Свиток Девятый

Записки о пересечении западных пустынь. Как я миновал провинции Ганьсу и Уйгурию, посетил Урумчи и Инин, и покинул Китай 03.09 - 09.09

 

3 сентября среда. На Запад!

 

Вот началась она, последняя неделя моего пути. Впереди боле 2000 километров до казахской границы и семь дней времени. Виза заканчивается 9-го числа вечером. Я предполагал, что успею, но хотелось еще Урумчи посмотреть, турфанскую впадину или хоть бы город Инин. Я гадал, смогу ли выдержать скорость в 400 километров в день или нет? А ну застряну, как под Гуанчжоу?

 

Утром, не помню во сколько времени, я проснулся на первом этаже недостроенного высотного дома в городе Ланьчжоу. Меня разбудил кто-то из рабочих, сказав - пошли, там еда. Меня повели через стройплощадку на кухню, где налили лоханку рисового супа и вручили несколько больших, холодных булок. Образовался англоговорящий старичок, который очень мной заинтересовался и стал задавать политические вопросы:


-China fine or bad?(Китай - хорошо или плохо?)

 

Я ответил, что хорошо.


-Россия - великая страна?

 

Я ответил, что в какой-то степени... Средне так...

 

-Нет, Россия великая страна.

 

Я не стал спорить. Мне вручили на дорогу еще одну булку и я вернулся к своему лежбищу. Собравшись, попрощался со всеми и вышел на дорогу.

 

Собственно, я оказался на великой трассе №312, идущей из Шанхая к казахской границе, протяженностью почти 5000 километров. Начиная с Сианя это, по сути, тот самый Великий Шелковый Путь, и мне предстояло созерцать те же пейзажи, что и караванщикам времен Танской империи...

 

На трассе мощный поток автобусов, неясно чего ловить. С некоторыми усилиями остановил что-то вроде большого грузовика, идущего в Синин. Пояснил, что я с ним только до поворота - это около 40 километров. Переехали Хуанхэ по мосту... За мостом асфальт кончился, пошла грунтовка. Вокруг грязь, гарь, машины, строительство какое-то... Неожиданно колонна встала. Я спросил время - оказалось 10:30. Подарили яблоко. Колонна снова тронулась, мелькнула сомнительная отворотка вправо... Метров через 200 впереди показался мост. Водитель объяснил, что мы проскочили поворот, потому что 312-я трасса через мост не идет. Я вылез из кабины и пошел в обратную сторону... Недавно прошел дождь и асфальт был покрыт слоем серой грязи. И небо сегодня серое, и весь день серый...

 

Выйдя на 312-ю, я тормознул красный грузовик, который тут же встал в пробке. Колонна тянулась далеко вперед и загибалась вправо за поворот. Вокруг - землистого цвета глинобитные стены, штабеля кирпичей... Старик просеивает что-то...

 

Грузовик довез меня до неизвестного мне селения и там высадил. Я прошел селение до конца, допивая вчерашний лимонад с подарочной булкой, на выезде поймал пустой ФАУ, который к трем часам дня привез меня в городок Гу-Лан. Тут еще 59 километров до У-Вея...

 

Начался мелкий дождь. Я накинул на себя тент и ждал машину. Поток транспорта заметно поредел. С этой позиции меня взял углевоз, который и довез меня до У-Вея, высадив у начала объездной в 16:30. Водителей было двое, они захотели денег, но настаивать не стали.

 

Дождь закончился. Здесь, на увейской объездной, я поймал большую белую фуру, на которой проехал почти шесть часов и примерно 230 километров.

 

17:50 - мы проехали 76 километров от У-Вея и миновали городок Йон-Чан. Справа придвигается все ближе горный хребет. Меж трассой и хребтом тянулось что-то странное, вроде бесконечной глинобитной стены. Я мысленно пошутил, что это Великая Китайская, но потом подумал - а ведь, никак она самая... Достал атлас, где в легенде иероглифическая подпись к стене и ткнул пальцем водителю - оно? Он сказал - да, оно. Фантастика.

 

Я как-то не рассчитывал ее увидеть. Вроде бы это в стороне от трассы и долго искать... Хоть и обидно проехать Китай и не увидеть... А вот она, самая настоящая. Даже башни попадаются. Жаль, вечереет, сфотографировать не получится. Да и нечего фотографировать - невзрачное сооружение, совсем не то, что под Пекином почистили для туристов. Она и в прежние эпохи не отличалась тут монументальностью, всего-навсего прикрывала дорогу от вон того хребта, где так удобно прятаться разбойникам. Зато самая что ни есть настоящая, не испорченная реставрацией.

 

 

Для справки, по-китайски ВКС читается Wàngli chángchéng и пишется так:

 

 

Она хорошо видна за 30 км. до городка Шан-Дан. Идет справа от трассы, а потом сворачивает и пересекает трассу у селения, в названии которого три иероглифа, последний "коу". У переезда две башни, даже подремонтированные. Мы миновали это место в 19:30, даже остановились, но совсем ненадолго. Я хотел пробежаться до башен, но потом передумал. Уже всерьез темнело. До Шан-Дана оставалось 18 километров...

 

В 21:30, в ночной темноте, фура въехала в город Чжан-Е и остановилась на перекрестке. Я попрощался со всеми, вышел...

 

Старое название Чжан-Е - Ганьчжоу. Когда-то тут было самостоятельное уйгурское ханство, с которым тангуты воевали в начале XI века. Воевали долго, пока не захватили город. И был это большой знаменитый торговый город на Великом Шелковом пути. Интересно, что осталось от былой славы?

 

Спросил направление ("Вурумучи лу - чжейли?"), и оказалось, что от перекрестка отчего-то направо. Пошел. Полная темнота, вокруг дома, никаких зарослей. Через километр дорога свернула влево. Я заметил освещенный трактир и направился туда. Здесь торговали пельменями. Я подумал, что стоит отметить удачный день тарелкой еды и спросил эти пельмени. За них хотели 3 юаня, но потом отчего-то взяли 3,5. Я не спеша поедал пельмени и прикидывал, не вписаться ли тут на ночь. В трактир явились два нетрезвых китайца с бутылкой водки. Предложили выпить (из пробки) . Я из вежливости выпил и невзначай спросил, где тут можно спать. Они сказали - ерунда, все решим. Пей еще. Что бы не терять контакта я выпил еще пробку. Они налили третью. Это была странная водка - не противная, с каким-то ароматизатором. В надежде на ночевку я выпил и третью. Тогда ни сказали - вон, там отель за углом. Черт.

