Киргизия

В Киргизии я провел всего три дня. Но это были совершенно необычные дни, особенно первый, когда я ехал через горы с японцами и французами. В то день я впервые увидел эту часть мира как бы со стороны.

 

7 мая понедельник. Граница цивилизаций

 

Утро. Эркештам. Проснулся в 7:00, когда в доме еще не до конца остыла буржуйка, быстро собрал рюкзак, купил за 2 юаня пачку лапши и заварил ее в едальне, допольнительно прикупив пару мантоу на юань. Киргизы угостили молоком и еще какой-то едой.

 

В 8:30 вдруг выяснилось, что граница открыта. Мы всей толпой бросились туда. Граница действительно открыта, но пограничники куда-то разбрелись. И вот и мы стояли на холодном утреннем солнце: Кейсуке-сан и другой японец с японкой. Помню на дверях плакат, показывающий зоны распространения всяких болезней: лихорадки, малярии, спида.

 

Границу открыли и мы все спокойно ее прошли. Китайский киргиз-пограничник смутился моей просроченной визой, побежал что-то спрашивать, но в итоге пропустил.

 

Сколько там до Киргизии, мы не знали, транспорта не было. Решили пойти ногами. Шли по утреннему солнцу, дорога была пуста. Через километр миновали второй чекпойнт, где у нас еще раз проверили паспорта. Спрашиваем - далеко ли до Киргизии? Они ответили что-то невнятное. Навстречу шла фура, из нее выскочил европееец с рюкзаком...

 

Японцы почему-то задержались у чекпойнта, а я пошел вперед сам. Трасса сразу нырнула вниз, сделала крутой изгиб и уже там, внизу, уперлась в шлагбаум. Рядом никто не сторожил, и я уже пошел было за шлагбаум, и тут кто-то закричал далеко сверху с вышки, а от домика неподалеку помчался человек в камуфляже. Он ругался и выражался.

 

-Шлагбаум ... не видишь?!!.. какого... на какой... я что тут тебе ... а ну ...

О, это звуки родины.

 

Мне велели стоять у шлагбаума и ждать, мать твою. Подошли японцы. Подошел французский парень с французской девушкой - тоже в Киргизию. Подошли несколько киргизов.

И вот дальше я наблюдал, как пять иностранцев входили на территорию бывшего СССР из Китая... Надо сказать, что в Китае все просто и линейно. Есть дороги, есть транспорт, есть цены. Европейцу там многое понятно. Но когда они приходят к нам, они совершенно теряются. Это очень интересно наблюдать.

От шлагбаума до таможни нас провезли в специальном автобусе. Так положено. Киргизские пограничники приступили к досмотру иностранцев, а меня использовали в качестве переводчика: я стоял и монотонно спрашивал японцев, если ли у них оружие, наркотики, еще чего-нибудь... Дальше - смешнее. Их стали по одному запускать в комнату для разгвора. Я переводил. Добродушный, в общем-то, парень, спрашивал о цели визита и поинтересовался наличием справки об отсутствии спида. Японские парень с девицей нашли какую-то страховку. Прокатило. У 70-тилетнего старика страховки не было.

Погранец: - У него есть справка?

Я(японцу): - Есть справка?

старик: - Нет. А что делать????

Я(японцу): -Ничего, все в порядке. (погранцу) У него нет.

Погранец(мне): - Как же мы его впустим?

Я(погранцу): - Да впустите, чего там. Кому нужна эта справка?

старик: - Они не хотят меня пускать???

Я(японцу): - Впустят, все нормально.

Погранец: - Скажи ему, без справки нельзя.

старик: -Что он сказал?

Я. -Да ничего, просто общаемся.

И так далее. Я-то понимал, что не впустить в Киргизию 70-тилетнего старика - это совершенно не по-киргизски. Так и произошло. Пропустили даже с поклоном. С французами все прошло примерно так же. И французы и японцы так и не поняли, как это - справка нужна обязательно, но если ее нет, то можно и без справки.

 

Пока торчали на таможне, подружились с двумя киргизами, едущими из Китая. Они позвали нас в гости к своим друзьям вот тут же, в поселке. Я объяснил нашим, что киргизы приглашают нас в гости и это нормально, и мы пошли.

