Дорога через безмолвие

Здесь будет рассказано, как я проехал от провинции Шэнси до Киргизии. Совершенно неожиданно Китай вдруг опустел: исчезли люди, города, машины, и дней десять я двигался по совершеннейшей тундре...

 

22 апреля воскресение Шанси. Время замедляется.

 

Моя задача на сегодня - начать обходить Сиань с севера, по 309-й трассе. Для этого надо попасть в Санмынся и повернуть на север.

 

Я проснулся около 6:00 в городке Има в доме учителя Гао. Он сразу повел меня на улицу, и мы пошли в едальню по серому, холодному городу. В едальне меня накормили странным супом-кашей и баоцзы. С собой вручили стакан соевого молока. Популярная в Китае вещь. Вкус так себе, но пить можно.

 

7:00 - я на дороге. Сразу же застопилась маленькая желтая машина в Санмынся. Она отвезла меня в город, вывезла на 209-ю трассу и еще провезла на север почти до самого выездного тулгейта. Я прошле ногами немного и там уже был край города, берег Хуанхэ и мост через реку, перед которым удобно ловить машины. Времени еще 9:00, и это хорошо.

 

Я в Санмынся, в 50 километрах от того места, где 3 октября прошлого года свернул на юг по этой самой 209-й.

Не помню, как одолевал мост. На той стороне возникла проблема. Мне надо в Юньчэн, туда ведут автобан и федералка. Федералкой ехать не советуют... Я подумал, посидел, съел лепешку, и решил идти на автобан. Сразу же застопилась машина до Юньчэна. Вообще-то она шла в Тайюань и я мог бы проехать с ними до самой 309-й, но не решился.

 

10:00 - я вышел и поворота на Юньчэн. 100 километров за сегодня уже сделано. Но тут начались трудности. Дорога на город глуховата, транспорта нет. Куда идти, не совсем понятно. Я кое-как попал в город, нашел стенд-карту, долго в ней разбирался и с трудом вычислил свою 209-ю трассу. Весь город Юньчэн я прошел насквозь за два часа.

 

Впереди - 83 километра до Хэцзинь, и это расстояние я проскочил быстро. Потом еще машина подхватила не небольшое расстояние и вот тут трасса опустела. Я так понял, что Хэцзинь - это такая своеобразная граница населеного района. Вокруг были пустынные горы, слева - ущелье. Солнце, тепло. Я сел на бревно на краю ущелья, доел чипсы и допил холодный чай, причем не помню, откуда взялось то и другое. Помню, как не мог придумать, куда деть упаковку от чипсов и в итоге засунул ее между бревен.

 

Уже не помню, как попал в следующий городок. Наверное, это был Сянънин. Там занялся поисками еды и нашел едальню с лапшей. Большая миска за 4 юаня, маленькая - за 2,5. Взял эту вторую. Потом вышел из города, а там тишина, машин совершенно нет. Дело шло к вечеру и я начал приглядывать себе место под ночевку. Только здесь вдруг сообразил, что уже почти 8 часов вечера, а еще светло. Причем темнет медленно. А я уже совершенно свякся с тем, что в 6 или семь часов темнеет стремительно.

 

Вдруг образовалась машина, взяла, и провезла до самой границы провинции, до моста через Хуанхэ. Оказывается, там располагается какое-то очень популярное место, а сегодня воскресение, вот все туда и едут. Место это платное, 61 юань, и я не стал выяснять, чем оно знаменито. В темноте было видно мелькание огней и слышалась дискотечная музыка.

 

Я постоял на мосту через Хуанхэ. Река далеко внизу, и вся такая маленькая и несерьезная. Машин нет... Я подумал, что пора спать, нашел ровное чистое место на краю каньона и там собрал палатку. Уже когда собрал, выяснилась неприятная вещь: маленькие кустики, растущие вокруг, порождают очень острые колючки, и этими колючками плотно усыпано все. Колючка напоминает серетное оружие нинзя и всегда лежит шипом верх. Сквозь тапочки их нечувствуется, но в подошву их воткнулось множество. А главное - они продырявили мне все днище палатки. Наверняка теперь будет пропускать воду... Но выбора нет, и так я и спал на этом всем, спасаемый ковриком.

 

Когда-то я мечтал пройти весь Китай по 209-й трассе. Теперь, изучив ее в октябре и сегодня, я оценил величие этой мечты. 209-я - это серьезно. Это медленно, но по своему впечатляет. Теперь я повернул на 309-ю и мне идти по ней до самого Ланьчжоу 875 километров.

 

23 апреля понедельник. Китай без китайцев.

 

Проснулся в 7:00. Солнца нет, погода севершенно серая, хоть и не холодно. Несколько раз начинался мелкий мелкий дождик. Я дошел с миской до ресторанов - они как раз открывались и мыли окна. Нашел горячей воды, заварил лапшу. Вернулся с ней к палатке, сел на краю обрыва и так вот ее и ел, глядя вниз на Хуанхэ.

 

В 8:00 перешел мост, переместившись из провинции Шанси в провинцию Шэнси. Впереди 47 километров до селения Yichuan, и никаких машин. Я шел по дороге. Дождь то и дело начинал моросить и я отходил под карниз скального склона... Остановился грузовик, но захотел 100 юаней. Прошел час, а я так никуда и не уехал. Постепенно решил, что не поеду в Инчуань, а двину прямо на Ланьчжоу.

 

Две легковые дорожных рабочих провезли немного, затем застопился автобус и завез в Ичуань(10:50). Все еще дождь. Я завернул в едальню, съел баоцзы на 2 юаня. На выезде застопил легковую. Она сказала, что идет в Фусянь, то есть, на 75 километров вперед. Я уже обрадовался, но перед Фусянью они свернули по автобану на Янъань.

 

12:30 - грузовик привез в Фусянь. Город-перекресток. На юг трасса на Сиань, на север - на Монголию. А мне прямо. Прошел город насквозь под еле заметным дождем. Чтобы понять себе настроение, отвлекался на еду: нашел жареные баоцзы (5 штук на юань) и 2 лепешки на юань. Дождь усилился. Я свернул под навес и тут сама собой остановилась машина. И даже дала задний ход, чтобы поравняться со мной.

 

Водителя зали Цяо, имени не помню. Он брал меня до поворота на Инчуань (чуть ли не 200 километров!) и еще 50 километров за поворот! Это решило все: на Инчуань я не еду...

 

Помню, как проехали этот поворот на Инчуань - пустой, безлюдный, необитаемый и безмашинный. Давно я хотел посмотреть Нинся-Хуэйский автономный район, и вот посмотрел - а тут никого и ничего.

 

 

 

 

В пять часов вечера я покинул эту машину. Холодно и ветер. Прошел немного вперед и тут застопилась большая белая машина - в Дунчуань.

