Свиток Седьмой

О скитаниях в южных провинциях Гуандун, Гуанси-Джуанский район и Юньнань, и посещении города Куньмин. (19 - 25 августа)

 

19 августа вторник. Я проснулся в восемь или девять часов утра в зарослях слева от дороги - восточного выезда из города Чжанчжоу. Ночевка была выбрана в каком-то смысле удачно, меня никто не тревожил и никто не прошелся по мне ногами. Первым делом я устроил инвентаризацию имущества. Выяснилось, что от самого Цзин-Ина я не пользовался котелком и даже не мыл его, а в мешки с едой проникли муравьи. Муравьев я вытряхнул, а котелок надо было мыть...

 

Неподалеку, за канавой с водой и кустами ощущалась жизнь - я разглядел там людей и пачки картона. Оставив вещи в зарослях, я взял бутылку и отправился к ним за водой. Воображаю, что они подумали, встретив на глухой окраине города белого туриста с пустой бутылкой... Но воду дали без вопросов. Я перемыл все, что нашлось, включая собственные руки...

 

Выйдя на трассу, я пошел вперед. Вскоре случился диалог в группой местных жителей, которые стали пространно вещать про автобус. Я объявил, что у меня денег нет, и только тогда они указали правильное направление на Лун-Хай - это в сторону Шантоу и Гонконга. Один из местных оказался владельцем грузовичка, он предложил проехать с ним и вывез меня к автобану. Прощаясь, вручил мне 5 юаней - мол, пригодится съесть чего-нибудь.

 

У развязки автобана торговали бананами женщины в соломенных конических шляпах. Они установили свою тележку прямо на обочину и за средних размеров гроздьстремились получить 2 юаня. От предложения я уклонился, и тогда они вручили мне банан в виде подарка. Обычный банан, только чуть покороче наших. Съев его, я понял, что местные бананы всегда вкуснее привозных. У них есть некий аромат, они воспринимаются совершенно иначе. Их просто сорвали и положили на тележку, они не кочевали с фуры на фуру и с корабля на корабль, их не поливали химией от насекомых и бактерий. Будете а юге Китая - попробуйте бананы. Понравится. Я прошелся по автобану, рассматривая поля и плантации внизу, под трассой, и вскоре остановилась легковая. Водитель был англоговорящим и ехал в Лун-Хай - я сумел довольно подробно рассказать ему о своей сущности и основной идее поездки. Остановившись на развязке своего поворота, он вдруг вручил мне целых 100 юаней - строгую красноватую бумажку с портретом Мао Цзе Дуна. Такое случилось впервые в моей практике - целых 14 $. Стоимость лаосской визы, между прочим... Теперь у меня 170 юаней! То есть, я могу швыряться ими по 8 штук в день. Жаль только, чистота эксперимента нарушается. Но не выбрасывать же...

 

Я прошел вперед и остановился у развязки в тени моста. Погода была такая, что находиться вне тени было тяжеловато. Я ждал транспорта, а неподалеку находился домик и двор. Там меня заметили люди и вышли посмотреть. Я делал вид, что ничего особенного не происходит. Время шло, люди принесли кресло и устроились с удобством, как перед телевизором. Я еще не знал главного правила: если вас заметили на автобане - меняйте позицию. Люди, видимо позвонили куда надо и явилась полиция на машине. Полиция что-то строго сказала про "нельзя" и велела мне забираться в машину. Деваться некуда, я сел... Интересно, куда меня повезут? Судя по вывеске, ближайший съезд с автобана - через 2 километра.

 

И полиция повезла меня именно туда, там развернулась и привезла обратно, свернула в сторону к тулгейту и там меня высадила. Там оказался кто-то строгий, суть рассуждений которого осталась мне не ясна, а кончилось все просто: полиция остановила автобус и велела мне забраться внутрь. Это свершилось в 11:50. Условий, на котором я попал в автобус, я не знал, но в любом случае - это проблема полиции, а не моя.

 

Автобус шел в Шаньтоу. Это менее 200 километров, мы проехали их ровно за два часа. Море не появлялось на горизонте. Кругом - холмистая равнина, засаженная чем-то. Примерно за 60 километров до Шаньтоу незаметно кончилась провинция Фуцзянь и началась провинция Гуандун.

 

Гуандун

 

Я внимательно следил, чтобы мы не соскочили с автобана, но все же упустил этот момент и выбрался из автобуса, когда он пробежал уже пару километров от автобана в сторону Шаньтоу. Я вышел из прохладного автобуса, как будто ступив в парилку русской бани. Я стоял на трассе, по сторонам которой росли пальмы, тянулась канава, кое-где среди мусора вырисовывались картонные бомжовые домики. Ощущение было только одно - усталость от жары и цивилизации. Сейчас бы найти море... Но где оно?

 

Пошел к автобану. Попутно завернул в тень узкой улицы, плотно заставленной лотками с различным товаром. В одном магазинчике усмотрел небольшой металлический чайник. Давно подумывал о таком. Стоил он, кажется, 4 юаня. И я его приобрел.

 

Выбрался на автобан. Машин маловато. Я стоял на месте до тех пор, пока не заметил, что за мной кто-то наблюдают. Как бы он не позвонил куда-нибудь, подумал я и пошел вперед.

 

В 16:10 меня подобрала машина типа "Ниссана" и подбросила на 2-3 километра. Там, у "тулгейта" я простоял еще с час, и только в 17:10 остановилась фура. В кабине было три человека, один спал. Машина шла в Гуанчжоу... Мы проехали совсем немного от "тулгейта", с пару километров, и вдруг слева открылось море - бескрайняя даль Тихого Океана с разбросанными островами. Я все же его увидел. Пройдя от Северо-западного края континента через его центр, я добрался до Юго-восточного края, до самого океана. Жаль, что уже вечер, а то бы вышел из машины, подошел поближе...

 

На запад от Шантоу земли менее освоенные, чем с восточной стороны. Я даже присмотрел места для стоянок. Вот тут уже некуда торопиться, но темнеет и дождь начался. Я подробно рассказал водителям, куда и во имя чего еду, попросил высадить меня у поворота на Гонконг, и они меня поняли. Я покинул их в половине десятого вечера, глубокой ночью. Они вручили мне в подарок две коробки печенья. Развилка дорог была украшена красивым газоном с декоративными пальмами. Между пальмами можно было бы растянуть тент, но это слишком близко от дороги и сильно освещено. Я завернул в придорожный трактир. Здесь прямо в зале, у стены, стояли аквариумы. В них шевелились живые крабы, креветки и всяческие рыбы. Хозяйка спросила - чего, мол, желаю, и сделала пригласительный жест в сторону крабов. Я сказал, что хочу только рис. Тогда хозяйка сделала жест на железные емкости чуть выше аквариумов - там лежала какая-то трава и овощи - чего желаете? В ее сознании рис был неотделим от травы или овощей. Подумав, я ткнул пальцем наугад в какую-то траву. Когда мне это принесли, оказалось, что стоит такое удовольствие целых 5 юаней. Правда, там и мясо какое-то присутствует. Я подумал - пять так пять... На трассе всегда торгуют с наценкой, что поделаешь.

