Свиток Одинадцатый

Где я возвращаюсь на родину, попадаю в Астрахань, вновь подвергаюсь ограблению, но благополучно достигаю Москвы, Твери и Петербурга . 20-24 сентября

 

20 сентября суббота. Астрахань. Ограбление по-русски.

 

Это был длинный день. Редко случается, чтобы за 24 часа произошло столько масштабных событий. Его можно разделить на 4 отдальных рассказа, но я, пожалуй, этого делать не стану.

 

Утром я проснулся в доме Адилета, что возле трассы, между Ганюшкино и российской границей. Меня напоили чаем с кусками лепешки, я собрался и вышел на дорогу. Все было не так мрачно, как показалось ночью - обычная, не очень сырая степь, все та же дорога с посредственным асфальтом... Бледное солнце. Скоро меня взяла машина, на которой ехала к границе работающая там женщина. Переход тут пешеходен, машин немного, строгостей никаких. Я прошел все посты, сунул паспорт в положенное окошко и - что важно - про миграционную карту никто ничего не спросил. Я таки убедился, что это не обязательная бумажка.

 

Пройдя таможню, я вышел к протоке Волги, через которую ползали два парома. Принцип оплаты я не понял, просто зашел на первый же паром и переплыл на западный берег. Тут же, на пароме, узнал, что российская таможня не близко, а где-то через несколько километров. Я предложил одной машине меня подвезти, и они согласились.

 

Российская таможня пропустила меня без каких-либо претензий. Я с пару минут постоял на дороге и оттуда меня забрала та же самая машина, на которой я ехал от парома. Ладно, говорят, поехали...

 

Они довезли меня до Красного Яра, где от астраханской трассы ответвляется вправо дорога на Волгоград. Если ехать в астрахань, надо вернуть налево и описать хитрую петлю. Я двинулся пешком через городок, по многочисленным мутным лужам. Было мокро. На траве, на деревьях, блестела вода. Тепло. Солнечно. Обходя глубокие лужи с грязевыми берегами, я вышел к Волге и забрался на паром. Прямо на пароме стал искать попутную машину.

 

На этот раз мне попался сотрудник МВД, который завез меня прямо в Астрахань. Он был немногословен, говорил намеками, не отрывая хладнокровного взгляда от дороги.
-Будешь проезжать на Волгоград, там будет участок Калмыкии... Поосторожнее там.
-Почему?
-У калмыков своеобразные представления... Проснешься утром в кандалах... Увезут в степь. А там и Чечня недалеко.

 

Заговорили о паспортах. Я спросил, для чего паспорту номер серии. Он ответил, что паспорта часто воруют, теряют... Так что раз в пять лет меняют серию, чтобы все пропавшее обезвредить. Вон, в Китае в прошлом году украли 100 000 дипломатических паспортов...

 

Только сейчас, много времени спустя, я задумался над сущностью этого разговора про разбойников и паспорта. Иногда мир дает человеку подсказки, и хорошо тому, кто умеет их расшифровывать...
 
Мы въехали на один из длинных проспектов Астрахани и там я вышел. Теперь надо было пройтись по городу, найти интернет, проявить пленку. Съесть чего-нибудь. С собой было рублей 50.
 
Я завернул в шашлычную под навесом, разжился водой на чай и случайно получил в подарок 100 рублей.
 
Вся старая архитектура города сосредоточена в районе кремля - тут находятся приятные кварталы, в которых снимали известный фильм по Зощенко. "Не может быть", кажется. Прочие районы современны и малоинформативны. Я вышел к кремлю, обнаружил там неплохой сад, стелажи торговцев дисками и всякие ларьки. Зашел в кремль.
 
В глубине души я надеялся найти ту самую башню, с которой Степан Разин сбросил воеводу Прозоровского. Но экскурсоводы объяснили, что башню эту снесли еще тогда, из соображений идеологии. Они же поведали, что кремль - явление позднее, и построен тут веке в 16, а старая Астрахань - которую сжег Тимур - находилась на другом берегу, выше по течению. Где-то я почувствовал себя Тимуром - пока дойдешь из Самарканда в Астрахань, вживешься...

