любых. Свои комментарии, содержащий психологический анализ этого феномена, я приводить не буду.

Пора было выбираться на запад. Дело это непростое, так что мы решили воспользоваться местным метро. Стоимость проезда не помню, но дешево. Внутри все такое привычное... Спросили, где лучше выйти и нам подсказали станцию Дидубе. Находится она в том месте, где метро выходит на поверхность и напоминает обычную железнодорожную станцию. Рядом рынок. Зачем-то мы там задержались, я сделал круг по рынку и угодил на угощение салом и пивом.

 

Трасса там недалеко, но с километр пройти надо. А.была не в настроении ходить ногами и решила пройти этот километр автостопом. Поскольку до Мцхеты тут небольшое расстояние, мы решили разделиться, и я ушел на трассу пешком. Там простоял совсем немного. Большая машина остановилась затовариться арбузами, заодно взяла и меня. Я так и не понял, ехал ли водитель в Мцхету или заехал туда ради меня. По ходу выяснилось, что фамилия у него аристократическая - Эристави. То есть, это его предки владели замком Ананури.

 

МцхетаМимо Мцхеты проходит две трассы, но город расположен хитро между ними и до центра надо добираться. Я вышел к знаменитому храму, обнаружил там рядом сувенирный магазин и длинный ряд торговцев традиционными грузинскими сувенирами. Завернул в магазин - отчасти, чтобы побыть в тени - и встретил там француженку, с которой минут 15 обсуждал Грузию и мир вообще. Когда вышел, то обнаружил, что возле магазина в тени образовалась А.- только что приехала.

Мы с Олегом отправились изучать Светицховели.

 

Для ясности кратко изложу историю этого места. Считается, что некая женщина привезла в Закавказье хитон Христа и была с хитоном похоронена в этом самом месте. На ее могиле выросло дерево. Когда Святая Нина крестила Грузию, это дерево стало опорным столбом первого храма и было знаменито многими чудесами. Светицховели и переводится как "животворящий столб". Столб не сохранился до настоящего времени, а вот первый храм сохранился и сейчас находится внутри основного - небольшое архаичное сооружение метра 4 в высоту. Пускают туда только на большие праздники.

 

Храм СветицховелиОсновной храм обнесен стеной наподобие крепостной. Весь пол храма выложен могильными плитами. К своему удивлению, я обнаружил, что почти все похороненные - Багратион-Мухранские. Множество имен, в основном 19 века. Без таблицы сложно сориентироваться...

 

Мы с Олегом вернулись к А., и я устроил ей отдельную экскурсию по местности. Теперь пора было двигаться далее. Пошли постепенно к трассе вдоль Куры. Близость воды вызывала желание туда залезть, но удобных спусков не было. Олег, однако, большой любитель водоплавания. Он выискал крутой, поросший колючками, спуск к воде и полез туда вниз... Я посмотрел, как он плещется в мутной Куре, и полез тоже...

МухраниСледующей нашей (в основном - моей) целью было село Мухрани. Это совсем рядом, не доезжая реки Ксани. Не помню, как мы выбирались из Мцхеты. Помню только, что делились, и что в закатном сумраке я оказался у поворота на Мухрани. До села еще пара километров, и я пошел ногами... Тут меня нагнали А&О и подобрали.

 

Вез нас местный мухранский таксист. Я спросил, есть ли тут крепость, он ответил - есть, целых две. Сам привез нас к первой. Ворота крепости запираются на ключ, но ради нас даже поехали к владельцам ключа. Не знаю, что им было сказано, но образовалась девушка с ключом и пошла к крепости...

 

-Может, подвезти ее? - предложила А..
-Не стоит, - ответил таксист, - не положено... Сюда, понимаете, цивилизация еще не пришла...

 

МухраниИ вот она шла, а мы ехали... Крепость оказалась прямоугольным в плане сооружением с угловыми башнями, внутри храм и больше ничего, только деревья. Нам принесли лестницу, и мы с А. слазали на башню - я повыше, она пониже. А.не любит высоту, особенно когда под рукой нет парашюта.

 

Вечерело. Пора было разобраться со вторым замком. Таксист уже уехал, оставив номер телефона - мол, будете возвращаться, я к вам подъеду. Мы узнали направление и пошли. По пути нашелся ребенок на велосипеде, который вызвался показать место. Вот мы шли по селу. Запахи навоза, заборы, сады... Обычный сельский антураж, как в России. Шли долго... Подозрительно долго... И вдруг совершенно неожиданно появился лес... Или, скорее, парк... Ровное, чистое место, с красивыми деревьями, сквозь кроны которых пробивались последние лучи заходящего солнца. Самый настоящий парк. Мы пересекли его и увидели то, что местные называли замком. В общем, это была усадьба князей Мухранских - века 19-го, наверное. Сильно порушено, запущено, но стены целы и перекрытия держатся.

 

Здесь нас обнаружила местная молодежь и напала с вопросами. Молодежь плохо говорила по-русски, но народ был веселый и коммуникабельный. Любопытно, что у них при себе была бумажка с хронологией грузинской истории. Вот много вы встречали в российских селах молодежи с хронологией истории? Я пока ни одного такого человека не встретил... А., как обычно, произвела и тут впечатление. Общаясь меж собой на языке Руставели народ заключил, что она в общем-то мелковата комплекцией, но все равно симпатичная. Я решил не переводить.

 

По ходу разговора нас пригласили куда-то к кому-то, где обещали какую-то особенную собаку и что-то еще. Ладно, тоже дело. Так, всей толпой, мы прошли с километр по селу и оказались в здешнем доме. Дом принадлежал художнику Лалишвили. Он создавал из коряг различные фигуры, лепил что-то из снега - в общем, пользовался подручными материалами. В этом доме нам показали пресловутую собаку, которая за кусок сахара могла шлепнуть лапой по клавишам пианино. Местная достопримечательность.

Из глубин мироздания выплыла трехлитровая банка вина. А.от приобщения уклонилась, а мы с Олегом решили продегустировать, за что удостоились строгого А.ного взгляда. Слишком много всего было в этом взгляде, не буду описывать.

 

Вино было местное - холодное, очень слабое, пилось легко, как квас. Холодное вино при здешней жаре - это, скажу я вам, весь спектр ощущений и вся радуга эмоций.

 

Вписываться мы обещали вроде бы у таксиста, так что А. отослала ему сообщение, мы осторожно свели разговоры к прощальным сценам, взялись за рюкзаки и двинулись к замку. Толпа сопровождала нас некоторое время по ночным улицам села, а потом мы застопили автомобиль прямо до замка.

 

Сидели на рюкзаках, ждали. Темнота наступила непроглядная. Таксист не появлялся. Я предложил выйти ногами к трассе. Олег вдруг предложил найти владельцев ключа, вскрыть замок и ночевать внутри. Мы с А. решили, что это неэтично. Он же сказал, что нам либо разрешат, либо нет, все рано мы ничего не теряем. "А куда сейчас идти?!" Что-то странное происходило с ним. Обычно спокойный и неконфликтный он отчего-то занял жесткую и упрямую позицию вплоть до желания остаться тут и ждать чего-то... Это было так непохоже на Олега, что нам стало слегка жутковато. Так впервые проявилась наклонность Олега к депрессиям в часы заката. Позже это случалось не раз.