 

Покончив с едой, я вернулся к развилке. Покрутился, присматриваясь к пальмовой обсадке, потом свернул с трассы в заросли и обнаружил там полянку под раскидистым деревом. Полянка была с почти песчаным грунтом, без высокой травы. Это меня устраивало. Я натянул веревку от дерева к колышку, приспособил сверху тент, расстелился под ним и так лег спать. Шум трассы здесь был почти не слышен.

 

Итак, сегодня я пересек Южный Тропик - примерно в Шаньтоу, и нахожусь теперь на широте Асуана, даже южнее. За день растрачено 13 юаней... Что-то многовато... Продегустированы вкусные местные бананы. Но главное - я видел море! Найти бы теперь стоянку у воды...

 

С такими примерно мыслями я засыпал.

 

Между тем Миронов меня обгонял. Он сегодня успел проехать Гуанчжоу и ужаснуться его размерам.

 

20 августа среда.

 

Среда - сегодня заканчивается восьмая неделя поездки. А ровно год назад я посещал Сарды...

 

Проснувшись утром, я застал солнце, серо-голубое небо, и полнейшее внутреннее успокоение - сказалась лесная ночевка вдали от людей и домов. Спальник кое-где отсырел, я расстелил его на солнце. Наломал палочек, повесил на веревку котелок. Дрова были сырые, поэтому разгорались нехотя и горели плохо. Я с величайшим трудом поднял какое-то пламя, довел до кипения овсянку и подержал ее на огне столько, сколько надо до съедобного состояния. Пока ел овсянку, сдох огонь и снова пришлось долго его раздувать и подкармливать кусками пачки из-под чая. Почему-то южные леса вообще бедны на горючие материалы. Этот завтрак под деревом гармонизировал мои отношения с внешним миром - я чувствовал себя почти дома, где все вещи свои и можно вести себя так, как хочется...

 

Я опробовал новый чайник и пил чай с заварочным чайником, разливая из него "принцессу Гиту" в свою монгольскую пиалу... Вчерашнее печенье было в основном съедено, и все же осталось...

 

После десяти утра я выполз на трассу и встал на самой развилке. Сегодня надо приблизиться к Гонконгу, посмотреть, что он такое и поискать выход к морю. В 10:00 меня подобрала большая фура и повезла вперед. Я показал по атласу, куда еду. Фура провезла меня довольно много и высадила среди какого-то города. Я долго шел вперед, попутно пытаясь поймать машину. Остановился грузовичок, провез меня до странного терминала - все люди выходили из транспорта и проходили через паспортный контроль. Ничего не понимая, я пошел туда же. Контроль только бегло глянул издалека на мой паспорт и махнул рукой, чтобы я проходил. Как я понял из надписей, это вход в какую-то экономическую зону.

 

Я оказался в бескрайнем мегаполисе. Приобрел попутно две булки с мясом на юань и, жуя их, брел по проспекту, пока не попал под ливень. Прыгая под потоками дождя, заскочил в будку полицейских и спросил, куда это меня занесло. Оказалось - это Шен-Чжен. Ага, Шен-Чжен... Пограничный с Гонконгом город, скопление небоскребов и автобанов. Гонконг отсюда не увидишь. Делать тут особенно нечего и я решил выбираться. Шел и спрашивал, где тут автобан на Гуанчжоу. Переходил какие-то мосты над проспектами, стоял на мокрых газонах у дороги... Ливень закончился, висела теплая тропическая сырость. Каждый предмет был покрыт каплями влаги.

 

Каким-то чудом, сменив несколько машин, я попал на нужное направление и в 15:33 меня подобрал микроавтобус, идущий куда-то на север. Водитель был молодой и очень серьезный. Я подумал, что он едет в Гуанчжоу, мне же надо было километров через 40 свернуть налево, на мост через бухту. Я боялся пропустить поворот, но напрасно - на трассе появились предупреждения: "скоро поворот на мост". Более того, эти предупреждения следовали одно за другим через каждый километр, как мне кажется. Два километра до поворота... Полтора... 500 метров... 100 метров... Тут мне повезло - парень тоже сворачивал на мост. Длиннющий мост через Гуанчжоускую бухту... Море! Корабли всех сортов и видов хаотично разбросаны по длинной бухте...

 

Сразу за мостом развилка, там я вышел в 16:25. Изучив атлас я составил такой план: сейчас въезжаю в Цзу-Хай, оттуда идет берегом автобан. Там-то и поищу хорошее место...

 

Мне пришлось постоять. Был уже шестой час, когда остановилась гонконгская машина. Водителя звали Петер Чан, он хорошо понимал английский и я сумел ответить на все его вопросы. Он даже оставил свой электронный адрес. И адрес сына на всякий случай. Адрес начинался на Jeki. Это, говорит, имя сына.
-Вашего сына зовут Джеки Чан?
-Да, да.
-Он в кино не снимается?

 

Оказалось, просто совпадение. Мы миновали Чжун-Сан, где от автобана уходит ветка на запад, въехали в Цзу-Хай и мистер Чан спросил, где меня высадить. Я показал в атласе автобан, ведущий на запад - мол, сюда бы. Чан сказал, что такого автобана нет. То есть, как? Чан достал большую карту региона и я убедился, что автобана и вправду нет, а главное, его тут и быть не может - тут очередной бескрайний мегаполис. Значит, возвращаться к Чжун-Сану??? Уже темнеет, да и дождь начался... Делать нечего. Я попрощался с Чаном (он подарил мне карту) и вышел из машины...

 

У машины была хорошая звукоизоляция. Я думал, что идет дождь, оказалось - гораздо хуже. Тропический ливень. На меня хлынул горизонтальный поток воды - сильнейший ветер нес дождевые капли с моря, и никакая крыша не спасала от горизонтального дождя. Группа китайцев пряталась под навесом автобусной остановки - они ушли под навес скорее по привычке. Я сам заскочил туда же. Не помогает. Я вытащил тент и обернул им рюкзак - лишь бы спальник был сухой, остальное не важно. На мне одни штаны, пускай мокнут.

 

Оказаться под дождем в шесть часов вечера в большом городе - это не подарок. Я смутно представлял себе будущее. Подвернулся англоговорящий парнишка, отец которого работал учителем английского... О чем-то поговорили... Кто-то наверху отключил ливень, переведя кран в режим мелкого дождика. Я надел рюкзак, набросил сверху тент и пошел по трассе на север. Быстро темнело. Машины проносились мимо, слепя мокрыми фарами и поднимая искрящиеся брызги. Я брел по автобану в ожидании удачи. Приятно было одно - лужи. Когда внезапный ливень проливается на раскаленный за день асфальт... Это приятно.

 

Я шлепал по глубоким лужам, ногам было тепло и хорошо. Все же это не Россия.

