На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 1: Петербург-Воронеж-Пятигорск-Верхний Ларс.
Часть 1: Петербург-Воронеж-Пятигорск-Верхний Ларс.

 аль-ахмар

 

 Why did the poor poet of Tennessee, upon suddenly receiving two handfuls of silver, deliberate whether to buy him a coat, which he sadly needed, or invest his money in a pedestrian trip to Rockaway Beach?

Почему бедный поэт из Тенесси, получив неожиданно две пригрошни серебра, стал колебаться: купить ли пальто, в котором он так нуждался, или же вложить эти деньги в пешую экскурсию на Рокэвэй-Бич?

Герман Мелвилл. "Моби Дик, или Белый Кит"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ночь... Я наспех дошивал рубаху и наутюживал на нее светоотражающие полоски. Вечером сосед пригласил на день рождения. Вот так, с бессонной нетрезвой ночи начинается этот рассказ. И пишу я его тоже в основном ночами, с трудом разгребая путаницу воспоминаний и ощущений.

3 июля. воскресение. Москва-Кашира.

Заснуть мне удалось только в три часа ночи, и уже примерно в семь я проснулся, вышел из дому и двинулся к метро. Сшитая ночью рубаха мне не понравилась. Она оказалась слишком узкая, с неудобным воротом, и вид у нее был какой-то форменный, как мундир эсэсовца... Много дней спустя азербайджанский полицейский скажет строго, указуя на светоотражающие полоски: "Это знак шаолинского монастыря! Зачем?!"

В конце Моховой меня спросила о сущности здешняя бабушка, удивилась и пожелала удачи.

Доехал до "Звездной", в 8:55 встал на трассе. Простоял ровно час и в 9:55 остановилась первая моя машина за эту поездку - два малоразговорчивых человека довезли до Тосно, где я и вышел в 10:20. Простоял полчаса. В этом самом месте мы с А. долго висели в феврале, когда ездили гулять по посольствам... Я постарался осознать текущий момент, как часть большого пути, но не очень получалось. Я еще не вошел в ездовой режим, мне было некомфортно, как-то печально и тоскливо. Трудно было осознать, что я еду в Дамаск.

В 10:55 вдруг остановилась шикарная Тойота. Водителя звали Андрей и ехал он до Волхова, где хотел куда-то свернуть. И мы поехали, и проехали Волхов, и он почему-то не свернул. В Крестцах я рассказал ему про местные пирожки, и он взял их там четыре штуки, но они ему не понравились. В Ижицах я показал, где собирается "Эльба", и он чуть было не поехал туда, на просеку... Вообще ми слова производили на него странное воздействие - он сразу старался что-то делать. Пирожки брать, или в лес ехать, или еще что другое. Я стал поаккуратнее формулировать мысли, чтобы они не воспринимались как руководство к действию.

Под Волочком на заправке к нам подошел местный парень и попросил подвезти до Твери, ибо там у него сегодня, понимаете, ребенок родился. Мы взяли. Он был слегка нетрезв и как-то внутренне взбудоражен. Зовут его Илья, и сына, значит, Леонидом бы назвать... Или как? Что так еще с отчеством Ильич сочетается? Рассказал, где работал, где с женой познакомился...

Куда ехал Андрей, я так и не понял, он постоянно куда-то звонил и о чем-то договаривался, в итоге поехал в Тверь. В 15:55 я вышел у начала объездной. Отошел с трассы, лег полежать под дерево. Отослал СМС-ку А. - мол, в Твери я.

На объездной я проторчал два часа, до шести. Меня забрал пенсионного возраста водитель на легковой, которые ехал в Москву. Возле Москвы начались пробки, трасса была перегружена, водитель свернул на боковую и мы выезжали на МКАД едва ли не огородами. И часов в восемь я вышел у МКАДа. Тут случилось нерадостное - водитель оказался деньгопросом. Вот этого я не ожидал. Ничто в его поведении не говорило о таком вот мировоззрении. Я спросил, почему он сразу не предупредил, на что он удивленно ответил - а как еще бывает иначе, не думал же я, что меня бесплатно повезут?

Он попробовал давить на нервы презрительными вопросами - мол, всегда вот так ездишь, да? И совесть не мучает, да? Потом сделал неприятное лицо и уехал. А я все еще не перешел в ездовое состояние духа и не успел сформулировать внятный ответ.