 

Не помню, как вышло, но он все же пошел с нами. Остановили машину. Водитель, как выяснилось, был нетрезв. Впрочем, ехать недалеко, решил мы... Зря так решили. Водитель уверенно погнал машину по сельской дороге и едва не врезался во встречный автобус - только задел его краем и разгрохал фару... А. и Олег отметили это в сознании как первое ДТП.

 

Мы вышли на трассе Тбилиси-Кутаиси, отошли немного в сторону, нашли укромное место и расстелились там. Ночью приезжала на трасу какая-то машина, долго гудела, но нам ли - проверять не стали.

 

11 июля понедельник Гори. Боржоми. Чешский турист.

Встретил я раз печенега
В тихой долине Мухрани.
Дал ему белого хлеба,
Дал ему мясо фазанье.

( ГЕОРГИЙ ЛЕОНИДЗЕ 1928)

 

 

 

 

 

 

Утром мы проснулись примерно в восемь часов и обнаружилась неприятная вещь - исчез телефон. Я хранил его в верхнем клапане рюкзака, и он был там еще в доме художника, а вот сейчас его нет. Я обшарил кусты вокруг - нет.

 

Замок в МухраниПора было двигаться на запад, но я хотел еще посетить ту крепость, что видна на юге. Было подозрение, что это Мтверская крепость 1513-го года постройки, которая для меня кое-что значит. А. была не в настроении далеко ходить, поэтому мы оставили ее на стоянке и пообещали вернуться через 2 часа. Было 9:30.

 

река КсаниКрепость казалась недалекой, но мы шли и шли, а она не приближалась. Через час пути мы вышли на дорогу, что идет над рекой Ксани в сторону города Каспи. Мутная Ксани внизу, крепость далеко на горе, и лезть до нее еще немало. Я прикинул расстояния, подумал, и решил возвращаться. На прощание сфотографировал Ксани и крепость.

 

На обратном пути мы застопили машину, которая повезла нас с пару километров, а вот чуть дальше, когда до стоянки оставался еще километр, нам встретился местный милиционер. Места тут не туристические и вид наш его удивил - он попросил документы. У Олега они были, а у меня нет. И вот, "в тихой долине Мухрани" началось выяснение сущности.

 

-Где ваши документы?
-Вон там в кустах.
-????

 

Идти с нами до стоянки ему не захотелось. Фамилия моя его так же смутила. Дело шло в неизвестном направлении, но тут приехал на машине его начальник. Милиционер отчитался - вот, мол, товарищ начальник, тут такое дело... Из России... Документы в кустах... Все в порядке, но мало ли...

 

Начальник улыбнулся и дал отмашку - мол, не мешай людям. Пусть гуляют. Пожелали удачи и мы ушли.

Эта задержка съела у нас некоторое количество времени, но к А. мы вернулись почти в срок. Сразу собрались и выдвинулись на дорогу. Наш изначальный план двигаться на Кутаиси слегка изменился - А. не имела избыточной энергии на лазание по большому городу и решила двигаться на Хашури-Боржоми-Ахалцихе-граница. Решили, что так и поедем.

 

И тут появился вчерашний таксист. Оказалось, он таки приезжал к крепости, искал нас, но... Узнав про телефон, решил, что надо срочно ехать до дома художника, спросить... Некоторая логика в этом была. Я предложил А. двигаться на Гори, а я по ходу догоню.

 

Дальнейшее не очень интересно - мы наши дом Лалишвили, про телефон там ничего не знали, и художник даже слегка обиделся, поняв дело так, что вроде как его в чем-то подозревают. Может, действительно, не стоило туда ехать? Ну да ладно... Таксист вернул меня на трассу, полагая, что А. там еще стоит, но А. долго не стоит на трассах, знаете ли... Он провез меня вперед несколько километров на всякий случай и там я вышел.

 

С этой позиции меня увез Коба - молодой современный парень на скоростной машине с музыкой. Угостил абрикосами. В 14:00 я вышел в Гори. Нашел что-то вроде парка и заведение рядом. Бросил рюкзак на хвою под елкой, заварил себе чая в кафе "Арго" и приобрел рядом горячий хачапури за 50 тетри. Съел это все, расстелив пену под елкой. Записал кое-что из происходящего. Шансы найти в Гори А. были невелики, так что я сразу направился в крепость, что громоздится высоко на скале.

 

Горийская крепость впечатляет. Внутри там просто ровное место, поросшее сухой травой, но зато сказочный виды на Куру, Лиахви и окрестности. Жутковатая высота, сильный ветер... В общем, стоило лезть на гору.

 

Гори. Ворота крепости.крепость Гори

 

Я спустился вниз, вымыл ноги в фонтане под крепостью, тут же начиналась дорога на запад, и я пошел по ней, пытаясь остановить что-нибудь. Шел долго. Дорога прямая, с монотонной тополиной обсадкой. Образовалась полиция, глянула документы и укатила. Остановилась легковая, подвезла до основной трассы.

 

Тут тоже пришлось постоять. Устав стоять, поел вперед и вышел к мосту через Лиахви. Внизу, извиваясь по гальке, мчалась быстрая река, кое-где она была хитро перегорожена, так что кое-как можно было купаться. Мысли о купании давно преследовали меня, ибо жара донимала серьезно. Но жалко было терять время.

 

Остановилась черная "Волга". Согласилась везти до Боржоми за 10 долларов. Или хоть за 10 лари. Я весьма удивился.

 

Забрал меня оттуда микроавтобус. Помню, что водителя звали Гиа, ехал он с напарником. По ходу разговора прояснилось, что едет он непосредственно в Трабзон. Мне сказал - поехали, чего там... Я задумался. Заманчиво проскочить до Трабзона, но пролетать Кутаиси и Батуми насквозь не хочется. Пересилив соблазн, я отказался, и вышел в Хашури в 17:15.

 

Хашури - это то место, где от кутаисской трассы отделяется боржомская. На развилке бензоколонка и всяческие домики. Боржомская трасса проложена прямой линией и обсажена справа двумя рядами сосен. Слева тянется арык, там плескались дети. Я шел в тени сосен, и снова остановилась та черная волга. И снова мне повторили про 20 долларов. Хм...

 

Здесь меня подобрали трое - Гиви, Владимир и Амиран. Выглядели они подозрительно. Что-то неуловимо криминальное мерещилось мне в их внешности и поведении. Но ощущения мои ничем не оправдались. Они везли меня до самого Боржоми, по пути, в Ахалдаба, остановились у трактира и устроили ужин с мясом, сыром, овощами и водкой. Пришлось пить. Потом снова дорога - горы и леса, Боржомское ущелье во всей своей красоте. Меня привезли в Боржоми и высадили у самого интернет-кафе.