 

Я вспомнил ливень под Нижним Новгородом, который назвал тропическим. Где это - Новгород? Холодные дожди, березовые леса? Не бывает таких лесов, бывают - вот, пальмы и бананы. И Нижний Новгород придуман писателями, которые живут в Гонконге и бегают в декабре по теплым лужам в супермаркет за дешевыми креветками... И Волги нет, а есть Тихий Океан с джонками. Когда совсем стемнело, я сообразил, что убрел по автобану довольно далеко, а он огорожен и сойти с него никак. Судя по вывеске, следующий "экзит" - через два километра. И я пошел.

 

Я свернул с трассы возле "тулгейта". Слева светилось огнями заведение. Я завернул туда.
Это был весьма приличный трактирчик; несколько групп устроили тут себе ужин с размахом. На стенах - цветные бумажки с иероглифами, возле входа красивый стеллаж с чаями. Стулья, столы - все деревянное, лакированное. На часах 20:00. У меня был вермишельный пакет, я спросил горячей воды и мне, улыбаясь, ее принесли. Предлагали даже посуду, но у меня своя. Ужинающая группа направила мне в подарок бутылку пива "Haizhu beer". Лучше бы рисом угостили... Но и так ничего. Я нашел в запасах печенье с луком и пил пиво с этим печеньем. Сушился.

 

Если бы не мой атлас, я бы проскочил сегодня еще километров с 200. Жаль. Вообще пройденное сегодня расстояние несерьезно. Я рискую растратить все время, отведенное на лежание у моря. Разобавшись с едой, я вернулся на трассу. Надо было найти сухую ночевку.

 

Возле "тулгейта" меня, как водится остановили словами, что по автобану ходить неэтично. Я завязал разговор со стражами ворот, одновременно стараясь поймать машину куда-нибудь. Не получалось. Я спросил стражей, нельзя ли тут где спать. Даже показал на верхнюю часть "тулгейта", куда вела лестница - там тоже нельзя? Разумеется - нельзя. Но один человек в форме вдруг сказал, что он все устроит - и повел меня куда-то вправо от трассы. Там стояло невысокое официальное здание с чистым газоном и строгой решеткой. Меня попросили подождать, "страж" сбегал в здание и вернулся оттуда с коробкой лапши. Затем он повел меня в обход территории здания, к другой его стороне.

 

Мы шли в темноте по какой-то грунтовке, мимо непонятных силуэтов... Ворота. Собаки... Страж что-то крикнул туда и появился человек, напоминающий сторожа. Диалог. Сторож косится на меня и что-то отвечает. Я понимаю так, что меня тут не ждут. Страж ужасно огорчился, он сказал, что н "сорри", но вот так... Я отвечаю - ничего. Неподалеку рос куст. Я показал на землю у куста - тут можно? Это был шанс стражу избыть комплекс вины. Он сказал, что, наверное, можно. Я удивленно наблюдал, как я стелю пену и спальник. И все повторял, что он "сорри". Я зарылся в спальник и он ушел.

 

Через полчаса послышались шаги. Я уже представил себе полицию с пресловутой присказкой "Здесь спать нельзя". Но это вернулся страж. Что-то поясняя, он сгрузил подле меня пакет. И снова растворился в темноте.

 

Чего там, в пакете?.. Бутылка какая-то, коробки... Завтра разберусь.

 

21 августа четверг. Я проснулся после семи часов. Солнца не было видно. Утро серое, но, как всегда, теплое. Я исследовал подаренный вчера пакет: в нем обнаружились две коробки лапши, бутылка лимонада, печенье и странная жестяная банка. Банка была самым тяжелым предметом, я начал именно с ней. Она открывалась, как пивная, но была снабжена пластиковой крышкой, под которой прилажена складная пластиковая ложка. Ложка восхитила меня - я сохранил ее, и в дальнейшем использовал при чаепитиях, пока не потерял где-то в Узбекистане... Внутри банки была странная смесь злаков и густой сладкой жидкости. Напоминает кашу. Я вывалил содержимое в пиалу и съел. Потом уничтожил лимонад с печеньем. Оставшееся увязал в пакет и приспособил сверху к рюкзаку - внутрь не помещалось.

 

Я вышел на трассу примерно в 8:15. Задача дня: проехать примерно 30 километров, повернуть на восток и умчаться по автобану в Чжанцзян, где искать море. Задача не сложная. 8:22. Остановился красивый джип-тойота, подхватил меня и стремительно довез до поворота - всего за семь минут! Хорошее начало. В приливе оптимизма я перешел на другую трассу, стал ловить машины, и тут мне замахали руками от ближайшего "тулгейта". Сказали, что мне в другую сторону. Кто их разберет, эти автобаны...

 

Подобрала машина, провезла немного. Вышел я явно в черте города - вроде бы Джун-Сан... Там взяла другая машина - водитель знал несколько русских слов, что всех повеселило. Однако, меня затягивало в лабиринт урбанизации...

 

Здесь меня подобрал грузовик, в кузове которого трепыхались куры, плотно запихнутые в тесные клетки. Водитель что-то мне объяснял, на что я отвечал - да, конечно, сойдет. Главное, что он едет вперед, остальное неважно... Зря я так, наверное, подумал. Машина почему-то пошла на юг. Автобан пропал. Я решил - будь, что будет, и ждал последствий.

 

Мы ехали куда-то в неизвестность, перемещаясь из одного населенного пункта в другой. В одном месте завернули на огороженную территорию и водитель выгрузил кур. И снова едем... Время стремительно уходило.. Мы миновали длинную узкую бухту, которая заметна на картах западнее Гуанчжоу и прибыли в город Чжа-Мен. Тут случилось самое неприятное - меня привезли к автовокзалу. За три часа я сместился к западу примерно на то же расстояние, которое утром проскочил за 7 минут.

 

Я двинулся по Чжа-Мену на запад. Настроение так себе. Надо срочно его поднять, а для этого что-нибудь съесть. Я свернул вправо, оказался на окраинного типа улице - что интересно, не новострой. Двигаясь по ней мимо магазинчиков, лавочек и странных каменных тумб с дымящимися палочками, я выбрел на перекресток. Может быть, даже на площадь - в понимании древних людей. Справа стояло нечто - возможно, храм. Под его навесом - древнего вида старик в кресле. Тележка с кухней-лапшеваркой, ряды магазинов... Общий цветовой фон - землистый и кирпичный, я был единственным синим пятном.

(Или зеленым? У меня было две футболки - синяя и зеленая. Последовательность их замены я не запомнил...)

 

Между тем... В то самое время в 400 километров от меня Миронов прибыл в порт Хай-Ань. Владелец джипа предложил перевезти его на Хайнань и прямо на джипе они въехали на паром минуя всякий контроль. Андрея запустили в какую-то пижонскую каюту с кондиционерами, паром отчалил...

 

Я попросил воды у лапшеторговцев и залил ею свою вермишель. Сел на ступеньку и принялся за завтрак. Спросил время, оказывается, 12:30. Если выберусь на автобан, то... То хорошо. Вышел на трассу, едва не перепутав направление. Встал. Машин много, но не берут. Как обычно в черте города... Стоял долго. Потом пошел вперед. Подвернулся навес с лотком, пристроившийся среди деревьев и гранитных камней. Чтобы отвлечься, я приобрел там маленькую бутылку кока-колы за 1 юань и за те же деньги булку(а позже еще одну). Эти маленькие бутылки неудобны тем, что стенки у них тонкие, а пробки отвинчиваются туго - легко сломать горлышко. Съел это все, сидя на камне... Время уже 15:00. Очень плохо.