Я шел и ощущал себя так, как будто по мне ползают какие-то неприятные насекомые. Я мысленно стряхнул насекомых и настроился на нелегкий труд движения по МКАДу. Мне удалось пройти его быстро, на двух машинах. Я думал выйти на Каширском шоссе, но успел заметить указатель "РОСТОВ-ДОН" и выскочил там. Местные подтвердили - да, мне по этой дороге.

Помните, люди, об этом коварном моменте - о двух трассах на юг! Пользуйтесь трассой Ростов-Дон, и не пользуйтесь каширским шоссе, ничего оно не принесет вам, кроме тоски и глубокой печали.

Темнело. Неожиданно подкатила газель с народом, водитель крикнул:

-.....ва знаешь?
-Нет, - ответил я на всякий случай.
-Ты с Питера? А Масяню знаешь?

Знакомое какое-то имя, где-то он мелькал.

-Знаю, но плохо.
-Передавай привет от Андрея из Курска! Сворачиваю, извини!!

И укатил.

Я стал прорываться на юг, пользуясь последними минутами светлого времени. Двое взяли на неопределенное расстояние - странные и подозрительные молодые люди, но ничего страшного не произошло. Уже в темноте меня, бледно отсвечивающего сопами на рубахе, подобрала легковая, идущая в Тамбов. Я даже подумал, не поехать ли в Тамбов... Но все же вышел за Каширой на развилке. Водитель был приятно удивлен тем, как быстро проходит время за разговором.

Я оказался в том месте, где расходятся тамбовская и воронежская трассы. Леса там нет, воды тоже. Я прошел через какую-то безлюдную деревню, с трудом нашел колонку, долго искал удобное для стоянки место, в темноте забрел на кладбище... В итоге пришлось стелить коврик прямо под насыпью воронежской трассы. Я активировал газовую горелку, пустил в дело сухой картофельный порошок и банку сайры. Ничего еще в мире не придумано лучше картофеля с рыбными консервами.

И устроился спать.

4 июля. понедельник

В 8:00 я проснулся и приступил к изготовлению - той же, что и вечером. Собрал рюкзак. Отчего-то он оказался больше и тяжелее, чем вчера. Что-то я сложил не так - до сих пор не вошел в ритм ездовой жизни.

В 9:30 я вышел на дорогу и обнаружил, что за насыпью дороги был небольшой пруд со вполне приличной водой...

Широкая, ровная, величественная трасса Ростов-Дон уходила вдаль среди равнин. Машин было мало. Но почти сразу остановилось красное Жигули. Водителя звали Александр, он ехал в Липецк. Был Александр молчалив и погружен в себя, что по-первости меня немного беспокоило. В полдень остановились на заправке выпить чая с пирожком(5+6 рублей), в час проехали Елец. Погода самая летняя - тепло, солнце, облака.

В 13:15 Александр повернул на Липецк. Я оказался на удобной, в принципе, позиции - на подъеме, трассу видно хорошо - но простоял я там долго, более часа. Только в 14:30 остановился междугородний автобус и меня забрал - не помню, как мы с ним договорились. Автобус шел в Воронеж, но шел медленно. По пути завернул в Задонск и долго петлял по проселочным дорогам. Только около пяти часов вечера мы прибыли на автовокзал города Воронежа. Итого я прошел 400 километров за 6,5 часов. Такие вот скорости.

Мне давно хотелось посмотреть Воронеж. Теперь замысел мой осуществился, но восторга я не испытал. Воронеж город большой, но невыразительный, как мне показалось. Карты города не было, я шел в сторону центра, выспрашивая направление у местных жителей, и так добрел до вокзала. Это и есть центр города, как я понял. Где-то по пути обнаружилось интернет-кафе - я завернул туда и оставил сообщение о своем местонахождении:

04.07.2005 17:10 Сижу в Воронеже. Забрел вроде бы в центр. Как отсюда выползать на Ростов - не очень понятно, но попробую. Ночевал под Каширой, у Развилки, утром сразу поймал легковую до Ельца. А вот дальше началась тягомотина с автобусами... А.! Захвати нитки с иголкой а? А то я не успел...

Воронеж быстро себя исчерпал. Я вышел к мосту через реку, откуда ходят автобусы на выезд. Ногами идти очень и очень далеко. Пока ждал своего автобуса, мелькнул какой-то другой, идущий от легендарной улицы Лизюкова...