 

Было 19:15. Боржоми мне чем-то понравилось. Много деревьев, река, горы... Сумрачно... Залез в интернет (2 лари час, минимум полчаса, я и взял полчаса, но истратил меньше, и с меня взяли 80 тетри!) и прочитал А.но сообщение:

 

11.07.2005 18:42(местного 19:42) Леха, мы в Ахалцихэ. Ждем тебя в Вале. Иначе увезут обратно в Боржоми поить чаем. . ;) Сейчас 19.36 давай уже в Вале в 21.00

Загадочно. Уже в Вале. Рвать туда ночью и проходить Ахалцихе насквозь как-то не хотелось. Оставил свое:

11.07.2005 19:31 Вчера выехали из Тбилиси, приехали в Мухрани, облазали местную крепость и усадьбу Мухранских с шикарным парком. Местные пригласили в гости, напоили очень хорошим местным вином - слабы и холодным, как квас. Выбрались из села и ночевали в зарослях...
11.07.2005 19:36 ПРОДОЛЖЕНИЕ: утром обнаружил пропажу телефона... А.Олег поехали на Гори, а меня повезли в Мухрани на поиски телефона - безрезультатно. Днем подбросили до Гори(14:00), где изучил местную крепость - сказочное место. За Гори постоял с час и подобрал микроавтобус, идущий в Трабзон. Приглашали с ними, но я все же вышел в Хашури и пошел на Боржоми. Подобрали местные, увезли в Боржоми, по пути в Ахалдаба, напоили водкой с шашлыками, хачапури и иными вкусностями. И вот я в Боржоми, в инет-кафе, где берут 2 лари в час, минимум полчаса... В небе тучи, пахнет дождем... После водки смутное такое состояние. Поехал бы в Вали, но Ахалцихе тоже посмотреть хочется. Подумаю...

 

Я медленно двинулся на выход из Боржоми. Смотрю - впереди человек с рюкзаком. Нагнал, что-то спросил. Человек оказался чешским бэкпекером, и звали его Ян. Он приехал в Грузию с другом, к которого сейчас проблемы с глазом, так что он лежит где-то в Тбилиси, а Ян решил посетить Боржомский национальный парк. Ну пошли мы вместе искать ночевку.

 

По пути я показал Яну научный способ организации чая - зашел в придорожный трактир и спросил там горячей воды. Почему-то у Яна не было с собой кружки, а только что-то вроде мелкой металлической миски. Обитатели трактира смотрели на нас как на что-то экзотическое: тут и русских-то уже давно нет, а чехов тем более...

 

Пока пили чай, совсем стемнело. Мы пошли вперед в надежде на удачу, и она случилась - нас подобрала старая, дребезжащая легковая машина. Водителя звали Нукзар, он ехал в село Квабисхеви. Нам сказал - чего вы тут ходите, поехали ночевать. Я перевел назад Яну - нас, мол, в гости приглашают. Он как-то странно улыбнулся в темноте.

 

Боржомское ущелье

 

 

Ехали с некоторыми приключениями - уже в селе машина заглохла и пришлось предпринимать долгие телодвижения для ее спасения. Село было погружено в темноту. Там рядом гидростанция, но что-то в ней испортилось и света в селе не было. Дальнейшее изложу кратко, хотя вечер то был длинен. Мы сидели в доме Нукзара, нас кормили хлебом, помидорами и сыром. Появилась канистра боржоми. Появилась банка вина - хорошего, но мухранское мне больше понравилось. И в итоге нас отвели на второй этаж, где оставили спать в большой комнате на диванах...

 

Так закончился этот день.

 

12 июля. вторник Ахалцихе. Граница. Ардаган.

 

Я проснулся около 8:00, чуть пораньше. Из окна дома, где мы ночевали, открывался потрясающий вид на горы, и только дерево прямо по центру помешало мне сделать фотографию. Проснулись хозяева, проснулся Ян. На ему намеков не было и мы решили продолжать путь. Обнаружилось, что вчера я серьезно сжег шею, и теперь она ощутимо болела.

Ян спросил хозяев, где тут национальный парк. Нукзар сделал широкий жест рукой - везде. Ян с некоторой тревогой посмотрел ан окружающие его громады гор - он явно как-то иначе представлял себе национальные парки.

 

ЯнМы попрощались с Нукзаром, покинули его дом, вышли из Квабисхеви и остановились под навесом автобусной остановки. Ян сказал, что у него есть хлеб и сыр. Я сказал, что у меня есть газ и чай, и мы устроили завтрак прямо на широкой скамейке остановки. Ян листал путеводитель. Он все решал, ехать ли в национальный парк или направиться в Вардзиа. Национальный парк был вокруг, Ян смотрел на крутые склоны гор, лишенные тропинок и указателей, и не знал, на что решиться. Наконец, решился в Вардзиа.

 

От остановки мы застопили лейтенанта отдела по борьбе с экономическими преступлениями, который ехал прямо в Ахалцихе. Лобовое стекло его машины было в дырах от пуль. Я спросил его о жизни грузинской милиции теперь, при Саакашвили. Он ответил, что теперь немного получше. Сам он получает зарплату 8500 лари, жить можно. Взятки сейчас действительно мало берут.

 

-Раньше почему брали? Не потому, что денег не хватало... Так было принято. Так сложилось, брали все. Сейчас это не принято. Отношение другое стало.

 

Он привез нас в Ахалцихе, высадил на дороге, ведущей в центр и свернул влево, на мост.

 

Ахалцихе

 

Ахалцихе. В переводе - Новгород. Некогда столица княжества(атабагства) Самцхэ, которым владел род Джакели. Потом долго был турецким городом, до 1828 года, до той самой войны, в которой принимал участие Пушкин. Мы пошли к центру. Я размышлял, куда бы извести остающиеся у меня грузинские деньги. Купил дыню за 1,60 лари и мы съели ее в садике на скамейке.

 

Крепость АхалцихеОбнаружили что-то вроде площади. Влево уходили центральные улицы города, направо - извилистая дорога в крепость. Мы добрались до крепости. Она оказалась одновременно музеем, вход для местных - 1 лари, для нас - 1,5. В музей меня особенно не тянуло. Мы позаимствовали у охраны бутылку воды, и пошли посмотреть местный храм старинного вида.

 

В итоге мы прошлись по улицам города, обошли вокруг храма, где скапливался народ по случаю праздника, застопили машину обратно до площади и там я расстался с Яном - примерно в 11:20. Он двинулся в сторону выезда на Вардзию, а мне надо было найти интернет и полти на границу. Я сделал долгую петлю по центру Ахалцихе и чудом нашел интернет.

 

-Не работает, - пояснил мне администратор, - связи нет...

 

Но оказалось, что интернет работает, только очень медленно. Я залез в свою гостевую и узнал, что А.с Олегом ждут где-то на границе. Оставил сообщение:

 

2005-07-12 11:40:11 Ночевал в деревне под Боржоми, встретил туриста из Чехии. Сегодня с ним приехали в Ахалцихе, полазали по крепости и вот сейчас нашел единственный почти в городе медленнейший интернет... Иду на выезд и на Турцию. АЛЕКСИ! Кинь А., где я.

 

Интернет как бы не работал, поэтому и денег с меня не взяли.

