На главную Тексты Тонкая Красная Линия Часть 9: Волгоград-Москва-Петербург.
Часть 9: Волгоград-Москва-Петербург.

  Элиста-Волгоград-Саратов-Петровск-Пенза-Рязань-Москва-Питер (24-31 августа)

 

24 августа среда. Волгоград.

 

Утром я проснулся в поле за Элистой. Первым делом сделал одну важную вещь: извлек из рюкзака джинсы и напялил на себя. Черные мои мусульманские штаны - которые впервые надел в Верхнем Ларсе - отправились в глубины рюкзака. Я стал совсем не похож на того себя, что еще недавно бродил по Турции...

 

От Волгограда на Москву ведет прямая трасса, но я по ней уже ездил и она была мне неинтересна. Решил поступить хитрее: приехать в Волгоград и посмотреть город, в котором ранее не бывал; переместиться в Саратов изучить его тоже; заехать в Петровск, в Пензу, глянуть Беднодемьяновск, воспетый одним моим однокурсником, посмотреть Рязань и прибыть в Москву.

 

И вот я вышел на дорогу и скоро остановился камаз. Дверь открыл человек... Отчего-то он очень напомнил мне вчерашнего Виталия и я даже решил сперва, что это он и есть. Поэтому я даже не стал про себя рассказывать. Но меня повезли и так, без всяких объяснений. В машине было двое - за рулем класический калмык Володя в красной футболке, весь такой круглый и веселый, с ним Олег русской наружности. И еали они прямо в Волгоград. Было 11:00.

 

Ехали мы три с половиной часа. Я расказывал про Сирию, они про Калмыкию. Странное дело - за эти три часа они сумели заразить меня Калмыкией и желанием приехать сюда надолго.

 

-Эх, жаль я не работаю сейчас на базе, - говорил Олег, - сейчас бы там тебя бараном накормили, сайгаков постреляли...

 

Они рассказали, как устроена работа на "точке" - где пасут овец в степи. На работу там устроиться несложно, руки нужны почти всегда, но особенно в апреле, когда бараны размножаются. А в апреле как раз сходит снег, трава появляется, степь вся зеленая, а потом цветы распускаются... Знаменитый Дроздов часто приезжал в Калмыкию весной - говорят, любимое его место было.

 

Рассказывали про коней, которые тут особенные, с повышеной проходимостью, и что арабские шейхи закупают их табунами, гонят в Новороссийск и там грузят на паромы.

 

Рассказывали про волков, как их тут много зимой и какие они умные и опасные, множество рассказали историй про их хитрость.

 

-Волк овец дерет не для еды, а для развлечения...Например, бывает в стаде половина овец - черные, а половине белые, и вот он сперва только черных дерет, а только потом - белых. ....ночью как-то приходит... Я выхожу с ружьем, а оно старое у меня, на 100 метров еле достает... А он на ста метрах и держится, ближе не подходит. А потом выходит напарник, а у него карабин хороший, на полкилометра бьет легко. Только он выходит - волк сразу свалил. Он всегда точно знает, что у тебя в руках...

 

Для себя я решил, что обязательно как-нибудь съезжу в Калмыкию весной работать. Даже адрес взял элистинский, что б найти при случае этих людей.

 

Решили что-нибудь съесть. Причем Олег с Володей решили именно накормить меня настоящей калмыцкой едой. Заворачивали в пару мест, но там, как они сказали, была неправильная еда. И только в одном придорожном трактире нашлось то, что надо. Не помню, как это называется. Основная часть еды - это вареное мясо и квадратики из теста к нему. Бульон отдельно налит в пиалу и добавлено туда всяких специй. Вещь. Отдельно - чай с молоком, как в лучших юртах Монголии. Этот завтрак вогнал в меня энергетики и оптимизма а два дня вперед.