Только после шести часов я выбрался на выездную трассу. Дело шло к вечеру. Я мечтал о машине до Павловска или даже до Богучара. Время уходило. И вот тут остановилась машина.

Это была легковая забытой мной марки, водителя звали Феликс и был он московский осетин. Куда именно он едет, он сперва не сказал, хотя мне послышалось обратное. Когда я потом переспросил: "А далеко едете? Вы вроде говорили, но я не запомнил...", он ответил:

-А я и не говорил. Поедем - как поедем... Поглядим.

И только сильно позже прояснилось, что едет он во Владикавказ.

И ехал он на похороны друга. И даже не друга, а просто одного хорошего человека. Он познакомился с ним в Москве, человек был болен вроде бы раком, смерть свою ощущал совсем рядом, от жизни уже ничего себе лично не хотел и был просто очень хорошим человеком. И недавно случилось так, что ночью на него напали, и вроде даже оказался он в больнице и от переживаний и повреждений болезнь его активировалась и он умер. Завтра в два часа похороны и надо успеть. Был он Феликсу почти что посторонний человек, но такое о себе оставил впечатление, что тот поехал на похороны от самой Москвы.

Я тогда подумал, что человеку этому в каком-то смысле повезло. От рака умирают долго и мучительно. Умереть быстро - это действительно редкое везение. Знал я когда-то одного человека с раком мозга. Он очень не хотел такой смерти и хотел при ее приближении умереть самостоятельно - приехать в Крым и уплыть в сторону Турции. Плавал он хорошо и уплыл бы далеко. Не знаю, чем тогда кончилось.

Вот так вокруг меня изменялся мир - вчера кто-то родился в Твери, и вчера же кто-то умер во Владикавказе. А сколько еще людей родилось и умерло... Вот и я тоже когда-то родился, и тоже придется умирать, и это, в сущности, неважно и от меня не зависит, а вот поедут ли на мои похороны из Владикавказа - это вот важно и существенно, и от меня как-то зависит. Не думайте о смерти, люди, а старайтесь жить так, чтобы на ваши похороны приезжали из Владикавказа. Или из Свердловска, например.

5 июля. вторник Пятигорск

Ночь прошла в машине. В три часа проехали Ростов. Второй раз в жизни проезжаю его ночью... Рассвет застал нас на трассе в районе Тихорецка. Вот тут начались посты. Машина была с московскими номерами, так что останавливали ее часто. Это было плохо - время уходило, но подавать виду было нельзя - почуяв спешащих людей, милиция начала бы тянуть деньги. И мы не спеша выходили из машины и неторопливо доставали документы... На одном посту долго изучали мою сирийскую визу, потом заинтересовались фотографиями в рюкзаке и долго рассматривали виды Турции и Китая. И вот я комментировал фотографии, а Феликс делал скучающее лицо.


Солнце становилось все жарче.

По идее, я мог бы ехать до самого Владикавказа. Но делать там мне пока нечего. А.с Олегом должны бы быть в Москве этим утром, а потом им еще ехать пару дней... Я решил пока изучить Северный Кавказ и в 11:05 вышел в Пятигорске.

Пятигорск - это Лермонтов и Остап Бендер. Что там связано с Лермонтовым я знал нетвердо. От Ильфа-Петрова остался в памяти Провал и гора Машук. Я решил пройтись по городу и подняться на Машук.

Сам по себе Пятигорск - это пять гор среди равнин(Бештау, Машук, еще какая-то...), до Кавказа там еще далеко. Горы эти видны еще на подъезде, и надо еще долго объезжать их трассой, пока не появится поворот на Пятигорск...

Очень хотелось спать. Пройдя в сторону города с километр, я нашел необитаемый, чистый лес, забрел туда в тень, бросил на траву пену и рухнул на нее спать. Пролежал два часа. Над лесом проползла туча, и даже начался дождь, но быстро иссяк.

Когда я проснулся, было 14:00. Я почувствовал, что вроде осваиваюсь с походным ритмом - рюкзак стал собираться быстро и грамотно, печальные мысли больше не приходили, сознание стало концентрироваться на движении и не отвлекаться на рефлексию. Так вот обычно оно и бывает на вторые сутки поездки.