 

В эту минуту Миронов сошел с парома в порту города Хайкоу. Он пересек город, нашел выезд и двинулся по восточному побережью острова на юг, в Сан-Йа.

 

Снова стою на трассе. Вокруг газоны и пальмы. На меня набрасываются такси-мотоциклы, предлагают услуги. Я отказываюсь, и они долго наблюдают за мной со стороны. Вот кто-то втолковывает мне, что автобус не тут, а в другом месте... В целом за мной следят человек десять. Появляется автобус. Всеобщее оживление. Да вот же, вот же он! Я опускаю руку. Автобус прошуршал мимо, и я сигналю идущей за ним фуре. Всеобщее удивление. Чего он хочет? Не на фуре же он ездить собирается? Разве фуры - пассажирский транспорт??? Сделал паузу, отошел в сторону и приобрел кусочек дыни за 1 юань. Китайцы догадались продавать в городах дыни и арбузы кусочками. Нам бы так в Питере.

 

Лежа на газоне и грызя дыню, я подумал, что слишком много трачу денег. Это все от нервов. Меня все же взяли, но совсем недалеко. День уходил бестолково. Джа-Мен стал мне ненавистен. Я решил покинуть это забытое богами место хоть бы даже на автобусе. Хоть бы даже за деньги. И стал стопить автобусы.

 

Остановился автобус. Он шел километров с 45 до городка Кай-Пин(Kaiping). Обычный автобус городского типа. За проезд он хотел получить 10 юаней. Я предложил пять, с тем, что выйду на полпути. Не знаю, поняли ли меня, но 5 юаней взяли. Мы ехали, а я высматривал автобан. Он где-то близко, судя по атласу... Время шло, осталось 20 километров до Кай-Пина. Мне показалось, я его, автобан, заметил, поэтому на первом же крупном перекрестке я вышел. Пошел в сторону автобана, но оказалось - там его нет и не предвидится. На мое счастье, остановилась легковая, сообразила мою проблему и привезла прямо к развязке автобана. Ура. Я у цели. К моему удивлению, автобан был перекрыт. Машины прибывали со стороны Чжа-Мена и сворачивали в город. И - куда? Ничего, если это ремонт, он где-то кончается. И я двинулся по автобану.

 

Темнело. "Тулгейт" на боковом лепестке пустовал. Что это за автобан-призрак? А главное, машины все же есть. Примерно одна в двадцать минут. Ясно, что тут далеко не уехать, но где я буду искать федералку? В мрачном настроении я шел по автобану и тут остановился грузовичок с рабочими. Они провезли меня 15 километров до съезда и сказали, что дальше нельзя. Зато вот тебе федералка.

 

Было около семи чесов вечера. За сегодня я проехал 150 километров, если не меньше. Оставалась слабая надежда, что сейчас какая-нибудь фура провезет еще с 200. Я стоял на обочине широченной трассы, возле лампы какого-то лотка и ждал своей удачи. Удача не приходила. Зато скопились обитатели лотка - несколько человек, которые расставили стулья и активно общались между собой. На другой стороне, за широким рвом, находился какой-то строительный объект. Желтый свет фонаря выхватывал из темноты странные металлоконструкции и корпуса зданий. Поэкспериментиовать что ли?

 

В 20:00 я бросил трассу и двинулся на свет. Я вошел в первую попавшуюся дверь. В свете нескольких ламп у столов сидели студенческого возраста китайцы. Вокруг - книги, бумаги, толстые папки документов, телефоны и канцелярские принадлежности. Я подумал, что судя по возрасту и интеллигентности это будут люди повышенной коммуникабельности. В общем, так оно и вышло.

 

Я начал с вопроса, нет ли тут горячей воды. Вода была. Я заварил себе чай и рассказал, откуда я такой взялся. Карту вытащил...

 

После общих разговоров я спросил - как тут в смысле спать. Мне показали соседнюю комнату. Там даже был кожаный диван, но я из вежливости пристроился на полу. В комнате все было забросано бумагой. Документация какая-то. Помню страницу из журнала с фотографией китайского связиста времен войны сороковых годов.

 

Нельзя сказать, что эта ночевка была мне очень нужна - я пошел на это в основном ради эксперимента. Кроме того, ночью мог быть дождь и сама местность была слишком замусорена строительством...

 

Но день потерян - это надо признать. Вот тепер ь точно не остается времени для лежания на берегу Тихого Океана. И зачем я так растянул маршрут? Или визу продлить? Время покажет.... Итак, я засыпал под Кайпингом, а Миронов где-то на Хайнани...

 

22 августа пятница.

 

Проснулся я утром, раньше обычного - где-то после шести. Моросил мелкий дождь. Достал коробку лапши, нашел на улице едящих людей и попросил горячей воды. Так образовался завтрак. Пока ел лапшу и собирался, дождь как раз перестал. Вчерашние инженеры куда-то запропали, сказать спасибо было некому, так что я собрался и в 8:00 вышел на трассу. Настроение было хорошее - пусть вчера я потерял целый день, зато теперь я на трассе и теперь быстро проскочу вдоль всего берега...

 

Стоял почти час. Прямо какая-то заколдованная провинция этот Гуандун. Остановился грузовичок, провез некоторое расстояние. Трасса превратилась в грунтовку, размоченную дождями до кисельного состояния. Водитель сказал, что дальше нельзя. Почему - непонятно. Может быть, ремонт? Но машины вроде видны. Я решил продолжить. Других путей я все равно не знал. Застопился цивильный "поджеро". Провез немного. Выходя, я спросил, далеко ли еще Ян-Цзян. В ответ услышал, что это вообще не та трасса. Я свирепо огляделся. Мне что, так и оставаться жить в провинции Гуандун?

 

Трасса была отвратная - где грязь, где щебень. Я пошел вперед. Множество машин ползли по лужам, но в основном - местные микроавтобусы и какие-то мелкие грузовички. В одном месте я свернул к чистому ручью и полил голову водой, так оно здесь легче. Грузовик подбросил еще немного, потом другая машина взяла и к 11 часам ввезла в некий город, возможно - Син-Тоу, т.е. я прошел 65 километров за три часа. Значит, 20 км. в час? Из города я выходил по узкой полосе асфальта, мимо длинной банановой обсадки. За три дня на юге бананы стали мне так же привычны, как одуванчики. Как будто вся моя жизнь прошла среди этих пыльных рваных листьев.