 

14:50. Волгоград. Машина остановилась где-то в южной его части, я вышел, и она укатила по свом делам. Серо, тихо, тусклая облачность от горизонта до горизонта. Я набрел на автобусную остановку, где спросил, как доехать до центра и получил невнятный ответ. Все же залез в автобус и поехал на север. По ходу пришлось сделать одну пересадку...

 

Волгоград все же жутко длинный. Мы все ехали и ехали, город то заканчивался, то снова начинался, и очень много времени прошло, и я вышел таки в центре среди сталинской архитектуры. Пошел к Волге.

 

Ощущения странные. Город очень большой, в смысле - высокий. Как будто в 30-е годы тут строили запасную столицу. Громадные здания, громадные магазины, а народу мало, шума нет, как будто раннее утро или траур какой-то. Нашел болшое здание почты и отослал сообщение:

24.08.2005 17:19 muhranoff ВОЛГОГРАД. Проснулся утром севернее Элисты, застопил камаз до Волгограда, по пути накормили калмыцкой едой, напоили калмыцким чаем, пригласили как-нибудь овец пасти в степи весной... Только что приехал в Волгоград, сейчас тут покружусь и буду выбираться на Саратов. Далее на Пензу и Рязань.

Вышел к Волге. Громадная набережная, симпатичные дали, но тоже как-то заброшенно и скучно. Случайно наткнулся на "Дом Павлова" - действительно большое кирпичное здание, но вокруг как бы смотровая площадка с танками, стеклянный цилиндр сувенирного магазина и кафэ. Народ есть, хотя и немного. В общем, Волгоград очень быстро стал тяготить меня общим унынием атмосферы и я пошел искать выход на Саратов.

 

Выходил медленно. Помню, как шел по окраинного вида асфальтовой дороге, садилось солнце. Здесь меня взяла легковая и вывезла куда-то на северную окраину, прямо на саратовскую трассу. Было 20:15. Я постоял, пытаясь ловить машину, потом пошел вперед в поисках места, где есть лес и вода. Лес образовался очень скоро в виде лесополосы, а вода нашлась неожиданно - сперва я ее услышал, шипящую где-то в траве. Оказалось - большая труба, дыра в ней и вода бьет оттуда... Вопрос: что за жидкость может оказаться в этой трубе? Я долго прикидывал варианты, но решил, что это все же вода для полива. Попробовал на вкус - ничего особенного. В итоге набрал себе бутылку на утренний суп и пошел в лесополосу.

 

Край поля, кусты, деревца, удобное сухое место. Так себе ночевка. Без пейзажей и видов, но втайне я надеялся, что это последняя уже, а через сутки я уже в Москве... Так и заснул.

 

25 августа четверг. Трасса Р228

 

Итак, рано утром я проснулся несколько севернее Волгограда, возле трассы на Саратов. Психологически я ощущал себя как человек, долго шедший по колено в болоте и наконец степивший на ровный асфальт: кончилась степь и бездорожье, кончились маломашинные регионы, теперь я долечу до Москвы со скоростью мерседеса... О, если бы я мог видеть свое будущее!

 

Ночевал я в лесополосе на краю поля. Пора было заняться нормальной едой и я развел костер, прикрывая его от ветра. Место я выбрал неудачно. Ветер усиливался. Грузинская кастрюля оказывалась нормально висеть на веревочках. Я потратил уйму энергии на защиту костра и удержание кастрюли. Ветром сдуло в огонь мою миску... Вот так, потеряв миску и едва не спалив пену, я сварил себе суп из той самой картофелины, что получил в Эрзуруме.

 

Скорбя о миске, я вышел на трассу и скоро застопил камаз. Он шел в Оленье, это примерно с 50 километров, за городком Дубовка. Водитель был молодой, очень добродушный и веселый парень, который все далел, что не идет дальше Оленево. Я вышел в Оленьем. Приятное зеленое село на берегу ебольшоо волжского фьорда. Среди деревьев нашел столовую с изумительными пирожками. Прошел все село насквозь, перешел фьорд и скоро поймал еще один камаз.