 

В Дунчуани я вышел уже совсем вечером, и было сухо, безветренно, слабое солнце. Вокруг сухие каньоны, извилистые серпанины трассы, очень красиво. Несколько бензовозов прошли мимо, но не взяли. Другой остановился, но сказал, что едет только "лян гунли" - пару километров. Я прошел ногами километров с пять. Когда настало семь часов вечера, мне надоело идти, надоело ждать машины, и я решил спать. Как раз дошел до небольшого молчащего села. Оно оказалось несколько ниже меня, под трассой. Я выбрал удобную площадку у самой дороги и там установил палатку. Пока ставил, вдруг остановился грузовик. Вроде он ехал еще километров на 40, но время уже 7:15, да и палатка распакована... Смысл потом ставиться в темноте? И я не поехал.

 

Пошел спать. Мимо проходили местные жители и обсуждали мою палатку.

 

Удивляюсь 309-й трассе. Почему она такая дохлая? Разве тут люди не живут? Единственная трасса на всю центральную Шэнси, и - никого. А говорят - Китай, перенаселение, заселят всю Сибирь... Какая там Сибирь. Им бы Шэнси заселить как-нибудь.

 

Итог дня - 340 километров. Негусто.

 

24 апреля вторник Нинся-Хуэйский район.

 

Проснулся я в 7:00, но пока лежал и думал, да пока сбирался, уже стало 8:00. Погода наладилась, обозначилось солнце, небо сероватое, но в целом чистое. Я вышел на дорогу и сразу же застопился бензовоз на 10 километров - от стобика №1685 до столбика №1695. Интересная трасса. Если километраж представлять как год, то как бы вся история мира перед тобой проходит...

 

Только покинул бензовоз, как остановилась большая белая машина, идущая в Гуюань. А времени еще 8:30. Удачно.

10:00 - въехали в Нинся-Хуэйский автономный район, встали на бензоколонке. Яркое солнце, красивые пейзажи из каньонов, оврагов и терасс. Все так же безлюдно. Несколько прохладно, но совершенно безветренно и на солнце даже тепло. До Гуюаня еще 100 километров, а дорога извилистая...

 

Только около 13:00 приехали в Гуюань. Сам город где-то в стороне справа, а меня вывезликак раз к выезду на Xiji. Там большая кольцевая развязка и тележки с едой - там я сжевал что-то вроде холодной лапши и несколько жареных плюшек.

 

Очень быстро поймалась машина в Xiji. Водитель накормил баоцзы и подарил бутылку воды. Он советовал ехать по 312-й трассе, потому как на 309-й машин мало совсем. С ним я прибыл в Xiji, где ничего интересного не обнаружилось. Тут бы мне и повернуть на юг, срезкой выйти на 312-ю, но я уперся из спортивного интереса.

 

Выезд глеховат. 1934-й километр трассы... Медленная трехколесная машина довезла до 1964-го километра. , причем водитель подарил три очень вкусных яблока. Вечер. Несколько километров я прошел ногами. Еще легковая провезла до 1974-го километра, где небольшой городок. Ради интереса я дошел до столбика №1975 - мой день рождения... Времени уже 19:00, а машин все нет. Совсем. Зашло солнце.

 

Решил, что пора спать. Нашел ровную площадку под деревцами, поставил там палатку. Недалеко домик, около него я позаимствовал соломы для утепления. Даже не помню, заметили ли меня обитатели домика.

 

Печаль и тоска. 21 день от визы уже истрачен. Скорости упали немилосердно. За сегодня прошел жалкие 300 километров. Ехать ли на Кашгар через холодный Цинхай или не рисковать и двинуть прямо по 312-й? Как пройду завтра Ланьчжоу?

 

Нет ничего печальнее неопределенности.

 

25 апреля среда Синин.

 

Спалось не очень хорошо. Только к рассвету немного потеплело и я проснулся только в 8:00. Собрал прутиков, развел огонь, сварил себе кофе, нашел несколько плюшек и подогрел их над огнем. Од дома прили местные жители, стали что-то спрашивать, но диалект тут ужасающий, ничего не понятно.

 

9:00 - вышел на дорогу. Тишинааааа... Впереди еще 45 километров до городка Гангоуи(Gangouyi), где поворот налево и можно срезать на 312-ю трассу. Мимо пронеслись пара грузовиков и не остановились...

 

Я шел ногами и прикидывал, что случится, если я поеду через Кашгар и просрочу визу. Спросить бы кого о последствиях. Я шел, и погода улучшалась - солнце, тихо, почти полное безветрие. Прошло два часа, а я так и не уехал никуда.

 

И в 11:00 только остановился грузовик с картофлем. И отвез меня сразу в Гангоуи, где я оказался в час дня. А там - люди! Машины! Цивилизация! Я заглотил холодной лапши и лепешек и потом долго шел на выход, собрав вокруг себя эскорт людей и велосипедистов. Где-то в едальне заварил себе горячего чая. Забрел полицейский, проверил паспорт, что-то стал мне внушать. Наверное, про автобусы или поезда. Ребята, я лучше вас знаю, как ездить по Китаю! Могу поделиться опытом.

 

И в виде иллюстрации тут же застопил грузовик с углем, который шел в Huining. Я прибыл в этот город в 14:30, и таксист добровольно подвез меня до трассы №315. Примерно в 15:30 я поймал машину до Анси, и уже в 16:00 оказался на развилке, где тут же застопил черный Фольксваген, который ехал аж в Синцзян. То есть, я мог бы с ними заехать сразу в Урумчи, но события последних нескольких часов внушили мне оптимизма и я решил рвануть через Цинхай. Договорились, что я выйду у поворота на Синин. Мы стремительно пролетели по автобану до Ланьчжоу, обошли его с севера и я успел увидеть этот великий и так хорошо знакомый мне город, потом свернули на заправку и тут обнаружилось, что у нас протекет бензобак.

 

17:30. Стоим. Похоже, не судьба мне сегодня быть в Синине. Фольксваген решил прервать свое путешествие, я с ними попрощался, выполз на автобан, а там как раз полиция неподалеку мелькает... Я отошел немного от полиции и постарался побыстрее уехать. И мне остановился Бьюик до Синина! Мечты сбываются.

19:00 - проскочили пограничный тулгейт и въехали в провинцию Цинхай.

 

20:00 - въехали в Синин. Он оказался велик и современен. Меня высадили в центре. Было уже темно и весьма прохладно. Я отправился на поиски еды. Взял какую-то лапшу, но она оказалась холодная и без мяса. Взял другую, уже с мясом. Теперь вопрос - где ночевать?

 

Нашлась река и парк, но парк на реконструкции. Я втихаря прошмыгнул за ограждение, стал искать место, и кое-как нашел плоскую поверхность между деревьями. Неподалеку обнаружилась жизнь - загорелось окно и кто-то мелькнул у окна. Сторожа, что ли? Я затих и так проспал до утра. Сторожа меня не распознали.