 

Итак, я потерял 325-ю трассу и с ней возможность выйти к морю. Теперь я могу двигаться на север, где через 25 километров проходит 324-я трасса, тоже на Наньин. Не судьба мне увидеть Тихий Океан, я уже понял. Взяла фура, но не намного, только до федералки. Там по правой стороне что-то сооружали рабочие; мое появление внесло разнообразие в их жизнь и они долго веселились по этому случаю. В возможность уехать куда-либо бесплатно они не верили. Не бывает такого в Китае, это же даже дети знают. Мне очень хотелось уехать прямо на их глазах, но не удалось. Проторчав довольно долго в этом месте я на легковой уехал в Йин-Фу, где вышел на окраине в 12:45. Через семь минут остановилась фура. Я залез в нее, в тайне надеясь проехать хотя бы километров 100... К удивлению моему обнаружилось, что фура шла в Наньин. Я не сразу поверил в такую удачу, настолько привык к броскам на 10-20 километров. Это свершилось - проклятье провинции Гуандун перестало действовать. До Наньина было километров с 500. Китайские фуры ходят медленно, и мы проходили это расстояние восемь часов. Кончилась провинция Гуандун, начался Гуанси-Джуанский автономный Район. Прошли Юй-Линь, Гуй-Ган... Дороги на юге Гуанси красивые. Вдоль трассы все тот же рис, а за ним - горы, как из китайской сказки. Ландшафт меняется через каждые 100 километров. Вот снова начались горы, похожие на зубы дракона. Вдоль трасс выставлены странные глыбы камня - не то работа скульптора, не то так их и подобрали.

 

Странно, но за всю поездку водители ни разу не остановились на еду или на дозаправку. Все восемь часов они оставались в машине. Я же задумался о скорости моего движения. Изначально я рассчитал, что должен оказаться в Куньмине не позже воскресения. Значит, успешным попаданием в Наньин я выкроил себе всю субботу - можно посвятить ее проникновению к морю, в Фан-Чен-Ган, например. За воскресение попаду в Куньмин... На том и порешил. Уже в темноте прибыли в Наньин. Он показался мне большим современным городом, бессмысленным в плане посещения. Фура прошла его с восточных районов до южных где я вышел на улице, которая идет на юг, в Бей-Хай. А прощание водители подарили мне 15 юаней.

 

Надо было обрести еду. Трактиры были пусты по причине позднего времени, но еще открыты. Я перебрал их несколько, пока в одном не договорился на лапшу за 2 юаня. За рис же они хотели получить целых 5 юаней.

 

Лапша оказалась с настоящим мясом и травой. Пока я уплетал лапшу, обитатели трактира изучали мою карту и обсуждали мою сущность. Предложили мне тут же ночевать - но за деньги. Это меня не устраивало, зато поделились солью - моя была на исходе. Двигаясь дальше к выходу из города, я задержался у развилки и, пока гадал направление, заметил интернет-кафе. Это было очень кстати, я уже от самой Ухани не выходил на связь.

 

В гостевой накопились сообщения. Лагуткин 16-го писал из Пекина, интересуясь количеством дорог на Монголию. Литовцы 17-го писали из Улан-Батора, что получили китайские визы. Гильдейская Тоня восторженно писала из Владивостока, что достигла таки этого места. Проявился Миронов - написал 20-го из Чженьчжоу, но не сообщил, куда едет и как. Мир был в движении. Кубатьян перебирается из Ирана в Пакистан. У АВП послезавтра стрелка в Хартуме... А сколько еще народа, неизвестного мне, бродит по просторам Турции, Ирана, Монголии, Индии, Пакистана... Я написал сообщение, обозначив себя в этом потоке:

 

  22.08.2003 18:49 muhranof CHINA/NANIN Прошел весь южный берег, но к морю так и не вышел... Здесь вкусные бананы, жарко, каждый день дожди. Все вещи сырые... Кругом бамбук и банановые заросли. Завтра попробую к морю, потом - на Куньмин. С автостопом нелегко - потерял массу времени в Гуанчжоу...

 

Миронов написал, что он в Чженьчжоу(Zhenzhou), и я подумал, что он еще тусуется в Шаолине. Я и не подозревал, что это Циньчжоу, 400 километров от меня! Не знал я и того, что за этот день он завершил свой круг по острову Хайнань, прибыл обратно в Хайкоу и научно переправился на континент, где в порту и ночевал...

 

Я вышел на улицу. Наньин жил вечерн ей жизнью - десятки уличных торговцев продавали разную мелочь вроде креветок, салатиков, что-то на палочках... Несущественная еда. Все самое полезное в Китае продается утром. Я долго шел на юг, надеясь выбраться из города когда-нибудь. Но город не хотел заканчиваться. Окончательно умотавшись, я махнул рукой на мечты о лесной стоянке, свернул с дороги в высокую траву и там расстелил спальник. Пора спать. Завтра - море...

 

23 августа суббота. Я голодный и бездомный, а вокруг такой бездонный, океан такой огромный, Атлантический такой...

 

Проснулся я в 7:30, когда на трассе появились первые машины. Не спеша собрался. Мимо прошел местный житель, удивлено косясь на меня. Я выбрался на дорогу. Уточнил, там ли Фанченган. Подтвердили. Так и быть, съезжу к морю...

 

Шел вперед некоторое время, пока не подобрал грузовичок, провез немного до автобана. Автобан уходил как-то странно вбок - налево. Виднелись ворота "тулгейта" я медленно двинулся к ним. Справа, за бетонным желобом канавы начинался склон, поросший розами. Капал мелкий дождик... Сторожа ворот заметили меня издалека, замахали руками - мол, нельзя. Я постарался понять их по-своему, и остановился в отдалении, там, где трасса начинает расширяться. Полиция приблизилась, поинтересовалась сущностью. Проверили паспорт.

 
-А, Улан-Батор... (Единственное слово в моей визе)

 

Было 9:44. Последовали сложные и непонятные мне рассуждения, в результате мне остановили автобус и велели проникнуть вовнутрь. Я проник, всем видом демонстрируя - "ребята, это не моя идея." Население автобуса отнеслось к моему появлению спокойно. Мы медленно катили по ровному автобану, мимо холмов и редких строений. На дорогу ушел ровно час. На въезде в Фанченган справа вдруг открылся вид на бухту - автобан шел совсем по берегу. Горы на той стороне, лодки...

 

Автобан пронзил город до середины и там оборвался. Автобус свернул на стоянку и там я вышел, вежливо попрощавшись с хозяевами автобуса. Те тоже улыбались. Вперед уходила длинная улица с колоннадой пальм, похожих на бутылки. Что-то капало... Жарко. Я шел не спеша, приглядываясь к трактирам. Надо было что-то съесть. Кое-где на улице торгуют бананами, но не очень дешево. В одном месте я свернул в заведение и приобрел себе миску лапши и лепешку. (4+1 юань) Денег было в общем-то много, вот я и перешел на 4-хюаневую лапшу. Но вообще пора кончать это гусарство.

 

Дорога уперлась в перекресток с высоким столбом посередине. Я стал спрашивать, где тут "хай" - море. Люди отвечали на этот вопрос путано - кто посылал налево, кто направо. Покрутившись так без пользы, я решительно двинулся налево и обнаружил там порт. Оказалось, порт занимал весь берег, не пропуская к воде никого. Вот почему никто не мог мне внятно объяснить, где вода. Рядом со входом в порт - контора какой-то туристической фирмы. Я зашел туда, спросил, не ходит ли что-нибудь на Хайнань. В конторе присутствовал один единственный скучающий парень, которого очень развлекло мое появление. Но на Хайнань вроде бы ничего не ходило...