 

Ахалцихе-ПософЯ вернулся к площади. Оттуда начинается дорога на Турцию. Здесь меня подобрала машина, идущая в Вале - двое мужчин и одна женщина. Трасса через Вале не идет, и я вышел на повороте. Тут было тихо, ни машин, ни людей. И все же меня подобрала медленная бетономешалка. Выбирать не приходилось... Мы поползли по горной извилистой дороге. Асфальт кое-где исчезал, начиналась разбирая гравийка. Дорога то круто спускалась в селения, то столь же круто сползала в гору. Только около часа дня водитель остановился у поворота и показал мне рукой - вон там Турция. Я вышел...

 

А.с Олегом все еще ждали меня - я заметил их, сделав несколько шагов к границе. Оказалось, они приехали сюда еще вчера вечером, ночевали тут, вызвав некоторое внимание окружающего мира. Утром А.ела лошадь... Ну не могла же она на ней не поездить? Поездила... Результат - что-то со спиной. Идти может, даже рюкзак нести может, но с некоторым усилием. Плохо дело.

 

Мы приблизились к границе... Три года назад, 15 сентября 2002 года, уставший и голодный, пришел я к этому месту со стороны Турции. Я надеялся получить визу на границе, но меня послали. В Трабзон. И я стоял и смотрел на вожделенную Грузию, и была она рядом, за сеткой, но войти в нее я не мог...

 

И вот теперь я подошел к этой самой сетке с другой стороны. Грузинские пограничники неторопливо проверили документы, задали пару легкомысленных вопросов, шлепнули выездные штампы и пропустили нас за сетку. (Про деньги не заикнулись, а в свое время, говорят, тут всерьез разводили на 5-10 долларов.) Через несколько метров - турецкая сетка. И тишина. Мы изобразили какие-то телодвижения, походили из стороны в сторону, и появился человек. Он направил нас к будке, где тоже никого не было. Минут через двадцать явился соответствующий чиновник, изучил наши документы, задал пару вопросов, поулыбался А. и наклеил оранжевые марки виз. И поставил штамп. Деньги взял долларами - 20 монет.

 

Не помню, до или после этого, но нам велели зайти в другую дверь и получить какой-то медицинский штамп. И поставили его почему-то на грузинскую визу.

 

Грузия закончилась, и было ее всего 4 дня, хотя ощущений осталось как от целого месяца. Как будто три-четыре дня проходили мы Военно-Грузинскую дорогу, как будто с неделю жили в Тбилиси, несколько дней в Мухрани... И так далее. Грузия запомнилась вином, хлебом, храмами и крепостями. И отношением людей. В целом здесь оказалось даже лучше, чем я предполагал. На удивление лучше. Странно вспоминать советы некоторых людей: "Не время туда ехать, там сейчас опасно..." Трудно даже поверить, что слова эти относились к Грузии. А ведь относились.

 

 

ТУРЦИЯ

 

Итак, 14:00, мы в Турции. Все как тогда, три года назад. Вот тут я сидел в тени грузовика и морально помирал, вон домик, где я варил кашу... Машин не было вообще. Мы постояли немного в удобном месте в тени дерева. Проскочило несколько машин - не остановились. Странновато после Грузии.

 

Я решил делиться - пошел вперед. Дорога тут сразу изгибами уходит наверх, идти нелегко, да еще и жара, но я шел... А что еще делать на пустой трассе? Воды не было... В верхней части серпантина я остановился - далеко внизу были видны А.и Олег. Я видел, как к ним подъехал большой автобус, постоял и укатил, а они остались... Мимо меня он проехал, не задержавшись. И вот так все немногие машины проезжали мимо них, а уже потом мимо меня. Когда мне надоело стоять, я пошел дальше и добрел до селения Eminbey. На окраине - настоящая чешма! (Тумба с краном и большим желобом, откуда пьет скот.)

 

Оттуда, уже слегка умытого, меня забрала очень цивильная машина, идущая в Пософ. Причем завезла зачем-то в самый центр города. Ранее я тут не был. Забавный городок - живой, суетливый... Парень куда-то сбегал, потом вывез меня на трассу, к ресторану. Кажется, он в тайне надеялся, что я прельщусь рестораном... Смотрю - чуть ниже по склону на трассе стоят А&О.

 

Времени мы потеряли изрядно, было уже около пяти часов. Я снова собрался было уйти вперед, но прошел недалеко - А. стопила микроавтобус в Ардаган, который захватил и меня. Так получилось, что А. оказалась спереди с водителем, Олег в задней части автобуса на каком-то ящике, а я устроился сразу за креслами, чтобы не оставлять женщину без присмотра. Турция все-таки.

 

И вот начинается долгая история нашего общения с ардаганцами. Водителя звали Мехмет, он оказался курдом, а к курдам А.неравнодушна. Он что-то рассказывал, расспрашивал, даже вылез из машины и сорвал для А. цветочек. Что-то вроде мака... Надо сказать, что с момента пересечения границы на Олега возложили роль фальшивого мусульманского мужа. На цветок ему стоило хоть как-то отреагировать, но он не отреагировал никак. Он вообще смотрел в другую сторону.

 

В 18:30 мы приехали в Ардаган. Машина свернула на окраину города, к мастерским. Здесь мы провели с пару часов среди курдов. Нас кормили помидорами, арбузами, еще какой-то едой, до бесконечности расспрашивали о жизни... И снова Олег напрочь забыл о роли мужа и даже не сел рядом с собственной женой. Со стороны можно было подумать, что у них в семье глубокий конфликт и взаимонепонимание.

 

От мастерских нас повезли в дом Мехмета. Там обнаружилась вся его семья, в количестве нескольких женщин, всяческой молодежи и старушек. Началось долгое, неторопливое общение, как это всегда бывает в Турции. Чай. Еда. Телевизор с танцами. Мытье рук. Приход соседа. Я так и не понял, спим мы тут или нет... Лишь глубокой ночью нас повели во двор, усадили в машину, отвезли в центр Ардагана и - вписали в отель. Не люблю я, когда вписывают за чужие деньги, но слишком устал, чтобы формулировать какие-то мысли на этот счет.

 

Отель был недешевый, А. оценила его лир в 15 с носа. Ее вселили в одну комнату с мужем, меня отдельно, рядом. В обоих комнатах имелся душ. В общем, цивилизация. Она иногда приносит некоторую условную пользу.

 

13 июля среда.

 

Ардаган. В этом городке я уже в третий раз. В центре города есть парк, обнесенный кирпичной оградой. Я увидел его, когда утром выглянул в окно. Увидел я и перевал Чам, который нам предстояло сегодня одолеть. Ардаганскую крепость тоже было видно. Я зашел к молодоженам и показал все эти достопримечательности.

 

Мы покинули отель. Теперь нужно было поменять доллары, найти интернет, поискать еду и двигаться на Эрзурум по красивой трассе мимо Артвина и Юсуфели. Обменник нашелся не сразу и лишь с посторонней помощью. В близлежащем интернете оставил сообщение:

 

13.07.2005 10:21 АРДАГАН. Вчера встретил на границеe A&O. Около 17:00 поймали машину в Ардаган. Здешние курды накормили и вписали в отель. Двигаемся все вместе на Эрзурум.