 

26 апреля четверг Синин-Дэлинха.

 

Проснулся я в перекопанном парке города Синин чуть ранее семи часов утра. Солнца нет никакого, ощутительно холодно, и что-то накрапывает. Дыхание превращается в пар... Парк был настолько заброшен, что был шанс развести огонь и сварить кофе, но у меня замерзли руки и я побежал искать что-нибудь горячее. Прошелся наугад по улицам, заскочил в лавку, торгующую горячими маленькими баоцзы, съел штук шесть, обжигаясь горячим мясом. Там же нашел горячий рисовый суп - все вместе обошлось в 3 юаня. Вот так и согрелся.

 

Пошел понемногу на запад. Обнаружил большой холм-курган непонятного предназначения.

 

Вышел к началу трассы, нашел кольцевую развязку и там почти сразу застопилась легковая в Хуанъюань. Впереди лежали сотни километров пути через холодные горы... Утешали только слухи о быстропроходимости здешних дорог.

 

Итак, легковая. В ней ехали двое неразговорчивых, переговаривающихся на неизвестном мне языке, и старик в тюбитейке. Я сразу предупредил, что денег нет, н ов конце они все равно захотели 10 юаней. Хотя и не настаивали. В Хуанъюане было светло и хорошо, недалеко виднелся красивый буддийский храм. Поймал легковую на 36 километров до городка Хайян, при этом меня сразу предупредили, что это закрытый город. Я вышел на западной его окраине, очень быстро прошел подальше и успел застопить машину на 10 километров. Закрытость города так и не проверилсь... В машине ехали четыре человека, в конце тоже вяло спросили про деньги.

 

Эта машиан вывезла меня из цивилизаци в пустоту пустыни. там я застопил синюю фуру сразу на 216 километров. В ней ехали три человека, один определенно монгол. В 13:00 мы остановились у едальни. Я как был, в тапочках и свитере, выпрыгнул из кабины, зашел в помещение... Пол земляной, печка по центру, вокруг тибетцы в тулупах, поллица замотано шарфом, на ногах толстые сапоги. Я выглядел тут весьма экзотично.

 

Принесли много вкусного мяса, а потом еще и подобие лагмана. Хорошая сторона Тибета - большое количество мясной пищи. В здешнем климате только скот и живет и без мяса совсем никак. За мясом надо ехать в Тибет.

 

В 15:45 фура прибыла в Тяньцзунь и встала возле угольных складов. Пришлось пройтись ногами. На двух машинах выбирался до трасы и на выезд из городка. Вдаль, за плоский горизонт,в бесконечность, уходила пустая дорога. Машин не было. На краю городка мир и заканчивался. Темнело. Я стал думать, уж не ночевать ли мне тут на бензоколонке (больше негде), и ут вдруг останавливается легковая. И едет она куда-то очень далеко.

 

Вообще-то я надеялся сегодня прорваться примерно до городка Улан, и рядом со мной местный мужик искал попутку туда же, и теперь легковая взяла нас обоих. Я подумал, а не таксист ли это? Он ехал едва ли не в Синцзян, но вроде как собирался ночевать где-то по дороге и мы решили так, что я выйду в Дэлинха.

 

Проскочили Улан - просто разбросаны домики, перег городком горы, за ним - пустыня, но города как таковоо вообще нет.

 

19:30 - приехали в Дэлинха. Завернули в едальню. По ходу разговора стало вырисовываться что он отведет меня в Дацайдам... В едальне он заплатил за меня 2 юаня за лапшу, но зато передумал везт меня в дацайдам - в ход его мыслей я так и не проник. Ладно... В вечернем сумраке я прошелся в сторону выезда на Дацайдам, нашел интернет-кафе, просидел в нем час. Написал письмо Свете и в Бишкек. Спрашиваю у администратора: а где тут реально ночевать? Он говорит - а вот рядом.. Соседняя дверь. Я зашел туда, спросил - а как тут на тему спать? Шуйцзяо кый ли? Отвечают: можно, 20 юаней. А за 10? Можно и за 10, но в комнате на троих.

 

И решил я в кои-то веки пожить в отеле. А куда деться, когда на улице едва ли не мороз.

 

За 10 юаней я получил комнату с 3-мя кроватями, телевизор и термос с горячей водой. Чуть погодя прибежала хозяйка и стала агитироватьм меня в одиночку за 30 юаней, или за 20, а то тут типа клопы во множестве... Но я сказал, что мне и тут хэн хао и совершенно мей венти и остался.

 

Итак, за сегодня пройдено 500 километров. Очень даже неплохо.

 

 

27 апреля пятница Первый снег на перевалах.

 

Проснулся я в своем ночевальнике в 7:00 и вышел искать еду. Но в Дэлинха все закрыто. Вернулся в ночевальник, хозяйка напоминает - мол, пора... Было 7:30, я собрался и вышел. Нашел выезд и встал там. Для утепления вытащил и нацепил на голову свою вьетнамскую шапку.

 

Холодно. Замерзательно, а дорога пустая совершенно. Остановился грузовик, провез три километра. Там подобрала легковая и провезла еще 8 или 9. Там находится какая-то деревня и существует слабый траффик до нее. А дальше? Помню, что женщина водитель, сказала мне что-то невнятное про Чаку - мол, за нее машины не ходят. Я не понял, что она имеет в виду.

 

Стою, мерзну. Вокруг воjбще пустыня, даже уйти погреться некуда. Неподалеку тополя обсадки. Я подумал, хватит ли там веточек для костра? Долго я так не простою. И все же я дождался своего часа - остановился грузовик с водителем тибетцем. Едет километров на 100 примерно.

 

Едем. Вокруг - камень и жухлая трава кое-где. Показались пятна снега. Потом еще пятна. "Перевал, решил я, сейчас его минуем и снег пропадет". Но снега становилось все больше, земли все меньше и скоро вокруг до горизонта все стало белым. Снег стал падать сверху. По дороге мела поземка. А на мне тапочки. На теле футболка, рубашка и свитер.

 

Я гадал - куда же мы едем? И тут камаз тормозит и говорит - он, мол, вправо, а мне прямо. Удачи.

 

Я выскочил из кабины на обочину, в мокрый снег. Камаз укатил, размазывая серую грязь по асфальту... Падал снег. По дороге мела поземка. Температура или 0°, или +1°. А я в кхмерских тапочках и носках... И вьетнамская шапка... До Цайдама километров 100 и до Дэлинха столько же... Мне стало неуютно. Пару раз в жизни я уже оказывался в подобной ситуации. Впервые в Харькове в мае 2004, когда промок насквозь, потом - в швеции под Умео, когда в тоже в мае 2005 оказался промокший среди леса, в котором еще лежал снег. И вот теперь все хуже: я в центре Цайдамской котловины. Это было настолько жутко, что я не очень поверил в реальность происходящего. "Так плохо не бывает, - решил я, - сейчас заберут."