Эркештам - барачный городок, весь состоящий из вагончиков. Население разъехалось из-за праздников и еще не успело вернуться. Мертвенная тишина. Киргиз привел нас к одному вагончику, который был закрыт на амбарный замок. Вздохнув, что хозяина нет дома, киргиз принес топор и снес замок с дверей... Нас усадили на ковер, поставили чайник. Пошли разговоры о том, что тут можно найти много мяса и сделать плов. Машин все равно нет... Хорошо, когда можно говорить на родном языке и все тебя понимают. Когда едешь в сторону России, радует мысль: скоро Россия, где все можно объяснить своим языком! А когда выезжаешь из России (например, в Китай), радует мысль - скоро Китай, где ничего не надо объяснять!

 

Французы спросили, сколько ехать до Оша. Ага. Это вам не Китай. До Оша 250 километров гравийки, и ехать от 6 часов до бесконечности. Французы не могли этого понять. Сколько ехать? Неизвестно. Когда будет транспорт? Сегодня, или завтра, или послезавтра. Почем в городе еда? Очень дорого.

 

Мы с хозяином прошлись до закрытой столовой, нашли какую-то женщину и взяли у нее мешок лепешек. Французы так и не поняли, почему в этой стране все очень дорого, но можно и бесплатно.

 

Наш вагончик стоял у самой трассы, а трасса молчала. Фуры с Китая не шли. Нам объяснили, что фуры-то пойдут, но не дальше Эркештама, а тут их будут перегружать. Но вот скоро какой-то камаз должен образоваться... Дело шло к тому, что мы тут зависнем надолго, хоть и с едой. Но тут появился пограничник...

 

Он сказал, что если нам в Ош, то вот тут скоро пойдет ихний микроавтобус, ну и если сговоримся, то он нас возьмет как-нибудь. Сколько платим?

 

Я не помню сумм, которые он хотел. А хотел он прилично. Не то 30 долларов с носа, не то 20. В сомах, разумется. Французы подумали и начали торговаться. О, они умели торговаться. В Париже без этого никуда. Торг длился несколько часов, пограничник то уходил, то возвращался обратно. У нас было преимущество - существовала некая надежда на вечерний камаз. Так что мы не сдавались и бились за каждый сом. В какой-то момент возник вопрос - если мы с ними едем, то оказываемся в Оше уже ночью, и куда тогда? Погранец говорит - все устрою. И в итоге мы пришли к консенсусу. Самое странное в этих переговорах то, что с меня никто денег не требовал. То есть, я оказывался в этом микроавтобусе на весьма загадочном положении. Допускаю, что погранец боялся остаться без переводчика в момент взимания денег. Тем более, что деньги еще предстояло снять в ошском банке.

 

И вот часа в четыре или пять вечера мы загрузились в погранцовый микроавтобус и поползли в Ош...

 

Горы, горы, безлюдье. Почему-то по эту сторону границы горы гораздо зеленее, чем в Уйгурии. Та вся желтая и серая. А тут как совсем другой мир.

 

Медленно, ползком по каменистой дороге, мы приползли в Сары-Таш. Отсюда на север -Ош, на юг - Памир, на запад - Душанбе. Здесь проходили все, кто посещал Памир. Мы повернули на север и в вечернем сумраке одолели перевал Талдык (3588 метров). Был густой туман, сыпал снег, все за окном было серое и белое и в мокром снегу. Дороги не видно, мы ползли черепахой, одолевая изгиб за изгибом... Поом - все вниз и вниз, стало теплее и зеленее, но совсем уже сиемнело. Где-то по пути остановились у едальни. Пограничники странно обособились, так что наша интернациональная группа потребляла еду отдельно. Кажется, едальня нас обсчитала, приписав к счету кое-что, но выяснения требовали времени, а его нет, да и французы сказали, что им все равно. Ну, дело ваше.

 

Уже в полной темноте проехались по окраинам Оша. Погранец привез нас к своему дому, где нам оперативно раскатали толстые красные одеяла и мы упали спать. Мне кажется, французы так и не поняли, как сочетается жесткая позиция пограничнка в торговле за стоимость перевозки и вот это приглашение на бесплатный ночлег.

