На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 6: Акаба-Мертвое море-Джараш-Дамаск-Рейханлы.
Часть 6: Акаба-Мертвое море-Джараш-Дамаск-Рейханлы.

3 августа среда. Поплачем над прежней любовью, над старым жилищем.

 

Настало время покидать Дамаск и Культурный Центр. Проснувшись, мы упихали вещи в рюкзаки, привели комнату в приличный вид, попрощались внизу, в магазине, со всеми, кто встретился, и вышли на улицу. Надо было выйти к началу автобана. Мы миновали памятник Юсуфу, перешли проспект Шукри, обогнули вокзал и пошли на юг по длинной улице Khaled bnul Walid. Так мы прошли до самой объездной, или дороги Асада, как она называется. Там длинный мост и большая развязка. Мы встали в ее конце и стали ловить машины.

 

На таких позициях можно висеть долго, но вскоре нас подобрали на небольшое расстояние, там мы постояли в тени большого моста и в 10:45 нас забрала фура, следующая вроде бы в Иорданию. Водителя звали Сафван, он довез нас до самой границе - так мы и проскочили все 100 километров на двух машинах.

 

В 11:41 мы вышли в слабонаселенной местности. На обочине стояла бедуинская палатка с каким-то ненужным товаром. Впереди - таможня. Мы заглянули туда, без проблем получили выездной штамп и пошли вперед, по уходящей куда-то трассе. Так мы прошли, наверное, с километр, до иорданской таможни.

 

Кончилась Сирия. Это не вызвало у меня никаких эмоций, я уже привык что Сирия время от времени кончается.

 

 

 

Иордания

 

Иордании я побаивался. Я помнил неразговорчивых самодостаточных иорданцев на ливанской границе. В здании таможни было по-европейски чисто и пафосно. Долго выясняли, в какое окно нам обращаться. Найдя окно, ждали, пока оно оживет... Успели изучить здание со всех сторон, найти там кран с водой и запастись ею.

 

Мне было интересно, как иорданцы отреагируют на нашу просьбу поставить бесплатную визу. Вдруг она какая-то такая, не для всех. Но иорданцы не удивились, а действительно шлепнули нам квадратный невнятный штамп, рядом еще один и отдельно штамп въезда. Аллах велик, мы прорвались.

 

За пределами таможни снова пустота и дорога вдаль до горизонта. Мы прошли по ней до арки с солдатами, которые посмотрели паспорта, поулыбались, спросили, куда это мы пешком. Мы ответили, что мы не пешком, а, по кокетливо озвученному выражению А.: "сьяра-..., сьяра-...." Тут как раз солдаты тормознули большой автобус, и он оказался нам по пути. Мы и сели.

 

Автобус был саудовский. Как и положено, разделенный на женскую и неженскую половины. В потолке, как и полагается, всякие кнопки, возле одной изображен человечек. Я предположил, что это сигнал "караул, мужчина!". Автобус взял нас километров на 50, до Аз-Зарки, где он сварачивал с трассы №15 на трассу №50, на Саудию. На этом автобусе мы проскочили Аль-Мафрак и поворот на Ирак, на Аль-Караму.

 

В .... мы покинули автобус. Саудиты про деньги не заговаривали и вообще вели себя добродушно. Мы постояли на раскаленном асфальте и очень скоро тормознулась легковая. Водитель по имени Салех ехал в Амман. Нашу сущность воспринял с большм энтузиазмом, по пути выскочил купить нам лимонад, довез до северных окраин Аммана и сказал, что сейчас найдет нам машину до Акабы. И ведь действительно нашел стоящую у трассы фуру. И фура, как ни странно, согласилась. Времени было 14:45.

 

Фура сперва мне вообще показалась сломанной. Два иорданца(водитель и кто-то посторонний) ходили вокруг нее с лицами врачей, вызванных к безнадежному пациенту. Мы некоторое время ждали результата внутри, я в кресле, А.с бывшим мужем-Олегом сзади на лежбище. Фура все же тронулась. Водителя звали Джамаль, он пояснил, что есть проблемы. Мотор перегревается... Исправить как-то надо.

 

Амман остался где-то справа, он был виден редкой окраинной застройкой. Может, это и не Амман вовсе, а его пригороды. Мы проехали весь этот район и вот тут фура отказалась ехать. Джамаль решил отцепить фургон и добраться налегке до мастерской. Сказал, полчаса это займет. Так как фура была все ж до Акабы, мы решили не покидать ее.

 

Сколько времени просидели мы на пластиковых стулях среди ремонтных сараев, запахов бензина, масла, звона инструментов и рева заведенных моторов, прячась в тень от горячего солнца? Час, полтора? Помню, что нам принесли бутылку лимонада на подносе... Шевелился в душе страх, что машину объявят нежизнеспособной, и мы впустую потеряем это время...

 

Но все решилось. Машину оживили, мы вернулись на трассу, прицепили фургон и покатили на юг. От Аммана до Акабы 324 километра. Невыразительная однобразная трасса через пустынную местность. В одном месте Джамаль сбегал куда-то и принес несколько сэндвичей, похожих на сирийские, но отличающиеся вкусом. Первая наша иорданская еда.

 

Где-то около Маана, когда темнело, я переместился назад и переднее кресло заняла А.. Я успел задремать на какое-то время и в этом состоянии провел остаток пути до Акабы. Когда проснулся, мы уже перевалили горы и вдалеке показалась росыпь огней.

Каким-то образом машина оказалась сильно южнее города. На непонятном повороте мы расстались с Джамалем и оказались на морском берегу в полной темноте. Берег был искусственный, он обрывался в море крутым гравийным скатом. Не хотелось ночью в город, но мест под ночевку не виделось. Мы пообсуждали возможные действия, и тут остановилась машина с семьей и забрала нас в Акабу.

 

Акаба. Мы были в центре города, вокруг светились огнями магазины и рестораны. Рядом - цивильный парк, где женщины выгуливали детей - мы зашли туда, нашли деревянный стол, уселись там и задумались. Что б легче думалось, поставили греться чай. Даже не верилось - мы в Акабе. Менее чем за 12 часов мы проскочили от границы до сюда.

 

Надо было найти какое-то ночевательное место. Оставив свое бедуинское племя в саду, я пробежался вниз, в сторону моря. Сперва миновал квартал ресторанчиков, потом уперся в громадную мечеть с пустующим двором, засаженным растениями. Кто-то в этом дворе уже ночевал. Я обежал мечеть по периметру, оказался на пляже, признал его непригодням для ночевки и сунулся во двор мечети. Вроде бы никого... С такими результатами вернулся в сад.

 

А.не возрадовалась перспективе ночевать во дворе мечети, но выбора не было. Мы тронулись в ту сторону, втайне надеясь найти по пути удобную крышу или попасть на приглашение в гости. Акабцы нас замечали, улыбались, но в гости звать не спешили.

 

Во дворе мечети А.начала привередничать, как жена миллиардера в отделе песцовых шуб - переходила от куста к кусту, и ни один ее не устраивал. То тропинка близко, то куст не той формы... В результате нашла подходящий участок и там раскидали коврики.

 

Итак, мы в Акабе, примерно 29°30' широты. Широта Лхасы, Дели и Шираза.

 

4 августа четверг. На краю континента.

 

В елик и славен в сознании народном город Акаба, примерно столь же славен, как Дамаск. Его никак не избежать на пути в Африку, и волей-неволей всякий африканоед задержится здесь на какое-то время. Здесь по набережной бродил Книжник с гитарой, здесь Шарлаев впервые изменил ПЛАСовским принципам, здесь Кротов собирал 20 доларов на пароходный билет, здесь бывал Кубатьян и много еще других людей, известных и не очень. Акаба - край континента, последняя предельная точка, до которой можно добраться чистым автостопом. Дальше - невъездная Саудия или невъездной Израиль или платный пароход на Египет. Вот и мы также достигли предельной точки в нашем путешествии, здесь мы вынуждены повернуть. Ровно месяц ушел у нас на достижение этого места. Примерно 6500 километров.

 

С утра к нам наведался странный местный житель. Он был немолодой, добродушный, в длинной белой рубахе и платке. Он стал расспрашивать нас о жизни и даже сел рядом на пену. сказал, что тут есть душ и им можно пользоваться без проблем. Мы с Олегом так и поступили, а А. для этого требовалось переворошить рюкзак, чего она при посторонних делать не любит. Стоит добавить не самое лучшее ее (и наше) мироощущение, как всегда бывает при ночевке у морского берега. А иорданец не уходил. Мы даже успели обсудить финиковые пальмы, и я узнал, что в Сирии они растут только в Тадморе, а в Иордании только в Акабе, потому что финиковой пальме нужен белый песок. На красном она не растет, а в Сирии и Иордании песок обычно красный.