 

Двинулись на выход, заглядывая в магазины. Хлеб тут оказался по 500 000 старых лир, к моему удивлению. Я-то рассчитывал на 100-200 тыс. Потом понял, что в горных районах всегда так. В общем, не порадовали цены. Мы перешли мост, встали на выезде, и я снова отправился в одиночное движение для ускорения перемещения. Скоро меня подобрала цивильная машина до Шавшата. Водитель ехал с дочерью лет семи или восьми. Дочь время от времени фотографировала телефоном окрестности или меня. В 12:00 мы проехали любимые мною серпантины здешнего перевала - среди гор и сосен(девочка щелкала телефоном направо и налево) - и в Шавшате я вышел в 12:30. Солнце, городская суета, мысор строек, автомобили... Я вышел из Шавшата хорошо знакомой извилистой дорогой и обнаружил что-то вроде замка, чего не замечал в прошлые свои посещения. Но вот тут, где-то в 13:00, остановился автобус, в котором уже ехали А&О.

 

Автобус шел в Артвин. На нем мы прошли все извивы трассы, проехали красивое ущелье, которое я некогда проезжал на грузовике, и в 15:00 вышли в том месте, где траса уходит вправо на Артвин, влево через мост на Ардануч, и где находится старинный турецкий мост. Внизу шумела вода - изможденный жарой я полез вниз по осыпи к воде...

 

most.jpg

 

Здесь мы устроили чаепитие. Под навесом автобусной остановки - построенный из жердей - мы установили на скамейке примус и котелок. И так устроились в тени. За мостом был какой-то дом, мы с Олегом прошлись туда на разведку, но живых людей в доме не оказалось.

 

Может и стоило пройти еще 10 километров до Ардануча, но времени на это тратить не хотелось. Сидели, пили чай с хлебом, который А&О цапнули за 400 000 в Шавшате. А.жаловалась на жару - опыт посещения Египта и Туниса почему-то не помог.

 

Снова решили разделиться для скорости, чтобы встретиться у тортумского водопада. Я ушел вперед и вскоре меня забрал некий Осман, который ехал в Юсуфели. С ним я проехал красивую трассу Артвин-юсуфельский поворот, где есть пара старинных мостов. Я обратил внимание, что за три года мосты заметно испортились. Еще пара лет и от них ничего не останется... Зато отгрохают на их месте нечто бетонное. Глобализация, значит.

 

На юсуфельском повороте я вышел в 15:46. Посидел в тени... Не очень помню, как я двигался дальше и где встретил А.. Помню, что они подобрали меня на какой-то фуре, едущей в Эрзурум. Водитель был веселый и жизнерадостный, но имени его я не запомнил.

 

Мы вышли возле указателя на "Тортум шелялеси". Вокруг сухие горы, неподалеку строения, обнесенный колючкой. Я прошелся на разведку в направлении водопада. Дорога шла через проходную, там пили чай охраники.

___ -Водопад? Нету водопада. Воды нет, высохла. Давай чай пить.

Я ответил, что нас тут несколько и пошел за остальными.

 

___ -Есть две новости, хорошая и плохая, - сказал я А., - плохая та, что водопад кончился, а хорошая - нас зовут пить чай здешние охранники. Подозреваю, они водопад и выпили.

 

Чаепитие длилось недолго, мы выяснили направление к тортумскому озеру и двинулись туда, ибо озеро тут совсем рядом, менее полукиломтера. Озеро Тортум узкое и длинное, как река. С обеих сторон сухие горы, поросшие колючками и елочками. Мы находились на северном конце озера, где имеется что-то вроде дамбы. По ней мы перешли на противоположную сторону и пошли искать место под ночевку и купание. Мы, конечно, могли бы сегодня попасть в Эрзурум, но что там делать ночью, непонятно, так что мы перенесли посещение города на утро.

 

Трасса тянется вдоль западного берега озера, а вдоль восточного просто дорога, которая упирается в военную зону, причем военные заняли самое симпатичное место. Мы нашли себе ровное место на горке, нашли удовлетворительный спуск к воде и остались там жить. Горка была каменистая, совершенно без травы, но дрова там имелись, а так же имелся красивый вид на озеро и на селение Зыхыч на другом берегу. А.фотографировала селение в вечернем свете, и потом еще отдельно ночные огни.

 

Спать было жестковато, но тепло и тихо.

 

14 июля четверг. "Многодорожный наш Арзрум".

 

Тортумское озеро Проснулись рано. Вид с нашей стоянки на озеро и горы был сказочный. А.сотворила кофе. Я снова подумал, какая это великая вещь - кофе. Мы сварили гречу, чай, съели все это и двинулись на трассу. Надо было попасть в Эрзурум. Там мы делились - А.стремилась к Арарату, я же интересовался городом Элязыг, где еще не был.

 

В 10:00 мы вышли на ровный асфальт. Я пошел вперед. Вскоре А.с Олегом застопили и укатили вдаль берегом озера. Так мы расстались почти на неделю, и встретимся уже только в Сирии.

 

Я скоро остановил "Рено", на котором ехал Ахмет с сыном. Трасса делала хитрые изгибы, но за городом Тортум стало ровнее и машина увеличила скорость. В 11:15 проезжали мы Тортум, и ровно в полдень въехали в Эрзурум. Помню, стояли некоторое время у мастерской. Надписи гласили, что тут можно отремонтировать Жигули, Волгу и Ладу.

 

Эрзурум.Я вышел почти в центре, но не сразу сообразил, где именно. Пошел наугад чрез окраинные районы. Погоды была хорошая - сухо, солнечно, совсем не так промозгло, как в прошлое мое посещение. Обычно в высокогорном Эрзуруме погода не радует... Я шел, и в голове моей оформлялись две мысли: надо бы найти иранское консульство и интернет... Неожиданно наткнулся на дом полиции. Вошел. В дверях стоял мент с автоматом - на мой вопрос об иранском консульстве он ответил кратко и сухо. Но тут за его спиной возник некто иной, и тут же с восторгом пригласил меня внутрь.

 

ЭрзурумЗасуетились полицейские, замелькали рюмки с чаем, заулыбались девицы в форме. Меня усадили на диван к столу, напоили чаем, расспросили о жизни, поинтересовались, не надо ли мне чего. Узнав про консульство, нарисовали от руки план попадания. Потом вывели на улицу, остановили автобус и велели ему доставить меня до места. Мол, лучший друг эрзурумской полиции очень спешит в иранское консульство...

 

Консульство живет на современной окраине, к югу от центра. Ногами достигается легко. Охранник попросил оставить рюкзак снаружи. Внутри было два-три человека, я обратился в окошко с вопросом о методике получения иранских виз. Мне сказали - 62 евро и неделя времени. Я загрустил. Вот если бы 30 или 40... Торговаться не стал, настроения не было.

 

Я вернулся в центр, по дороге разменял 5 долларов на лиры, и нашел интернет. Стоило это очень по-божески, 50 курушей(минимум для Турции), я взял 15 минут.