 

8 мая вторник Последний перевал

 

Утро. Хозяйка сготовила нам кофе и принесла печенье. Мы загрузились в погранцову машину и поехали в центр Оша менять деньги. Интересно, что в обменнике японцы попросили справку о количестве наменяных денег. Сказали, что в Японии требуют отчетности за потраченую валюту.

 

Вручили киризу всю оговоренную сумму и еще чего-то сверху. Он странно посмотрел на это "сверху" и спросил меня:

-А это чего?

-Ну вот как бы... Такой широкий жест.

Он непонимающе пожал плечами, сунул деньги в карман и уехал.

 

Я помог нашему отряду отыскать гестхауз, который оказался обычной частной квартирой. Там и растались. Старик Кейсуке прощался едва ли не со слезами и всучил мне какую-то небольшую деньгу - за заботу и участие. Я уж не стал обижать человека...

 

Ош. Снова Ош. Русские буквы, привычная еда, знакомые лица и домашняя атмосфера. Почти дома, почти Питер. Для кого-то Киргизия - далекая экзотика, а для меня киргизы - те же русские, только немного получше.

 

Зашел в интернет, решил - сейчас быстро расскажу про последние события при помощи родной кириличной клавиатуры. Сел за компьютер, поднял руки как пианист перед торжественым аккордом и - так и завис. Не нахожу буквы. Отвык за 8 месяцев. Кое-как выдавил из себя 2 строки и на этом выдохся. Вот уж не ждал такого эффекта.

 

Зашел в столовую, взял самую экзотическую еду на планете - блинчики со сметаной. Вот это вкус родины. Мало кто может себе представть, какая это необычная пища и какое разнообразие ощущений на языке и амплитуда эмоций в душе. В поющем состоянии духа я вышел, как и в прошлый раз, на бишкекскую дорогу и стал пробираться на Бишкек. Впереди меня ждал перевал Ала-Бель, последний перевал на моем пути домой, последнее препятствие.

 

Помню, как очень быстро и легко огибал Токтогульское водохранилище. Было солнце, чистое небо, искрилась вода... Я прошел ногами Токтогул и машина подбросила немного вперед, до скопления кафешек. За Токтогулом красивые ущелья и народ часто ездит туда по различным мотивам. Там на позици меня обнаружил начальник местной стройки и позвал в едальню, кормить мясом. Человек был хороший и общительный. Потом осенью он мне позвонил, и рассказал, что переехал в Питер и работает водителем маршрутки у Финляндского вокзала.

 

С того места я поймал прямую легковую до Бишкека. Прямо через Ала-Бель. На перевале все так же лежал снег, да еще и сверху начал сыпать, да еще мы сломались в совсем неудобном месте... Но все обошлось. В точности, как тогда в сентябре, я вышел перед Бишкеком и ушел ночевать под крону обсадки.

 

9 мая среда Великая степь.

 

9 мая, День Победы, отмечаемый по всей Средней Азии. Наверное, и у нас уже забудут про этот праздник, а здесь все еще будут отмечать. День был солнечный и хороший, и я еще не знал, что по Казахстану в этот день прошла снежная метель.

 

Я поймал машину и она подбросила меня прямо к Ошскому Базару. Там я что-то съел, вышел к центру, нашел интернет-кафе и кратко написал о себе. Ответа от Жазгули не было, так что я решил их не беспокоить и сразу идти на север.

 

Вышел на восток по Чуйскому проспекту, повернул на алматинскую дорогу и там шел некоторое время. Гдето останавлиался у лепешечной и пил чай. Потом легковая довезла почти до границы, и водитель просил найти в Москве какого-то человека...

 

Границу прошел все так же спокойно, как и в октябре прошлого года. Начался Казахстан, стало чуть менее добродушно, чуть более деньгопросно и подозрительно. Я успел проехать немного на запад, затем на север и к закату был где-то в степи, в неизвестности. Я собрал палатку в редких ждеревцах обсадки и упал там спать.

 

Завтра мне предстоит продираться через Казахстан...

 

Холодный Южный Китай
Великий Канал
Дорога через безмолвие
Киргизия
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020834922790527 сек.