 

Тогда я спросил хозяина - нельзя ли тут ночевать. Мол, условия не важны. Он сильнейшим образом удивился, долго объяснял почему нельзя, но через некоторое время отчего-то уступил. Открыл соседнюю с трактиром дверь - там были две захламленные комнаты и кровать. Я сказал, что устроит.

 

Более всего я опасался, что сейчас он пойдет звать полицию для утрясения формальностей. Но этого не произошло. Он только запер меня с внешней стороны, сказав, чтобы я утром постучал в стену, тогда меня откроют...

 

Фантастика. Мне все же удалось организовать научную ночевку. Даже не верится. Может быть, мусульманское окружение повлияло или близость кочевой Уйгурии? Непонятно.

 

Засыпая, я подводил итоги дня. День показался мне на редкость удачным. Во-первых, я выбрался из Ланьчжоу, что само по себе достижение. Но главное - я проскочил 500 километров! Фантастическая скорость ввиду моих недавних черепашьих темпов. Денег тоже почти нисколько не ушло... И вписка в пельменной - это тоже достижение. Немалое.

 

Еще вчера мне было жаль, что не хватит времени на посещение города Турфан. Сегодня я собразил, что перепутал Турфан с Карашаром. Тот действительно в стороне, а Турфан прямо на трассе. Если темпы движения сохраняться, у меня хватит времени его изучить...

 

4 сентября четверг. Чжан-Е - Анси.

 

Утром я проснулся в пельменной, постучал, чтобы меня открыли, и стал собираться. Еду никто не предлагал, но есть не хотелось. Вымыв руки и попрощавшись с хозяевами, я вышел на улицу. Еще не было восьми часов, жара не наступила, небо было кристально чистое, яркое солнце не жгло. Приятный солнечный день, какой можно встретить только в пустынях.

 

Присмотревшись к окрестностям, я обнаружил, что здесь продается нечто, похожее на наши пышки. То же самое по вкусу, но в форме длиной палки, сложенной вдвое. Стоит полюаня. Я взял две для дегустации.

 

Пора было покидать древний уйгурский город Ганьчжоу.

 

В 7:41 я был на выезде. Очень скоро застопился "Дун-Фен" с сычуаньскими номерами. Мы покатили по гладкому асфальту, вокруг расстилались сухие равнины, с юга тянулась горная цепь, ее ледники ярко сверкали на солнце... И ни единого облака на небе.

 

Вдоль трассы стояли километровые столбики с надписью "312" и километражом от Пекина. Я подумал, что надо будет такой сфотографировать...

 

9:56 - остановила полиция, но ненадолго. Через некоторое время сухая равнина стала желтеть, трава вдруг кончилась и пошла настоящая пустыня. И машина тут же встала. Я вылез посмотреть. Она везла большие баллоны с какой-то жидкостью и эта жидкость начала вытекать. Это надолго, и я двинулся дальше своим ходом.

 

Я прошел километра с три, с грустью минуя километровые столбики; сфотографировать меня у этого столбика было некому.

 

В 11:20 меня подобрали двое на ФАУ. Этот факт меня не очень порадовал, ФАУ машина медленная, на мой взгляд. Но и везла она немного; отчего-то встала в том месте, где трасса шла лощиной, поднимаясь вверх и заворачивая к югу. Я снова пошел пешком. Я шел прямо на ледники...

 

И тут до меня снизошла удача - остановился джип. Там было три человека, они меня с радостью подобрали, угостили финиками и джин рванул под 140 километров.

 

13:00 - миновали Цзю-Кван, это 224 километра от Чжан-Е! Я поедал финики и собирал косточки, еще не зная зачем. Косточки эти так и завалялись в моем рюкзаке и сейчас лежат у меня дома...

 

замок в пустынеЧерез 21 километр машина остановилась за городком Цзя-Ю-Гуан(Jiayuguan), и справа от трассы обнаружился замок, (крепость?) как будто построенный из песка. Солнце было яркое, небо темно-синее, я сфотографировал замок, а потом и себя на его фоне. Водитель с азартом помог мне в этом, выбирая кадр получше и тщательно примериваясь. Но кадр все же получился никуда не годным - размытым и с излишне большим охватом. Позже выяснилось, что Миронов, проезжая Цзяюгуан, тоже сфотографировал этот замок. Я помещаю сюда его фотографию как более качественную.

 

Вообще говоря, это как бы форт Великой Китайской. Хотя тут не уверен, могу ошибаться.
И сразу, почти моментально, подобрала грузовик. Несколько медлительный, но я не привередничал. Напарник водителя был веселый, от него пахло чесноком, он все время над чем-то смеялся и вообще выглядел человеком без проблем. Я ехал и смотрел на километровые столбики, подсчитывая расстояние от Чжан-Е. Ровно в 14:30 я насчитал 300 километров. Удачно... Грузовик провез меня всего с полсотни километров до города Юймынь, который обычно рисуют на всех наших атласах, даже на самых примитвных. Здесь он остановился, объяснив, что будет спать. И я вышел.


Вдоль трассы тянулся бесконечный ряд магазинов и трактиров. Пора было что-то съесть. Я проверил несколько мест и в одном сговорился на миску лапши за 2 юаня. В соседнем заведении взял лепешку за 5 цзяо. И уже выходя, заметил эту самую пышку-палку за 4 цзяо. Подумал, и взял. Для настроения. Итак, серьезный обед за 2,9 юаня, или 11 рублей 60 копеек.


Двинулся на выход из застроенной части и там вскорости остановился нелюбимый мною ФАУ. Отказываться было неловко, и я поехал. Справа и слева пески, ФАУ тащился под 40 километров в час, напоминая мне мучения в северной Сычуани. Но он шел куда-то далеко, а водитель угостил грушами. Слева появилась грозовая туча с молниями, сумрачно посверкала, потом куда-то делась.


20:20 - поворот на Анси. Есть 500 километров! С трудом верится. От Юймыня до Анси примерно 200 километров, и я одолел их за пять примерно часов. Но и то хорошо.


Моем машину, пьем солоноватый чай. На столе зачем-то дольки чеснока. Все цены в этом заведении от 6 юаней. Есть и 25, и 30...