 

2005-07-14 13:42:16 Эрзурум. Ночевали у Тортум-озера. Утром расстались, в 12.00 я был в Эрз(уруме). Полиция напоила чаем и вписала в автобус до иранского консулата. За визу Иран хочет 62 доллара. Сейчас иду в центр, потом на ЭЛЯЗЫГ.
ALEXY, если увидишь Миронова, пусть он НЕ кладет мне на трубу 300 р., я ее потерял
!

 

Впоследствии оказалось, что с просьбой не класть деньги я запоздал...

 

В интернете этом я застрял. Администратор решил напоить меня чаем, потом стал расспрашивать о России и сказал, что хочет написать книгу про войну 1877 года, или про начало 19 века, ибо есть у него знакомый издатель... А вот информации мало... Я рассказал ему про фильм "Турецкий гамбит" - мол, запоздали... Намекнул на Пушкина. Такого поэта он не знал, но обещал выяснить.

 

 

Часа два ушло у меня на эти разговоры. Из интернета дошел до знаменитого эрзурумского медресе и сфотографировал его пару раз. Тут меня встретил молодой турецкий парень Абдурахман. Ему было интересно пообщаться на английском, и вообще посмотреть на живого иностранца. Ну, перешел я с турецкого на английский... Парень просто шел рядом со мной и общался, чем отвлекал меня от изучения города. Так, за разговорами. Я прошел почти весь город до западной окраины. Там парень ушел, но появились два приставучих ребенка, которые предлагали поделиться с ними деньгами. Ибо у меня их, понимаете ли, много. Я сказал, что как раз у меня их мало, а у них много, так что пусть делятся они. Идея им не понравилась и они дистанцировались. Любопытно, что они тоже начали стопить, причем таки застопили машину и уехали на ней!

 

Впечатление от Эрзурума было слегка испорчено этими событиями, но на выезде меня подобрал грузовик и провез за Ылыджа, до стоянки, где я вышел в 17:00. Везли курды, Осман и Ахмет. На стоянке обнаружилось едальное заведение, но дорогое. Чорба по 2 миллиона, айран по миллиону... Странно. Или Турция подорожала за 3 года?

 

С позиции возле заведения меня забрал грузовичок, где ехали трое - снова курды. Один - интеллигантного вида, в очках, очень позитивный. По пути они завернули в трактир, где у них были какие-то дела, а меня накормили мясом, рисом и чаем.

 

Я расстался с ними в Ашкале. Пошел вперед, долго брел мимо абрикосовых садов. Неожиданно остановился автобус, следующий в Эрзинджан.Как ни странно, согласился провезти некоторое расстояние. Ехали долго, я всматривался в пейзажи, боясь проскочить свой поворот на Элязыг. Было 20:00, когда я его заметил, добежал до водителя и сказал, что - вот, тут... Но с полкилометра мы проскочить успели...

 

Вечерело, закатный свет лежал на горах. Извивалась быстрая река, и трасса на Элязыг уходила через мост в горы. Я перешел мост, спустился к воде вымыть ноги, и тут меня захватили в плен солдаты. Дело в том, что как раз на повороте находится блокпост. Далее на юг - курдоопасные места, там "террористы", там война. У меня проверили документы, усадили на стул и велели чего-то ждать. Время уходило, еще полчаса и совсем стемнеет...

 

Любимых солдатами автобусов не было и явно не предвиделось. Но тут появился маленький грузовичок. Солдаты провели с водителем беседу и велели ему меня взять. И полез я в кабину... Водителя звали Яшар, он был хатайский турок. Я извинился, что вот так нарушаю его покой, он ответил - не страшно. Во только сама моя поездка его удивляла.

 

Мы ползли вверх по серпантинам, взбираясь на перевал.

 

-Зачем сюда приехал? - удивлялся Яшар, - чего тут хорошего? Тут террористы! Тут опасно, везде опасно!
-Пока проблем не было...
-Как не было? Везде проблемы! Много проблем!

-Где проблемы?

 

Как раз проезжали село...


-Да вон, - Яшар показал на трех девочек у дороги, - может быть, это проблема. Или вон - проблема.

 

И показал на собак. Я ответил, что у меня с собой оружие:

 

-Kiliç var.

 

Он попросил показать, а то, мол, полиция, мало ли... Я достал свой жутковатый нож... Потом был еще один блокпост и проверка документов. От ментов Яшар вернулся в еще большем расстройстве чувств. "Problem çok!" - жаловался он, взмахивая руками. Я вспомнил дороги Казахстана с простреленными указателями. Здесь вроде такого нет.

 

Мы ехали уже в темноте, и только кусок дороги был виден в свете фар. Неожиданно я заметил слева, у склона, человека в камуфляже. Он сидел, пригнувшись, с автоматом в руках. Так он и мелькнул в свете фар. Потом - другой. Потом еще один. Видимо, шел отряд и отошел с дороги... Значит, война все же есть.

 

В 21:30, в совершеннейшей темноте, я вышел в городе Тунжели, населенном пункте, вмещающем 25 000 человек. Это самый центр охваченного войной, терроризмом и дикими собаками района, и мне надо было тут как-то ночевать. Трасса сворачивает налево, через мост, а дорога в город - вправо и вверх, серпантином почти. Я поднялся в город. Парков и зарослей не было. Я попробовал вписаться в мечеть, но мне сказали, что это невозможно, что все закрывается... Нельзя. Не положено. Тогда я нашел что-то вроде газона среди деревьев, совсем рядом с полицейским участком. Завернул туда, как бы прогуливаясь. Лег, как бы отдохнуть. Здесь меня было почти не видно, но образовалась неприятная проблема - собаки. Чем-то я им не понравился, и они стали вертеться вокруг и возмущено лаять. Я думал, что им надоест, но они проявляли упорство. Рано или поздно кого-то это лай достанет, и кто-то явиться разобраться. Пришлось мне собираться и покидать это место.

 

Изгнанный собаками из города, я вернулся к мосту, спустился к реке, нашел там что-то вроде полянки и устроился там под деревом.

 

Между тем А.с Олегом сегодня также достигли Эрзурума и, двигаясь на восток, заночевали в Догубаязите.

 

15 июля. пятница Герилла форевер .

 

Ночью пришел неизвестный человек, улыбнулся, спросил, нет ли проблем. Я ответил что-то ободряющее. Спал я долго и окончательно проснулся только в 9:00. Людей рядом не было, весело журчала река, город Тунжели оставался где-то наверху. Я сварил кофе на газу, доел какие-то конфеты. Пора было двигаться на юг, впереди были сложные серпантины и город Элязыг.

 

Вышел на трассу. Остановилась маршрутка - обычная рейсовая маршрутка, но взяла и провезла некоторое расстояние. Водителя звали Seufi, некогда он ездил в Германию и представлял собой позитивный вариант европеизированного турка.. Что-то во мне его восхитило, он завез меня к магазину, завел за прилавок и там устроил завтрак из сыра, помидор и оливок. С собой вручил мешок еды: груш, помидор, хлеба и горького перца. Я оказался на окраине Тунжели, возле мастерской, производящей надгробия. Тут, возле мраморных плит, мне удалось застопить бензовоз.