 

Мне надо было прорваться к морю. Я пошел на восток, стараясь обойти территорию порта. Странно, но Фанченган - небольшой город. Он легко проходится ногами. Возможно, все новостроенные районы просто расположены чуть в стороне... Улица шла по возвышенности, город был виден справа внизу. Переходя мост над дорогой, я заметил вдали светло-синюю полосу моря и зелень равнины. С моста вниз вела лестница, внизу, помню - большая теплая лужа... Эти лужи отчего-то больше всего запоминаются. Редкая удача - постоять ногами в воде. Когда в тени 40 градусов...

 

Но это в тени, а я шел по солнцу... Попытка выйти к морю напрямую не удалась - сперва я оказался среди каких-то дворов и заборов, а затем уперся в канал. Попробовал обойти дворы - убрел в заросли высокой травы, куда выбрасывают старые холодильники и прочий мусор. К морю меня не пускали. Представьте себе грусть неудачи, прибавьте к ней усталость и температуру воздуха. Все это вместе сломило мое намерение пробиться к безлюдному берегу. И я повернул.

 

Я решил вернуться к автобану, где видел бухту. Там, правда, каменная набережная и лодки... Но это море. Я вернулся на улицу с пальмами-бутылками и двинулся по ней, заглядывая во все магазины. Внезапно обнаружилось интернет-кафе. Не очень веря в то, что оно понимает русский язык, я зашел, ткнулся в один из компьютеров... Понимает! И я оставил о себе еще одно напоминание:

 

23.08.2003 10:21 (15:21?) muhranof CHINA/Fan-Cheng-Gan/ Приехал сюда утром, чтобы найти море, но тут сплошной порт. И погода хорошая, и до воды не добраться. Стоило ползти к океану... За все время китайцы надарили мне почти 30$, придется их куда-нибудь тратить. Попробую в Ланьчжоу продлить визу на недельку, а то, похоже, не укладываюсь...

 

Написал пару писем и залез на АВП - спросил, не впишет ли кто на обратном пути в Астрахани. На все ушло полчаса и 1 юань.

 

Я вышел к автобану, в просочился в отверстие ограждающей сетки, перелез невысокую - по грудь - бетонную стенку и оказался на раскаленном камне набережной. Море медленно поднималось и опускалось, облизывая камни, вмурованные в бетон. Я снял с себя мокрую от пота одежду, разложил на солнце и плюхнулся в океан. Да, в этот момент я простил Китаю все. Жизнь в южных странах нелегка, там жарко. В пустынях легче, там не так влажно. На юге душно и сыро, но там есть море - это меняет все. Я почувствовал себя отдохнувшим на десять лет вперед. Интересно, что вода тут не такая прозрачная, как в Черном Море. Уже на глубине в метр не видно дна.

 

Одна только мысль омрачала сознание. Я боялся, что это не бухта океана, а устье большой реки, и я, как Роберт О'Хара Берк, пересек весь континент, а увижу только признаки близкого моря, а не его само. Я даже попробовал воду на вкус - соленая.

 

По бетону пробежало что-то и шмыгнуло в щель. Я приложил глаз к щели и рассмотрел краба. Последний раз я видел их в Крыму в 1988-м. Да, это море. Медленно покачиваясь, я лежал на воде с сознанием исполненного долга. Теплое Южно-Китайское море плескалось о берега Вьетнама, Малайзии и Филиппин, в нем отражались огни Манилы, Сингапура, Гонконга и Бандар-сери-Багавана. В нем плавали акулы и киты, а на дне лежали португальские каравеллы, корабли японских пиратов и индонезийские катамараны. Я находился в самой южной точке своего маршрута - примерно 22 градус южной широты. Широта Кубы, Мекки, Нагпура и Мандалая.

 

Фактически, дальнейшее мое движение является возвращением - теперь я буду двигаться на север и запад. Идея посетить Лаос меня уже не впечатляла. Я выбрался из воды, подсох, собрался и сказал себе: "Пошли домой. Алексей...."

 

Чтобы попасть на автобан, надо было одолеть огораживающую его решетку. Я пошел вдоль нее в поисках дыр и скоро нашел что-то вроде запертых ворот. Меж решеткой ворот и асфальтом было пространство...

 

Я пролез под решеткой, протащил рюкзак и встал на автобане. Скоро остановилась машина, но взяла недалеко, километров на 10. Там меня подобрал парень с двумя девицами - тоже недалеко, около 10. Там вдруг свалилась полиция. Она проезжала мимо на машине, затормозила около меня и сказала, что я не прав. Меня посадили в машину и свезли в сторону. Я пытался протестовать, но это не помогло. Машина свернула к "тулгейту" и там остановилась. Мне повторили, что я не так себя веду. Здесь же образовался и парень с девицами. Они активировали телефон и позвонили кому-то англоговорящему - тот спросил, куда я и для чего... Китайскую полицию я с некоторых пор слабо уважаю. Я попробовал уйти, но мне велели этого не делать. Я пытался стопить транспорт, но и это оказалось не положено. Время уходило, уже 16:44.

 

Полиция тщательно следила, чтобы я не приближался к "тулгейту". Я прикинул, что эта трасса параллельна автобану... Вон он идет по насыпи. А вон с трассы поворот под автобан... И я с безразличным видом пошел в противоположную сторону. Полиция расслабилась, видя, что я бросил попытки прорваться к воротам. Я спокойно прошел до туннеля под автобаном, незаметно уклонился в бок, проскочил туннелем и на стой стороне вскарабкался по бетонному скосу автобанной насыпи. Свобода - вот она .

 

Я сразу поймал что-то вроде бензовоза и скрылся. Бензовоз тоже проехал немного, он вез бензин на заправку. Там я вышел. И вот тут остановилась фура, которая шла в Наньин! Я этому весьма обрадовался, но по ходу разговора выяснилось, что она идет даже дальше, даже - в Куньмин. Я решил не злоупотреблять и сказал, что выйду за Наньином - хорошо бы в районе Бо-Сэ. Водитель сказал, что он по федералке не пойдет. Там слишком много "тулгейтов", а денег мало... Он в 100 км. за Наньином свернет на проселочную, пойдет по ней вдоль вьетнамской границы до города Фу-Йин и только там выйдет на федералку. Я ответил обтекаемо - ну, где-нибудь там и выйду.

 

В 19:07 мы въехали в Наньин, а чуть позже, уже за городом, остановились на ужин. Это был редкий случай нестандартного заказа - жареная рыба и рис. Нашелся даже соевый соус. И я с чувством глубокого удовлетворения умял целых три чашки риса с соевым соусом. Такое в Китае удается не часто. Езда по проселочным трассам медленна, но интересна. Очень жаль, что этот участок пути мы прошли в полной темноте...

 

24 августа воскресение.

Мы ехали всю ночь. За Наньином водитель свернул с 323-й федералки на мелкую дорогу, где не надо платить за проезд. Ночью мы ползли по серпантинам, и были видны только огни где-то далеко внизу и смутные громады горных массивов. Мы договорились так, что я выйду в городке Фуйин - это в провинции Юньнань, там, где машина снова выходит на федералку, у самой границы.