 

Я прошелся до морского берега. Если спуститься вниз с набережной, там будет полоса, заросшая этими самыми пальмами, потом бетонный парапет и за ним песок пляжа. Народа немного. Рассматривая гирлянды фиников, я прошелся по берегу, нашел место побезлюднее и совершил заплыв. Впервые в жизни я соприкоснулся с частью Индийского Океана. Теплая вода Красного Моря лизала песчаные берега Эритреи, Йемена, Судана, Египта и Саудии, его соленые волны разбивались о пирсы портов Джидда, Асэб, Порт-Судан и - порта Акаба.

 

Я вернулся на нашу стоянку в кустах. Иорданец наконец ушел, А.насладилась душем, поэтому мы собрались и пошли в город. Надо было найти интернет и Влада. Если он появится вечером, то этот день надо было потратить на изучение знаменитого города. Надо еще найти оффис особой зоны и зарегистрировать визу.

 

С утра город был пустоват. Интернет нашли не сразу, но все же нашли и попросили пять минут времени. Сообщение от Влада, написанное кирилицей, я заметил сразу же:

03.08.2005 22:19 Vladislav Gladkikh Мы в Акабе! В "Jordan flower hotel" (по арабски, zAhrat el-Urdun), в комнате 102. Кто здесь, ждём в гости.

сразу ответил:

04.08.2005 11:45 muhranof JORDAN. AQABA. Приехали вчера вечером, идем искать Влада...

Это прибавило нам оптимизма, мы выбрались на солнечный свет и спросили, где тут такой "Флауэр-хотель". Оказалось, что совсем радом, возле того самого сада, где мы сидели вечером, то есть можно было бы свалиться к Владу уже вчера. И вот мы вломились в отель. Узкий коридор, упирающийся в стойку, вбок вверх лестница... Говорим - нам в номер *** бы! Почему-то администрация долго врубалась в смысл происходящего. Они даже решили, что мы хотим снять этот номер. Потом вроде сообразили и стали туда звонить...

 

Все пришло к тому, что на лестнице появилась женщина в платке, которая оказалась женой Влада. Сам он куда-то исчез, но обещал вернуться.

 

Влад приехал в Акабу вчера, на автобусе из Израиля. За немалые деньги (динаров 10?) он снял номер из одной комнаты + душ и холодильник. В номере имелся балкон и громадная кровать, человек на пять явно. Из Израиля был привезен мешок еды: все компоненты салата, от вареных яиц до мяса и зеленого гороша. ЖЖЖЖ сразу принялась неторопливо измельчать все это. Вырисовывался самый что ни есть салат оливье. Самая странная еда на свете, если смотреть на этот вопрос из Иордании. Тут привыкаешь к лепешкам, рису, курицам, помидорам... И вдруг - оливье. Представляю, какой шок испытала микрофлора желудка.

 

Примчался Влад с мешком фруктов... Так я впервые увидел вживую этого человека. Он оказался больше, чем я представлял себе в воображении и более... как бы сказать... непоседлив, что ли. Движение - естественное его состояние.

 

С этого момента началось общение, которое растянулось на весь день, и я уже не очень помню, что было сперва, а что потом. Сначала мы, конечно, набросились на салат. А потом... Просто перескажу, что вспомню.

 

Влад сказал, что хочет кое-что мне подарить, и показал немыслимых размеров пачку бумаги. Это оказался учебник фарси и пособие по чтению арабской скорописи. Ксерокопии. От пособия пришлось отказаться, немыслимо было тащить его на себе до самого дома. А вот учебник фарси... Ради этого стоило немного помучиться. В рюкзак он помещался и вес увеличивал не сильно. И я его взял. Скажу сразу: мне удалось дотащить его до дома, несмотря на многие трудности, которые он создавал в Азербайджане и Дагестане.

 

Помимо этого, Влад надавал много всяких советов по Иордании. Он объяснил, что страну пересекают две большие дороги. Первая - та, по которой ехали мы. Новая, цивилизованная, модерновая. А вторая - старая, идущая через Аш-Шабрак, Ат-Тафилу и Аль-Карак. Там народ еще не испорчен цивилизацией и люди чем-то похожи на сирийцев. Ехать лучше там.

 

Ехать в знаменитую долину Вади-Рам он нам не советовал, ибо в этом районе туризм убил все, что только можно.

 

Первым делом надо было зарегистрировать визу. Втроем мы вышли в жаркий и сухой город... Именно в сухой. Несмотря на прибрежное положение, климат в Акабе почти континентальный - сказываются ветры из Аравийской пустыни. И вот, мы нашли домик полицейских, оформленный как средневековый арабский замок, вломились к ним и навели суету. надо учитывать, что я был в своем палестинском платке, а Влад в платке сирийском. Да А.... Только Олег был похож на европейского туриста, попавшего в лапы похитителей.

 

Полиция постепенно осознала, чего мы хотим, и показала на карте место этого злополучного ASEZA-оффиса. Недалеко. Мы протопали ногами до большого проспекта (по которому выезжают на Амман), пошли по утомительной жаре чуть вверх по уклону, мимо финиковых пальм, и нашли таки цивильное здание. Внутри было легко и прохладно. Какой-то человек выслушал наши речи и перенаправил нас через улицу.

 

С некоторым трудом, путем долгих объяснений, мы нашли нужных чиновников и втолковали им, чего хотим. Сдали паспорта. Я все думал - а вдруг мы ошиблись и нам вместо регистрации какую-нибудь прописку дадут или в гражданство примут...

 

-На какой срок хотите? - спросил чиновник за стойкой.

-А сколько можно?

-До трех месяцев.

-Бесплатно?

-Бесплатно.

 

Я спросил А., сколько мы хотим. Неделю? Глаза А. азартно заблестели. Она восхотела три месяца. Зачем??? Так бесплатно же... Доктор, дайте мне таблетки от жадности... Ладно, мне, в общем, все равно.

И вот мы вышли на улицу с трехмесячной иорданской визой на руках. До 4 ноября мы можем тут находиться...

 

Пошли в отель. По дороге А. решила сфотографировать нас с Владом на фоне финиковых пальм, но неожиданно Олег тоже возжелал попасть в кадр поперек творческой идеи фотографа. Какая-то муха внезапно его укусила и он начал настаивать с непонятным упорством. И это при том, что А. давно его воспринимает, как пятно на любимой блузке... В общем, сорвал он нам всю затею, и я не нашипел на него только потому, что не хотел при Владе начинать ругань внутри нашего племени.

 

Вернулись в отель... Потом, помнится, мы с А. пошли исследовать туристинформейшен, но застали его закрытым. Зато рассмотрели вблизи колоссальных размеров иорданский флаг, развивающийся над набережной. И о чем-то мы там очень сложном рассуждали... Из философии что-то.

 

Флаг... На ближнем Востоке любят эти вещи. В Сирии так же часто встречаются портреты президента - почему-то в черных очках, что мне кажется неверным с точки зрения PR-технологии. То же касается и портретов иорданского короля.

 

В Иордании часто встречаются портреты короля. Мне показалось, что PR-технологии в этой стране или поставлены слабо или финансируются недостаточно. Нормальное в общем-то лицо короля и его жены иногда выглядит совершенно неприглядно. Особенно когда королеву мажут яркой помадой. Мне иногда попадались удачные изображения (значит, это в принципе возможно), но в массе они оставляют желать лучшего. Я вообще пришел к убеждению, что арабский мир отстал от Запада в плане информационных теорий. Запад перешел от рекламы политиков к их пиару, а тут еще пока в чистом виде реклама. В этом слабость здешней идеологии - Западная внедряется в мозги эффективнее.

 

Вечером мы устроили чаепитие на крыше отеля. Солнце медленно садилось, над Синаем загорался немыслимой, библейской красоты закат, в Эйлате зажигались огни. Пока еще было солнце, мы успели сфотографировать Влада на фоне вечерней Акабы. Прямо в его сирийской куфие.

 

Закат над Синаем... Есть вот в мире такие вещи.

 

5 августа пятница.

 

Проснулись мы в семь часов утра. Предоставленные сами себе, неторопливо собирались, пили чай, доедали вчерашний салат и морально готовились к броску на север. Примерно в 9:00 поднялись на крышу и разбудили Влада. Я еще раз окинул взглядом потрясающую панараму акабского залива - синайские горы, минареты Акабы и далекие кварталы Эйлата.

 

Попрощались. С этого момента начинается наш обратный путь - движение на север. Мы вышли из отеля, протопали ногами через город и вышли к трассе, ведущей на Амман. Теперь наш план вот какой. Мы едем по амманской трассе, поворачиваем на Петру, затем движемся наверх старой дорогой через Ат-Тафилу и Аль-Карак, потом посещаем Мертвое море, потом... Потом там гора Нево и Иордан, которые как-то надо посмотреть.

 

Однако, пятница. Машин нет. Тишина. Долго и скучно стояли, и наконец легковая с кузовом подобрала нас и провезла немного - до того места, где дорога уходит в горы. Чертовски красиво - сухие склоны, редкие деревца... Поезд прошумел где-то над нами...