 

ДжабраилВодителя звали Джабраил, он был курд из Диярбакыра и ехал как раз в Диярбакыр через Элязыг. От Тунжели туда можно попасть двумя путями - длинным посуху и коротким через Пертек, где паром. Джабраил ехал через Пертек.

 

И снова горы и перевалы. Здесь тоже много вооруженных курдов, но Джабраила это не пугало, скорее наоборот.

 

-Тут герилла, - сказал он, - тут турецких солдат нет. Они тут бояться появляться. Тут кругом герилла. Но туристов не трогают. И меня не трогают. Два брата у меня было. Погибли. Герилла.

 

Я не сразу сообразил, что это по видимости, заимствованное герилья - партизанская война.

 

Мы ползли по изгибам серпантина, то всползая в гору, то спускаясь в ложбины. В одном месте Джабраил показал смятое ограждение - тут недавно ушел в пропасть целый автобус, много народу погибло...

 

 

Еще далеко, с гор, мы увидели Пертек. Джабраил спешил, он боялся опоздать на паром и потерять час времени. На приличной скорости мы пролетели Пертек, миновали блокпост и выкатили на бетонную площадку у причала. Это было красиво - желтые, иссушенные солнцем горы, синяя вода, плеск волн и запахи водорослей. Прямо в воде стоял стол и рыбак торговал здоровенными рыбинами. Навес над стойкой с напитками - Джабраил купил айран...

 

паром

 

Подошел паром с опущенной платформой заезда. Мы вкатили на него наш бензовоз, рядом встал диярбакырский автобус. Медленно отвалили от причала, развернулись... Я стоял на носу. Внизу журчала вода. Справа - остров, похожий на выглядывающую из воды вершину горы.

 

В два часа дня мы въехали в Элязыг. Джабраил заехал в больницу, где должен был слить газ. Он обещал завезти меня еще куда-то, но въезд и слив газа проходил с осложнениями, так что в какой-то момент я вышел и двинулся далее самостоятельно.

 

Город Элязыг расположен на высоте 1000 метров от уровня моря, его населяет 266 200 человек. Элязыг не произвел на меня особенногго впечатления. Это один из тех турецких городов, у которых нет "лица". Просто дома, просто улицы. Нет напоминающегося парка или особенной какой-то мечети. Крепости тоже нет. В эту поездку я посетил Элязыг и Малатью, и сейчас не очень могу соотнести картинки воспоминаний с конкретными городами. Все одно и то же. Есть в Турции такая группа однообразных городов. Сивас, например.

 

Где-то на улице угостили чаем. Нашел пшеничную крупу и приобрел полкило за 40 курушей. Перепало винограда и пара картофелин. Виноград я съел, улегшись на газон одной из улиц. Подходили дети, знакомились, спрашивали всякое... Нашел интернет, который для меня оказался бесплатен:

 

15.07.2005 15:26 ЭЛЯЗЫГ. Ночевал в Тунжели, после долгой горной дороги, слухов о войне и пр. Утром накормили сыром, подарили хлеба, помидор и перцев. Переплыл водохранилище на пароме... Красота. Солнце, озеро, айран... Сейчас на выход, буду ночевать на озере между ЭЛЯЗЫГ и МАЛАТЬЯ.

 

В 16:40 я вышел на трассу и застопил грузовик... Он был медленный, что само по себе еще терпимо, когда выбираешься из города, но через некоторое время он стал совсем медленным. Он то разгонялся до 50 километров, то плелся под 10-15 кило в час... Даже Админ, водитель, выглядел виновато. Обычно я все равно еду, чтобы не огорчать водителя, но до Малатьи было 100 километров, мне надо было проехать всего 50, но такими скоростями я бы потратил на это часа четыре. Пришлось осторожно извиниться и под каким-то невнятным предлогом выйти. Это было в 25 километрах от городка Кале.

 

Почти сразу застопился микроавтобус. Водитель ехал с сыном и вроде бы в Малатью, но мене туда в ночь не нужно, мне нужно воду и дрова. Мы доехали до Евфрата, переехали мост через Евфратское ущелье и видно стало справа водохранилище с крутыми берегами. В одном месте я заметил красивый зеленый полуостров и попросил остановить тут.

 

Полуостров был, наверное, бывшим садом. Он был засажен фруктовыми деревьями всех сортов, а кроме того, он плотно зарос колючками и был густо населен муравьями и цикадами. Звон в воздухе стоял невыносимый. Я дошел до самого конца полуострова, попробовал устроится на траве, но колючки и муравьи заставили сменить позицию - я перебрался к воде на песок.

 

Место было симпатичное, но для купания не приспособленное: метрах в трех от суши начинались густые заросли водорослей. Пришлось плавать по узкой полосе чистой воды.

 

Развел костер, установил котелок на камни и сварил себе суп из картофеля, сладкого перца, помидор, и горького перца, подаренного в Тунжели. Это была усовершенствованная версия "супа Троянского", и я назвал его "суп Евфратский".

 

Солнце село за горы, янтарные отсветы угасли, потише стали цикады, и я тоже отправился спать.

 

Между тем за сегодня А.с Олегом облазали Исхакпаша-сарай и прибыли в город Ван.

 

16 июля. суббота. Родная Антиохия.

 

Ночь была неспокойной, ибо случилась, что называется, "война с саламандрами". В водохранилище обитали лягушки с громким голосом. Одна из них обосновалась совсем рядом от меня и посреди ночи принялась квакать. Я швырнул в ее сторону камень. Не помогло. Я швырнул камень побольше. Лягушка помолчала некоторое время и заговорила вновь. Я попробовал не обращать на нее внимания - тоже не получилось. Эта гадина была до обидного близко - я принялся яростно бомбардировать ее, невидимую, камнями всех размеров. Ничего живого не выжило бы в секторе камнеметания, но лягушка оказалась бессмертной. И снова я пытался уснуть, и снова просыпался, и так всю ночь. Меня посетил ужас. Никогда я еще не встречал лягушек столь нечувствительных к камням и столь бесстрашных.

 

Проснулся в 7:00, сварил булгур, добавив в него яблок. Что-то изменилось в Турции с последнего моего приезда, вот и булгур получился какой-то странный...

 

После каши собрался и двинулся вверх, на трассу, через заросли яблонь и инжира, мимо простыни с сушащимися абрикосами. А трассе обитали трассостроители, там стояли их вагончики, грузовики и горы щебня. Один грузовик как раз выползал на трассу. Возьмет или нет, подумал я.

 

Водитель высунулся в окно, помахал мне рукой, остановил машину и выскочил навстречу. Задал два-три дежурных вопроса и потащил меня к вагончикам. Идем, мол, там чай и вообще...

 

Среди вагончиков был поставлен стол, рабочие завтракали. Меня усадили возле титана с чаем, поставили рюмку, придвинули лепешки и тарелочку с оливками. Так же на столе нашелся сыр и варение. Полчаса ушло на распитие чая и рассказ о своей сущности.