Не помню, эта же самая машина повезла меня дальше, или поймалась другая, но всю эту ночь я провел в машине, и вышел утром уже в Хами...

 

5 сентября пятница. Турфанская долина.

 

Ночь прошла смутно и расплывчато. В три часа что-то случилось с кабиной и машина встала на бензоколонке ремонтироваться. Поднимали кабину, что-то смотрели. Я бродил среди опор навеса или рассматривал безжизненную равнину, усыпанную валунами. Было холодно, даже очень. Я уже готов был расстаться с машиной и идти спать в пустыню, но машина починилась и мы двинулись дальше... Я вроде заснул. Так, в процессе сна, я покинул провинцию Ганьсу и въехал в Уйгурию.

 

Уйгурия

 

Проснулся в 6:51. Машина уходила куда-то влево, до Хами оставалось еще 32 километра. Я вышел. Было темно, затем вдруг стало стремительно светать и через несколько минут уже был ясный солнечный день. В стороне от трассы деревца, виноградник, огороды какие-то. Арык. Я вымыл в арыке ноги и руки, постоял у моста через этот самый арык... Остановился автобус с врачами, сам предложил подвезти. Он довез меня до тулгейта. Там я вышел, но стражи ворот не разрешили стопить. (9:00) Они само поймали мне непонятный автобус, где ехало три человека. Одного звали Тан Ван Тун(Tang Vang Tong), он был в форме. Другие - неясно, кто. У одного оказался телефон с фотоаппаратом, коим он меня и сфотографировал... Я понял так, что они едут в некий город, что в 200 километрах за Хами...

 

Надо полагать, мы обошли Хами по объездной и я так и не увидел этого знаменитого поселения. Когда-то тут был знаменитый оазис на ВШ-Пути и его посещал Пржевальский. Несколько раз проходил он Хамийский оазис во время своих попыток пробитьсяв Тибет.

9:35 - встали у едальни. Как обычно, меня зазвали вместе со всеми. В программе завтрака - обычная китайская лапша и булки. Впервые за всю поездку люди ели из отдельных тарелок. Наверное, это уже уйгурский менталитет сказывается.

В 10:20 закончили, вернулись в машину, провезли еще немного и зачем-то высадили у тулгейта. И что-то сказали сторожам, так что те сами организовали мне грузовик с шенсийскими номерами до Урумчи. И это снова был ФАУ. Я подумал, что доеду с ними только до Турфана...

Водителей грузовика звали Хэ Дза Фун(He Za Fong) и Чун Кай Чан(Chung Kai Chan), первому было 33 года, второму 25, оба они были из Сиани. Накормили вкусными пирожками с повидлом, после чего свернули к трактиру. Вокруг пустынно, горы на горизонте. До Турфана еще 230 километров...

В 13:30 закончили с едой, двинули далее, но через пару часов (15:15)нас вдруг остановила полиция. Что-то им не понравилось, и нам велели свернуть с трассы на огороженную стоянку, где уже грелось на солнце множество машин.
 

Вокруг пустыня и горы, горячее солнце, горячий воздух. Домик полиции с двумя зарешеченными окошками, куда все стоят с какими-то бумажками. Над окошками соломенный навес, столик с продажными бутылками невкусного лимонада... Ждем неизвестно чего. Рядом, присев по-казахски на корточки, устроились уйгуры.


Хэ Цза Фун приносит из кабины коробку и что-то доказывает полицейским. Нужно получить какую-то бумажку, но ее не дают... Потом я узнал, что у нас проблемы с размером груза и менты хотели денег. Час потеряли мы на солнечном зное и только в 16:50 выехали.

 

За 93 километра до Турфана находится город, и за 12 км. до этого города нас снова тормознула полиция. Снова надо договариваться и что-то платить. Вокруг до горизонта мелкий гравий и в чистом небе жгуче солнце. Мой рюкзак стоял ног и нагрелся так, что я опасался за фотоаппарат.

 

Китайская фура

 

 

Снова едем, Кай Чан за рулем.... Заметил, что в Уйгурии любят ставить статуи всяких животных вдоль дороги. Чаще верблюды... Мелькнул столбик "3877" - это от Пекина. За 34 километра до Турфана трасса пошла вниз через симпатичный каньон с ручейком. На крайний случай можно тут лагерем встать. Надо полагать, это Турфанская впадина начинается?.. Солнце садилось прямо впереди по курсу. Я рискнул запечатлеть Дза Фуна и Кай Чана в закатном свете. Странно, что получилось.

 

Отчего-то они высадили меня в 20:20 перед тулгейтом. Не помню точно причину. Я пошел закатном сумраке по плоской, как стол, турфанской равнине. Солнце садилось в серую дымку. Быстро поймал фуру, где ехало четыре человека и они довезли меня до Турфана. На подъезде к городу показались странные дома. Они были сложены из коричневых кирпичей, но так, что оставались дырки. Сперва я думал, что это какие-то решетки для животных, по потом понял, что все же дома... Въехали в Турфан. Трасса шла прямо, город располагался левее. Я двинулся по дороге к центру. Дома, дома, много деревьев. Опять эти дырчатые строения... Поймал легковую, которая подбросила к центру и высадила у какой-то пижонской гостиницы.

 

Большой перекресток ярко освещен фонарями. Тепло, везде что-то продают, толпится народ... Женщина продавала большие блины с начинкой. Устройство для печения блинов представляло собой железную поверхность, выгнутую слегка вверх, так что лишнее масло стекало само собой. Стоил такой блин 3 юаня. Я поторговался и сбил цену до 2. Блин готовится так: наливается жидкое тесто, сверху на выбор множество вариантов - мелко рубленные овощи, мясное что-то, травы и так далее. Поливается топленым маслом, сверху кладется еще блин и все свертывается в трубочку. Мне очень даже понравилось. Турфанские блины - это вещь.

 

Бродил по рынку, прицениваясь ко всякой ерунде. Взял две батарейки на 2 юаня. Мои в фотоаппарате уже медленно дохли и перемотка работала с десятого нажатия... Ножи продавались недурные, но дорогие. Однако, нож в дороге необходим и я приобрел нечто простенькое за 4 юаня. Хлеб резать сгодится. Хапнул мороженное, которое выдавливают в трубочку из автомата. За 5 чжао - по вкусу приемлемо. Нашелся хороший дешевый виноград. На 1 юань заполучил нехилую гроздь, причем без косточек.