Юньнань

 

Здесь светает быстро. Мы приближались к Фуйину, еще было темно. Рассвет застал нас в городке - на удивление небольшом. Я вышел уже за городом в 8:00. Не помню, куда пошла машина.


Это были горы. Дорога медленными извивами уходила вверх. Городок сразу пропал за изгибом серпантина. Приятная прохлада, роса на листьях. После ночи, проведенной в машине, мне даже нравилось идти пешком. Стопить было неудобно, почти не было ровных мест.


Потом на дороге образовалась пробка - длинная вереница груженых машин. Я прошел всю колонну до конца. По обочинам перемещались люди - некоторые в горских костюмах. Женщины в темно-синих юбках с пестрыми узорами и всегда с платками на голове. Джуанцы, что ли? Надо бы сфотографировать, но это как-то неэтично...

 

В 10:10 на мои размахивания рукой остановилась небольшая грузовая машина; меня направили в кузов. Ехали мы около часа. Попутно в кузов забирались еще люди. Загрузились клетки с купами. Кажется, я попал в аналог автобуса. А если деньги спросят? Грузовик въехал в село, люди скинулись по кучке денег и стали выходить. Я тоже вышел. Никто ничего не сказал.


Трудно поверить, но это настоящее село - не мегаполис с небоскребами, а село. Оказывается, такие тут тоже бывают. Вот рынок вдоль трассы, вот местные жители в синих горских костюмах, вот девушка в короткой пестрой юбке, шерстяных гетрах - сзади на поясе нечто плетеное. Как я понимаю, чтобы сидеть на камнях. Нашел трактир. Это был настоящий деревенский трактир, все такое простое, без примеси европейских излишеств. Спросил, почем лапша. Сказали, - 2 юаня. Спросил, а если у меня 1 юань? Ответили - Какие вопросы, вот тебе полмиски. Я согласился и на полмиски. Но когда я увидел эту миску... Хорошо, что не взял большую - я бы столько зараз не съел... Миска была примерно тех размеров, в каких в Тамбовской области продают борщи. Здесь это считается маленькая. И лапша очень вкусная. Вообще, такие вещи надо дегустировать именно в деревнях.


Двигаясь далее, заметил пароварки с пирожками. Привычно взял пару, а они оказались, на за 5 джао, а за 4! Мне уже нравится Юньнань.


Пройдя этот небольшой интересный поселок до конца, я принялся стопить транспорт и остановилась фура. К моей радости, она ехала откуда-то из провинции Хунань прямо в Куньмин. Потянулись обычные разговоры, демонстрация атласа и карт. Потом меня даже устроили сзади на лежанке и я успел поспать некоторое время.


В пять часов фура остановилась на обед. Пока ждали еду, я вооружился фотоаппаратом и запечатлел местные плетеные повозки, запряженные лошадьми и буйволами. Еда сегодня отличалась своеобразием - ее основой была большая миска, где в кипящем бульоне плавали куски мяса. После еды я решил запечатлеться на фоне красивых местных скал - водитель решил присоединиться. Мы встали позади трактира на рисовом поле, и второй водитель нас заснял. Жаль, дрянное качество не позволяет оценить скалы. Водитель оставил свой Хунаньский адрес, что б я выслал фотографию.

 

 на рисовом поле


Остаток дня я большей частью спал. Была уже поздняя ночь, когда фура остановилась в Куньмине возле железной дороги и автобанной развязки. Я вышел. Хороший вопрос - где ночевать в черте города. Людей не было видно совершенно. Я исследовал заросли декоративных кустов у развязки, но он мне не понравились. В стороне обнаружились другие кусты. Место вроде незаметное и чистое. Я укрылся там, расстелил постельные принадлежности и заснул, понадеявшись на свою незаметность.

 

Между тем... Миронов еще находился в южной части Гуанси. Он посетил Фан-Чен-Ган, пограничный с Вьетнамом городок Дун-Тоу и прибыл в Наньин, где его вписали в отель.

 

25 августа понедельник. Куньмин

Я проснулся рано. Ночуя в черте города, иначе нельзя. Было часов семь. Никем не замеченный, я собрал вещи и вышел к развязке. Прямо тут начиналась дорога в центр Куньмина - улица Чун-Чен-Лу. Я не спеша побрел по ней. Куньмин оказался город во всех отношениях небольшой. Он не давит громадьем небоскребов и лавиной машинного потока. Здесь все спокойно. Пальмы... Но не жарко, очень приятная атмосфера. В поисках еды я завернул в трактир и разорился на недешевую лохань лапши - за целых три юаня. Нашелся интернет, но без русского языка... Нашел карту Куньмина, с картой провинции Юньнань на обратной стороне. Сразу же ее приобрел.

 

Встретился храм - вроде бы переоборудованный в магазин сувениров. Перед входом - два льва, те самые львы, что стоят в любом китайском городе и даже где-то у нас в Питере. Я поизучал сувениры - даже открытки тут странно дороги. Не говоря о все остальном.

 

Выйдя из храма, я заметил полицейского и  попросил его меня сфотографировать, что тот и исполнил с явной радостью. С Чун-Чен-Лу я свернул налево, пересек Пекинскую улицу (Бей-Дзин-Лу) и мост - один из трех, расположенных в центре. Речка, протекающая через Куньмин показалась мне достойной запечатления, и я ее сфотографировал.

 

За мостом свернул на боковой переулок, где неожиданно обнаружил магазин карнавальных принадлежностей. Это костюмы, парики, шлемы, маски, барабаны, грим, какие-то инструменты и коробочки. Знаю людей, которые много бы отдали за возможность посетить такой магазин... Переулок вывел меня к площади, где живет администрация провинции. Тупиковый путь. Кстати, расположено на одной из куньминских гор... Я обогнул это место и вышел к туристичскому центру Куньмина - острову на озере. Озеро, чистая набережная, пожилые пары танцуют вальс. Гуляющие люди... Приятное место, только фотографировать нечего - кадра нет.

 

Вообще говоря, тут есть консульство Лаоса. Вот только адрес надо глянуть в интернете, а его нет. И кроме того, вопрос с Лаосом сложен... Виза стоит 15$. У меня есть почти 30$. Если я попадаю в Лаос, надо будет найти еще 15$ на обратную Китайскую. Я ее, наверное, найду. Но мне еще кроссовки покупать... Если идти вЛаос, то возвращаться придется в октябре, значит. и куртку покупать надо... Расходов слишком много, стоит ли жертвовать 15-ю долларами? Это дома Лаос кажется экзотикой - тут это что-то обыкновенное - те же пальмы, те же дожди. Да и Лаос-то этот - колометров с 200 отсюда...

 

И я отказался от Лаоса. Признаю, что мыслил разумно. Но сейчас, много дней спустя, я пишу эти строки и мне почему-то жаль, что я не махнул на рассчеты и не зашел в консульство... Эта история была бы гораздо интереснее а я возвращался бы домой с мировосприятелем победителя... И все было бы хорошо, ибо деньги в конечном итоге ни на что не влияюют, только на наше сознание.