 

И действительно - остановилась большая машина. В ней было шесть мест и пять человек. Ехали быстро и весело и в 11620 я вышел в Цайдаме. Тут уже вовсю весна: яркое солнце, тающий снег, сосульки на крышах, вдалеке сверкают ледники. Я быстро набрал какой-то еды, вычислил магазин одежды и ухватил там утепленные кросовки за 20 юаней. Мне предлагали еще хорошую теплую куртку за 30, но как представил, что потом попру ее через весь Синцзян... А кроссовки себя оправдали, я прошел в них до Магнитогорска, где они и сдохли.

 

Когда ногам тепло, все настроение удивительным образом улучшается.

 

Итак, впереди 43 километра до Чаки, там развилка. Я могу поехать прямо, а могу повернуть направо и выехать на равнины к Дуньхуану. Последнее - если у Чаки станет совсем хреново. Я решил так, и скоро остановилась легковая-пикап. Вся грязная, стекла в каких-то пятнах. Уже по ходу выяснилось, что едут очень далеко. Аж в Хуатуго, на самую границу провинци, и мне с нми 500 километров!

 

Ехали мы странно. В районе Чаки (которой я вообще не увидел) повернули на Дуньхуан, где-то там повернули и неизвестно какой дорогой вернулись обратно на 315-ю. Оказывается, там за Чакой какие-то ремонты и транспорта там нет! Вообще! Хорош бы я был, если бы заехал в тот тупик, да еще в такую погоду. Повезло мне с этой машиной.

 

Повезло - это еще мягко сказано. Мы ехали по пустыне. Камни и камни до самого горизонта, причем камни, покрытые инеем. Ни одного домика. Мы уже вернулись на 315-ю, и тут началась песчанная буря. Я впервые увидел, что это такое. Солнце пропало, все пропало, мы ехали как бы ночью, с трудом различая белую полосу дороги. Трассу заметало, на нее справа наползали песчанные языки. В одном месте мы еле-еле объехали такой язык. А если от пыли заглохнет мотор? А если трассу совсем заметет? И мы останемся тут, вдали от всего мира?

 

Столбик № 1080 замело песком почти полностью...

 

Уже в 20:20 в полной темноте мы въехали в Хуатуго и меня высадили у пустого здания автовокзала. Машина уехала. Эти люди очень напоминали ангелов, которые пришли вытащить меня из той дыры, в которую я забрел. Они и вели себя как ангелы - не особо расспрашивали о жизни и ничему не удивлялись. Ангелы и так все про нас знают.

 

Хуатуго. Монгольский городок. Довольно много ночевальников, но все по 50, по 30, было даже по 15. В едальнях пусто, еда дорогая. В одной я все же оставил 5 юаней за миску пельменей. Хуатуго - город нефтяников, тут живут большие деньги. Я нашел даже ночной клуб. Меня туда заманили, стали что-то излалагь, но я мрачно посмотрел на раскрашеных женщин и сказал, что дороже 10 юаней все равно за ночевку не дам.

 

Мое упрямство было вознаграждено. Вдруг появляется парень, спрашивает о жизни и приглашает домой. Он монгол, зовут Тэнг Гээр. У него тут квартира в доме, а в подвале некое помещение с кроватью и столом. Я понял так, что там молодежь тусуется. Меня туда отвели, долго расспрашивали обо всем, какую-то скромную еду притаранили, потом там оставили и я упал спать.

 

Я лежал и думал о том, сколько всего произошло за сегодняшний день. Целая жизнь прожита. Холодная Дэлинха... Метель... Весна в Цайдаме. Песчанная буря. И я прошел 850 километров! Давно заметил, что чем больше прошел за день, тем длиннее кажется день. Эйнштейн правильно рассуждал о соотношении пространства и времени.

 

28 апреля суббота Здравствуй, Средняя Азия!

 

В 8:00 я проснулся в монгольском полуподвале и еще час ждал, что кто-нибудь за мной придет. Пришел Тэнгггээр и отвел меня наверх, к родителям. Там, наверху, у них приличная комната, с телевизором, ковриками и цветами. Родители Тэнггээра радостно со мной сфотографировались, после чего мы всей толпой пошли к местное едальне. Едельня эта была странна и не очень китайска. Хотя был там и рисовый суп с мясом и жареные плюшки и баоцзы. Часть еды мне вручили с собой в дорогу. После еды мы и расстались.

 

Я был настроен оптимистично. Впереди 58 километров до границы Цинхая, а там еще примерно 200 до Жоцяна по теплой пустыне.

 

На окраине Хуатуго застопилась машина на 60 километров - к самой границе. Мне подарили бутылку чая. Но потом события пошли в ненужную сторону: машина свернула с трассы влево и проехала несколько километров до небольшого городка. Я решил, что они еще вернутся на трассу, но они там и остались, а мне сказали, что через час будет автобус. Не повезло. Трасса была не очень далеко и даже просматривалась где-то на горизонте. Я пошел туда ногами. Подобрала легковая и провезла 18 километров. Она высадила меня в очень пыльном безлюдном городке. Трасса не тут, а где-то севернее, за пыльными холмами. Я чувствовал, что теряю отриентацию в пространстве. Вокруг пыль, песок и какие-то бараки и где-то тут трасса, и на что она похожа, непонятна. Я пошел в ее сторону, уточняя направление у случайных трактористов.

 

И я таки на нее вышел. В этом месте она была без асфальта, один гравий. Машин не было. Кажется, только столбик с номером "315" убедил меня в том, что это именно она. Я приготовился к долгому ожиданию, но неожиданно быстро остановилась машина. В ней ехали два уйгура, две женщины и кот в мешке, и еще вещи, но мне нашлось место. Оказалось, что машина идет в Жоцян. Только впоследствии я понял, как мне повезло.

 

Уйгуры мной совершенно не интересовались и напоминали деньгопросов, но разговор о деньгах не начинался. Ехали довольно быстро, но на 1410-м километре трассы начались горы и сложные серпантины. Скорость упала. Километров с десять мы ползли серпантинами, одолевая какой-то незнакомый мне хребет. От самого места моей посадки - ни единого населенного пункта. Одолев хребет, машина спустилась в долину и поехала прямо по руслу реки. Похоже, что дорога шла берегом, но ее смыло и теперь колею проложили просто по гравию. Что же тут творится в дождь?... Так мы и ползли по глубокому и красивому каньону.

 

Уже ближе к Жоцяну местность выравнялась, дорога пошла по каменистой пустыне, и вдруг эта наша колея влилась в хорошую асфальтированную дорогу - не то срезка на Дуньхуан, не то 218-я трасса на Турфан - непонятно. Если ехать с Жоцяна на Цинхай, то совершенно невозможно определить, где именно поворачивать.