 

Пора было искать ночлег. Я пошел в обратном направлении, присматриваясь к паркам и зарослям. Парков не было, заросли слишком чахлые. Заметил громадный недострой, обнесенный забором. Зашел. Как обычно, имелась охрана. Я спросил - вот, мол, спать тут нигде нельзя? Мне сказали - можно, идем... Завели в недострой, привели на третий этаж и показали большую деревянную кровать. Фантастика.

 

Я кинул на кровать спальник и сел рассматривать ночной Турфан. Стен у дома еще не было, только внутренние несущие опоры. Тепло... Странно - почему тепло? Под Анси ночью был собачий холод, а тут прямо южный Китай... Помню, как много лет назад рассматривал в атласе зеленое пятно турфанской впадины (-154 м.) и пытался представить себе дорогу на Урумчи. Здесь должны были бы быть какие-то перепады высот, но я ничего не заметил, разве вот только перед Турфаном дорога немного ушла вниз. Вот, сижу и не знаю - здесь турфанская впадина или в другом месте...

 

Миронов в этот вечер уже был в Казахстане, проехав на одной машине из Алматы в Петропавловск...

 

6 сентября суббота. Урумчи.

 

Ночь была теплая, на удивление теплая для пустыни. Не знаю, что тому причиной, возможно, низменное расположение города. Проснувшись утром, я рассортировал записи и выбрал новый чистый лист. Впоследствии он пропал, так что начиная с этого момента я буду рассказывать исключительно по памяти, без имен и мелких подробностей.


Было часов восемь. Собравшись, я спустился вниз. Хозяева еще спали - тут же, на топчане под деревьями. Я вышел на улицу и направился к выезду, к урумчинской трассе.


Место это, на котором я вышел вчера вечером, в это утро оживилось торговцами едой. За пару юаней я получил миску уйгурского плова и еще что-то. Только потом вышел на трассу и стал ловить машины. Позиция была неудобна - трасса косила под автобан и была украшена всяческими заграждениями. Большие указатели что-то вещали по-китайски и по-уйгурски. Не помню, что именно я поймал и не помню, сколько машин сменил, пока попал в Урумчи. Вроде бы только одна машина и была.


Километров через 30 за Турфаном дорога пошла вверх приятным каньоном, таким же, как и вчера, только без речки.

Было что-то около полудня, когда машина въехала в Урумчи. Трасса идет прямо через город, пронзая его с юга на север, причем даже в черте города остается автобаном со всеми своими запретами. Город вытянулся вдоль этой трассы. Машина высадила меня там, где ей показалось нужным и я отправился в бесцельное брожение для ознакомления с обстановкой.

Я сделал петлю, пойдя на восток, потом на юг, потом снова на запад. Обнаружились цивильные улицы с деревцами и табличками названий, торговые ряды, и просто продавцы всякой мелочи. Я нашел карту города и приобрел ее. Позже мне постоянно попадался виноград, я брал его на 1 юань раз за разом и так съел изрядное его количество. Никогда, даже в Турции, я не ел еще столько винограда, как в Урумчи...

Вернувшись на центральную улицу, я сунулся изучить парк, но он был платен. Я двинулся на север. Где-то на газоне под деревьями обнаружил поливалку и вымыл ноги, которые изрядно пропылились за последние дни. Далее я уклонился к западу и вышел к месту, где на моей карте рисовалось длинное зеленое пятно. Это оказалась гора, склоны которой поросли сухой желтой травой, кое-где вылезала скальная порода и узкая тропинка петляла меж валунов. Я сделал над собой усилие и одолел склон. На вершине обнаружилась приятная тень деревьев, большая беседка, бетонный колодец, в котором бурлила холодная вода, а рядом - трактирчик. Вокруг трактирчика были расставлены каменные тумбы вместо столов и стульев. Я спросил, не угостят ли чаем, и устроился у тумбы пить чай и записывать события.

Урумчи казался сверху стандартным российским или казахским степным городком. Белые многоэтажки средней высоты, никаких небоскребов, все такое провинциальное и бледное. Покончив с чаем, я набрал бутылку воды и вылил ее себе на голову, чтобы остыть и стать немного чище.

В планах стоял поиск интернета; я спустился с горы и двинулся на север, но местность приняла совершенно окраинный вид. Я уклонился к востоку, но и там не прибавилось цивильности. Единственно, что подвернулась базарного вида улица, которую я исследовал на предмет нахождения кроссовок. Без большого успеха. Зато съел несколько пирожков и запечатлел процесс их продажи...
 

Я решил, что пора прощаться с этим скучным городом и искать выход. Я выполз на центральную улицу, встал в тени моста и стал ловить машины. В 37 километрах на запад находится город Чанджи, и я решил говорить, что еду туда, чтобы водители правильно поняли направление.

 

Дело пошло не быстро. Прошло некоторое время, прежде чем остановилась машина. Водитель радостно взял меня, после чего стал выяснять, что со мной делать. Я объяснил, что мне куда-нибудь в сторону Чанчжи на любое расстояние. Он задумался, позвонил куда-то, и вручил мне телефон. Голос в трубке заговорил на трудном русском языке - спросил, куда я и стал что-то советовать про автобусы. Минут пять-десять ушло у меня на то, чтобы объяснить свою сущность. Тут выяснилось, что 312-я трасса идет не на север, а как-то на запад, так что я должен изменить направление. Водитель вывез меня к повороту и сказал - вон, тебе в ту сторону.

Много сил, времени и нервов у меня ушло на то, чтобы срезать северные районы города. Широченная с мощным потоком трасса уходила на запад и я медленно двигался по ней, меняя один грузовик на другой. Подвернулась легковая машина с мусульманской символикой на лобовом стекле. Так, медленно и нудно, я выполз к началу автобана. Было часов шесть, солнце окрашивало мир в вечерние оттенки. Автобан был огорожен. Я все же влез на него, и тут меня засекла полиция. Они были на другой стороне, за большим разделительным барьером, так что приблизиться не могли, а только семафорили руками и что-то сердито объявляли. Я покорно повернул и не спеша пошел обратно - делал вид, что подчинился и ухожу.

Позиция была отвратительная, но тут неожиданно повезло - взяла легковая куда-то далеко.