Астрахань

 

У астраханского кремля красивые белые башни, но пейзажных видов не имеется и делать там долгое время нечего. Полчаса прогулки и все. Я задержался подольше, прислушиваясь к экскурсоводам у ворот. Экскурсовод-бабушка жаловалась на молодое поколение экскурсоводов, которые ничего не понимают рассказывают посетителям всякую ерунду.


-Это, говорит, лобное место, тут лилась кровь! Представляешь? Когда она там лилась? Да никогда. Рядом строили помост... А они говорят. Кто их учил? На лобном месте казни никогда не произвдились. Никакая кровь там не лилась. А рассказывают. А народ-то верит...

 

Покинув кремль, я нашел фотоателье и сдал в проявку пленку. Полчаса бродил по округе, нашел интернет-кафе(с тремя компьютерами) и отослал сообщение, которое не дожило до настоящего времени. Также заметил продавцов некой еды, которая похожа на наши пышки, но по форме ближе к уйгурскому варианту. Ощутил некое чувство дежавю...

 

За этот день в городе я растратил рублей 70-80. На пленки, мелкую еду и пельмени. Часа в три-четыре двинулся к выезду на Волгоград. Для этого надо выйти к хорошо заметному мосту, а за мостом уже выезд.

 

Мост волжский громаден... По центру реки тут находится большой остров с пляжами, весь покрытый лесом. Я подумал, что это неплохое место для стоянки, если случится в Астрахани быть ночью. Но - обилие мусора говорило о том, что иногда тут людно. Так я и не решил для себя с этим островом - с одной стороны, тут явно шляются, с другой - уж больно густые заросли...

 

За мостом дорога свернула на север. Тут я начал ловить машины и на двух или трех отдалился от города. Водитель одной из машин работал охраной собственного отца. Отец поехал на стареньких жигулях куда-то за город, а его сын следовал в отдалении "на всякий случай". Этот момент неплохо характеризует образ жизни Поволжья.

 

Теперь начнется отдельная история...

 

Было пять часов вечера, вечерний сумрак, и стоило бы идти куда-нибудь спать, но я хотел подальше отъехать от Астрахани. Остановилась приличного вида легковая машина, внутри - два молодых человека лет за 20 и ребенок на переднем сиденье - лет, наверное, шести или семи. Я спросил, можно ли... Они согласились.

 

Тот, что сзади, (назову его условно - Второй) рассматривал меня и расспрашивал, откуда я такой и куда. Узнав, что с Китая, удивился.

-Наверное, сувениров кучу везешь?
-Да какие там сувениры...
-А вот ты вот так ездишь... Это что, прикол такой?
 
Я попробовал объяснить, что это не "прикол". Тем временем водитель свернул с трассы направо, на грунтовку.

-Сейчас ребенка завезем и - дальше, в Нариманов...
 
Метров через сто грунтовку перегородила куча песка. Машину развернули и, как я понял, по отдельным словам, дальше она не поедет и надо выходить... Странная такая ситуация. Я почти почувствовал, что тут что-то не так.

-Дубинку захвати, - негромко сказал водитель Второму, выходя из машины. Похоже, это ограбление - посмотрим, как это будет... Взять у меня фактически нечего. Я был свято уверен в своей ненужности для криминала, поэтому никаких попытк к бегству не предпринимал, хотя в принципе это было возможно.

-Так, чего в рюкзаке... - спросил водитель, не повышая голоса, - давай, доставай всё...
-У меня? Да пожалуйста. Чай есть, сахар есть, крупа осталась... Доставать?
-Доставай.
 
Да, это не Монголия. Тут никто не играет в разбойников, не пугают, и не прикидываются страшными. Тут грабят тихо, сосредоточенно, профессионально.
 
Я стал доставать предметы. Мешок с котелком, едой, и 10-ю долларами на дне котелка привлек их внимание, но ненадолго. Два куска бамбука, подобранных мной в фуцзяньских горах, заинтересовали их, и они их присвоили - к некоторому моему удивлению. Присвоили тент. Заинтересовались ручкой. Радостно присвоили шесть метров веревки. Нашли ксивник, открыли. Из него высыпались всякие монеты - казахские, таджикские, китайские и др. Монеты упали в песок, Второй бросился их собирать.
 

-Да брось ты, - поморщился Первый.
-Не, ты что, это самое главное!..
В кармане куртки нашли 200 сум.
-О, это узбекам пойдет...