 

ЖОЦЯН

Машина въехала в теплый, пыльный, тополиный Жоцян и вдруг спросила про деньги. Пришлось некоторое время разбираться, но вроде обошлось без конфликтов. Так я впервые столкнулся с деньгопросностью Южного Синцзяна.

 

И все же настроение было хорошее. Я таки прорвался в Жоцян, я прошел Цинхай, завершилсь целая эпоха. Впереди - ровный асфальт до Кашгара, тепло и сухо. Снега и морозные ночи останутся только воспоминанием. Только вспоминанием.

 

Жоцян напоминает маленький казахский город, типа Джамбула, только поменьше. Тополя, бетонные здания, сухие газончики, мангалы кое-где. Я нашел рынок, но он уже опустел. К западу от городка проходит сухое галечное русло реки, и обращеная к городку сторона засажена непонятными деревьями и обтянута колючей проволокой. Я прошел за проволоку, побродил по этим пыльным зарослям и собрал палатку на ровном месте среди деревьев. Атмосфера была такая тихая и мирная, что трудно было поверить в сотни километров пустыни окружающей этот городок...

 

29 апреля воскресение Южный Синцзян.

 

Часы встали... Те самые часы в виду будильника в чехле, подаренные мне в малайском городке Нилай. Они встали, и я проснулся только в 9:00. Поутру прохладно, но солнце греет. Собрал рюкзак, пошел в город. А там воскресная тишина... Нашел баоцзы, нашел что-то вроде самсы, хотел купить помидор, но цену задрали - не то 0,7, не то юань.

 

Вышел на трассу - от центра там совсем недалеко. Хороший ровный асфальт, но совершенно пусто. Столбик №1570. Перешел мост через сухое русло и там застопилась большая белая машина в Шамо. В ней ехали какие-то наладчики от фирмы "China Mobile". В 11:20 они остановились проверить какую-то вышку, а я сидел в машине и смотрел в окно. Пустыя до горизонта, на юге смутно видны горы...

 

Через полтора часа стояния вдруг выяснилось, что им надо обратно. Проблема какая-то. Я вышел, прошел вперед менее километра и застомил пикап с тремя синими бочками бензина. Вроде бы в Вашшахри. Немного проехали, и пикап свернул влево(у столбика №1624), где в пустыне стоял экскаватор. Там кое-как сгрузили бочки и чего-то ждали. Экскаваторщик живет тут же в яме, накрытой брезентом. Натурально, "Кин-цза-цза"... Водитель убрел куда-то в пустыню, время идет, но трасса все равно пустая.

 

В общем, приехали мы в Вашшахри. Трасса идет прямо через город, справа и слева плотным рядом едальни. Лагманы по 5-10 юаней. Все зеленее и живее, чем в Жоцяне. Причем, город поменьше, а сам оазис явно покрупнее. Я брел мимо оородов километра три. Стало харко, солнце жжет, пришлось шляпу надеть. А машин нет. Проползла пара медленных фур. Пронеслась легковая, но не взяла. Прикатил велосипедист, стал говорить, что тут машин нет, а надо возвращаться в Жоцян там ехать на Урумчи. А что - если до завтра не уеду, то и впрямь придется...

 

Однако, остановилась таки машина, в которое ехали двое, причем один из Тибета. Взяла до Чемо. В город мы приехали уже часов в семь вечера. Оазис Чемо большой, и сам город тоже очень большой и современный, по центру проходит широченный проспект. Я пошел через эот город с целью выбраться на окраину, куда-нибудь подальше от модернизма. По пути купил себе яблоко (0,5 юаня), а чуть позже нашел мангал для кебабов, совмещенный с печкой и чайником. народ, спрашиваю, воды дадите? Дали. Я заварил себе черноего чая.

 

И пошел я на край оазиса. Совершенно белое солнце пустыни медленно спускалось к горизонту. Из машин на трассе только такси. Уже начало всерьез темнеть, когда я понял,что пора спать. Нашел ровное место среди тополей и сухой травы. Там было несколько пыльно, но пыть тут вездесуща. Я собрал палатку, подвесил чайник к дереву, развел огонек и заварил себе зеленого чая. Все бы хорошо, но только завтра с едой непонятно что.

 

30 апреля понедельник Все еще Южный Синцзян

 

Будильник прозвенел в 7:30. Я вылез из палатки и сварил себе кофе. ыло прохладно, солнце только-только поднималось. Надоел спальник. Одно и то же каждую ночь. Неужели дома буду вспоминать эти дни и иногда спать на полу в спальнике? Не может такого быть.

 

Вышел на дорогу. Легковая провезла 2-3 километра, потом еще одна вывезла из оазиса в пустыню. Я прошелся до столбика № 1858. Впереди 300 кило да Минфына почти сплошной пустыни. Времени 11:30.

 

Пронеслась пара иномарок. Изредка идут грузовики с песком - они курсируют между Чемо и карьером... Одна машина остановилась, но захотела денег и укатила, оставив меня посреди пустыни. Вот это Уйгурия! Я снял тапочки, сел на асфальт спиной к столбику и вытянул ноги на дорогу - все равно никто не едет. Набрал камешков и кидал их на ту сторону трассы.

 

Как два часа я просидел у столбика №1858 и №1860. В 14:15 вдруг остановился груженый "Дунфын". Мой рюкзак засунули наверх, пристугнув к каким-то веревкам, и мы поехали."Дунфын" шел куда-то очень далеко. Меня угостили водой и странными белыми конфетами.

 

15:00 - нагнали вставший цинхайский бензовоз и тоже остановились. Я уж испугался, что начнем ремонтировать бензовоз, но остановка была сделана только ради намаза.

 

16:10 - встали у столбика № 1951, поливаем колеса водой. Поменяли водителя. Горячее солнце. В этой машине я наловчился заваривать чай на солнце. Берется бутылка с водой, в нее засыпается зеленый чай. Бутылка кадется на солнце под лобовое стекло. За час-два вода нагревается и чай заваривается. Даже уйгуры удивлялись. Кстати, их звали магубай и Маметин. Вроде был и третий.

 

20:00 - встали на намаз в 20 километрах от Минфына. Неподалеку бензоколонка, там стоит бензовоз и мы его ждем. Вот интересно - меня высадят в Минфыне или подальше? Если в городе, то успею чео-нибудь съесть. Ибо весь день только чашка кофе, вода, конфеты и чай. Нчала ощущаться слабость от голода.

 

Минфын мы проехали ночью. Смутно помню какие-то деревья обсадки и сложные повороты трассы. Где-то за городом остановились ночевать. Не помню, как именно - не то все в машине, не то кто-то куда-то уходил...

 

1 мая вторник

 

Мутно и сонно начался первый день мая - одного из лучших месяцев в этом году...