 

В 11:45, после не очень долгого ожидания, нам удалось остановить большой красный грузовик, груженый газовыми баллонами. Он шел в Амман. Водителя звали Яхья, ему очень нравилось с нами ехать, он надавал нам конфет и подарил бутылки с водой. Мы ехали горами, потом через безлюдную пустыню, потом дорога заметно поднялась вверх и там, в 13:50 наша поездка закончилась - мы вышли у поворота на Петру. За два часа мы проехали километров 100, и где-то сильно восточнее осталась знаменитая долина Вади-Рам, красивая, но испорченная туризмом до ужаса.

 

Не помню, есть ли там указатель. Строений никаких, только пара бедуинских палаток, в которых разложены продажные яблоки. Тихо, не очень жарко, своеобразное обаяние пустыни. Я прошелся до палаток и нас - естественно - пригласили на чай. И мы пошли, потому что пить хотелось, а машин все равно не было. До Петры еще километров с 40.

 

Тишина, чай греется... Хорошо... Рюкзаки мы оставили у поворота и я решил пойти, взять фотоапарат. И только вышел из палатки, смотрю - возле наших рюкзаков останавливается громадный и красивый микроавтобус, в окно смотрит улыбающееся лицо иораднца с черной разбойничьей бородой. Я инстинктивно приблизился и сказал, мол, мы того... иля Петра... Он отвечает - тамам, поехали!

 

Я кричу - А., бросай чай, машина есть!!!

 

Мы весело попрыгали в автобус и он тронулся. Собственно, ехал он в Вади-Мусу, тот самый город, что расположен около Петры. Водителя звали Ахмед, был он большой, радостный, одет в длинную синюю иорданскую рубаху, все время восклицал что-то типа "Алла, алла!" и иные молитвенные формулы. Его восхищало все - и то, что мы из России, то, что автостопом, а уж А.вообще повергла его в изумление. Но и сам он поверг нас в изумление, ибо оказался братом шейха города Вади-Муса.

 

Вади-Муса. Город небольшой, но разбросан по склонам, холмам, и сложно опутан лабиринтом серпантинов. Я удивлялся, как микроавтобус ухитряется одолевать такие подъемы и спуски. Слово за слово, Ахмет привез нс к своему дому. Обычный вроде дом, ничем не выделяется. И не скажешь, что тут шейхи живут. Дверь, прихожая... Прямо в доме растет виноград, опутывая прихожую... Комната, устеленная коврами. Коранические изречение, фотографии... Портрет его отца в парадном виде... Вот отец Ахмеда здоровется за руку с королем Иордании...

 

Я подумал - семья аристократическая, а представитель таких семей почти обязательно в 40-е годы служили в Арабском Легионе. Значит, могли участвовать в битве за Иерусалим в 1948... И я спросил об этом, но Ахмед не понял вопроса.

 

Пока готовилась еда, я расспросил Ахмеда о жизни шейхов и записал небольшое их родословие, которое имеет такой вид:

 

Вроде бы отец Ахмеда умер совсем недавно, а шейхом был с 1948 года, после брата. Далее вниз чередуются Мухаммеды и Сулейманы. С какого века они правят городом, я выяснить не успел.

 

Принесли еду. Как обычно, блюдо плова, много курицы, хумсы и лябны, хлеб и овощи. Потом еще и чай приехал - причем с мятой.

 

Поговорили о Петре. Ахмет сказал, что вход сейчас до неприличия дорог - 21 динар, около 30 долларов. Он, по идее, может провести туда человека, но только одного. Мы подумали. Меня Петра не впечатляет, а вот А.неровно дышит на это место. Да и аппаратура у нее. Говорю - давай, тебя засылаем...

 

Ахмед довез нас на микроавтобусе прямо до входа и увел А. в Петру. Мы с Олегом раскатали коврик на тротуаре и сели ждать. За два часа ожидания я успел совершить пробег по местности. Обнаружил нехилую индустрию сувениров и россыпи платков - всех цветов и оттенков, но за нехрошие деньги. Заметил туристинформейшен - однако, польза от него только во внутренней прохладе. Приобрести там нечего. На газонах у входа пила чай "бедуинская полиция" - но я не стал с ними общаться. Настроения не было.

 

Через два часа появилась А. с Ахмедом - я так и не понял, где он сам был все это время. Нас усадили обратно в микроавтобус, отвезли в город и показали интернет-кафе. Там я оставил такое сообщение:

05.08.2005 20:20 muhranoff ПЕТРА. Вчера весь вечер сидели у Влада в Акабе, плескались в Красном море и поедали салаты. Сегодня поехали в Петру, застопили машину, на которой ехал брат шейха города ВАДИ-МУСА, попали в гости, потом он нас отвел в Петру и провел туда А(нжелику). Билет стоит 21 динар... Сейчас он ждет анс на улице, повезет на выезд. В общем, А. 2 часа носилась по Петре на лошади, а мы ждали... Завтра на МЕРТВОЕ МОРЕ, потом на ДЖАРАШ...

Помнится, был какой-то разговор с хозяином... Не помню, о чем. От интернета Ахмет повез нас на выезд, по пути напомнив, где находится его дом - на случай будущего вгостизахождения. Он довез нас до окраины города, где находиласьнебольшае мечеть. Ему надо было туда, и мы расстались.

 

Дорога шла на подъем. Позиция была неудобная, уже темнело, но неожиданно нас подобрала машина, а которой ехала странная пара... Парень с девицей. Какие-то очень западные, раскованые не по-арабски. Счастливые. Иллюстрация семейного счастья. Мне стал как-то тревожно - когда я вижу счастливых людей, мне кажется, что сейчас что-то случиться. Наверное, насмотрелся фильмов, где несчатьстья обычно сваливаются на героя именно в момент, когда он расслабляется.

 

Ехали они в Амман. Стало быть, через Шабрак, Ат-Тафилу и Аль-Карак? Мы сказали, что мы в Карак. Жаль, что проскочим в темноте Ат-Тафилу, ну да ладно... Парень погнал машину на предельной скорости и в темноте было не видно ничего вокруг. После Ливана мы испытывали неприязнь к высоким скоростям. И вот тут...

 

Слева на дорогу выскочила собака. За ней - какой-то человек. Водитель круто свернул вправо. Потом влево. Я почти чувствовал, как она наклоняется и переворачивается... Вильнув еще несколько раз, парень выправил машину. Все произошло так быстро, что мы не успели ничего подумать. Я даже не помню, сбили мы собаку, или нет. Водитель явно чего-то перепушался, мину десять гнал вперед, потмо остановился и вышел посмотреть, все ли цело. Он явно нервничал.

 

Карак уже был близко. Я понимал так, что будет перекресток, а город - в паре километров на запад. Парень не знал, где именно этот поворот, останавливался посмотреть нашу карту, вроде даже спрашивал кого-то. Наконец, остановился недалеко от большой развязки. Сказал - Карак туда, налево.

 

Мы вышли. Была уже совершенная ночь, тускло светились окошками маленькие домики и горели фонари, освещая метеллическую сетку неизвестной территории. На восток уходила плоская пыльная равнина, вся изрытая холмиками. Я пошел посмотреть, чего там есть. Прошел метров 300 среди холмиков, заметил низину... Вроде как со стороны не просмтаривается...

 

Вернулся к племени и отвел его в эту низину. Нашли плоское место, постелили на пыльную землю тент, поверх - коврики. Не самое лучшее место, но где еще ночевать в этой пустыне?

 

6 августа суббота Мертвое Море.

 

Утро не принесло ничего нового. Вокруг все те же пыльные холмики и камни - загадочная техногенная пустошь. Мы вышли на дорогу, дошли до поворота и обнаружили там указатель. Он сообщал, что до Аль-Карака еще километров с 30. Только теперь я понял, что мы ночевали на королевском хайвее, а не на старой трассе. Значит, за Шабраком вчерашняя машина свернула на хайвей, и Ат-Тафилу мы не проезжали... Обидно. Пропустили самый интересный кусок Иордании.

 

После недолгого стояния нам удалось вписаться в машину до города. Она даже провезла нас по всем его кривым подъемам до самого замка. Там мы и вышли.

Аль-Карак. Город знаменит в основном своим замком. Он был построен крестоносцами для защиты торговых путей, потом захвачен Саладином, потом мамлюками, и уже сильно позже турками. Нас высадили на небольшой площади, от которой можно попасть на территорию большого ресторана, который отделяется от замка большим рвом. Около ресторана - что-то вроде смотровой площадки - посредственный вид на замок и вполне захватывающий пейзащ долины. В мутной мгле различимо Мертвое Море.

 

Деревянный мост ведет через ров к замку, как раз к тусующимся при входе билитерам. Вход стоит неинтересных денег - мы пообщались с иорданцами на различные темы и решили не тратиться на вход. Не думаю, что внутри есть что-то особенно интересное.

 

Вернулись на смотровую площадку у ресторана и организовали чаепитие. Вскипятили воду, растерзали мешок сирийских лепешек. На краю смотровой площадки красиво развивался иорданский флаг, а рядом с ним почему-то - флаг евросоюза. Я решил сфотографироваться на фоне иорданских далей - иорданский флаг поправил, что б красивее развивался, а евросоюзный намотал на палку, что б не портил кадр. Потом и А. возжелала запечатлеться в этом антураже.