Машина была хорошая, дорога ровная, но то и дело нас останавливали пробки. Обычно они были связаны с ремонтом дороги. Так мы проскочили Чанчжи, еще пару городков, и уже в ночной темноте машина высадила меня у поворота на Си-Хэ-Цзи. Город светился огнями где-то далеко слева. Это где-то 135 километров от Урумчи... До Казахстана еще около 400 километров.

 

 

Я пошел на свет и обнаружил трактир. Я договорился там о какой-то еде и стал изучать обстановку. Все пошло как обычно - вопросы, рассматривание карты... Образовался человек. Который сказал, что ночевать тут - дело простое, проблем нет, он все покажет. И сам вопрос о возможности ночевки никого не удивил. Странно. Совершенно иное у людей мировоззрение.

 

Человек повел меня в темноту, свернул на узкую улочку, зажатую глинобитными стенами домов и завел меня во двор, заваленный каким-то мусором. Со двора он ввел меня в комнату, также сильно захламленную. Пахло старыми вещами и тряпками. Мне это совершенно не понравилось, но не отказываться же вот так сразу. Где-нибудь в степи на свежем воздухе было бы гораздо веселее, но... Ладно. Ради эксперимента я остался. Мне указали что-то вроде кровати без ножек, куда я и устроился.

 

Ночью приходили люди и ложились спать на пол на циновки. Где это я поселился? Как это называется? Непонятно...

 

7 сентября воскресение. Джунгария.

 

Много столетий назад здесь были разбросаны уйгурские ханства, а потом, веке в XVII, тут находилось Джунгарское ханство. Тут жили калмыки, которые позже откочевали на Волгу. А потмо пропала и Джунгария и ничего почти от нее не осталось.

 

Проснулся рано, быстро собрался и покинул трущобу, в которой ночевал. За ночь ничего не пропало, не испачкалось, и никаких посторонних насекомых не наползло.

 

Оставалось примерно с 350 километров до границы. Удивительно - я посмотрел и Турфан, и Урумчи, и еще день в запасе остался. Я решил, что следует посетить Инин, чтобы найти интернет и кроссовки. Хоть какие-нибудь завалящие.

 

Впереди - 103 километра до города Кайтунь. Я не знал еще, как он звучит, и только задумчиво рассматривал иероглифы в атласе. Второй напоминал сосиску на вилке. Я медленно, сменив пару машин, добрался до Кайтуня. Трасс обходила город стороной, и он запомнился только длинным рядом мастерских и магазинчиков. Стоять приходилось подолгу. Пейзажи все те же - хребет на юге, равнины на севере... Солнце, пыль...

 

За Кайтунем меня неожиданно подобрала дальнобойная легковая. Я не понял, куда она едет, и предположил, что в город, второй иероглиф которого - ХЭ. До него с 200 будет. Ехали долго. Иногда асфальт заканчивался и тянулась гравийка, иногда случались пробки. В одном месте остановились у придорожного трактира повышенной цивильности. Я сидел в тени навеса, пил чай и записывал происходящее. Жаль, не сохранились эти записи.

 

И снова долгий путь через пески и каменистые равнины. Дорога казалась бесконечной. Бескрайняя горячая степь. Может быть, именно этим путем ездил в Карокорум в 1246 году Александр Невский. Скорее всего тут - не через Алтай же... Ехал с владимирскими боярами по этой вот каменистой равнине, где тогда ни городов, ни бензоколонок не было, только камни и оазисы кое-где.

 

Время шло, и ничего не менялось. Вдруг - справа показалось небольшое озеро. Слева выросли горы с зелеными склонами. Стада коней, бело-голубые палатки... Я спросил, пресная ли в озере вода, и водитель сказал, что пресная. Это было Сайрам-Нур, как зовут его уйгуры, или Салиму-Ху, по-китайски. Здесь В.Динец ел лапшу, о чем и сообщил в первых строках своей знаменитой книжки...

 

Трасса прошла южным берегом озера. Судя по атласу, тут на восточном берегу - городок Сан-Тай. Но на деле - ни города, ни строений. Только на западной стороне - несколько домиков и лодки. Наверное, кемпинг для туристов. Жаль, времени мало, так бы я тут побродил... За озером трасса свернула в горы и стала петлять среди поросших лесом склонов. Лес, речка... Сказочные места. Идеально для стоянок. Где еще в Китае найдешь дикий лес?

 

За озером и горами снова пошла равнина, но вдалеке справа обозначился еще один хребет. Это то самый хребет Джунгарский Алатау, который я наблюдал 11 июля, выезжая из Сарканда на бензовозе. Дорога уходила в долину между двумя хребтами... Еще с сотню километров - и машина въехала Миронов в автобусев город Хуо-Чен, в котором дорога разветвляется. Трасса 312 сворачивает влево на Инин, до него 44 километра(или 64?..), а вперед идет дорога на Казахстан, до границы 20 километров. Водитель ехал сюда, здесь мы с ним распрощались и я вышел у самой развилки. Три дня назад сюда приехал Миронов. Он приехал ночным автобусом - с койками - где сфотографировался с уйгурской женщиной и ее дочерью...

 

Хуо-Чен невелик по китайским понятиям. Не видно небоскребов и многоэтажных развязок. У перекрестка сконцентрировались уйгурские трактиры и чайные, из-под зонтиков и навесов ветер выносил дым с мясными запахами. Я завернул разведать обстановку.

 

Уйгуры отреагировали на мое появление очень шумно - сразу стали что-то предлагать и куда-то зазывать, и даже вспомнили русские слова: "давай-давай" и "харашо-харашо". Сразу ощущается Средняя Азия. Китайцы не сильно интересуются туристами, но и не так назойливы. Я спросил, есть ли тут... ("О, да, да, есть-есть, давай садись, все есть, 20 юаней!")...плов. Мне сразу же назвали фантастическую цифру, потом - как бы лично для меня - сбили ее до 10 юаней. Я сказал, что дороже 2 юаней ничего не ем. И я сразу стал всем неинтересен.


Не понравилось мне тут. Я повернул на ининскую дорогу и пошел мимо бесконечных трактиров, высматривая чего-нибудь подходящее. Надо было чего-нибудь съесть, а главное - разменять бумажку в 10 юаней. Не стоит светиться такими деньгами. Завернул в одно заведение. Спросил, есть ли тут лапша. Мне ответили - да, да, есть. Спрашиваю - по 2 юаня? Отвечают - да, да, два. Ну, говорю, давайте, что ли...