 

Водителя звали Николай, он ехал аж в Челябинск и брал меня прямо до Саратова, где уходил на право. Так с ним я и прошел примерно 400 километров. По дороге он иногда останавливался возле торговцев овощами или арбузами и приобретал товар прямо мешками. Камаз был пустой, а в Челябинске все это дороже. В Камышине мы заехали на поиски винного магазина. Николаю нужно было вино для какой-то свадьбы, а в Камышине есть какое-то особое место. Он ушел в это место с мешком пустых пластиковых бутылок и скоро вернулся уже с вином.

 

В 20:00 я вышел на одной из развязок под Саратовом. Посмореть Саратов в общем-то хотелось, но город это большой и от объездной расположен далеко. Дело было к ночи, так что я решил пропустить Саратов и сунуться вместо него в Пензу.

 

Я не помню, вышел ли сразу на пензенской трассе, или потом до нее добирался... Кажется, вышел сразу. Там есть бензоколонка, и я стоял возле нее. Темнело. Простоял я довольно долго, и вдруг остановилась легковая, взяла на 20 километров. Водителя звали Юра, он был родом с Ташкента.

 

Не помню, где именно я вышел и как называлось это село. У меня записано, что там было кафе и я там пил чай, но подробностей не помню. Потом я долго шел уже в темноте, выискивая ночевательное место. Прошел насковозь весь населенный пункт, нашел странные мрачные заросли, углубился в них почти наощупь, нашел ровное место и устроил там лагерь.

 

26 августа пятница Петровск - почти Баку.

 

Утром, в неизвестное время, я проснулся на своей поляне и обнаружил, что спал в обычном, в общем-то лесу, не плохом и не хорошем, не сухом и не сыром. Тихо, скучновато. Я не знал, что в это самое утро, в 8:30 А. покинула Новороссийск и стремительно двинулась на Москву, удивляя встречных турков своим ближневосточным видом.

 

Я же двигался медленно. Так сложилось, что ранее, возвращаясь из дальних поездок, я очень быстро проходил финальный отрезок пути. Например, на одной газели от Краснодара до Москвы или от Волгограда до Москвы. Последний раз - после ограбления, когда не было с собой ни спальника, ни коврика. Я привык возвращатся быстро. Теперь все было наоборот.

 

Я долго стоял на горке с красивым видом на саратовскую область в утреннем освещении. Меня даже посетила мысль сфотографировать этот пейзаж, что я и сделал. Я простоял там, наверное, часа с полтора, и только в 11:00 остановилась Лада. В ней ехали двое - Дима и Ирина, ехали куда-то за Петровск, но я решил ехать только до Петровска.

 

Петровск мне был интересен с исторической точки зрения. Там в 1916 году родилась моя бабушка, там же ее семью раскулачивали, там же она училась, там же жили все ее родственники очень долго, а кто-то живет и сейчас. Когда-то ужасно давно, в самом начале 80-х кто-то из них приезжал к нам, и я помню, как он зачем-то показал мне атлас мира, ткнул пальцем в город Петровск и даже подчеркнул его. И многие годы где-то рядом со мной всегда валялся этот атлас с подчеркнутым Петровском.

 

У поворота на город я вышел в 11:50. Тут надо пройти еще километра четыре, но совершенно случайно я застопил мусоровоз. Водитель радостно спросил:

 

-Ну что, еще, наверное, никогда на мусоровозе не ездил?

 

Действительно, не ездил. Все когда-нибудь случается в первый раз.

 

В южной части города есть вокзал. От него идет на север главная улица. несколько севернее центра она пересекает реку Медведицу. Там стался старый железный мост, а рядом построили новый бетонный. Севернее моста уже почти окраины. Я вышел почти у самого вокзала и прошел всю эту центральную улицу до моста. В городе тихо, провинциально. Мелкая уличная торговля, редкие магазинчики, кое-где старые кирпичные купеческие дома века 19-го, обшарпанные, с осыпающейся штукатуркой.