 

Когда чай был выпит и фотосъемка завершена, мы собрались и прошли город до выезда, где остановили грузовик. Он провез некоторое расстояние и свернул влево, остановившись на горке. Тут был каменный сарайчик и иорданец пригласил нас туда, намекая на какую-то еду. Напоил чаем, спросил про что-то. С едой вышло вот как: он сказал, что кое-что из продуктов есть, и можно приготовить... Но времени на это не было. Мы тактично уклонились и пошли вниз на трассу. Пустоватая тут трасса. аверное, днем никто не ездит.

 

И все же нас взяла машина. Дорога сделала насколько поворотов между гор и показалось вдали внизу знаменитое Мертвое Море. Машина начала спускаться в глубокую яму, в которой находится море, трасса серпантинами уходила все ниже, стали видны белые берега, бледно-голубая вода и полоса израильской земли. На той стороне как раз находится знаменитая крепость Масада, в которой зилоты отбивались от римской армии в 75 году и которая сейчас в Израиле распиарена как пример героического самоубийства из политических соображений. Наверняка в хорошую погоду отсюда видно.

 

В 13:30 Машина выехала на трассу, идущую вдоль моря, и высадила нас на повороте. Машине налево, нам направо... Мы вышли, неуверенно вдохнув горячий, как в сауне, воздух долины. Рядом была автобусная остановка, и мы даже посидели в ее тени, но потом накопилось народа и мы отошли в сторону. Не помню, что за машина подобрала нас, кажется грузовик.

 

Мы искали место, где можно залезть в море, но при этом, чтобы рядом была пресная вода. В том месте как раз имеются знаменитые термальные источники, на которых в 2003 встречались АВП-шники. Мы ехали, и я сканировал взглядом местность на предмет такого источника... Когда наконец заметил один, решено было выходить.

 

Трасса проходила над морем довольно высоко. На восток уходил каньюн, заросший кустарником, из него вытекал ручей, образовывал небольшой залив, потом проходил под трассой и каскадами падал вниз, до самого моря. У самой трассы имелась кафешка. Нам сперва показалось, что в кустах можно найти спойойное затененное место и мы пошли на его поиски. Зря. Сама по себе местность красива, но замусорена необычайно. Вода здесь течет везде - капает со скал, выбивается из-под камней, вытекает из каких-то гротов, и вся эта вода горячая. Вообразите себе нагретый до 45 воздух, жгучее солнце и поток горячей воды... Кое-где в гротах сидели раздетые дядьки - вроде как в сауне.

 

Оставив А.с Олегом в тени скалы, я пробежался по округе. Все то же самое - кусты и мусор. И люди. Когда я вернулся, А.же общалась с каким-то туземцем и пила что-то лимонадообразное.

 

Пришлось сменить тактику. Решили так: устроимся у кафешки в тени навеса и по очереди сбегаем до моря. Привлеченный А. иорданец сказал, что в кафешке есть душ и им можно пользоваться. Я, правда, так и не понял, какое он имел отношение к этому заведению...

 

Мертвое мореИ вот складировали мы там рюкзаки, оставили А.с Олегом пошли изучить море. Спустились к воде. Странно. Влад говорил, что ему не нравится вода Мертвого Моря и что она неприятна даже на ощупь. Смотрю - вода как вода, ничего особенного. Разве что совершенно чистая, без всяких водорослей. Вдалеке - палестинский берег.

 

Залез в воду. Пока заходил по колено, ничего особенного не ощутил. Когда погрузился основательнее, почувствовал нехилую выталкивающую силу. Провел эксперимент, приняв вертикальное положение. Выяснилось, что... как бы выразиться... Скажем так: женская часть человечества вполне может доплыть до самого Израиля, сохранив сухим верхнюю часть купальника.

 

Странное и смешное ощущение.

 

Наверное, стоит приехать на Мертвое Море именно в августе, когда горячо везде: горячая вода, горячие камни, и воздух тоже горячий. Так сказать - побывайте в Духовке Мира.  

 

Пока я экспериментировал, Олег убрел в сторону, нашел там людей, измазывающихся грязью и тоже зачем-то измазался.

 

Вернулись к кафешке и я повел к морю А.. Она решила лезть в воду прямо в одежде - ибо не стоило эпатировать местных жителей купальником, а быть на Мертвом Море и не влезть в него - это было выше ее сил. И вот мы спустились к воде, А. испытала все смешные ощущения от нахождения в Мертвом Море, потом погрузилась в термальный ручей, чтобы смыть с одежды соль. Сфотографировала меня на фоне моря и далекого палестинского берега.

 

Далее наши планы были такие. Добраться до северной стороны моря и поискать подходы к реке Иордан. затем проехать до Мадабы и поискать дорогу на знаменитую гору Нево, где умер Моисей.

 

И взошел Моисей с равнин Моавитских на гору Нево, на вершину Фасги, что против Иерихона, и показал ему Господь всю землю Галаад до самого Дана...(Втор.,34:1)
И умер там Моисей, раб Господень, в земле Моавитской, по слову Господню. (Втор.,34:5)

 

Далее планировалось достичь города Джараш, где есть палестинские лагеря.

 

Мы встали на трассе у кафешки, но вокруг начал скапливатсья народ и мы удалились метров на 300. Вечерело. Машин мало. И вот тут остановился микроавтобус...

 

Водитель выслушал  повествование о том, что мы движемся на север, но, судя по всему, не очень понял, чего мы хотим. Он стал что-то рассказывать о том, что едет в Джараш, но через Мадабу. Мы прикинули, что можно бы поехать и в Джараш, а потом повернуть к Иордану... Ладно, поехали - и мы забрались в заднюю часть микроавтобуса, устроившись на запасных шинах.

 

Мы проехали весь берег Моря, кое-где пересекая термальные ручейки. Мелькнули строения какого-то пафосного туристического здания на берегу. Мы выехали на трассу Амман-Иерусалим и повернули на восток. Прошло какое-то время и машина свернула на боковую дорогу, покрутилась среди непонятных строений и на закате въехала в Мадабу. Здесь кто-то вышел из автобуса, а водитель подошел к нам и сказал, что это вот Мадаба, тут есть христианский храм. Не интересует? Мы ответили, что вообще-то если уж ехать в Джараш, так ехать... Или как? Водитель ответил что-то непонятное и мы поехали дальше.

 

Потом А. узнала, что в храме этом имеется некая безумно редкая штука... И до Горы тут недалеко, и если бы мы тогда вышли... Если бы...

 

Село солнце, сгущался сумрак, и когда в 21:00 мы въехали в пригороды Аммана, уже совсем стемнело. Тут автобус вдруг остановился, и водитель стал вещать что-то непонятное. А. попробовала выяснить, чего он хочет. Но контакт странным образом утратился - она вообще не могла понять, к чему идет разговор. Я попробовал внести ясность.

 

-Мы стояли на дороге. Вы остановились. Мы просили: сколько-то вперед. Вы сказали - поехали в Джараш. Мы - хорошо. Почему мы теперь в Аммане?

 

Иорданец сделал озадаченное лицо и стал отвечать что-то не по делу.

 

-Что мы делаем в Аммане? - повторил я через посредство А.. В другом месте можно было бы просто выйти из машины, но ночью на окраине Аммана висеть не хотелось... Водитель ответил, что отвез бы нас в Джараш, но ведь денег у нас нету... Кончилось все тем, что мы вышли, а он обещал вернуться и куда-то укатил. В его возвращение мы не очень верили.

 

Положение хуже некуда. Мы стояли на оживленной выездной трассе и пытались что-то остановить. Где именно мы находимся, было совершенно непонятно, настроение отвратительное. Потеряв уйму времени, остановили таки машину. В Джараш! Теперь остается только выйти где-нибудь перед городом, чтобы не ночевать среди народа... Когда водитель показал вдалеке огни Джараша, я осмотрелся по сторонам, заметил слева заросли и сказал, что мы тут выйдем.

 

Вышли неудачно - существенно дальше зарослей. Возвращаться не хотелось. Рядом оказалось что-то вроде придорожного трактира - уж не помню, как, но мы остались там ночевать. О чем мы с ними говорили? Зачем мы туда пошли? Не помню. Но нам выделили участок пола за загородкой, мы перекрыли стульями доступ и остались там спать. Утром обещали уйти пораньше.