Мне принесли громадную миску лапши и к ней еще одну с мясной составляющей. По одному виду я понял, что стоит она дороже 2-х юаней. Возможно, целых 4, а то и 5... Но отказываться поздно.


Вслед за первой миской мне принесли вторую. Понятно - числительное "2" они приняли за количество мисок... Плохо. Определенно пять юаней я тут потеряю.


Умяв всю еду, я достал свою десятку и вручил ее хозяину. Тот радостно ее принял и изобразил лицом финал удачной сделки. Я спросил - это десятку, что ли, стоит? Ответ утвердительный.


Хотелось выражаться нехорошими словами. Кто теперь скажет, сколько в реальности стоила эта лапша? Может, 8. Или 6. Вот они - последствия обращения с крупными купюрами... Я потерял целую десятку, почти 40 рублей, которых мне хватило бы на путь от Китая до Питера. Не последние деньги, но...

 

Хозяин заметил упадочное выражение моего лица, но десятку, понятно, возвращать не стал. Только его жена принесла и отдала мне мясо от второй лапши, которое все равно сделали. Слабое утешение, но что делать...


Вечер. Я перешел дорогу и стал ловить машины на Инин. Надо отъехать куда-нибудь в безлюдное место и поискать там стоянку. Темнело, машины не останавливались. Когда стало совсем темно, я бросил это занятие. Вокруг деревья, потом кукурузные поля и какие-то домики. С свернул наудачу и оказался в деревне. Узкие улочки, глиняные стены, виден свет, а людей не заметно. Стучаться во дворы как-то не поднималась рука, я прошел всю деревню насквозь, не обретя никаких приключений. Выбрел к какой-то тропинке с тополиной обсадкой... Там была чистая трава и я устроился под тополями. Искать что-то другое сил уже не было...


Засыпая под тополями я рассматривал большую Луну и красный Марс неподалеку от нее.

 

8 сентября понедельник. Кульджа. Героические японки.

 

Утром никто меня не заметил, так что я спокойно собрался и вышел на дорогу. Тут же подобрал грузовик до Инина. Без разговоров мы проехали все 44 километра и я вышел у объездной.


Пора было что-то съесть. Я завернул в ближайший трактир и спросил воды, чтобы сделать макароны. У меня был с собой пакет и вчерашнее мясо. Я решил сохранить пока специи и прочие компоненты, сделав просто лапшу. Женщина в трактире заинтересовалась этим процессом и даже выделила мне большую миску.


Пока я изощрялся с едой, меня засек молодой парень, который работал в соседнем домике, проектируя рекламные щиты. Мы долго общались при помощи английского языка, и я детально рассказал ему обо всех своих целях и методах. Он пристально рассматривал карту и все чему-то удивлялся. Он сказал, что я, наверное, очень храбрый, раз вот так поехал далеко. Я постарался объяснить, что храбрость тут не принципиальна... Он решил что-нибудь полезное для меня сделать и в итоге купил мне лепешку. Так же сбегал в свой офис и принес несколько чистых листов бумаги, ибо мои заканчивались.


Покончив с едой и распрощавшись с прогрессивным китайцем, я двинулся на изучение города.

 

Город этот местные уйгуры зовут Кульджа. Он стоит на реке Или, которая утекает в Казахстан и наполняет там Капчагайское водохранилще. От реки произошло название города - я так и не понял, как его правильно называют. И-Йин, И-Лин, И-Ли, И-Ни, и как-то еще.


Я пошел просто вперед. Шел, пока не надоело и тогда для разнообразия свернул направо. Надо было найти интернет, но ничего похожего не подворачивалось. Нашел продажное молоко за 2, кажется, юаня. То самое, которое встречал в Ченду - пластиковая бутылочка с трубочкой, внутри странная смесь на молочной основе. Взял эту штуку и употребил ее с лепешкой. Все же приучен организм к молочным продуктам, без них ощущается какой-то дефицит. Поллитра этой штуки раз в неделю все нормализует.


Продолжил поиски интернета. В одном месте я принял за интернет-кафе магазин тканей (они на компьютерах цвета подбирают). Спросил, нет ли у них интернета(ткнув пальцем на иконку на мониторе). У них не было, но они указали направление - вон там за углом есть... Странно.


И действительно, нашелся интернет. Я немедля им воспользовался. За неделю только одно сообщение и прибавилось - о том, что дома +12 градусов и дождь. Я написал так:

 

8.09.2003 10:32(14:22) muhranof CHINA/ININ От Ланьчжоу до Урумчи прошел за 2 дня, только интернет в У[румчи]. не нашел. Тут тепло, сухо и вполне хорошо. Думаю, к вечеру буду на границе(до нее 88 км.) и сегодня или завтра переползу в Казахстан. Виза кончается завтра.
Далее: поеду мимо АЛМАТЫ в Джамбул, потом Ташкент, Самарканд, потом Кзыл-Орда и на Астрахань.
МИРОНОВ, где тебя черти носят??? 

 

А через два часа в гостевой появится сообщение от некоего Рината, который вез Миронова из Алматы в Петропавловск 5-го еще числа.

 

Я пошел в обратном направлении. Завернул в магазин фототоваров и взял там пленку "кодак" за не помню какие деньги.

 

Покрутился возле скопления торговцев всяким хламом. Заметил кроссовки, спросил, нет ли 43 размера? И тут произошло чудо - нашлись кроссовки именно моего размера, причем всего за 18 юаней. Бежевого цвета, с толстыми шнурками... Я примерил - подходит. Какое бы там ни было качество, до Питера продержатся. И я расстался с 18 юанями.

Выйдя из-под лоточного навеса, я достал свои монгольские кроссовки и переместил их в тумбу для мусора. Более пяти месяцев они бесцельно сопровождали меня в Монголии и Китае, ездили на мое рюкзаке по всем городам, и вот теперь мы расстаемся. Когда у тебя мало вещей, привыкаешь даже к рваным кроссовкам.