 

Я вышел к мосту, спустился к реке Медведице вымыть руки (привычка, укоренившаяся в Сирии), сфотографировал знаменитый местный собор, выглядывающий из-за деревянных крыш покосившихся избушек и повернул назад. Кто-то мне сказал, что за рекой уже окраина и выйти на трассу можно, но трудно. Впоследствии я показал эту фотографию своей бабушке и она узнала собор. Оказалось, я всего пару кварталов не дошел до их улицы.

 

Был час дня. 15 минут я убил в местной "Кулинарии" за распитием чая с плюшкой. Медленно пошел обратно на трассу и вдруг появляется ментовская машина, тормозится около меня.

 

-Документики предъявите... Что в рюкзаке?..

 

Они тут что, тоже с Арменией воюют? Я вдруг ощутил себа в Баку - солнце как будто стало теплее и запахло морем. И в самом деле, я же покинул трассу Владикавказ-Москва, тут чеченцев нет, менты не купленные... Привычными движениями выложил вещи им на капот машины. Ливанский флаг в антураже саратовского городка смотрелся как-то зловеще... Милиция долго листала паспорт, косо смотрела на флаги, куда-то звонила и пыталась вчитаться в учебнк фарси. Украв у меня полчаса времени, она оставила меня в покое и укатила. Как раз им по рации пришло известие, что кто-то сбил человека и скрылся. Вот они и уехали на охоту, а я пошел на трассу.

 

Позиция на южном выезде из Петровска в сущности, неплохая. И обочина есть, и пост недалеко, но наклон местности несколько портит место. Там я стоял очень долго. За мной встали двое местных, которые тоже пытались уехать. Один, помоложе, махал рукой, а другой, постарше, с циничным видом наблюдал и давал советы.

 

Не помню, какая машина увезла меня к пензенской объездной. Вчерело и посещение Пензы пришлось отменить. На объездной я тоже стоял долго,но взял грузовик, который вез асфальт. Кажетя, он провез меня куда-то за Мокшан, там высадил, а через почаса взял снова, ибо его послали куда-то дальше. События тех часов смазались и раплылись в моем сознании, помню только как ближе к ночи меня подобрала легковая.

 

И вот уже мы мчались в темноте, мимо леса и непонятных огней. В Нижнем Ломове я вышел. Явно окраина, пара кафешек, справа поле. выбор был невелик - я продрался через обсадку и вышел в поле. Оно было свежераспахано и идти по нему было малоприятно. Я все же срезал его углом, наткнулся на другую обсадку, удаленную от обитаемого мира, нащупал там приемлемое место и устроился спать. Вот уж не предполагал, что после Саратова еще буду где-то ночевать.

 

27 августа суббота. Самый трудный день.

 

Проснулся ровно в 8:00. Завернул в вагончик у трассы, приобрел там пельмени и чай (8:35) для поднятия духа, и решил попасть сегодня в Москву любой ценой.

 

Нижний Ломов как позиция мне не понравился. Постояв на обочине, я стал понемногу смещаться вперед. Потом время от времени стоял, потом снова шел. Не брали. Никак. Хорошая дорога, широкая обочина, яркое солнце, машин ровно столько, чтобы успеть каждую изучить и оценить - а не берут. Я шел вперед, надеясь на появление хорошей позиции. Не помогало.

 

В моих планах - попасть в Беднодемьяновск, это сего 58 километров отсюда. Смешное расстояние.

 

Ни разу за всю поездку я не бывал в таком положении. Я торчал под Ломовом 7(семь) часов - с 8:35 по 15:45. Успел и полежать на траве в стороне от трассы, и пейзажи здешние поизучать, все успел... И вот только в 15:45 вдруг остановился камаз. Я сперва даже не очень поверил, настолько свыкся с мыслью, что машины не умеют останавливаться...

 

Блаженное ощущение движения. Едем! Камаз шал за Беднодемьяновск, и я вычеркнул город из списка. За эту поездку я посетил 39 новых городов и велико было искушеное довести счет до 40, но... Но не вышел я в БД, и только в окно посмотрел на их реку и симпатичные домики...