 

7 августа воскресение. Долина иорданская

 

День сегодня был сложный... Для начала надо было попасть в Джараш, посмотреть, чем он интересен, съесть что-нибудь, а потом... Потом А.стремилась на Ярмук. Мне же нужен был Иордан, которого нас вчера лишили. У меня родилась идея разделиться; А.с Олегом съездят в Ярмук, я скатаюсь до Иордана, а вечером мы воссоединяемся здесь. Расстояния небольшие, можно успеть к восьми часам. У этого замысла был один очень коварный подтекст. Дело в том, что с момента разлада между Олегом и А. мы все время ездили тройкой и непонятна была мера их несовместимости. То есть, могут они ездить в паре или совсем никак. То есть, надо будет сопровождать А.до Анкары мне или как-то можно и Олегу. Но был и еще один подтекст. Если нам с А. ехать до Анкары, то сперва необходимо ее приручить - чем я и занимался после Бейрута. Оставление ее с Олегом наедине было краеугольным камнем всей операции. Надо было, чтобы она почувствовала, как плохо без меня. Согласен, что это жестоко по отношению к несчастной девушке. Совесть меня слегка грызла. Но был и еще подтекст. Приручая А., я как-то сам к ней привязался, и теперь надо было понять, насколько сильно.

 

И в последнюю очередь мне надо было немного побыть одному, полежать, разложить в своем сознании по полочкам все то, что накопилось за неделю-две.

 

УТРО

Не помню, какая именно машина привезла нас в Джараш и высадила в центре, у развалин.

Джараш. Сперва это был большой римский город Гараса с театром, колоннадами, ипподромом, триумфальными арками и прочими атрибуиами культуры. Землятресения 7-го века разрушили его и ко времени крестоносцев он выглядел заброшенной деревней. Только недавно здесь начали копать и вокруг археологичекой зоны вырос город. Причем весьма большой.

 

карта ДжарашаМы вышли как раз у входа на территорию римских развалин. Часть их находится в платной зоне, часть, что попроще, свободно доступна, например ипподром, который сейчас восстанавливают. Рядом - большая триумфальная арка, которую отгрохали в 129 году по случаю визита императора Адриана (см. ниже картинку...). Адриан увлекался путешествиями, объездил всю империю и окрестности, по случаю его приезда строили арки или что-нибудь еще, которые и сохранились до настоящего времени. Вот так же и Путин ездит по России, и после него остаются дороги, санатории, аэродромы и монастыри. Причем в основном аэродромы, из-за его пристрастий к авиации.

 

арка Адриана Мы вошли на ипподром. Олег, равнодушный к архитектуре, сел у входа сторожить рюкзаки, а мы с А. обошли строение, прикидывая, что бы такое сфотографировать. Потом все сместе сунулись ко входу в Зону, но билеты были недешевы, деловые бумажки не произвели впечатление, и мы оставили эту затею. Теперь надо было что-нибудь съесть.

 

Мы нашли около входа большое дерево и хорошую тень под ним. А.отправилась в набег на город, Олег раскочегарил свой примус, а я занялся изготовлением еды.

 

А. вернулась с охоты и принесла добычу: она вычислила в городе источник дешевых лепешек и подстрелила несколько зверей под названием помидоры. Эти помидоры... В общем, мы их порубили в суп. Пока мы съедали этот суп, на площадку перед входом (немного ниже нас, за редкими кустами) прикатил автобус и оттуда высыпали форменно одетые дети странно напоминающие пионеров. мы стали гадать, кто это такие. А. предположила, что это детская сионистская организация из Израиля. Или это Хизбалла? Мы так и не разгадали тайну этих пионеров...

 

Теперь надо был окончательно решить, кто куда едет. А.сидела мрачная. ("Мухранов, ты мерзавец", сказал я себе.) В последний момент она попробовала изменить свою судьбу, пустив в ход тяжелую артиллерию. "Понимаешь, это... ну... я хочу с тобой", неуверенно выложила она козырного туза. Это был сильный аргумент. Чертовски сильный. Но усилием воли я задушил в себе благородный порыв и сказал, что, в общем... типа надо... и вообще.

 

Двинулись в город - затариться лепешками и найти выезд. Путь лежал сперва мимо Зоны, потом направо через мост. Фотографию этого моста я потом нашел в интернете. Вот она в уменьшенном варианте:

 

 

Когда-то это было продолжение главной городской улицы, но теперь улица в Зоне, а мост снаружи...

 

Опять поток событий изменил наш сценарий - на улице мы познакомились с иорданцем по имени Адель, который повез нас к себе домой. Б ыло 11:05, когда Адель довез нас до дома. Небольшой цивильный дом с коврами, диванчиками, мыгкими стульями с гнутыми ножками... Почему-то из родственников только жена. Все по-евроейски. Адель отлучился куда-то и принес еду в духе шавермы. Чай... А. презентовали зеленую куфию. Мне - значок в виде иорданского флага. Ох уж эти угнетенные женщины востока... Кто б меня так поугнетал...

 

Адель сам доставил нас к выезду. Сперва приехал на ирбидскую трассу и высадил там А.с Олегом, потом привез меня туда, где начинается дорога на Аджлун и там я вышел. Началась восьмичасовая история моего одиночества.

 

ДЕНЬ

 

Теперь моя цель: проехать где-то 30-40 километров до Иордана, там будет поворот на юг, и надо проехать на юг примерно 40-50 километров и найти выход к реке. Первый город на пути - Аджлун.

 

До Аджлуна тут километров 15, я проехал их на машине с очень интеллигентным иорданцем - не то учителем, не то профессором. Или он был лектор по экологии? Аджлун - почти деревня, но там есть какое-то учебное заведение... А еще там есть замок высоко на горе, но добираться до него долго.

 

Места красивые. Здесь горы, много леса, совсем не жарко. Идеальное место для того, чтобы придти в себя после духовки Мертвого Моря. Аджлун я прошел окраиной, оставив город где-то справа и ниже. На дороге пришлось постоять. Подобрал грузовичок, набитый какими-то приколистами - они чего-то рассуждали про деньги, но отпустили без проблем. Проехал я с ними немного, а затем поймал легковой грузовичок с помидорами - вроде тех, каких много в Сирии. Водитель - молчаливый старик в платке.

 

Снова горы, сухие безжизненые склоны, потом трасса уходит вниз, спускаясь в иорданскую долину. И становисля видна вся обширная равнина и палестинские горы на той стороне...

 

Машина выехала на основную трассу и свернула налево - то есть, провезла меня немного в нужную сторону. Мы ехали где-то в 3-4 километрах от Иордана. Считается, что до входа Иисуса Христа в Иерусалим он находился в Галилее, и шел в Иерусалим именно восточным берегом Иордана, то есть, по этй вот самой дороге... Мы ехали мимо бесконечных домиков, миновали селения Амта, Дирар, въехали в Дейр-Алла и там я вышел.

 

Было 14:40. Иордан был рядом. где-то километрах в трех или четырех. Я решил прорваться здесь, ибо до моста короля Хусейна еще неблизко. Выбрав дорогу, я двинулся на запад.

 

Все было против меня. Дороги то и дело сворачивали в ненужную сторону. Отдельные машины брали на 100-200 метров. Случайные иорданцы не понимали, чего я ищу. Они воспринимали "урдун" как название страны, а не как реку.

 

-Тарик иля Урдун - хунак?(Дорога на Урдун - там?)

 

-Урдун?? Урдун хуна! Антум фи Урдун! (Урдун? Урдун тут! Ты в этом самом Урдуне!)

 

Приходилось изображать плавательные движения руками, рисовать в воздухе волнистую линию и так далее. Но и поняв идею, местные жители глубоко задумывались. Но я все же шел, петляя по асфальтовым дорожам между полями и садами, пока в одном месте большой грузовик не сказал мне - все, там дальше дороги нет.

 

Измученный жарой, поисками и нудачей, я вернулся в Дейр-Алла. Этот эксперимент отнял у меня уйму дефицитного времени.

 

До "места крещения" еще около 40 километров, чуть ближе Мост Короля Хусейна, а савсем близко Мост принца Мухаммеда. Можно ли у мостов подойти к реке? Непонятно...

 

В Дейр-Алла я застопил большой красный грузовик. Он ехал медленно, но вроде бы далеко. Водитель оказался очень добродушным и понимающим человеком, классический вариант "позитивного араба". На этом грузовике я проскочил, не заметив, поворот к мосту Мухаммеда. А некоторое время спустя иорданец свернул влево и сказал, что тут будет еда. Как я понял, тут живут его родственники, или родственики его друзей, или друзья родственников...

 

Это была потеря времени, но я с утра ничего еще не ел, да и надо же было изучить иорданскую жизнь изнутри. Кроме того, может быть, грузовик довезет хоть до моста какого-нибудь иорданского...

 

Небольшой скромный дом. Женщины принесли еду - все как обычно: курица, рис, лябн, лепешки. Все как обычно, только разговоров немного - не быстро я изъясняюсь на арабском. Потом медитативный чай и - возвращаемся в машину.

 

Некоторое время ехали на юг. Наконец, грузовик свернул налево. Я вышел. Это было где-то недалеко от селения Аль-Карама.