Меня довезли до кольцевой развязки, откуда я уехал на легковой с местной молодежью. Их было трое, сущность их была туманно. Они явно что-то замышляли. Они довезли меня до центра, сказали. Что сейчас завернут в одно место... Это быстро... Потом доставят куда-то центрее. Ладно, поехали. Мы выехали на окраину и остановились возле какого-то большого магазина. Тут начались долгие совещания, хождения в магазин и обратно, денежные подсчеты и вообще такая атмосфера, как будто замышлялось ограбление. Время шло.

Как я понял, происходило вот что. Один из них был должен денег. Долг возвращать надо было срочно. Вот он берег что-то в кредит в этом магазине, потом толкает товар на рынке, возвращает долг, а кредит возвращает постепенно. Все логично, о выглядело как-то подозрительно. Появился осетин - утомительно веселый, шумный и приставучий. Сразу поинтересовался моими документами. И я, как-то машинально, привыкший с демонстративной беззаботностью вручать паспорта ментам, даю ему паспорт. Он что-то там смотрит, потом убегает в магазин. С паспортом. Тут я сообразил, что натворил...

Северный Кавказ. Пятигорск. Незнакомый осетин забирает мой паспорт и исчезает. Мысленно я повесился. Оставалось только ждать. Мои сказали - ничего, сейчас вернется... Он не возвращался. Мысленно я снова повесился. Вдруг - выходит. Я бросился к нему и увел-таки паспорт. Надеюсь, они ничего там лишнего с ним не учинили...

Время шло. Водитель сбегал со мной до магазина, затаварился кефиром и плюшками на всех, включая меня. Показал тутовое дерево. Черные ягоды, похожие на малину. Сладкие. Только язык пачкают, как черемуха.

Ограбление магазина затянулась, так что мне, извинившись, предложили идти в центр самостоятельно. И я пошел...

Пятигорск мне не очень понравился. Вроде тут и горы, и новостроя мало, но как-то все неуютно. Не то город, не то деревня... Где центр - непонятно. Я с трудом нашел почту и интернет в ней, но он только что закрылся. Я покружил по городу, посидел на скамейке в аллее, прошел по рынку... Решил залезть на Машук и там остаться на ночь. И вот я тронулся сельского вида улицами верх. Прошел небольшой дождь...

Я оказался совершенно неподготовлен к посещению Пятигорска. Я не знал, где именно стрелялся Лермонтов с Мартыновым, не знал, где именно находится Провал, и вообще ничего почти не знал. Я помнил только сцены из "12 стульев", в основном фразу о том, что ломать стул Остап полез "едва ли не на самую вершину Машука". Местные показали мне направление на некий Цветник, где Воробьянинов собирал деньги, но точное место я невыяснил.

В глубине души я доверял Ильфу и Петрову - то есть, допускал, что они лично посещали Пятигорск. Но на Машуке меня взяли сомнения. Лезть со стулом на вершину этой громенной горы да еще вечером - малоубедительно. Я вот полез...

Я выбрался к церкви, которая хорошо видна снизу из многих мест. Там мне показали кран с водой, кторой я и запася. От церкви я начал карабкаться вверх, огибая здания санаториев и домов отдыха. Подвеонулась смотровая площадка, заброшенная и заросшая травой. на ней обелиск без изображения и подписей... Я уже миновал всю застройку, когда начался серьезный ливень. Уставший, измотанный подъемом, я лез вверх по лесному склону в поисках ровного места, куда можно упасть и замаскироваться тентом, но ровного места не было. Нигде.

Склон Машука был ровен, как пирамида. Лишь в одном месте я обнаружил небольшую неровность у корней дуба - неудобную, но... Но выбора не было. Я бросил туда пену, кинул рюкзак, лег и накрылся тентом. Вокруг текла вода, по тенту барабанил дождь, лежать было неудобно, но все же сухо. Так я и заснул.

6 июля. среда "Автостопщики - не самые бедные люди!"

Проснулся я около 9:00. День оказался солнечный, но ночевал я в молодом дубовом лесу, куда солнце не пробивалось. Я сварил себе овсянки а молоке, сделал чай и лежал некоторое время, размышляя о жизни... Ильф Петров определенно не были в Пятигорске и не видели Машука. То, что Остап полез со стулом на самую вершину - неубедительно...

Я пошел в город. Рынок постепенно оживал и наполнялся всяческими вещами. Нашел квас по 3.40 за 200... На загадочной ""улице Крайнего" нашелся ассортимент пирожков, но от 6 до 15 рублей... Я изредка включал телефон - от А.ничего не приходило.