 

Тронулись на рассвете. Мне скормили поллепешки. Только в 9:00 приехали в Хотан-Хэтянь. Помню, что перед городом широкое галечное русло реки, и множество людей что-то там раскапывают.

 

"Дунфын" остановился на окраине среди едален и мастерских. И вдруг захотел денег. Это свалилось как снег на голову. Ехали полтора дня, грызли одну лепешку, да еще и намазы эти - и вдруг деньги. Проблема переросла в долгий разговор, в итоге уйгуры махнули рукой на все и ушли куда-то.

 

Ладно, оставим грустные мысли. Я уже в Хотане - это почти-почти Кашгар. Я проскочил самые трудные 500 километров. Я таки прошел 315-ю трассу! Я голодный и уставший, но это исправимо. Я прошелся по едальням, нашел плюшку за 0,5 и тарелку риса с овощами за юань и потом еще яйцо за 0,5. Сформировалась мечта купить большой спелый и красный помидор.

 

Город я прошел по окраине. Он оказался расположен сильно к югу от трассы и терять время на его изучение уже не хотелось. Он велик, а я уставший. Я прошел окраиной, по пути сварил себе чая и запасся водой из колонки. Это была изумительная вода. Вообще в пустыне вода вкусная, но хотанская - самая лучшая в регионе. Приезжайте в этот город хотя бы попробовать эту воду.

 

Где-то под травяными навесами раздобыл помидор и печеное в углях яйцо, все на юань. Чуть позже заметил в едальне лагман по 5 юаней. Дороговато, но надо восстанавливать силы. Да и надо же попробовать настоящий уйгурский лагман. И я его съел, наблюдая боевик по телевизору.

 

Китайский грузовик провез километров с десять. Водитель объяснил, что в Хотане находят какие-то особенные ценные камни. Продают прямо на рынке всех размеров. У него была горсть и он вручил мне один такой на память. Потом меня подобрали уйгуры, провезли километров с 30, подарили лепешку и воду.

 

В два часа дня остановился цивильный Фольксваген. За рулем - уйгур. Я сходу пошел трещать на турецко-уйгурском - мол, Кашкара гидийорум... Оборачиваюсь - а сзади два китайца.

 

-Кашгар? Чже ши шемме? (Кашгар? Это чего?)

 

-Во цюй Каши. (Иду в Каши)

 

Каши они знали. Я так понял, что китайцы хозяева машины, и перешел на китайский. Эти китайцы поняли все: и откуда я еду, и что автостопом, и показали, что это круто и здорово.

 

Пред Ечэном успел заметить, как влево ушла легендарная 219-я трасса. На Тибет...

 

Мы приехали в Ечэн, где я вышел. И тут оказалось, что это такси, а китайцы просто клиенты. Водитель говорит - а деньги? И тут случается удивительное: китайцы говорят ему: мужик, это же автостоп! Это когда безплатно и так далее. Но уйгур уперся рогом - если он не будет платить, тогда вы давайте за него платите! И правильные, неконфликтные китайцы вдруг ему говорят: с какой такой радости? А мне: можешь идти спокойно, это типа наезд.

 

Я решил, что если уж китайцы считают действия уйгура неадекватными, то остается только уйти. Хотел как-то извиниться, но это уже не вписывалось в разговор, так что тактично попрощался и пошел...

 

В Ечэне я решил найти интернет. Но не везло мне сегодня на уйгуров. В первом интернет-кафе мне сказали, что 30 минут нельзя. Почему? Да вот... Нельзя... Уже злой я переместился в другой интернет... Администратор со скукой на лице смотрел телевизор. Я что-то спросил, он даже не заметил. После тактичного Китая уйгурский пофигизм раздражает. Будь у меня нагайка, хлестнул бы сейчас по прилавку и рявкнул бы что-нибудь громкое... Администратор нехотя выслушал мой вопрос про 30 минут, чего-то промямлил, потом говорит - паспорт дай... Зачем вам подорожная, спросил Румата, вы ж неграмотны... На кой черт тебе мой паспорт, о позор своего рода?

 

Я еще не знал тогда о странной традиции в районе Кашгара - продавать интернет по предъявлении паспорта. Просьба показалось мне очередным проявлением уйгурского раздолбайства и я ушел. Порости оно все ромашками.

 

Вечером был шанс поймать что-то на Кашгар, но я застрял где-то за Еченом и на закате оказался где-то среди выщипанной травы и кустов у столбика № 2780. Земля была пропитана солью. Я отошел от трассы некоторое расстояние и там собрал палатку. Тут я осуществил давно задуманное: сжег одну свою желтую футболку. Эта лимонно-желтая футболка с мадридским быком была подарена мне австралийским путешественником Стивом Саважем в январе 2005 года, я ездил в ней по Сирии, а в 2006 - по Европе. Она проехала со мной весь путь по Азии и пришла в совершенную негодность. Она была дорога как память. Егор из Минска сказал мне на Радуге, что ценные вещи надо сжигать в виде жертвы. И вот я сжег.

 

2 мая среда Яркенд и Кашгар.

 

Этот день запомнился плохо и без деталей. Например, совершено не помню, на какой машине и как я приехал в Яркенд. Этот древний город остался на моей памяти пыльным и несколько забошенным. Старый город с кладбищем расположен к востоку от центрального проспекта, но я этого не знал. Я прошел вперед по этому проспекту, продолжению хотанской трассы, сделал несколько поворотов вправо и влево, но ничего интересного не попадалось. Я убрел в северную часть города и только там оказалось, что трасса на Кашгар начинается не на северной окраине, а на западной. Пришлось долго брести окраинами...

 

В городах южной Уйгурии есть редкая для Китая штука - автоматы с дешевым мягким мороженным. Кажется, 1 вафельный стаканчик за юань или за 0,5.. Очень поднимает настроение.

 

 

От Яркенда до Кашгара около 200 километров и я прошел их без особых трудностей.

 

КАШГАР


 

Кашгар удивил меня размерами. Он оказался громаден и современен. Я постепенно вычислил его логический центр - перекресток проспектов Жэминь Лу и Цзэфан Лу. Отсюда чуть севернее(на Цзэфан Лу.) - знаменитая кашгарская мечеть 1442 года постройки, визитная карточка города. Невысокая, скромная, сложенная из желтого кирпича. По площади перед мечетью бродят китайские туристы. Старые кварталы обнаружились как раз за мечетью, тут все улицы завалены сувенирами, в основном - примитивными сувенирными ножами, которых много еще в Хотане. Продаются и кожаный нагайки, но странные какие-то и ненадежные на вид. А еще множество посуды, тряпочек всяких... Вышел на Жэминьлу и обнаружил там продажу горячего молока с плюшками. Молоко! В Китае! Фантастика. Юань за стакан и юань за плюшку.