В моей голове что-то не сходилось. Два солидных человека собирали в песке китайские монеты и радовались бумажке в 200 сум. Зачем им монеты? Зачем им веревка? Ничего страшного пока не произошло, хотя тента было жалко.

 

Я постарался рассмотреть номер стоящей неподалеку машины, но - странное дело - я его не видел. Меня не особенно это огорчило. Я вообще не запоминал деталей и особых примет, поскольку пользы в этом большой не видел.

Нашли папку с бумагами. Карты и записи их не заинтересовали (я мысленно вздохнул), конверт с несколькими китайскими и монгольскими банкнотами они не заметили, а кредитную карту нашли и - удивительная вещь - вернули мне.

 

Атлас Китая они так же хотели забрать. Тут я слегка воспротивился.
-Зачем вам атлас Китая на китайском языке? - спросил я, - он вам совершенно не нужен, и даже продать его не сможете!

 

Они сначала колебались, потом вдруг их осенило - в Атласе хранятся деньги! Они сунулись под обложку, ничего там не нашли и нехотя вернули его мне. Я попробова выяснить, зачем они присваивают совершенно ненужные им вещи, и услышал фантастический ответ:


-А что б ты автостопом не ездил.

 

Так и напрашивается заголовок статьи: "Астраханские бандиты - враги автостопа".

 
И под конец они хапнули куртку(где в кармане остались записи событий от Турфана), рюкзак (с пеной, палочками и всякой ерундой), спальник, и двинулись к машине. Это тоже было неожиданно - не предполагал я, что кому-то понадобится мой австрийский армейский спальник, купленный в "секондхэнде" в 2001 году за 200 рублей... Но изменить что-то было уже сложно.
 
Они уже удалялись, когда я вспомнил, что в рюкзаке осталась пленка. Я догнал их и вернул пленку...
 
Машина укатила.
 
Я остался среди разбросанных вещей. Осталось их немного. Остались бумаги, крупа, сахар, миска, котелок, заварочный китайский чайник, пиала и что-то еще. Осталась китайская пахучая ручка. Осталась рубаха, в которой я ехал до Байкала, где она порвалась, и я больше ее не использовал. Без куртки было прохладно, и я натянул эту рубаху. А что делать.
 
Среди уцелевших вещей оказался и тот деревянный браслет, что подарили мне под Читой, и который уже пережил монгольское ограбление. Определенно, есть в этом что-то мистическое. И уже выйдя на трассу, я обнаружил самое неприятное - исчезли оба паспорта. Как это произошло, я припомнить не мог. Пропали усилия трех лет по заполнению визами загранника. Нехорошо.
 
Ладно. Я переживу. Для меня эти вещи, в сущности, не имеют значения. Эти люди опустились до ограбления ради этих вещей, а я постараюсь буду опускаться даже до сожаления. Такая вот между нами существенная разница.
 
Я решил добраться до ближайшего населенного пункта и на всякий случай зайти в милицию. Чего-нибудь написать. Стоять на трассе в таком странном виде - с мешком - было неуютно, но я остановил газель, которая завезла меня в Нариманов - это километров через 10. Показали отдаление милиции слева от дороги. Я так понял, что в моем положении полагается стрясти с милици бумажку об утрат паспорта...
 
Наша милиция любит затаскивать людей к себе, но нервничает, когда люди приходят к ним самостоятельно. Мне открыл дверь человек с автоматом и подозрительно на меня посмотрел - куда это я такой устремился... Я пояснил - ограбили.
 
Меня передали нужному человеку, на лице которого сразу нарисовалось сожаление. Он жалел о том, что случилось со мной, потому что это заставляло его работать. Он спросил, что была за машина и какого цвета. Ответ его порадовал - я не разбираюсь особенно в машинах, и на оттенки цветов не обращаю внимания. Мне радостно сообщили, что ничем помочь не могут. Я спросил, не написать ли заявление об утрате паспорта. Нет, сказали мне, это неправильная мысль. Не надо ничего писать. Чего там писать... "А справку о его отсутствии дадите?" - спросил я. Ответили - не дадим. Потому что... ээээ... права не имеем... не можем... вот... А ночевать у вас можно? Нельзя. Ничего нельзя.
 
Я махнул рукой на это дело и вышел на улицу. Ситуация внушила мне некоторый оптимизм. Если не дают ночевать в милиции, значит, меня ждут условия лучше, чем в милиции. Это проверенная закономерность.
 