 

Я спросил у кого-то время - было шесть часов вечера. У меня осталось два часа на возвращение в Джараш. Иордан для меня потерян. Я свернул с трассы в редкий колючий кустарник, расстелил там пену, лег на нее и задумался. Конечно, можно не приезжать в Джараш, а пробиться сегодня к Иордану, а завтра устремиться в Дамаск. Ибо другого такого шанса может не быть. Но... Я представил себе, как измученная Олегом А. доберется до Джараша, до нашего дерева на склоне, и обнаружит там пустоту. В своих планах приручения А.я не заходил так далеко. Но... Иордан - это все же Иордан, а А., если подумать, всего лишь А.. При всей моей к ней привязанности, этого недостаточно, чтобы заставить меня изменить намерение. Или достаточно?

 

О, джинны, рабы Аллаха, что мне делать? Я свернул пену. Я вышел на трассу. Я посмотрел на юг, освещенный вечерним солнцем.

 

И пошел на север.

 

Времени оставалось часа полтора. Грузовичок подбросил обартно в Дейр-Алла. Там я долго шел на выход из селения. Подобрал меня неразговорчивый иорданец и не очень быстро отвез до поворота на Джараш. Дорога плавно поднималась вверх меж распаханных полей, все выше и выше, на высоты. Я обернулся на Иорданскую долину, над которой заходило янтарное солнце. Она была вся передо мной - поля, домики, невидимый Иордан и, далее, высоты - безлюдная, растерзанная Палестина.

 

ВЕЧЕР

 

Солнце садилсь. Трасса была почти пуста. Мне пришлось постоять некоторое время, прежде чем остановилась машина, плотно набитая веселым народом, которая завезла меня прямо в Аджлун. Время приближалось к восьми. Я проскочил уже знакомые переулки и перкрестки, попал на выезд, оказавшийся неудобным подъемом... Темнело. Фонарей не было. Потеряв массу драгоценного времени, я остановил что-то, и попал куда-то близко к Джарашу, но не в Джараш. Было уже совсем темно, я шел мимо фонарей и огней магазинов, употрно пытаясь что-то остановить. Восемь уже прошло. Я опаздал. Разве что меня подождут под деревом, или тоже опаздают...

 

Я уже нацелился идти до Джараша пешком, когда таки становилась машина. Я задумался, как найду эти "развалины" в городе, но вдруг увидел освещенную прожекторами арку Адриана и вышел. Я все же попал в Джараш, опаздав менее, чем на час - самому не верилось. Я добрался до входа, поднялся по лестницам, присматриваясь, нет ли кого под деревом...

 

Под деревом никого не было. Я сбросил рюкзак и сам упал на сухую землю Иордании. Потом вспомнил про коробку, закопанную в листья и бросился ее искать. Кробки не было. И листьев не было. Какой-то циник пришел и смел все метлой... Я был слишком уставший и измученный этим днем, чтобы как-то реагировать. Я кинул на землю пену, упал, и уставился в черное небо. Я пролежу тут до утра, а потом... Потом встану и пойду в Дамаск. Покинутый и забытый всем миром.

 

Я успел пожалеть про эту свою затею с Иорданом. Какая А.ни есть - пусть с тяжелым характером и деспотическими наклонностями, как бы не было с ней трудно, но без нее все равно получается хуже. Во всяком случае в тот момент я понимал это именно так. И если бы явилась мне из темноты тень и предложила на выбор миллион динаров или А., я совершенно бы однозначно ответил: "Идите вы к черту с динарами. А. давайте, сволочи!"

 

Но не приходила тень.

 

В таком состоянии сон свалил меня. Я проснулся от странных звуков. Вскочил. Я еще спал, я не понимал где я и почему, сон и реальность смешались в одну кучу и из этого тумана вдруг вышла А.. Издалека донесся ее голос: сперва стон "Лешкааааааааа...", а потом "Я тебе пирожков принесла!..". И уже потом третье: "Как он меня достал!........"

 

Ты фея? Нет, я белая горячка... В первый момент я подумал, что это мое воспаленное воображение. Взял бумажный сверток... Действительно - пирожки. В темноте показался Олег... Все понемногу встало на свои места. Они тоже опаздали. Они были в Ирбиде, были где-то у Ярмука, им показали Тивериадское озеро и Голанские высоты. Потом А. дарили пирожки и сманивали замуж... Все как всегда.

 

Я ничего не сказал. Много всего можно было сказать. Но я не сказал - ни тогда, ни позже.

 

НОЧЬ

 

Жизнь вернулась в привычное русло. Мы уже нацелились ночевать тут под деревом, но пришла плиция. просто из любопытства. Они видели нас еще утром. Ссупом. Пригласили к себе - это как раз рядом, только подняться выше по склону.

 

Перед домиком полиции стояли стулья, лежало несколько ковриков, тут же пили чай плицейские и еще какой-то иорданец, вроде бы шейх или около того. Нас пригласили присоединиться, поставили большое кресло и рядом стульчик поскромнее. Кресло явно предназначалось А.. Как бы не так; креслом демонстративно завладел я, а А. скромно пристроилась рядом. Патриархат пока никто не отменял.

 

Тут А.совершила одну ошибку. Она не решилась озвучить наше легенду про братьев ибо полиция могла бы проверить паспорта. А стоило бы. Ибо тут же начались вопросы и предложения. Например, А. предложили ночевать не с нами, а отдельно в цивильных условиях. Она ответила, что как старшие скажут, так и будет. Старшие(в моем лице) сказали - отказать. Иорданцы, весело: а чего так? Старшие - без комментариев. И изобразил лицом, что это не тема для шуток. Иорданцы стушевались... Тяжело иметь дело с угнетенными женщинами востока.

 

От предложенийиорданцы перешли к воспитаниям. Спросили, как так можно юной леди без родственников уезжать далеко от дома? Идеологическая баталия закончилась тем, что А.впала в расстройство, сбежала в темноту и там скукожилась. Иорданцы страшно перепугались, бросились ко мне - я тусовался неподалеку, рассматривая огни ночного города - и стали спрашивать: а почему она так, мы ж шутили, мы ничего такого... Ну, говорю, не любит она такие шутки. Хрупкое и ранимое создание. Как вам еще объяснить?

 

Ночевали мы там неподалеку... Хоть бы полянка какая подвернулась... Пришлось располагаться прямо на гравийной площадке. А.спрятали в палатку (при полиции-то), сами пристролись рядом. До сих пор не знаю, понял ли Олег все те душевные потрясения, что происходили вокруг него в этот день?

 

8 августа понедельник. Джараш-Сидная

 

Ночевка была посредственная. Вообще с этого момента мы будем спешить в Кемер, почти нигде не задерживаться и ночевать где придется. Эта ночь была первой в списке неудобных ночевок.

 

Утром собрали вещи, упаковали рюкзаки и пошли через город искать выезд на Мафрак. По пути обнаружили сэндвичи за приемлемые деньги. Сегодня - седьмой день нашего пребывания в Иордании и первый раз, когда мы потратили какие-то местные деньги. Могу ошибаться, но похоже, за всю неделю мы не потратили ничего.

 

Прямо в городе застопилась машина, которая провезла немного, но высадила уже на мафракской дороге №20. Впереди 42 километра. Мы стояли на горке и рассматривали окрестности. Появился местный житель, поговорил с А., что-то написал ей в блокнот. Она его зафотографировала для истории.

 

Наконец, остановилась машина, которая взяла нас в Мафрак. Не помню, на что она была похожа. Мафрак запомнился мне пыльным пустыным городом с обшарпанными доами, меж которыми ветер носит пакеты и бумажки. Помню странную бетоную скамейку в виде дивана. Двигаясь на выход, нашли тряпочный магазин. А.весь ассортимент и ухватила народного вида платье. Олег вдруг тоже проявил интерес и выторговал за полдинара сирийскую куфию. С чего бы это он вдруг?

 

Не помню, кто довез нас до границы. Помню только скопление дорогих машин на таможне...

 

Итак, мы покидали Иорданию, в которой провели 7 дней. Где-то в глубине сознания осталось легкое чувство неудовлетворености. Я не вышел к Иордану. Я не поднимался на гору Нево. В оазис Аль-Азрак тоже не заехал. Не видел Амман - не знаю, много ли потерял? Пропустил интересный участок старой трассы севернее Петры... Если потратить еще неделю, повернуть обратно, навестить шейхов в Вади-Мусе и закрыть все белые пятна... Но нельзя. По ряду причин.

 

Иордания осталась на моей памяти именно очень арабской страной.

 

Сирия

 

Пройдя таможню, мы встали на обочине и почти сразу же нам тормознулся большой автобус - мне кажется, опять саудитский. 100 километров до Дамаска мы поехали на нем. Босра осталась непосещенной, времени мало. Многие говорят, что это мы зря.

 

Автобус приехал в Дамаск и остановился на где-то недалеко от центра. Опять же не помню, сами мы шли до РКЦ или подвез нас кто-то.