 

Когда я покинул строителей, меня подобрала "Таврия". Водителя звали Ахмет, он был родом из Амасьи и ехал через Малатью. В 11:00 я вышел из его машины на малатьинской объездной, которая проходит через северную окраину города.

 

Малатья город древний. При греках он назывался Милитена и располагался чуть севернее. При первых крестоносцах здесь была столица государства Данышмендов. При всем этом ничего особенного в Малатье нет и смотреть тут стоит разве что на жизнь народа.

 

Я решил сперва найти интернет.

 

Интернета в Малатье оказалось много. Первый давал минимум час. Второй восхтел поллиры за 5 минут. И тольк третий оказался бесплатен. Я написал кратко:

 

16.07.2005 11:34 Ночевал у озера, варил суп вечером и кашу утром... Народ! Завтра я в Самандаге - ОТТЕР, приезжай! Завтра в Антакье зайду в инет.

 

Долго кружил по городу, пару раз попал на угощение чаем. Приобрел некоторое количество винограда и устроился возле одного из фонтанов с этим виноградом. Неподалеку на скамеечке образовалась симпатичная местная девушка. Девушка была турецкая, но все же мусульманская, то есть, одета была на либеральный европейский манер, но в мою сторону все же не смотрела и делала вид, что просто отдыхает. Образовались местные дети с целью просто потрепаться. Потом они разбрелись, и я услышал краем уха, как девушка интересуется у одного - а кто это такой и откуда он? Вот так. Напрямую со мной общаться ей нельзя, а с детьми можно.

 

Долго и запутанно выбирался на трассу. Местный житель провел некоторое расстояние. На трассе меня скоро взяли двое - Байрам и Измаил, и довезли до автостоянки(13:15). Сказали, что тут много авобусов. На этой позиции через 10 минут мне удалось застопить фуру, идущую в Гизиантеп.

 

Водителя звали Антекин, родом он был из Стамбула, и был это симпатичный и веселый дядька. Мы проехали с ним всю горную дорогу до поворота на Мараш. По пути он купил мешок зеленых абрикосов для общего потребления. Малатья - абрикосовый край. Вся Турция ест малатьинские абрикосы, и на экспорт идут именно они. Мы ехали высокогорной дорогой и вокруг по склонам были разбросаны селения, все оранжевые от россыпей сушеных абрикосов. Во всех дворах, на всех крышах - абрикосы.

 

15:00 - проезжаем красивый каньон. Это в 28 километрах до Гельбаши. Сказочное место. Кто тут окажется - пройдите каньон ногами, не пожалеете. Я же времени не имел и только разглядывал его глубины с трассы.

 

АнтекинОколо 16:00 остановились на обед. Как обычно - мясо, помидоры, перец, хлеб. Антекин долго рассматривал мои фотографии, выпросил себе одну, на который было запечатлено питерское январское наводнение. В 16:25 закончили обед, запаслись водой и тронулись дальше. В 17:30 проезжали Пазарджик. Тут случилось чудо - появилось первое за эту неделю облако. Последний раз я видел облака в Боржоми.

 

В 17:50 мы приехали в Нарлы. Тут трасса разветвляется - налево на Газиантеп, направо на Караман-Мараш. Я вышел. Тут же рядм на бензоколонке тусовались аданские турки, они сразу же заменили меня к себе и напоили кака-колой. Даже кстати по местной жаре.

Не помню, что за машина довезла меня до Мараша.

 

Мараш я осторожно обошел с южного края. Весь большой город расположен на склоне гор, снизу его хорошо видно. Вечерняя мгла уже опускалась на Мараш, вид у него был зловещий и таинственный. Трасса проходит южнее города, с нее поворот налево - на юг, я едва не пропустил его. Долго шел. В 20:00 меня подобрали два молодых курда - Абдула и Мустафа. Я не сразу понял их национальную принадлежность и на вопрос о сущности турков едва не ляпнул, что турки "хорошие". Курды уверяли, что турки очень нехорошие, а курды хорошие, и герилла - совсем здорово.

 

В 20:25 я вышел у развязки. Солнце уже село. Поднялся сильный, сбивающий с ног, ветер. Впереди - прямая трасса на Антакью, у меня все шансы успеть в этот город сегодня... Я перешел в темп гонки.

 

Остановился Ахмет на "Тойоте", подвез до Исляхие. Город средних размеров, 25 000, улица вверх, в гору, огни кафешек и ресторанов. Заметил интернет. Зашел. Полчаса назад А. написала из Батмана:

 

16.07.2005 19:29 Мы в Батмане, едем в Хасанкейф.

Это значит, она еще не доехала до Диярбакыра... Ответил так:

 

16.07.2005 21:24 ИСЛЯХИЕ, 100 до АНТАКЬЯ, может и успею... Отер, а ты где, а то я завтра утром точно в А(нтакье)!

 

В темноте меня подобрала легковая, провезла до придорожного трактира. Тут, сказал водитель, много фур ужинает. Напоили чаем. Показали за соседним столиком здоровенного дядьку с усами - он, говорят, в Антакью.

 

Это был водитель фуры, турецкий араб, звали его Мухамед-Али. Он объездил весь мир и Россию, и даже по-русски какие-то слова знал. Пристально посмотрев на меня, он согласился довези до Антакьи, но сперва посмотрел паспорт. Сразу видно человека, побывавшего в России. У нас обычно к арабам сухо относятся те, кто почти их не знает, а на Востоке русских не любят именно те, кто знает их хорошо. Такая вот невеселая картина, граждане.

 

Мухаммед-Али ехал с напарником. Мы забрались в фуру и двинулись по ночной равнине. Где-то остановились, купили мешок винограда на всех. Это был первый араб-водитель в моей жизни, и он оставил по себе приятное впечатление. Он был большой, серьезный, какой-то особенно солидный. Он бы уместнее смотрелся с саблей в руке. Много еще встречу я арабов, и хороших и не очень, и всякий раз, оценивая их, я вспомню Мухаммеда-Али и накину лишний балл. Автоматически.

 

На этой фуре я миновал ту незримую ныне старую турецко-сирийскую границу, котрую сирийцы до сих пор считают настоящей. С точки зрения арабов, я уже приехал в Сирию.

 

Антакья была уже совсем близко, я видел ее огни, но фура шла в пригород. Пришлось выходить в темноту пустыни. Впрочем, скоро легковая докинула меня до города и я вышел на улице, что ведет от выезда на север до центральной звезды.

 

Итак, 00:05, я в Антакье. Я успел, хотя и непонятно, чего ради. Прежние впечатления от этого города были крайне позитивные, мне казалось, что и теперь меня затащат ночевать, но этого не произошло. Я даже не заметил удобоваримого по ценам ночного интернета. Дошел до центра. Там неподалеку есть парк. Я ушел туда, но попался охранник, который как-то очень добродушно попросил: "Вы только тут не ночуйте!". Пришлось уходить. Выбора не было, я дошел до небольшого скверика и устроился там на траве, под пальмами, замаскировавшись тентом. Когда-то я уже сидел в этом скверике и размышлял о поиске ночевки... Теперь я тут уже совсем как дома, все такое родное и привычное, можно и на траве полежать.

 

  О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.040288925170898 сек.