Было уже темно, сыро и прохладно. Ночевать в таком климате без пены я не умею. Мир явно перестарался, придумывая мне проблему. Что-то тут не так. История должна закончиться хорошо, но пока неясно - каким именно образом. Я решил подождать новых событий.
 
Вариант оставался только один - я завернул в ближайший дом, поднялся на третий, кажется, этаж, и присел там на ступеньку. Было часов восемь. "Это свинство с твоей стороны, - сказал я миру, - поэтому я не буду искать себе ночевку. Пусть она сама меня найдет".
 
Минут через двадцать внизу раздались шаги. Я мысленно улыбнулся. Человек поднялся на мой этаж и позвонил в дверь. Повернул голову. Заметил меня.

-Какими судьбами?
 
Вот за что люблю автостоп. Иногда механизм развития событий становится заметен невооруженным взглядом. Человек просто шел домой и не знал о своей роли в системе мироздания. А я почти наверняка знал, что он придет.
-Вот, возвращаюсь из Китая. Домой, в Питер. Сейчас с Астрахани, до того в Узбекистане был. Пограбили немного.
 
Человек подумал и зашел в квартиру. Минут через пять он вернулся и вручил мне 50 рублей - мол, пригодятся. На еду там...

-Понимаете, какое дело... Еда у меня есть. Это не проблема. А вот спать негде - это проблема.
 
Человек сказал, что тут есть гостиница, туда можно позвонить. И ушел звонить. Отсутствовал он долго, но в итоге вернулся и сказал, что гостиница вон там за углом, стоит 90 рублей, и вручил мне сотню. Я предложил вернуть полтинник, но он отмахнулся.

 

  Я пошел в указанное место и некоторое время бродил в темноте среди пятиэтажек, прикидывая, на что должна быть похожа наримановская гостиница. В темноте обозначилась девица. Я спросил, где тут гостиница. Девица неуверенно ответила, что, вроде бы - где-то там, на первом этаже. Я нашел это место и то действительно оказалась гостиница - комнат примерно на 6-8. Мне открыла женщина, которая удивилась, узнав кто я и откуда.


-Так у вас, наверное, денег нет? - с сожалением спросила она, вникнув в упоминание ограбления.


-Есть, - ответил я, - вот есть для вас специальная сотня. -Ну, тогда... Давайте, я с вас 50 возьму?..

 

Я не стал возражать.

 

За остаток вечера я сварил себе чай, доел жасслыкские пряники, каракалпакские пирожки, устроился на настоящей человеческой кровати и так заснул.

 

Так в течении одного дня ко мне пришли 100 рублей, потом ушли все(80), потом пришли еще 150. Жаль, конечно, некоторых вещей. Рюкзака, к которому привык. Паспорта. Особенно почему-то жаль монет. Самого ненужного отчего-то всегда жаль больше всего. Наверное, произошедшее было закономерно, так было надо - но почему? Эта мысль долго не давала мне покоя.

 

21 сентября воскресение Нариманов-Иловля

 
Я проснулся в обычное свое время - 7 или 8 часов. Сделал себе на кухне какую-то еду из крупы, чая, сахара и чего-то еще, собрал вещи, взял полтинник и пошел его отдавать. Хозяйка как раз общалась с какой-то женщиной. Я положил полтинник на тумбочку.

-Вот, - говорю, - ваше...

-Ну, вы... оставьте... оставьте себе, - сказала хозяйка как-то застенчиво. Я оставил.
 
Утром в Нариманове было солнечно, приятно, слегка прохладно. В первом же ларьке я набрал себе вермишелевых пакетиков и кофе. На трассе сразу пошел за город - там начинается подъем, и наверху удобно тормозить машины.
 
Проблема была только в моем внешнем виде - без рюкзака, с полиэтиленовым мешком, с разодранным плечом... Я был похож на местного жителя, побывавшего в драке. Надежда только на везение и приличный поток транспорта.
 
Но транспорта было мало. Редкие легковые машины проскакивали мимо. Одна вдруг остановилась, сосед водителя странно на меня посмотрел. Я спросил - а вот бы...