Пошел далее на выход, взял мороженое в вафельной трубочке, и вот в таком глупом виде - с мороженным - меня вдруг заметили две юные дамы. Они вдруг на подозрительно чистом английском спросили меня, турист ли я и вообще откуда. Сами же дамы оказались японками из Токио и Осаки. Они совершали велосипедное путешествие из Стамбула, через Турцию, Иран, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Китай на Родину. На эту ночь пристроились в дешевый отель, но появилась полиция и вселила их в дорогой. Я еще не знал, что иностранцам положено жить в особых отелях, и не понял такого поступка. Я рассказал им о горах и озере Сайрам-Нур, и что там можно жить в палатке - которая у них была - и надавал прочей полезной информации. Жаль, адрес почтовый не спросил. Героические женщины. Вот так, на велосипедах, через всю Азию, проходя 100-200 километров каждый день горами и пустынями... Надо будет попробовать.
 

Вот так удивительно удачно все сложилось в последний день - нашел и интернет и пленку и кроссовки. Нигде в Китае не было моего размера, а тут лежат...


Постепенно вышел к той самой развилке, где меня высадили утром. Постоял в ожидании машин и остановился грузовик, где ехал китаец в синей рубашке и тапочках, и дама в розовом платье. Даму звали Ло Вей. По ходу общения выяснилось, что они едут через Хуо-Чен прямо в Хоргоз, на границу. Отчего-то разговор сошел на то, что тут много мусульман. Я осторожно спросил, не мусульмане ли они, на что Ло Вей категорически ответила "Wo - han", как будто китаец в принципе не может быть мусульманином.


Кажется в Хуо-Чене мы остановились у трактира. Это был мой последний дорожный обед в Китае. И снова все было не по-ханьски - взяли отдельные большие миски с лапшей, отдельно мясо. Время было позднее, часов шесть...


Двадцать километров до Хоргоза одолели быстро. Машина свернула вправо на стоянку, я выбрался и пошел не разведку. Тут же попался русский дядька из Таджикистана. Сказал, что переход уже закрылся...


Я пошел посмотреть на этот переход. Хоргоз город небольшой и не шумный. Здания высокие, но не очень. Машин тоже скромно. Деревца, парки с кустами... У одного магазина завязался разговор. Обычные вопросы - откуда и куда, а потом спросили про деньги и предложили поменять юани на тенге. 200 тенге за 10 юаней. Я подумал и поменял десятку.


Вышел к таможне. Не помню, сколько было времени, и когда она закрылась - в шесть или в восемь. Вокруг еще паслись любители обменов. Мне снова предложили отдать десятку, но за 150 тенге. Я сказал, что это мало.


-Ну, как же - мало! Больше нигде не дадут!


-Дадут. Вон там дают.


-Нет, не может быть... Бери 150, а то поздно будет.


Граница открывается в 9 или 10 утра, времени была масса, я побрел его убивать. Посидел на каменной ограде детского сада со статуями коал, вынул пленку из фотоаппарата, вставил купленный вчера "Кодак". Решил пообщаться с фурами.


Рядом с трассой в Хоргозе есть большая стоянка для фур, идущих в Казахстан. Полиция не возражала против экскурсии, и я побродил там в поисках событий. Казахские фуры действительно стояли, но где хозяева - я не понял. Подвернулся веселый молодой человек в форме, который вызвался мне помочь - еще не понимая, чего я хочу... Длительное хождение по стоянке ни к чему не привело. Стемнело, появилась Луна... Я отправился наудачу искать безлюдное место и набрел на пекарню. Под навесом в свете лампочки сидели люди. Хозяин явно был уйгур - героической такой внешности, как из эпической песни. Я спросил водя для чая, что-то рассказал про себя. Угостили горячей булкой из печки. Ради эксперимента я спросил - где тут можно спать? На лице хозяина не отразилось никаких эмоций. Он кивнул на пол - тут мол, и спи. Вот так все просто в уйгурских пустынях.


Я раскатал пену, расстелил спальник. Уйгуры долго о чем-то разговаривали, потом разбрелись. Луна и Марс. Последняя ночь в Китае... Я уже совершенно прижился в этой стране, уже разбирался в номерах машин, ценах на лапшу, в психологии полиции и строителей. Привык к палочкам и иероглифам. Привык пить зеленый чай и бросать кости на пол. Все стало привычным и само собой разумеющимся.

 

9 сентября вторник. Граница.

 

Хозяин лепешечной появился еще затемно и стал что-то делать с печью. Позже, часов восемь, он жестом показал мне - время, мол, просыпаться пора. Я послушно утрамбовал спальник в рюкзак и двинулся по утреннему Хоргозу в сторону границы. Времени было еще с избытком и я не спешил.


На улицах оживали трактиры и чайные, открывались первые магазины. Я зашел в один и обнаружил там пачку чая "Принцесса Гита" за 20 юаней. Наверное, воспринимается как экзотический сувенир из России.


У ограждения таможни скапливался народ. Тут же столики трактира, лотки сувениров и целые магазины всякой ерунды. Трактиры предлагали плов. Я сговорился за 2 юаня и уселся ждать открытия таможни, поедая этот плов. Юаней почти не осталось, только один на память и еще один монетой.


К девяти часам и ограждения скопилась взволнованная кучка наших челноков с большими сумками. Серьезные, собранные, как разведчики в чужой стране... Разговоры... Они едут группой, всех там ждет автобус, за который уплачено 40 юаней с носа... Веселый китаец, похожий на казаха, крейсирует с услугами обмена валюты...


Ограждение открыли. Толпа рванула вперед, размахивая открытыми паспортами - молодой и недовольный чем-то китаец старался что-то увидеть в этих паспортах, пока толпа мчалась мимо него.


Зал с креслами, заполнение деклараций и бумажек о том, что здоровье в порядке и с болеющими нетипичной не разговаривал. Помогаю заполнить декларацию древней киргизской бабушке.


Теперь надо пройти куда-то. Каждого ставят перед камерой, которая медленно сканирует его сверху вниз. Прохожу дальше, там полистали паспорт и шлепнули в него штамп выезда. Все. Китай остался позади. Что бы там не было с автобусами, обратно меня не вернут.


Я вышел на автобусную стоянку. Челноки втискивались с сумками в большой автобус, рядом автобус поменьше. Я спросил пограничника, нельзя ли пешком. Он весело ответил, что ему все равно, только вон там пулеметчик на вышке... (По-русски, он, что ли, говорил? Не помню...)