 

Пошла Мордовия... Миновали Зубову Поляну, после чего камаз остановился в Уметах. ричем надоло, бо собрался там спать. Было пять с чем-то, вечерело.

 

Многие слышали про село Уметы. Оно знаменито плотностью едален на единицу трассы. Оно тянется на 2-3 километра и по обеим сторонам трассы - плотная шеренга трактиров. Кажется, многие принадлежат одному владельцу, отчего и вывески на некоторых в одном стиле. Названия типа : "ЕДА". Там, гда у трассы болотистая низина, трактиры построены на сваях.

 

Казалось бы, концентрация трактиров должна вызывать конкуренцию и битву за каждого посетителя, но реальность строго обратна - отношение тут какое-то жлобское. В одно я зашел спросить воду или чай. Тетка как раз допрашивала посетителя. Когда она перевела взгляд на меня, с просил, как тут с чаем...

 

-Молодой человек, - раздраженно ответила тетка, - вы не видите, что я занята?!! Я с человеком разговариваю!!

 

И во всех трактирах совершенно бандитские цены. Однако, мне перепало кое-что полезное. Завернув в один магазин, я обнаружил там "Сникерс развесной", 40 р/кг. Удивившись, я приобрел на десятку большой кусок странной субстанции. Такое ощущение, что все составляющие сникерса пропустили через мясорубку, причем орехи - прямо в скорлупе. Штука умеренно сладкая, калорийная, совместимая с чаем, если только беречь зубы и абсорбировать скорлупу.

 

На самой окраине нашел не очень дорогие блинчики и разорился на них ( 17:35) скорее просто для настроения.

 

Еще с час я поторчал на окраине села, оставив множество следов на сыром песке. Чудо произошло - взяла машина. Провезла недалеко, километров 10-15, в рязанскую область. Там она свернула, а я остался у ментовского поста. Темнело. За весь день я проехал примерно 170 километров. Москва рядом, но недосягаема.

 

Когда стало совсем темно, я отдалился от трассы, нашел небольшой чистый осинник, и расположился там. Меня глодало ощущение впустую потраченного времени. Если бы я попал в такую вот ситуацию тогда, в 2003, после Китая и ограбления, если бы провел три ночи непонятно как без спальника...

 

И я не знал, что как раз в это время А. вернулась домой, в гоночном темпе одолев расстояние Новороссийск-Питер. Я, вышедний из дома раньше всех, остался на дороге последним.

 

28 августа воскресение. Москва на горизонте.

 

Проснулся после восьми в своем осиннике, ощущая себа на краю света. Полная уверенность, что мир - это кочковатое поле и осинники, а все остальное придумали журналисты.

 

Вернулся к трассе. Там рядом трактир - коробка из силикатного кирпича. Зашел туда, отдал часть денежных ресурсов на щи и жареную колбасу. Это когда двигаешься быстро и по интересным местам, можно вообще ничего не есть... Депрессии порождают голод и растраты.

 

Было 9:00. Истребив еду, согревшись чаем и покусав свой развесной сникерс, я вышел на обочину и встал...

Очень нескоро остановился камаз. Это был тот вчерашний нижнеломовский камаз! Он спал в Уметах и вот теперь забрал меня... Теперь только в Москву. Отказываемся от Шацка и Рязани. Камаз шел куда-то на север от Москвы, и думал поворачивать в Бронницах...

 

Миновали Шацк, где поворот на Сасово. Долго обходили Рязань по неинтересной окраине. Коломна... Водитель все же решил обходить Москву по МКАДу. Миновали Бронницы, где трасса делает странную и нелогичную петлю. Задержались, чтобы вытащить застрявший джип. Никогда бы не подумал, что джип может просто застрять в придорожной канаве...

 

МКАД! Это случилось! Я действительно попал в это город, в существовании коорого уже начинал сомневаться... Был уже вечер. Я перешел мост, оказался на большом и шумном проспекте и начал ситистопствовать прямо там, откровенно и нагло - мне было уже все равно.