Добрел до почты и залез в интернет. Оттер уже в Сочи, готовится к переплытию в Турцию... Написал такое:

2005-07-06 12:37:58 Вчера в 11:00 приехал в Пятигорск после бессонной ночи. День бродил по городу, к вечеру полез на Машук, но начался сильный ливень, так что упал, где пришлось. Сегодня утром наварил себе овсянки и вот теперь на почте Пятигорска. Сегодня двинусь не спеша на Нальчик, по пути хочу завернуть в Тырныауз, посмотреть на Эльбрус. От А.никаких вестей. Ты вообще где?

Петляя по городу, добрел до автовокзала. Где-то приобрел бутылку грушевого лимонада за 6 рублей. В основном ради бутылки - ощущалась нехватка емкостей. Но лимонад оказался достаточно приличен для своей стоимости.

Долго шел на выезд. Легковая подбросила до кольцевой развязки, водитель жаловался на пьяного ФСБ-шника, которые его только что остановил и стал требовать, чтобы тот его куда-то вез за бесплатно. Любопытно... Только что столкнулся он с такой вот неприятностью, и ведь сразу же подобрал меня, а мог бы вообще злиться на всех голосующих пару дней...

На кольцевой мена взял микроавтобус до Баксана. Ехали в нем двое. Они заинтересовались моей сущностью, при том, что вроде бы сами все знали. Один задавал вопросы, а второй сам отвечал.

-Как же вы вот так ездите?
-А ты думал... Автостопщики - не самые бедные люди. Это у них спорт такой, им это ради интереса.

С ними было легко. Они понимали ситуацию лучше меня. Я вышел на начале баксанской объездной и до поворота на Тырныауз проехал на местной кабардинской легковой, водитель которой ранее сам "ходил", рассказал про красивое ущелье, про какие-то интересные места...

Около 16:00 (или в 15:00? Что-то берут сомнения...) я вышел у кольцевой развязки, где имеется пост Кызбурун. Вправо уходила дорога на Тырныауз, день был серый, сырой, начинался дождь. Я забрел под навес автобусной остановки и стал ждать улучшения погоды. Около часа провел я на этой остановке. Появлялся местный житель, который зачем-то застопил мне деньгопросную машину, потом явились два местных парня в одном дождевике на двоих... Когда дождь слегка утих, я пошел вперед по трассе и застопил местного миллиционера, который ехал в Заюково - километров десять вперед.

Заюково - село длинное. Тут ко мне прицепился ребенок на велосипеде - с вопросами о моей сущности. Но тут застопился большой грузовик до Тырныауза и увез меня от ребенка.

От Заюково до Жанхотыко, около 10 километров, мы ехали по равнине, а за Жанхотыко ущелье начало сужаться. Здесь, через Жанхотыко, проходит неформальная граница - далее в горах живут тюрки-балкарцы, а на равнине кабардинцы.

Потом мы ехали красивой ущельной трассой вдоль реки Баксан... В пять часов вечера я вышел из грузовика на окраине Тырныауза.

Тырныауз. Длинный город в одну улицу. Руины непонятных сооружений, пустые заброшенные корпуса заводов. Справа, за рекой - насыпи, бараки, трубы... Явно заброшенные шахты или карьеры. Хотя вроде бы здесь до сих пор добывают известняк для строительных смесей типа ветонита.

Я шел, заворачивая во все магазины. Я уже нацелился на ночевку в горах со всем походным комфортом и теперь искалк акую-нибудь вкусность. Нашел булку с маком(7 р.), сосиски по 45 р/кг., и отправился ногами на юг. Город я прошел насквозь идвинулся по трассе, выискивая ручейки. Леса вокруг хватало, приличной воды пока не находил. Вокруг громоздились горы. Серые тучи, цеплялись за близкую вершину... В 18:00 я вышел из Тырныауза, и час почти шел, пока не обнаружил слева от трассы ручей. Позже этот ручей оказался протокой весьма бурной горной речки.

Я пошел вверх по ручью, распугивая пасущихся коров. Обнаружилась бурная, грохочущая река. Я облазил все вокруг в поисках чистого, обеспеченого водой места, удаленного от шумной реки и нашел его. Натаскал дров, сварил себе сосиски устроился спать.