 

Кашгар

 

 

Уже в темноте я пошел на восток по Жэминь Лу. Там на площади обнаружил продажу щербета. Просто стол на площади, на столе таз с чем-то, похожим на компот из сухофруктов, там же сами эти сухофрукты. И это все холодное. На юань наливают большую миску. Для кашгарского климата очень даже уместно. Позже обнаружил не очень понятный кисломолочный продукт. Все эти вещи мне подвернулись только в Кашгаре.

 

КашгарВ какой-то момент Жэминь Лу пошла по дамбе между двух озер. Справа и слева густые камыши, но палатку поставить негде. Пройдя дамбу до конца, я обнаружил что-то вроде парка. Побродил по нему в поисках удобной полянки, ничего не нашел и просто повесил гамак в густых зарослях неизвестых мне растений. Давно уже я не использовал гамак, последний раз это было во Вьетнаме, примерно 3 апреля. Ощущения лежания в гамаке напомнили мне Камбоджу, ее пыль, ее тишину и кашу с мясом.

 

3 мая четверг Пешком на Торугарт

 

В этот день начались эпические и трудные события. Рассказываю по порядку...

 

Утром я проснулся в своем гамаке и был обнаружен неким китайцем, занятым хозяйственной деятельностью в парке. Он что-то мне сказал - мол, тут не положено спать. Я свернулся и пошел в центр города. Теперь надо было выйти из Кашгара на север и найти дорогу на Торугарт. Выходил я довольно долго. Помню,что обнаружил торчащую из земли трубу, из которой била очень чистая и вкусная вода. Потом мелким локалом стал удаляться от города. Одна машина высадила как раз у поворота на трассу, ведущую к Эркештаму и Торугарту. Там я скоро приехал в селение с названием Топа или Копа. Перед селением был ментовский пост, и полицейский стал говорить, что я иду не туда и не так, но я не стал особо его слушать - виза заканчивается. Копа поселок крохотный, трасса проходит его насквозь и идет к Эркештаму, а есть поворот направо, там странные будки и за ними мост. далее - 100 км. до границы.

 

Будки - явно какой-то пост. На них висел плакат, русскими буквами излагающий, чего нельзя ввозить в Китай. Почти ничего нельзя, особенно животных. В списке животных порадовала "ПЕРЕПЕПКА" и "СЕПЕЗЕНР". Все это было смешно, но вот в будках никого и трасса пустая, это грустно. Я посидел на краю дороги, ничего не дождался и пошел не торопясь на Торугарт.

 

И вот почти сразу подобрала машина километров на 10. Свернула к домикам в тополях, а я пошел дальше и скоро еще одна машина привезла к поселку Тоюн. Это такая большая долина, окруженая горами. Развилка. Налево - Тоюн, прямо - гравийка. Справа бежит веселый чистый арык. Тишь.

 

До границы еще 40 километров. Времени было что-то около 14:00 и я подсчитал, что средней скоростью пройду за 6 часов, даже если не будет машин. В последенее я, кстати, слабо верил.

 

И я пошел... Пожалел, что по пути не успел запастись продовольствием. Вокруг совершенное безлюдье, тишина, одни камни, и вот только вода имеется в наличии. Я протопал километров с 10, обнаружив, что примерно через каждые 5 километров имеются небольшие скопления домиков. Но людей почти нет, не говоря уже о магазинах.

 

В одном месте нашел заброшенные овчарни, наскреб палочек, оживил очаг и сделал себе зеленого чая. Сидел на пороге, смотрел в пустоту и пил горячий чай. Чувствую себя в космосе - до самого горизонта только холодные камни и редкие желтые травинки. Я, живой, тут странен и излишен.

 

Тут, у овчарен, я прохлопал пару машин - они пронеслись в мою сторону, а я не успел среагировать. Но за ними шла еще одна, и я успел ее поймать - она провезла меня аж 10 километров. До границы оставалась жалкая десятка. Я шел и грыз черствую лепешку. Холодный горный воздух пробирался под свитер. Темнело. В 20:00 я морально сдох. Порости ромашками все визы на свете, я буду спать. Я спустился с насыпи трассы в бетонный водосток, и там, в безветрии, установил палатку. Погрыз лепешку, запивая остатками воды. Арык давно кончился и даже река по левой стороне уже пропала. Остался один камень.

 

4 мая пятница. На Торугарте.

 

Выполз утром из палатки, из-под каменного свода водостока, прислушался. Тишина. Изредка пролетают птицы (сепезенры?) и издалека слышно, как они шуршат крыльями. Жуткая тишина. Не та глухая тишина, какая бывает в пещерах или комнатах, а тишина без стен, когда ничего не мешает слушать, но слушать нечего. Ничего нет. Ничего не происходит.

 

Собрался, пошел вперед... Осталось около 8-ми километров. Попался дохлый сурок. Он тут от голода сдох или вывалился из вертолета? Или как-то тут жил? А чем питался? Чтобы заполнить пустоту в голове, я стал слагать стихи про сурка:

На Торугарте я погиб,

И мой сурок со мною.

Я испустил последний вздох

И мой сурок со мною.

Вот ястребы уже летят,

Развязочка близка:

Сперва они меня съедят,

А на десерт сурка.

До границы оставалось - судя по столбикам - еще километра 4, когда впереди показалось что-то. Торугарт! Люди! Я ускорил шаг. По мере приближения картина прояснялась и в душу вползала жуть. Торугарт был мертв. Справа и слева громоздились остатки кипичных стен, фундаменты, горы мусора... Кладбищенское запустение. И вот сюда я шел 40 километров за едой и водой!

 

Но нет - впереди что-то мелькнуло. Человек. Целые домики. Здание таможни. Погарничник. Вот две девицы тащат бидон с водой между порушенных стен к таможне... Я шел вперед, верный своему правилу перехода границ - идти пока не остановят. Подбежал человек в камуфляже, спросил документы. Он полистал мой паспорт и сообщил два известия, в равной степени убийственных. Первое: граница закрыта до 7-го числа. Второе: выездные штампы ставят не здесь, а в Топа.

 

Эмоций во мне давно уже не осталось. Я забрал паспорт, сказал "мей венти" и отправился к заколоченному дому и дороги. Сгрузил рюкзак, уселся на ступеньку... Отдыхаю я тут.

 

Подошел пограничник, спросил, чего это я. Говорю - тут еда есть? Оказывается, есть целый магазин. Он давно уже закрыт, но нашлась девушка с ключем, открыла мне его и там, в тесной темной комнатушке я выбрал себе покет лапши, две сосиски и печенье. С этим добром вернулся к рюкзаку. Сначала еда, потом пессемизм. Я побегал по округе, приволок палочек, щепок и досочек. Набрал кирпичей и сложил довольно большую печку. Развел огонь. Поставил чайник.

 

-Это зачем? - удивился пограничник, - Топа вон в той стороне, вам туда!