 

Интересно, что я был минутах в десяти от дома занименитой Маши Квашонки, куда так или иначе собирался заходить...

До метро меня довезла не то азербайджанская, не то дагестанская машина.

 

Я ехал на Павелецкую к человеку по имени В.Карпов. Как-то уже сложилось, что я сваливаюсь туда без звонков...

 

И вот я ввалился в эту приличную квартиру - злобный, грязный, как танк, вышедший из боя. ВК первым делом загнал меня в душ... Помню, что в квартире еще был заезжий финн, который спрашивал что-то не то про Китай, не то про Ливан. И я что-то говорил, но, кажется, на автомате, по инерции, как в машине.

 

Наверное, потом я что-то ел и где-то спал, но в этом месте у меня провал в сознании.

 

29 августа понедельник. Москва в конце лета.

 

Этот день я посвятил реабилитации и релаксации. Решено было навестить П.Лагуткина в центре и Квашонку в Выхино. А завтра утром домой.

 

И вот с утра я поехал на Мерзляковский переулок пить чай и хвастаться сувенирами. Как многие москвичи, Лагуткин - счастливый обладатель безлимитного (по времени) интернета, и я оставил о себе след, впервые после Волгограда:

29.08.2005 11:03 muhranoff МОСКВА. Приехал вчера. Добирался мучительно. День от Волгограда до Самары. День от Самары до Пензы. За субботу проехал менее 100 километров. И только вчера от Шацка на одном камазе доехал до Мкада... Завтра с утра поеду в Питер, и в среду можно будет там меня уже ловить. Уже и забыл, на что похожа Сирия... Ностальгия пока не пришла. Сделана новая гостевая, так что эта проживет недолго.

Помню, приходил человек с вопросами про Японию.

 

В середине дня поехал в Выхино к Марии Оленевой, известной человечеству как Маша-Квашонка. Эпическая тетка. В 2004 мы с ней ездили в Крым, она тогда была еще вся из себя начинающая и зеленая, а сейчас ну прям зубр автостопный... Ее адрес - памятник московскому градостроительному идиотизму, звучит примерно так: микрорайон стосороккакой-то, квартира такая-то. Кто-то додумался назвать дом микрорайоном.

 

У Квашонки в тот день собирался народ из hike.ru и еще какой-то другой народ. Кто-то завтра уезжал в Абхазию... Я пришел одним из первых, мне досталась симпатичная еда и доза специальнопривезенного из Испании вина. Кажется, у Машки такая традиция - привозить с собой вино. Из Крыма тогда она тоже прихватила... И вот по мере появления народа мы замутили мероприятие с чаем, тортиками, блинчиками и пр. Я успел отослать про себя сообщение:

29.08.2005 22:38 muhranoff МОСКВА. Пьем чай у Маши Квашонки. С блинчиками, тортиками и пр. Не знаю, как утром просыпаться буду, постараюсь пораньше... В Москве дожди.

Остался ночевать тут же, вместе с абхазоедами.

 

30 августа вторник. Проклятье Вышнего Волочка.

 

Где-то утром я вышел с Харитичем от Квашонки, мы дошли до метро и я покатил на северо-запад. В мыслях я уже был дома, совершенно расслабился и не торопился. Наверное поэтому только часам к десяти я вышел к МКАДу.

 

Сперва мне подозрительно повезло: недолго постоял и взяла легковая, а потом еще одна и прямо за Вышний Волочек. В машине было двое, один - какой-то начальник, в прошлом бывал в Китае и много всего про Китай рассказывал.