-Да нет... Слушай, ты кирпичи класть умеешь?
-Да не очень...
-Тут надо сложить... Одно... Недолго... Мы заплатим. Билет дадим до дома... Давай, понимаешь...
 
Странное предложение. Кирпичи я никогда не клал. Освоюсь, конечно, за полчаса, но все равно как-то подозрительно. Я уклонился от такого предложения, и машины укатила.
 
Последующие километры я двигался в режиме усталой улитки. Ввел в оборот фразу: "Не подвезете ли немного вперед ограбленного путешественника" - чтобы сразу оправдать внешний вид. Машины брали, но редко, и везли недалеко. Пейзажи одни и те же - степь. Указатели на деревни. Ветрено. Осень. В моей голове зашевелился незваный Шевчук: "осень - доползем ли, доживем ли до рассвета". Я изгонял Шевчука, но он не уходил... Одна из машин высадила меня у громадной стелы: "СОВХОЗ РАССВЕТ". Что называется - дополз до рассвета...
 
Последняя стоянка случилась у поста. Ветер становился неприятен, спасало только солнце. Я стоял за постом, рассматривая бетонное укрытие для БТРа и колючую проволоку, когда остановилась газель.
 
Водителя звали Бадри, он был астраханским грузином, работал на частной фабрике овсяного печенья... (-На, держи коробку...) ...и сейчас вез это печенье в Воронеж. Коробки с печеньем были частично сложены у него под ногами для раздачи ментам.
 
Он ехал по московской трассе до Михайловки, там сворачивал. Но в Михайловке он мог оказаться очень поздно, отчего предложил высадить меня на стоянке в Иловле. Там много машин, и время будет такое, что проще будет уехать. Да и ночевать в Михайловке совсем никак, если придется...

 

Часа в четыре мы въехали в южные кварталы Волгограда и пробирались через знаменитый город почти два часа. Он запомнился мне бесконечной улицей современных домов и мелькнувшим каналом.

 

Где-то в шесть мы за Волгоградом... Вечерело. Когда мы оказались в Иловле, уже вовсю темнело. Это оказаласб действительно большая стоянка, со множеством машин, трактиров и бабушек с пирожками. Я долго бродил мимо фур, пытаясь найти подходящую. В трактире нашел водителей колонны астраханских машин, но они сказали, что решает все начальник, а он где-то не здесь. Зато поделились мясом.

 

Совершенно случайно я заметил газель с астраханскими номерами. Подошел. Спросил, не подвезут ли. Водитель посмотрел на меня с некоторым сомнением и ответил, что пока едет, а потом будет спать, а место в кабине одно. Я ответил, что согласен выйти где угодно. Мне уже хотелось уехать хоть куда-нибудь.

 

Водитель согласился.

 

Его звали Басыр, он был татарин и жил в Астрахани на западном берегу, как раз возле моста. Сейчас ехал в Москву с грузом помидор. И мы поехали...

 

22 сентября понедельник Газель Астрахань-Москва. Тверь.

 

Часа в два ночи газель таки остановилась спать, но меня не изгнали. Басыр сказал, что и так можно спать, в сидячем положении. Часов до пяти утра мы так и проспали. Это был участок трассы возле поворота на Урюпинск. За окном темно и весьма холодно.

 

Утром продолжили путь. Показались леса. Настоящие тамбовские леса. Последний раз я виде нормальный лес на юннаньско-сычуаньской границе... А тут - сосны. Солнце. Иней на траве. В одном месте остановились на еду.

 

Потом снова дорога...

 

Есть такой человек - Анатолий Шиманский. В этом году он замыслил автостопное путешествие в Новую Зеландию и отбыл из Питера в мае - как потом говорил, в знак протеста против 300-летия. Ибо фарс. Вот 200-летие было не фарс. А это фарс. Да.
 
Повествуя об этом осенью, он начнет с того, что автостопа в России не существует. Никто его - с рюкзаком на колесиках - не брал, кроме как по велению милиции. Владелец 500 долларов и американского паспорта, он проехал Липецк, Новороссийск, Абхазию, Грузию, Армению, Иран и Пакистан, и потом рассказывал, как открытие, что в Иране хорошо. Потом он въехал в Индию, проехал ее поездом до Калькутты, и в этом поезде, в специальном вагоне для белых, его ограбили полностью.