7 июля. четверг Владикавказ

Утром я проснулся на своей стоянке в горах и неспешно занялся всякими утренними делами. Варил овсянку, мылся, чистил зубы и так далее. Горы, бурная река, никого народу... В каком-то смысле я реализовал одну из своих мечт. Детство мое прошло под Питером, на даче среди сырого леса, я бесконечно перечитывал книжку "Чеченские и ингушские народные сказки" и мечтал о горах, волках, лепешках и баранах.

Приятно, когда утром никуда не надо спешить. Приятно, когда вокруг никого нет, а только горы.

Потом собрался и двинулся в сторону Тырныауза. План был сегодня попасть во Владикавказ, ибо А. пора бы туда прибыть. До города меня подвезли. Я прошел его ногами насквозь и сфотографировал на память. В этот момент мимо проходила местная женщина - она подозрительно посмотрела на меня и строго спросила: "А чего это вы здесь фотографируете?"

Наверное раньше тут было какое-то важное производство, и все отслеживали иностранных шпионов, а теперь производства нет и никому этот Тырныауз даже с доплатой не нужен, а привыкли люди быть кому-то нужными и ловить шпионов...


Купил грушевый лимонад за 5 рублей. Немного хуже пятигорского шестирублевого - примерно на рубль и хуже.

За городом, у стелы "Тырныауз" меня подобрал местный кабардинец и отвез до Жанхотыко - там я вышел в 14:00. Сразу же меня подобрал некий Рафаэль и отвез к кольцу у Баксана, где я вчера прятался от дождя. Здесь меня подобрал Альберт на Ладе, который ехал в Нальчик. Как проходить этот большой город я не знал, Альберт посоветовал объездную. Я вышел на указанном повороте - глуховатая окраинная дорога. Здесь меня подобрал Махмуд, провез некоторое расстояние до группы ментов, которые меня тщательно проверили. И скоро остановилась весьма приличная машина. Хозяин оказался турок из Кайсери, его звали Нидам. Он повез меня куда-то вперед и я оказался в городе Нальчике. Не понимаю я здешней объездной.

 

До выезда подвезли два турка-месхетинца. 16:20. За два часа я отдалился от Баксана всего на 30 километров.

Жарко. Трасса прямая, как палка. Машины проносятся на скорости. Телефон вообще ничего не ловит. С этой радостной позиции меня увез Василий на ландкруизере, провез километров 10 до села Урвань. Там подобрали двое на газели, угостили мороженным. Провезли 8 километров до Старого Черека(17:07). Кажется, именно в их машине я потерял свою флягу. Она была пристегнута к стяжке рюкзака и пропала при невыясненных обстоятельствах.

Медлительный камаз довез до границы с Осетией. Я не знал, что часом раньше меня тут проехала А.с Олегом. Осетинские "пограничники" их не заметили и ничего мне не сообщили.

 

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ


Слева от трассы находится заведение. Я завернул туда что-нибудь съесть. Обнаружились беляши по божеским ценам. Недалеко от границы - поворот на село Иран. И указатель - "Иран направо". Красиво.

Житель Ардона подобрал меня и провез до выезда из города. И там меня сразу подобрали двое, едущие из Москвы. Угостили яблоками и персиками и завезли в самый Владикавказ, причем доставили прямо к интернет-центру.

19:45. Вышел. Сразу стал объектом внимания милиции, которая проверила документы. Сунулся в интернет-центр, но он работает до восьми и меня не впустил. Я пробежался по окрестностям и нашел еще одно интернетное заведение с названием "Старый Хакер". Оставил сообщение:

2005-07-07 20:03:20 Только что приехал во Владикавказ. Ночевал за Тырныаузом в горах, весь день полз досюда весьма медленно. Телефон сеть ловит отвратительно. А.ничего не пишет, даже сюда. Пойду ночевать в горы, завтра вернусь...

И я еще не знал, что А.же во Владикавказе, приехала за час до меня, и она прочитала это сообщение через 5 минут, но я уже покинул интернет.

В вечернем сумраке я вышел к Тереку, перешел его по большому мосту, полюбовался большой пафосной статуей всадника и двинулся на юг. Туда ведет один, легконаходимый и длинный, проспект, и я прошел его до конца, до места, где он сливается с объездной и где пост. Туда я вышел уже в темноте. Вокруг уже начинались предгорья и заросли - я поднялся на один холм, поблуждал там в поисках удобного места и устроился кое-как под деревом на склоне. Там и заснул.

8 июля. пятница А горы все выше.