 

-Bu yao.(Не хочу.) Xianzai meiyou che(Машин сейчас нет), wo chifan(у меня обед). You che - wo qu Topa.(Будет машина - поеду в Топа.)

 

-А машин не будет!

 

-Ну, буду сидеть, пока не появятся.

 

-Нет, тебе в Топа! Тебе на Эркештам! Там открыто.

 

Открыто? Интересно. Но все равно не пешком. Визу уже просрочил, спешить некуда.

 

Соорудил суп из лапши, сделал чая, сжевал сосиски. Сидел, грелся. Ждал событий. Тактика себя оправдала - в 16:00 образовалась машина. Приехала за кем-то. Меня туда посадили и она весьма шустро отвезла меня прямо в Топа. Там захотела денег, но я пояснил, что такого уговора не было.

 

Время к шести. Я успел застопить нечто, что привезло меня в городок Wuqia. Уже в темноте пробежался по кафешкам, хапнул большую миску лапши, вернулся к трассе и там среди тополей собрал палатку, несмотря на сильный ветер.

 

5 мая суббота "Вы собираетесь здесь спать?!"

 

Я проснулся в 8:30. Вчерашний ветер не утихает, костер не развести. Однако, тепло, и даже свитер одевать не стал. Вернулся в городок, зашел во вчерашнюю едальню, но там еще ничего не готово. В соседней - лапша по 2,5 юаня. Я прошелся по улицам, нашел рынок, нашел пельменную, в которой имелась газовая плитка. Я договорился ею попользоваться и сделал чая с молоком и корицей, измельчив туда кусок коричной палочки, взятой еще на Радуге в Таиланде. Даже угостил пельменщика - не то киргиза, не то уйгура. Пельменщики вручили мне два больших пельменя, похожих на баоцзы. Тепло, хорошо и вкусно, и чай с молоком очень поднимает настроение.

 

Город Wuqia местные называют Улугчат, но дальше по трассе есть еще и второй Улугчат. туда я доехал на двух машинах. Кстати, красивая и интересная дорога.

 

11:50 - вышел в Улугчате. Тут пограничный пост, проверяют документы. Мой пспорт посмотрели, что-то записали. сказали, что штампы - в Эркештаме. Я прошел село насквозь, раздобыл воды, долго сидел на выезде. Проехала пара машин... Тишина, горячее солнце, голубое небо средкими облачками, далеко на севере видны снежные вершины гор.

12:30 - все еще сижу... Остановилась легковая, в ней четверо или пятеро, за рулем женщина. Взяли. Провезли все 50 километров до Эркештама.

 

Эркештам. Высокий крутой обрыв и на краю обрыва несколько домиков. С одной стороны хребет и ледники, с другой - тоже хребет и ледники. Внизу у реки кусты.

 

Первым делом нашел здание таможни и пограничников. Они полистали паспорт. Сказали, что граница откроется только в понедельник.

 

-А я вот уже визу просрочил? Это как?

-А, неважно.

Ого. Это хорошо. Причем сказала это китаянка, что немаловажно. Теперь уйгуры-погранцы при всем желани ничего возразить не смогут.

Пошел искать жилье.

 

На краю обрыва, любуясь ледниками, стоял старик в желтой куртке. Он держал старинного вида посох с бубенчиками, седая борода развевалась по ветру. Старик оказался японцем по имени Кейсукэ-сан. Он живет в Индии, а сюда приехал через Пакистан. Едет в Киргизию зачем-то. Их трое, живут тут в гестхаузе.

 

Он сам повел меня к этому гестхаузу - просто одноэтажный барак - и сказал хозяину, что вот я тоже путешественник, и нельзя ли меня с ними поселить. Хозяин, пожилой прагматичный киргиз, насупил нос - нельзя. 10 юаней.

 

У меня еще оставалось немного юаней, но они пригодятся на еду. "Mei wenti!" - говорю я, нахожу чистое место на улице и раскатываю там палатку. Место глухое, вся цивилизация давно закончилась, чего стесняться? И улица-то не улица, а просто пространство между домами... Гестхаузный киргиз подозриельно посмотрел на мои действия, спросил, уж не спать ли я тут собрлся, после чего сказал - ладно, пошли. Можно и так.

 

В гестхаузе было две комнаты с сетчатыми двухярусными кроватями. В коридорчике холодная буржуйка с холодным чайником сверху. В одной комнате жил старик и еще один японский парень, в другой - англоязычная японка с нотебуком.

 

И потянулось время ожидания. Граница закрыта, жители скучают и убивают время кто как может. Гоняют шары на бильярдных столах посреди улицы. Играют в китайские шахматы. Изредка слышен русский мат. Я нашел пустой мангал, собрал веточек и на этом огне сварил кофе. Пару раз где-то добывал себе зеленый чай. Едальня напротив угостила лапшей.

 

Вечером японка стала просить хозяина развести огонь в печке, а он отговаривался тем, что и так тепло. На это разговор неудачно наложились мои рассуждения о том, что вечером тепло... Японка на меня надулась. Решил искупать карму - обошел Эркештам, набрал палок, щепок и досок. Одну большую доску приволок и распилил в местной мастерской. Поиск дров в Эркештаме - дело малоэффективное. Но хозяин поглядел на мои труды и сказал - ладно, сами решим. И тут же прибежала женщина с совком угля. Этот скромный совок угля потом нехило грел нас всю ночь до утра, наводя меня на мысли о теплотворной способности этого вещества. А ведь у нефти теплотворность еще выше... Как же резко различаются по эффективности цивилизации нефтяная, угольная и дровяная...

 

6 мая воскресение Жизнь на Эркештаме.

 

Весь день прошел в Эркештаме. Проснулся в 7 или 8. Обошел округу. В едальне уже теплые мантоу. Решил взять один (они по 0,5 обычно), дал юань, а мне вручили целых три. Такая вот экономика. Один я подарил Кейсукэ, который тут что-то читал на солнечной стороне улицы и ужасно обрадовался.

 

Этот день принес сюрприз. Оказывается, в этой дыре на краю Китая есть интернет! По 3 юаня за час, но он есть! Фантастика. И я побежал туда, расказать миру о скитаниях по Торугарту.

 

Потом был долгий день. Я спускался к реке и бродил там по галечным пространствам. Я играл в бильярд на улице Эркештама. Я варил себе кофе и чай с молоком. Я общался с местными жителями в едальне. В итоге японцы никакне могли понять, почему им приходится торговаться за каждый юань, а мне все достается бесплатно.

 

Потом ночь, печка... Завтра кончится Китай. Закончится третья и пока последняя китайская поездка. Все уже такое привычное, понятное... Когда еще вернусь? Вернусь ли?

 

Холодный Южный Китай
Великий Канал
Дорога через безмолвие
Киргизия

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.021903991699219 сек.