 

Лишившись долларов, Шиманский и пытал потрясение и бросился в консульство с просьбой вернуть его на родину. Консульство отнеслось к такому предложению прохладно. Шиманский в панике связался с сыном, который выслал ему еще 500 долларов. С долларами к Шиманскому вернулась уверенность в своих силах, он перелетел в Таиланд, потом перешел в Лаос, Вьетнам и въехал в Китай в 20-х числах августа, как раз когда я загорал на набережной Фанченгана. Из Китая он Сибирью вернулся домой, порождая по ходу движения ряд газетных статей.
 
Ограбление в Индии не давало Шиманскому покоя. От природы склонный к самолюбованию, он решил, вернувшись, устроить в Питере выставку "Анатолий Шиманский как произведение искусства и как производитель". Подтекст такой, что ограбление не сделало его слабее, а наоборот... И ведь устроил-таки. Только слово "производитель" целомудренно поменял на "ваятель".
 
Тогда, под Тамбовом, я еще не знал этой истории. Находясь в похожей ситуации, я не замышлял выставок. И вообще ничего не замышлял. Если бы грабители оставили спальник, я бы вообще забыл про них, а так холод напоминал время от времени. Ибо Тамбов - не Калькутта.
 
Ближе к Москве водитель стал получать по телефону неприятные известия - помидоры дешевели. Ценя ползла к тому уровню, на котором газель в Москве была уже не нужна. Но пока ехали... Иногда во время остановок к нам подбеали озабоченные мужики и предлагали продать помидоры оптом. Басыр не соглашался.
 
Хорошо помню, как слева показалось ростовское шоссе, по которому я ехал в прошлом году примерно в это же время... Потом трассы соединились.
 
В шесть вечера я покинул Басыра на МКАДе. Серый, сырой вечер. Я вошел в Москву в рваной рубахе, с мешком и без документов. Милиция отчего-то не заметила меня. Я доехал троллейбусом до ближайшего метро и укатил на станцию Речной Вокзал. Там вышел в железной дороге и успел на электричку до Твери.
 
В Твери обитает человек Дмитрий Кондратьев, которым я уже второй год пользуюсь, как перевалочной базой. Я заходил сюда в 2002-м на пути в Турцию, и на пути из Турции, вот и теперь...
 

 

23 сентября вторник Тверь.

 

Я мечтал проспать долго, до часу дня, но привычка взяла свое и я вскочил в 7 часов. Хозяева ушли до позднего вечера, а я остался в квартире один. Мне предлагали остаться и на следующий день, но я все же решил уехать электричкой в 4:00, как в прошлом году.

 

24 сентября среда. Домой.

 

Я ухитрился проспать первые две электрички и уехал только 8-мичасовой. На перегоне до Бологого меня настигла контролерская бабка, которая потребовала моего исчезновения. Подобное случалось со мной в прошлом году. На этом самом перегоне. Я отправился к выходу, где меня ждал милиционер. Первая его фраза меня удивила:
-Та-ак. Почему без документов?

 

Не знаю, как он это определил. Он меня потряс. Я рассказал всю историю от Астрахани, потом про Узбекистан и про Китай. В итоге было решено, что мне можно ехать.

 

В Бологом меня настигло 4-х часовое "окно" между поездами. Я сидел в буфете, пил чай и листал записи. Местный буфет отчего-то никогда не делится горячей водой. Я проверил эту закономерность, спросив воду на этот раз - не дали. После Китая этот отказ вызывает легкое раздражение. Ну да ладно...

 

Часа в два - поезд на Окуловку, который так и шел потом до Питера. Поздним вечером я вышел из вагона на Московском вокзале. Три месяца без одного дня. 27 тысяч километров. Машины, люди, реки, океаны, города и горы. Большая и интересная жизнь, которая закончилась на этом вокзале.

 

Темный, сырой вечер. Прохладно. Я вышел на Невский, дошел до своего Литейного... Все как обычно. Приехал. В голове еще живет Турфан, Самарканд и Ташкент, а вокруг уже Литейный, рекламные щиты, люди. Русские люди. Много русских людей. Это, я вам скажу, экзотика посильнее индийских слонов.

 

Вот и вся история.
 
Свиток Шестой
Свиток Седьмой
Свиток восьмой
Свиток Девятый
Свиток Десятый
Свиток Одинадцатый
Послесловие
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.019420862197876 сек.