Проснулся в 9 утра. С места моей ночевки открывался хороший вид на долину Терека и Столовую гору. Не сказал бы я, что она похожа на стол, но вершина действительно почти плоская. Ярко светило солнце, вокруг вершины скапливались мелкие облачка, в общем - красиво.

Включил телефон. Сразу посыпались сообщения. Оттер писал, что он в Новороссийске. А.написала лаконично: "143 до Пятигорска". Когда именно это прислано - не очень понятно. Но даже если сейчас, то сегодня она будет во Владикавказе.

В реальности же А.же ночевала во Владикавказе, а сегодня с утра поехала в Беслан посмотреть знаменитую школу.

В 10:15 неторопливо собрался и двинулся в город. Попутная машина докинула до центра. Я бродил по старым кварталам, изучая город. В целом Владикавказ приятен. Архитектура не давит, народу немного, все такое спокойное, провинциальное, домашнее. Выцветшая краска на домах, маленькие магазинчики, много деревьев... Я посетил центральный парк, где случился разговор с местными детьми, которым пришлось прочитать лекцию о сущности автостопа.

В 12:40 я дошел до "старого хакера", залез в интернет и обнаружил сообщение от А.:

08.07.2005 01:22 МУХРАНОФ!!!!! я запарилась тебе СМС писать. Ни одна не дошла с того момента как мы выехали. Мы во Владике с 19.00 7го июля! Завтра встречаемся! У памятника Плиеву в 13.00.


Времени оставалось 10 минут. Я ответил:

08.07.2005 12:49 Ночевал на горке за городом с видом на Столовую гору. Только сейчас нашел инет и сообщение от А. Пойду искать памятник Плиеву...


Спрашиваю у юной дамы-администратора, где в городе этот Плиев. Оказалось, это тот самый, на коне над Тереком. Это близко. И я побежал туда.

Владикавказская молодежь, гуляющая в парке, смотрела на меня с удивлением и провожала долгими взглядами. Я добежал до моста, там никого не было. Будем ждать. Я расстелил пену, достал книжку и углубился в нее... Через полчаса смотрю - идут. Вполне цветущего вида А., Олег тоже жизнерадостного настроения. Они приехали на машине, с ними были А.ны владикавказские друзья - Геннадий и Фатима.

 

А. без эмоций поздоровалась, мы пообсуждали ситуацию и решили, что сейчас забираем вещи у Геннадия и двигаем на границу. Геннадий отвез нас до дома - не очень понятно, в какой части города. Там нас накормили всяческой едой - сыром, овощами, чем-то еще очень вкусным без названия. А.оведала, как они ехали, как слала мне сообщения, как ездила в Беслан... Часа в три стали собираться. Геннадий вроде как решил вывезти нас из города. Я полагал, что довезет до конца объездной, или до Балты, но он довез до Балты и поехал дальше, и довез до самой границы, а это за Балту 25 километров, а от центра города 40. Дорога идет в основном по ровной местности, горы все сбоку, слева широко разлившийся Терек... И только у самого Верхнего Ларса ущелье сузилось.


"После Балты дорога вошла в ущелье и двинулась узким карнизом, высеченном в темных, отвесных скалах. Спираль дороги завивалась кверху..."(И.и П.) Нету, ничего нету - ни карниза, ни спирали...

Уже на подъезде к Верхнему Ларсу стала видна длинная колонна машин, а у самого погранперехода скопилась толпа народу неспокойного вида. Я слегка загрустил. Мы оставили машину в стороне и пошли изучать ситуацию. Народ нервничал. Граница работала плохо - пропускали медленно, люди ждали по два дня, ругались на пограничников, те ворчали из-за сетки. У нас оставалась некоторая надежда на дорожные грамоты.

 

Положение спас Геннадий, который по роду работы имеет некоторое отношение к пограничникам. Он пробрался за сетку и пошел общаться с начальством. Народ заметил, что мы что-то затеваем, и заволновался. Тут еще Олег претенциозно заявил: "Да мы экспедиция!", и народ совсем озверел. "Мы тоже экспедиция!!! Мы тоже хотим!!!" Фатима огрызнулась на каких-то женщин и те стали возмущаться "А вы.. А мы... Да у вас в Москве..." Пришлось выдвигаться с миротворческий миссией и пояснять, что мы в общем-то, хорошие, и не с Москвы, а с Питера... Узнав, что мы с Питера, народ несколько успокоился.