 

В 16:30 мы были в РКЦ. Тут ничего не изменилось за неделю. Мы спустились вниз, в ресторан, и уселись отдохнуть. Встретили Ахмеда, который тоже сел с нами пообщаться. Угостил кофе и коктейлями.Сказал, что в Иордании у него много знакомых, вплоть до министров - что ж мы не сказали, он бы придумал что-нибыдь... Появился и Муханнад. Помню, как он протянул руку А. поздороваться и как она, по своему обыкновению, торопливо эту руку отдернула. Муханнад очень удивился - с чего это так. А.неувененно пояснила, что мол, так оно вроде положено? И минут десять Муханнад с Ахметом, далекие от ортодоксии люди, объясняли А., что она не права. Несчастная А.. Что-то часто ее воспитывают в последнее время.

 

Про женские платки Ахмет тоже высказался неободрительно - мол, они волосы портят. А. кокетливо заметила, что волосы у арабских женщин очень даже ничего. Ахмет ответил, что ему, в общем-то, виднее.

 

И так далее и так далее. Я спустился в интернет-зал и какие-то время провисел в интернете. За время наших брожений по Восточному Берегу в гостевой накопилось несколько сообщений. Обозначилась загадочная Ксюша из Акабы:

07.08.2005 23:15 KSUSHA блин, да...... а мы зашли в этот Jordan Flowers и нам арабы сказали, что русские съехали :( я же телефон оставила? ну и ладно а мы ведь так рядом тут в Акабе.......в Silk ROAD ето около Golden Tulip... ну ладушки......а я вот не знаю, поеду в Сирию ил нет... но в среду наверное вернусь в Амман или Зарку..... вот

Да, что-то мы забыли про эту Ксюху. Жаль. Конечно, если б я отчетливее понимал, кто это и на что похожа... Ну ладно.

Проявился Оттер.

06.08.2005 14:14 otter А я вот устопился прямо с сирийской границы до Стамбула. теперь сижу пью чай в Одессе)) Вечный автостоп на русских дорогах))) удачи оставшимся)) прохладной трассы!

 

06.08.2005 14:18 otter Мухраноф, если будешь в Антакии случайно, то зайди к католикам плз, скажи, что они могут оставить себе мою палатку или выкинуть))) я забил на неё нах)

Я ответил всем, как обычно - сперва основное, потом детали.

08.08.2005 19:08 muhranoff ДАМАСК. ночевали в ДЖЕРАШею вечером двигаемся на МААЛЮЛю, завтра уже на ТУРЦИЮ. Оттер, твою палатку может заберем :)

 

08.08.2005 19:58 muhranoff Подробности. Иорданию проехали бесплатновизово, только за выезд заплатили 7 долларов. С Петры проехали до АЛЬ-КАРАК, оттуда на мертвое море. Сказочное место. Очень понравилось. Но на Иордан я так и не попал, о чем очень жалею - сплошные погранзоны... Арафатку я никому не купил, ибо только себе урвал с большим трудом и про помощи А.ного обаяния. Тут они странно дороги. Иордания понравилась. Там вкусный хлеб и интересные люди. Жаль, с палестинцами толком не пообщались.

Уходя из интернет-подвала, попрощался с Муханнадом, показал ему свой сайт на всякий случай. Уже после моего ухода он его слегка поизучал и оставил сообщение следующего содержания:

08.08.2005 21:07 Muhannad Audi I like your travelers group , and I hope to join in your trips . I wish to you good time is Syria , I hope to take good impressions about this peace country and good heart people . Hear is Mohannad from Palistine ( Мне нравится ваша команда, надеюсь к вам присоединиться. Желаю хорошо провести время в Сирии, надеюсь, получите хорошие впечатления о этой мирной стране и сердечных людях. Это Муханнад из Палестины . )

Была некоторая вероятность, что нас уговорят остаться ночевать в РКЦ, но так не случилось, и мы решили выбираться на север. Некоторое время шли по ночным проспектам Дамаска, встали у большого моста ловить транспорт. Место было неудачное - много такси, автобусов, вообще скоростной участок. Мы долго стояли на этом месте, и в итоге нас подобрал грузовичок, следующий, как мы поняли, прямо в Сиднаю.

 

Не помню, о чем шел разговор в машине. Менее часа пути и мы вышли в Сиднае, оказавшись на пустынной ночной улице. Тут водитель вдруг заговорил о деньгах. Ненавязчиво, но все же неожиданно. Как-то разобрались... Ощущения остались неприятные.

 

Выбор действий был невелик - мы пошли к знаменитому местному монастырю. Его видно с любой точки - высоко на скале освещенной прожекторами. Мы поднялись к началу извилистой лестнице, там я оставил А.с Олегом и пошел на разведку. Попалась непонятная молодежь. Я спросил, можно ли тут спать, они ответили - не вопрос, вон туда наверх... Наверху была площадка с неплохим видом на округу и низкая, ниже моего роста, дверь в стене. Я вошел, оказавшись под каменными сводами. Непонятный старичок выслушал мои рассуждения и перенаправил в другое место - там обнаружился отрытый двор и терасса наверху. Оттуда на меня посмотрела женщина в монашеском одеянии и заговорила на русском с очень сильным акцентом. Сказала она так - да, ночевать можно, даже вот еда сейчас будет, только постная. Я сказал, что тут среди нас мусульманка присутствует в некотором роде... Женщина ответила, что это не очень страшно.

 

Я вернулся к своим и отвел их наверх, чрез все ходы до двора. Там нас всех троих отвели в комнату, напоминающую келью, и попросили паспорта. Мы отдали.

 

А.была впечатлена. Она помечтала, как утром все тут обфотографирует. Действительно, все складывалось удачно. До определенного момента.

 

Женщина, забравшая паспорта, вернулась и попросила нас пройти куда-то. С рюкзаками. Мы последовали за ней и оказались у самого выхода, где сидел задумчивый парень и вертел в руках наши паспорта. Он вручил их нам и языком Байрона сказал, что мест нет. Совсем.

 

А.сделала угрюмое лицо.

 

-Нам вот только что показали такое место?

 

Парень покачал головой - да, да... нету... А.в лоб спросила - это потому, что она мусульманка? Ей ответили, что не потому. Появилась немолодая женщина, вся в черном, с жестким упрямым лицом, она вывела нас на площадку перед монастырем и сказала, что мест у них нет, а вон там есть.

И показала на далекие огни.

 

Идти до огней было немыслимо, А.так была на последнем издыхани. Даже я сам был морально ушиблен всем происходящим - не ожидал такого поворота событий. Кажется, только Олег пребывал в своем обычном нейтральном состоянии.

 

А.сказала, что это все из-за нее, это все потому, что тут не любят мусульман и вообще они нехорошие. А.юбит везде искать виноватых. Я все еще надеялся, что действиям Сиднайского монастыря есть какое-то гуманное объяснение, я все еще давал ему последний шанс, так что нашипел на А., чтобы она прекратила свои прокурорские речи.

 

Мы пошли по городу в никуда. Встретился парень из тех, что показал мне путь на монастырской лестнице. Спросил, что и как. Мы говорим - а вот так. Он ответил, что в общем, можно и у него ночевать. Хм... Это уже похоже на Сирию.

 

Путь до этого дома был долог и утомителен. Сиднайя холмиста и часто приходится пользоваться лестницами...

 

Парень привел нас к дому - вернее, к квартире на первом этаже. Я ожидал увидеть многочисленных родственников, но вместо этого появились два задумчивых дядьки и растерялись, увидев нас. Меж ними и парнем начались какие-то разговоры. Постепенноя понял, что тут нам тоже никак нельзя, ибо, ибо... Места нету... И вот они задумались, как с нами поступить. Позвонили по телефону и выловили каким-то образом русскоязычного сирийца. Он что-то спросил, а потом и самолично приехал.

 

Разговор с ним вышел странный. Он хорошо говорил по-русски, явно бывал в России, но наше появление его удивило. Он явно не знал, как нас воспринимать.

 

-Из России? А как? Автостопом? Как это? А живете где? Да.... Что-то вы не дело затеяли...

 

Очень хотелось побыстрее отсюда уйти, но знать бы куда. приехавший вроде бы не прочь был помочь (в разумных пределах), но не знал, как. Я спросил: если уж он хочет что-то сделать то не мог бы он вывезти нас из города - хотя бы просто в поле? Это предложение сразу все решило. Отвезти нас в поле и тем избавиться от всяких проблем ему определенно понравилось. Мы забрались в машину и минут за 15 нас вывезли из города на маалюльскую дорогу. Мы успели рассказать про попытку вписаться в монастырь.

 

-Да, это потому что мусульманка, - согласился водитель, - не любим мы их. Тяжелые тут с ними отношения.

 

Вот так. Грустно встречать такое вот отношение христианской части Сирии. Откуда это взялось, спрашивается? А.теперь будет намекать, что ее мусульмане лучше. И придется молчать. Подставила меня Сиднайя основательно.

 

Мы вышли, как только кончился город и стало относительно безлюдно. Машина укатила обратно. Неподалеку светились окна какого-то домика с садом, но мы не решились туда идти. Доверие к местным жителям было подорвано.