Спрашиваю у большого автобуса, не подвезет ли. Не хочет. Кто-то предложил - лезь так, кто там будет разбираться... Но так неэтично. Подхожу к маленькому. Он тоже не хочет, но потом вроде бы меняет мнение. Говорит - если пограничник не против... Пограничник листает паспорт. Он не против. Я забираюсь в автобус.


Со мной ехали таджики - парень и девица. Я спросил, нет ли у них таджикской монеты и они подарили мне 50 дирам...


Казахская таможня. Толпа у заграждения. Я в самом хвосте, но оказывается, что я русский и для меня отдельный проход. Зовут, берут паспорт, уносят куда-то. Потом появился задумчивый пограничник, листал мой паспорт и спросил:


-Вот, вы так много путешествуете... А занимаетесь чем?


Он сам не знал, зачем это спросил, потому что я ответил что-то смутное про то, что учусь, и он решил, что этого достаточно. Штамп въезда.


Неподалеку пограничник с деловым видом объясняет кому-то, что у того нет справки отсутствия СПИДа, так что надо платить штраф... Но соперник попался грамотный и не поддается...


Я вышел на воздух. Теперь снова нужен автобус. Я еще не знал, что несколько дней назад Миронов одолел этот участок пешком. Возможно, я поступил бы так же, но рядом стоял микроавтобус, который предложил поехать. Он куда-то спешил и ему зачем-то были нужны люди.


Мы поехали какое-то скромное расстояние и я вышел.

 

Казахстан в третий раз.

 

Китай закончился внезапно. Я вдруг увидел белые, совершенно русские хаты, тополя, пустую дорогу и одинокий вагончик-магазин. Тишина. Никого. Я зашел в вагончик. Чай "принцесса Гита" стоял тут по 80 тенге. Лапша... Не китайская, а эта самая наша, с дурными специями и противным жиром. Я взял чай. Рассказал, что вот тут рядом он продается по 400 тенге... Продавщица удивилась...


Деревня называлась так же - Хоргоз. Я прошел ее насквозь за пару минут. За деревней - поля. Странно после Китая зрелище незасеянного, нераспаханного поля. Ручей, причем чистый. Никого народу. Дикий контраст. Я шел по трассе, как иностранец по Эрмитажу.


Первая же машина провезла меня немного, до первого поселения, до начала объездной. В машине ехала семья - отец, мать и маленькая девочка. Мне вручили мешок с печеньем, какими-то булочными изделиями и вроде бы даже со сметаной. Выйдя, я лег отдохнуть под деревом и съел все плохо хранящееся. Потом пошел по объездной и минут через двадцать другая машина подобрала на небольшое рассояние. ... В Панфилове я шел пешком через город и меня остановила полиция. Редкий случай добродушной полиции - посадили в машину, полистали паспорт, поспрашивали, поудивлялись. Пожелали удачи и отпустили.


Прошло всего несколько часов, а я уже свыкся с реальностью и Китай стал казаться делом далеким. И уже не очень верилось, что еще утром ночевал в уйгурской лепешечной...


Дорога была приличная, асфальт хороший, но я полз медленно, от селения к селению. Думал о том, что достигну сегодня Капчагая, встану на нашем старом месте, с утра влезу в воду... И тут остановился микроавтобус с двумя омоновцами. Они ехали прямо в Алмату. Я подумал выйти в Капчагае, но они ехали иным путем, южнее водохранилища.


На полу автобуса валялись бронежилеты, из кармана омоновца выглядывала рукоятка револьвера. Это был самый настоящий револьвер 1935 года. "А дома у нас и 1905-го года есть..." Напоили квасом и поделились хлебом.


Они высадил меня на алматинской объездной. Кольцо замкнулось - 9-го июля мы с Мироновым выезжали отсюда на Капчагай, и 9-го сентября я возвращаюсь на это место, описав петлю примерно в 15 тысяч километров.

 

Было часов есть, темнело. Я смотрел на плотный поток легковых машин и удивлялся, как же много их бывает. В Китае всегда больше грузовиков.

 

От Алматы надо было отъехать. Я поймал машину, которая провезла немного и свернула. Дорога тут ремонтировалась, какой-то парень из рабочих поинтересовался, откуда я и как там... Тут же взяла другая машина. Узнав, что я ищу воду и лес, водитель сказал, что сейчас будет небольшое озеро и что-то вроде зарослей.

 

19:00. Я вышел у сомнительной чистоты озерца. В воде плавали пластиковые бутылки и какой-то мусор, но два-три человека ловили рыбу. Всего семь часов... Я хорошо проехал от границы, могу еще, но спешить уже некуда, пора лечь отдохнуть, выпить чая... Гонка кончилась. У меня есть пять дней, до Узбекистана я доеду без спешки.

 

Я нашел что-то вроде лесополосы на краю поля - закрытое со всех сторон место - и выпотрошил там рюкзак. Сбегал на озеро за водой. Развел костер... Когда я в последний раз разводил костер? В Паньчжихуа? Когда это было?.. И весь Китай - когда был? Вчера? Или в прошлом году? И был ли он...

 

Первый день в стране всегда самый волнительный. Все было такое знакомое и привычное. Странное ощущение нахождения "дома". Можно подумать, что в прошлой жизни я жил именно тут. С чего бы так?

 

У меня был пакет нашей вермишели и специи от китайской лапши, съеденной вчера утром в Инине. Я залил все кипятком, вооружился привычными палочками... И вкус специй вдруг резко и сильно вернул ощущение китайской реальности. Тот вкус, весь месяц сопровождавший меня, проник со мной в Казахстан и напомнил о себе. Вот так что-то казалось сном, и вдруг видишь какой-то предмет, и он напоминает, что - было, было...

 

Пил чай, смотрел на небо, деревья... Стелил спальник...

 

Все, все главное позади. 8500 километров китайских дорог, Тайюань, Ухань, Шаньтоу, Фанченган, Куньмин, Ченду, Ланьчжоу, Урумчи, Инин... Горы, пустыни, субтропики... Все получилось, теперь только что-то вроде эпилога. Теперь - Самарканд, потом - сомнительный участок Кзыл-Орды... Непонятно что под Оренбургом... И домой, домой, печатать фотографии и записывать информацию.

 

Свиток Шестой
Свиток Седьмой
Свиток восьмой
Свиток Девятый
Свиток Десятый
Свиток Одинадцатый
Послесловие

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.019865036010742 сек.