Итак, Куньмин... Я обогнул озеро с восточной стороны и пошел улицами на северо-запад. Интернет-кафе все не попадались. Странно. Даже на карте города было неясно, где же тут выезд на 108-ю трассу. Несколько раз я опрашивал людей и они ткнули мне пальцем в узкую улицу - даже не проспект. Как не странно, они оказались правы. В 12:00 я уже был на выездной улице. Вот так, за 5 часов, я прошел насквозь весь Куньмин с юга на север. Все-таки он маленький...

 

Между тем в эту самую минуту Миронов с водителями проснулся в отеле Наньина...

 

Как на всех китайских городских окраинах, здесь пыльно и шумно. Меня подобрал желтый грузовичок, но провез немного, до поста полиции. Последняя, впрочем, мной не заинтересовалась. Я прошел вперед, там обнаружилась развился. 108-я трасса уходила влево, я двинулся по ней.


Через некоторое продолжительное время тормознулась легковая и довезла меня до первого крупного поселения - Фу-Чан. Это 32 километра о Куньмина. Приехал я туда в 14:00. Больше всего я боялся отказаться в мегаполисе - такая вот мегаполисофобия у меня развилась в Китае. Но Фу-Чан оказался городком небольшим, а главное - трасса в него не заехала, а свернула в сторону перед городом.

 

Я пошел вперед. На обочине женщины и парни торговали виноградом. Подумав, я пожертвовал юань и приобрел у женщин приличную ветку винограда. А парни от себя еще доложили бесплатную. Это надо было срочно съесть. Я стал искать тень - она находилась чуть дальше: несколько деревьев в тени дома, у самой трассы. Я уже сгрузил рюкзак, когда из дома мне сказали - чего, мол, давай сюда. Я обошел дом вокруг и вошел. Это вроде была какая-то контора. Офисного вида стол, диванчики. Люди. Предложили сесть. Поставили стакан зеленого чая. Я съел весь свой виноград, попутно объясняя, кто я и куда. Снова моя карта пошла по рукам, вызывая бурные обсуждения. Местность вокруг Фу-Чана равнинная, я видел у трассы только виноградники, обнесенные колючей проволокой или колючими кустами. Горы начинаются дальше...

 

Когда я вышел на трассу, меня очень скоро подобрала легковая, в которой кроме водителя оказался англоговорящий человек. Язык он знал плохо, но кое-как мы с ним объяснились. Мы проехали 52 километра до города Лу-Цюань(Luquan), там трасса опять не пошла в город, а уклонилась влево. На развилке я вышел. Прощаясь, англоговорящий попутчик вручил мне 20 юаней.

 

 

На трассе плотным рядом стояли микроавтобусы. Какие-то женщины кинулись ко мне, приглашая садиться. Я отвечал, что денег на автобусы не имею. Это быстро остужало их порывы. Кто-то сказал, что я только автобусом и смогу проехать, больше никак. Отвечаю - прорвусь... Один из автобусов вскоре меня нагнал - садись, поехали. Я напомнил, что денег нет. Ничего, говорит, можно и так. Он провез меня 10 километров до селения Ву-Дин(Wuding). Было часа четыре. Я пошел вперед по трассе, присматриваясь к возвышенностям. Дорога шла пока по ровному месту, но справа и слева уже поднимались крутые склоны, засаженные кукурузой. Я присматривал ночевательные места, но кукуруза была вездесуща. Я шел, минуя один за другим повороты трассы.

 

Давно обратил внимание, сколько тут много общественных туалетов. У каждого рисового поля пристроено маленькое тесное сооружение. И на каждом нацарапаны соответствующие иероглифы... Как будто тут дефицит аммиачных удобрений. 16:44 - остановился вроде бы джип, взял меня. Трасса заметно пошла в гору, в закатных лучах мы мчались среди зеленых склонов и лесных массивов. Так мы проскочили целых 50 километров до маленького селения Гао-Цяо(Gaoqiao). Чуть в стороне протекает речка, впадающая через 50-60 километров в Янцзы, которая течет севернее этих мест. Отсюда, нверное, и название деревни - Высокий Мост.

 

Водитель остановил машину возле не то дома, не то трактира. У дома не было передней стены (со стороны дороги), видны были столы, полки... Мне сказали, чтобы я не удалялся, ибо будем есть. Я сгрузил рюкзак, стал ждать. Времени - половина шестого...

 

Вроде ничего не происходило. Дети с грохотом катали по бетону пластмассовый грузовик, водитель курил местную трубку - толстая труба бамбука, которую зажимают коленями. Я решил, что неправильно их понял, и встал - мол, иду. Но меня остановили - сейчас будет еда. Прождал я час. Темнело. Но еда появилась - целых два стола заставили тарелками с мясом, травой и даже крабовыми ножками. Я пустился в эксперимент и попробовал съесть краба, но так и не нашел, чего в нем съедобно. Вроде бы там клешни надо ломать, но у меня это не вышло... В общем, я попал на большой семейный праздник.

 

Праздник этот закончился часов в шесть вечера. Уже стемнело. Я взвалил на плечи рюкзак и со всеми попрощался. Мол, я пошел. Никто ничего не спросил, и я ушел в темноту.

 

Эта сцена характеризует китайцев исчерпывающе - они готовы накормить, но пустить ночевать - ни за что. Человек, который будет искренне, по доброте души, ужасаться - как же ты без денег? - позволит вам спокойно уйти в ночь и не пригласит в дом. Я шел по дороге. Справа и слева тянулись высокие каменные стены с черепичным верхом. Большие деревянные ворота. Стены глухие - так строили в Европе в Средние века. Морально я был готов зайти куда-нибудь пообщаться, но не подворачивалось момента. За селом дорога поднялась на горку. Я прикинул, где тут можно лечь, но везде на склонах росла кукуруза. Я двинулся далее и нашел у трассы какое-то ровное место. Вроде даже песок... Выбора не было, и я улегся там.

 

В целом день прошел хорошо. Куньмин посмотрел, карту купил, от города отъехал, обрел шикарный ужин...

 

Миронов же сегодня прошел всего 43 километра. Поздно проснувшись, он полдня выходил из Наньина, к вечеру попал в городок У-Мин(Wuming), где его - удивительное дело - пригласили в гости ночевать.

 

Засыпая, я думал о том, что сегодня - ровно два месяца моего отсутствия. Прошло 62 дня с момента выхода из дома. И впереди еще дней тридцать... А где я был месяц назад? Точно - это была пятница, я приехал в Агинское... Кажется - так давно. Что впереди? Впереди меня ждет горная трасса на Ченду и Ланьчжоу, таинственная Сычуань...

 

Я не знал тогда, какой это будет трудный путь.

 

Иначе я выбрал бы другой.

 

И, наверное, напрасно.

 

Свиток Шестой
Свиток Седьмой
Свиток восьмой
Свиток Девятый
Свиток Десятый
Свиток Одинадцатый
Послесловие
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020839214324951 сек.