 

Была совершеннейшая ночь. Рядом нашлось что-то вроде убранного поля. Мы отошли от трассы метров двести, расстелили на ровном месте тент и там устроились. Условия средние, но хотя бы не в городе. Настроение наше было упадочное, что-то разладилось в нашем миропонимании.

 

Эта неуютная ночь была нашей последней ночью в Сирии.

 

9 августа вторник. Голодная Маалюля.

 

Ранним утром проснулись мы на краю распаханного поля. Рядом росли деревья, под которыми вяло работали поливалки, превращая землю в грязь. Настроение у нас было серое. А.не забыла вчерашнего изгнания, меня угнетало место ночевки а Олег вообще чаще вздыхает, чем улыбается. Решили выпить чая с хлебом. Я поставил котелок на горелку, но когда вода слегка нагрелась, горелка устало захрипела и угасла. Газ кончился. Баллон я привинтил в Тбилиси, его хватило на Грузию, Турцию, Сирию, Иорданию и Ливан. Он служил с честью и славой. Теперь я отвинтил его, отнес в сторону и пристроил среди мусора. Спи спокойно, дорогой товарищ.

 

Горелка была собрана, упакована в коробочку и отправлена в глубины рюкзака. С этого момента я доставал ее только на таможнях.

 

Мы вышли на дорогу. Теперь надо попасть в знаменитую Маалюлю, жители которой еще не забыли арамейский язык и которая так восхищала К.Шулова. Постояв немного на дороге, мы застопили маленький микроавтобус, в который еле-еле втиснулись через задние двери. Мы были там не одни. теснота была ислючительная, но все же нас привезли в Маалюлю и мы вышли в самом центре.

 

Напоминает туристическое место в межсезонье. Большой, поднимающийся вверх уступами, монастырь, площадка перед ним, неплохой вид на ущельный город, скалы и церкви. Маалюлю часто фотографируют, место это известное. Меня смутила только странная тишина, как будто людям стало скучно в городе, они заперлись дома и смотрят телевизор. Я заглянул в монастырские ворота, поднялся вверх по длинным лестницам... В общем симпатично. Но непонятно, что к чему и спросить не у кого.

 

Торчать на площадке смысла не было, мы пошли на поиски еды.

 

Мрачно озираясь, шли мы по неприветливому городу. Тишина. Ни тебе кафешек, ни магазинчиков, никто не шумит, не улыбается и не зовет в гости. В одном место нашли безлюдного вида едальное заведение. Спросили, почем тут сэндвичи - нам ответили, мол, 15 лир. Но ничего, сейчас мы поторгуемся, пообщаемся, договоримся за 10 хотя бы... Сейчас...

 

-Давайте, - заявил вдруг Олег и вытащил крупную банкноту.

 

У нас с А. опустились руки. Какие теперь, к черту, переговоры? Своим широким жестом Олег лишил нас завтрака. Ладно, дело твое, невелика беда, мы и потерпим... И мы сели ждать, пока он умнет свой сэндвич. Рядом под картонными коробками прятался котенок. А.сразу же его зафотографировала и попробовала выманить наружу. Котенок явно чего-то боялся. Мы отковыряли кусок лепешки и вручили ему. Он набросился и заглотил его как питон кролика. Дали еще. Скормили ему кусочек феляфеля. Тут котенок впал в полнейшее безумие, стал лазать по нашим рюкзакам, забираться на колени и громко орать. Он пытался запрыгнуть и на Олега-котоненавистника, но мы удержали. Котенок был явно мучим голодом. Я с некоторой тревогой оглядел это место, где котята бояться людей и подыхают от голода. Тут нас явно никто никуда не пригласит и все наши поиски внимания обречены на провал, как вот у этого котенка. Уходим, пока не поздно.

 

Мы ногами вышли на выезд, который тут рядом. По дороге заметил вывеску. Что-то вроде центра по изучению, сохранению и популяризации арамейского языка. Дорого б я дал, чтобы оказаться в доме какого-нибудь арамееязычного человека... Но вот не вытанцовывется.

 

Постояли на выезде. Дорога пустовала, несколько машин проскочило мимо, не удостоив нас вниманием. Ждем... Внутренний голос подсказывает, что тут не только котят не кормят, но и людей не подбирают. Как ни грустно признать, но христианские районы Сирии произвели на меня невеселое впечатление. Даже тут, на дороге, я прикидывал, что ведь проедет рано или поздно мусульманин, так и заберет, наверное...

 

Так оно и случилось. Остановилась машина и провезла нас немного в сторону трассы Дамаск-Халеб. Водителя звали муса, он был шиитом, как мне показалось. С новой позиции мы уже быстрее поймали грузовик и вышли из него уже на самой трассе - мощная многополосная трасса, уходящая далеко на север.

 

Встали. Мне понравилось, как Анжлика смотрелась на фоне скал и я попробовал ее сфотографировать, но с А. случился один из приступов фотоненавистничества и она категорически запретила такие эксперименты. Пропал сказочный кадр.

 

Было 11:50. Скоро остановилась фура, нак оторой ехал некий Али из Латакии. Он взял нас до Хомса. По пути, где-то в 12:42 остановились на обед. Не помню уже, что мы там ели.

 

В 14:29 вышли на Хомсской объездной. Плохо помню это место. Застопили грузовичок до Халеба, хозяина звали Ибрахим. С ним мы и доехали до города, выйдя на объездной в 17:20. Как двигаться дальше, было не очень понятно, ибо объездная Халеба странна. Но скоро нас забрал Мухаммад, который вывез на антакийскую трассы и провез по ней до селения Ат-Тариб. Почти у самой границы.

 

В селении Мухаммед стал зазывать в гости. И мы пошли с ним, растягивая последние наши часы в Сирии.

 

Дом у Мухаммеда оказался довольно большой. Двор вымощен камеными гладко отполированными плитами, которые моют водой из шланга. В углу двора - несколько деревьев. Апельсин, гранат и еще какое-то. Здесь нас и кормили, расстелив на каменные плиты коврики. Как обычно, собрались многочисленные родственники... Не помню, о чем шел разговор в то наш последний вечер в Сирии.

 

Да, э то было символическое прощание с Сирией. Мы вышли на дорогу. Стемнело. Набежала молодежь с советами, как правильно останавливать машины. Нам удалось вписаться в грузовик и он довез нас до самой таможни, высадив в 500 метрах от нее. Ногами добрались мы до границы. Пустовато. Заметили турков, поговорили. Те легко согласились провезти через границу и доставить почти в Рейханлы. Так с ними и поехали.

 

Выездной штамп получили без приключений. Где-то там же заметил странную колонну обыскиваемых машин. Непонятная суета и возня.

 

Сирию мы покинули в третий и последний раз. А я даже в четвертый. Она показалась мне странным куском России, непонятно как оказавшимся на Ближнем Востоке. Удивительное сходство. Не со всей Россией вообще, а именно с ее положительной стороной. Даже русские в Сирии как правило лучше и добрее, чем у себя дома. Мне кажется каждого нашего человека надо в детстве отправлять на месяц в Сирию. В воспитательных целях.

 

Может поэтому в Сирии мне было легко, но как-то неинтересно - странное ощущение того, что это я уже где-то видел. В Турции жить привычнее, в Иордании интереснее, в Ливане веселее, а в Сирии я почему-то не ощутил "другого мира". Как будто вернулся домой раньше времени.

 

Мы объездилиэту страну почти всю. Только не посетили Хаму, пропустили Дура-Эуропос, Босру, замок Меркаб и монастырь Симеона. Последнего немного жаль.

 

 

Türkiye

 

В четвертый раз за свою жизнь я пересекаю турецкую границу. Впервые я вошел в нее через Болгарию, потом - через стамбульский порт, потом из Грузии и вот теперь из Сирии. Последний раз самый неинтересный - темно, пустынно. Водитель зашел в большой програничный магазин, сверкающий дорогими товарами... Потом поехали дальше. Нам удалось объяснить свои потребности и в одном месте машина остановилась; водитель сказал - вон там есть озеро. Годится? А то дальше уже Рейханлы, большой город. И он даже провез нас часть пути вокруг этого озера, показал остров и мостик на него. Там мы и расстались.

 

Место было не очень пригодно для ночевок, и мы согласились скорее из вежливости. Проблемой была крайняя цивильность. Даже в этом глухом углу Турции из озера сделали парк со скамеечками, фонарями, газонами и гравийными дорожками. Я обошел весь остров в поисках хотя бы неосвещенного места. Не нашел. Как назло, поднялся сильный ветер. Все обстоятельства против нас - и ладно, до утра доживем как-нибудь...

 

Под порывами ветра мы растягивали тент и собирали олеговскую палатку... На этом озере под Рейханлы завершался большой период нашей поездки. Завтра мы расстаемся с Олегом... Завтра вдвоем с А. движемся на Конью через трудный район Аданы и Мерсина... В каком-то смысле закончилась серьезная часть поездки, стались мелкие нерешенные дела. На решение этих дел и возвращение домой у меня уйдет 21 день.

 

О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.021125078201294 сек.