 

Я вышел за Волочком, встал на широкой полосе обочины и стал ждать удачи. Воздух сырой, прохладно, намечается дождь... Он и пошел через какое-то время. Я стоял и стоял, и никто меня не забирал. Я простоял так часов до восьми, когда окончательно озверел от сырости и промозглости, бросил это дело и убрел в лес сохнуть и согреваться спальиком. Растянул тент среди мха, раскатал спальник... Распотрошил рюкзак, вытащив учебник фарси, ливанский флаг, платок... К концу любой поездки это действие - разбор рюкзака - доходит до автоматизма. Могу это делать с завязанными глазами и как угодно... И так же машинально я подумал, на что положить вещи, чтобы не испачкать пылью и не поцарапать колючками... А какая тут пыль - мох сплошной...

 

Завернулся в спальник и стал ждать завтрашнего дня.

 

31 августа среда. День 60-й и последний.

 

Сырой лес, холодный мох, молчаливые тощие сосны. Утренние сборы рюкзака - укладка учебника фарси, тбилисской кастрюли, тапочек, папки с картами и дикобразной иглой... Возвращение на вчерашнюю позицию и все, как вчера...

 

Я стоял на прежней своей позиции и снова дул средней силы ветер и сырость пробиралась под одежду. Громадные фуры проносились мимо. Я семафорил им скорее по привычке, и вдруг одна стала тормозить и подаваться вправо. Неужели?

 

Она меня взяла. В Питер. Вот она - удача. Мы прошли новгородскую объездную, миновали Спасскую Полисть и вдруг... И вдруг закончилась салярка. Водитель все присматривался к окрестностям в поисках каких-то дорожных рабочих, которые в прошлом дешево продавали ему эту самую салярку, но сегодня не наш день, рабочих не было. Фура встала. Водитель объявил, что теперь пойдет куда-то на поиски салярки, и это займет неизвестное время, так что я покинул фуру. Удача ускользнула. И только небо тебя поманит серым взмахом ее крыла...

 

Там рядом магазин и кафе и обочина забита фурами. Людей не видно. Позиция отвратительная. Я стоял там в надежде на какое-нибудь скромное чудо.

 

И чудо произошло - газель. В Питер! Весело пролетаем Чудово, Бабино-2... И тут газель начинает чихать и дергаться.

-Солярка кончается... По Москве много наездили... Говорил же...

 

Издевательство какое-то. Впереди на обочине показался сильно помятый автовоз. Тут же водитель с невеселым видом. Не помню, у кого из нас родилась циничная мысль - ему ведь теперь салярка не нужна?

 

Подошли, спросили. Автовоз был казанский. Водитель махнул рукой - забирайте хоть всю. Далее последовала беготня с пластиковыми бутылками и эксперименты по извлечению салярки из бака. Поехали. Прошли метров сто. Встали. Ну не идет газель на казанской салярке. Хозяева разводят руками и звонят в Москву - мол, спасайте...

 

Я вышел и пошел вперед. Серые бабинские поля, березки, пост впереди. Ветер швыряет в лицо капли вялого дождя. Снова стою. До дома - километров 70. А ведь как все было когда-то: прямая Воронеж-Пятигорск, фура Амман-Акаба, Кемер-Анкара...

 

Наконец, взяли. Легковая в Питер. Пролетаем Любань, Тосно... И тут выясняется, что машина в общем-то уходит на Колпино. Выхожу в Ям-Ижоре... По идее, за ночь пешком дойду до дома.

 

И только в Ям-Ижоре меня взяла последняя машина за эту поездку. Но и она ушла вправо по кольцевой, потом свернула куда-то и я вышел недалеко от станции метро "Ломоносовская". Пришлось еще пройти ногами по незнакомому кварталу. Но это уже был Питер в чистом виде.

 

Мелкие пакости не прекращались: в метро длинная очередь по случаю 31-го августа. Как всегда. И я отстоял ее всю.

 

Под вечер уже, в легком сумраке, я вышел из метро на Невский проспект, и пошел домой тем самым путем, по которому шел от дома 3-го июля. Цирк, Фонтанка, Моховая.

 

Если сейчас меня спрашивают, когда в поездке было труднеее всего, я честно отвечаю: на пути от Саратова до Питера.

 

О чем Подготовка Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.018213987350464 сек.