 

Миссия Геннадия чем-то увенчалась - нас пропустили за сетку. Там - очень неоперативно и медлительно нас куда-то отправляли, проверяли документы, проверяли рюкзаки, потом засадили в попутную машину и заставили чего-то ждать. Через некоторое время нам велели по одному заходить в какой-то вагончик. Я пошел первым. В вагончике под картой Грузии сидел человек в форме, который стал добродушно расспрашивать, кто я и куда это я собрался. Я сделал беззаботное лицо и стал вещать что-то про музеи и университеты. Поинтересовались нашим маршрутом по Грузии. Я рассказал и даже показал его на карте, хотя погранпереход на Пософ там обозначен не был. Я так и не понял, чего от меня хотели, и на прощание попросил не очень долго задерживать остальных. Щас... Следом пошла А.. Тут все было гладко - люди в форме обычно слушают А., не очень вникая в смысл слов, хотя и весьма внимательно. Держали ее долго... Еще бы... Третьим пошел Олег. Я ему сразу сказал - ты типа фотограф, в тонкости маршрута не просвещен, ничего не знаешь, вали все на нас. Вроде пронесло.

 

И вот, потеряв час или два, мы забрались в машину и она провезла нас некоторое расстояние до грузинской таможни. Внешне это вагончик справа от трассы и шлагбаум. К вагончику очередь, там выдают визы. Еще правее шумит Терек. Грузинское пограничники улыбались и поедали персики. Они это делали слишком явно, так что вскоре пришлось им делиться с А.. Досталось и Олегу - персики произвели на него сильное впечатление, и с этого момента он запасался ими при любой возможности.

Подошла наша очередь. Я сунул в окошко паспорт. Пограничники здесь сами заполняют всю анкету, и единственное, что спрашивают - это адрес, куда едем. Я назвал дом в Батуми, где когда-то жил один мой знакомый художник. Проблем не было ни у кого. Заплатили по 20 долларов и ощутили себя в Грузии. Водитель уехал, подарив нам на прощание вяленую рыбу.

 

Разумеется, просто так нас не отпустили - А. зазвали в вагончик и долго расспрашивали о жизни вообще. Пограничники имеют право общать женщин, сколько им вздумается, и коварно этим пользуются. А еще говорят, что они взяток не берут... Тяжело быть маленькой вкусной конфеткой... И вот они там базарили, а мы с глупым видом ждали.

 

ГРУЗИЯ.

 

Когда мы покинули таможню, уже сгущался вечерний сумрак. Остатки замка Тамары виднелись справа на скале. Нас посетила внезапная и смелая идея идти туда ночевать. И мы двинулись в ту сторону, но уперлись в Терек, который с грохотом и шипением проносится под самой скалой. Причем в скале у воды странные амбразуры явно военного вида - подозреваю, в 1942 году тут это соорудили.

Прорваться к замку не удалось. Попробовали уйти влево по ущелью. Там, как я понимаю, протекает река Кистинка. (Кисты - это в грузинском языке чеченцы) Но там нас остановили - мол, там погранзона, туда нельзя. Мы пошли вперед наугад. Впереди располагались несколько кафешек и колонна камазов - там мы встретили грузинских азербайджанцев, которые обещали с утра подвезти - а слева склон, над которым вроде как ложбинка. Я полез ее изучить.

Где-то тут, напротив замка Тамары, отец Федор убегал от Остапа на скалу. Я снова убедился, что текст Ильфа и Петрова не соотносится с географией - нет тут крутых, "совершенно отвесных" скал. Есть каменный склон, спускаться и подниматься по которому сложно, но возможно.


Ложбина меня устроила - это была относительно ровная поляна, где можно поставить сколько угодно палаток, притом их не будет видно снизу. А на трассе есть источник воды. Дров, правда, маловато... Мы разместились на поляне, установили палатку, что-то сварили на примусе... Терек грохотал внизу, вдали виднелось здание таможни и замок Тамары... А. восхищали горы и Терек. Она никогда не была в горах - Балканы на Новый Год пересекала ночью.

Так окончился российский период нашей поездки. Для меня он был на редкость удачен - в два дня я прорвался до Кавказа, успел облазать Пятигорск и Тырныауз. А.спела извести полсотни кадров на Беслан, что тоже удачно. Про Олега ничего сказать не могу - его мироощущение осталось не озвученным.

 

  О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.016124963760376 сек.