Ташкент (12 сентября)

12.09.03

Казахстано-узбекистанская граница пешком - Проблемы со штампом или "студенты" - Первые шаги по узбекской земле - Путеводитель по Ташкенту - Особенности обмена валюты - Ташкент старый и новый - В гости к биоэнергетику - В Самарканд - Ночлег под абрикосовым деревом

 

Мурат разбудил в 7:30: "Поехали в Ташкент". Выглядит как огурчик - тренировка, наверное. УАЗик уже загружен какими-то тюками, на которые мы и залегли. "Контрабанда", - пояснил Мурат, - "если менты поймают - штраф 100 баксов". Мурат сначала должен был отвезти все это в какой-то аул, а уже потом ехать в Ташкент к 11 часам. Предлагал ехать с ним, но нам хотелось побыстрее попасть в Узбекистан. На повороте на Черняевку, мы расстались.

 

От поворота до границы километра три, которые мы и прошли пешком, удивляя многочисленных таксистов нежеланием ехать за деньги. Вокруг процветает приграничная инфраструктура: рынки, автозапчасти и автозаправки, обменники, гостиницы и т.д. Много бильярдных столов, стоящих прямо под открытым небом. Как потом оказалось это в расчете не только на казахов (а в Казахстане бильярд очень популярен), но и на узбеков. Недавно в этой стране была запрещена игра в бильярд на деньги (слишком много криминальных "разборок" она вызывала), а по-другому, видимо, здесь не играют.

 

И вот граница, о прохождении которой я слышал много страшных историй. "Эй, брат", - (здесь все так обращаются: "брат", "братан", "братишка"), - "давай через границу перевезу". - "Спасибо, мы пешком". - "Но граница закрыта. Ждать долго". - "А я подожду".

 

У КПП очередь граждан с зелеными узбекскими паспортам в руках. С другой стороны стоит пограничник и никого не пускает. Встаем в хвост очереди, доставая свои краснокожие паспортины. - "А чего вы стоите?" - удивляется кто-то из толпы, - "Вы же не с товаром? Так идите без очереди".

 

Пограничник нами не заинтересовался. Студенты? Экспедиция? Ну счастливого пути. Неужели так просто? А штампы кто ставить должен? Но ведь вот уже узбекская сторона.. А нет, еще один казахский КПП. "А где же ваши штампы?", - удивляет пограничник. Ага, началось. - "В поезде не поставили". - "Как это?". Я рассказываю, но он меня не слушает. До него доходит, что перед ним русские туристы без каких-либо штампов о пересечении границы, миграционных карт, таможенных деклараций. И по мере осознания его глаза радостно разгораются: "Так, идите за мной".

 

Заводят в таможню. Нас окружает несколько людей в форме. "И что, миграционных карт тоже нет", - почти ликующе спрашивает один. "Вот они", - протягиваю то, что заполнили в поезде. - "Это что?". - "Это миграционные карты, что нам в поезде дали". Похоже, пограничники до этого не видели подобных документов, начали совещаться. В итоге им пришлось обратиться к таможеннице, которая подтвердила подлинность карт, но сказала, что на них должны быть штампы. Я объясняю еще раз, упирая на то, что мы научная экспедиция и протягиваю таможеннице бумагу от МГУ.

 

Последняя не производит на нее впечатление. "Вы понимаете, что мы должны сдать вас в таможенную полицию, которая может задержать вас и потребовать крупный штраф", - говорит пограничник, намекая на то, что можно отделаться и штрафом поменьше, но ему лично. - "Давайте пойдем в полицию", - спокойно говорю я, - "там и разберемся. Это же ошибка ваших северных коллег. Нам так в Актюбинске милиция и сказала, тем более что мы экспедиция…". - "Подожди", - прерывает пограничник, - "Экспедиция? Вы что, студенты?". Я об этом уже раза три ему говорил. - "Конечно, вон у вашей коллеги бумага". Мне возвращаются паспорта: "Проходите, студенты. И впредь штампуйте паспорта".

 

Вот так-то. Ключевое слово "студенты", только его надо четко выделить. Потом уже в Узбекистане мне один страж порядка заявил: "Студентам мы всегда помогаем. Откуда бы они ни были. К студенту никто не придерется"… Так мы пересекли в Казахстан, не оставив об этом эпическом событии никаких официальных подтверждений.

 

Узбекскую таможню прошли без проблем. Правда мне почему-то поставили въездной штамп от 05.08.03, но это, в дальнейшем, вызывало лишь вялое удивление у некоторых узбекских милиционеров: "Бывает". Еще на таможне надо заполнить декларацию, куда стоит по-честному занести всю имеющуюся валюту. При обмене валюты в официальном обменном пункте в декларацию необходимо ставить штампы, подтверждающие обмен. Официальный курс узбекского сума - 980 сум за 1 доллар США. На "черном рынке" - 1000 сум за доллар.

 

После таможни надо пройти метров 400, дабы преодолеть полосу таксистов, и выйти к автобусной остановке. За 150 сум (стандартная цена на маршрутку в Узбекистане) водитель повезет в Ташкент. Хотя, перейдя границу, ты уже в столице Узбекистана. Ташкентская агломерация непрерывным строем одноэтажных домов вытянулась на 15 км на север от центра города и уперлась в границу.

 

Автобус довез до конечной станции метро, жетон под землю стоит 120 сум. Ташкентское метро, пожалуй, второе по красоте в СССР после московского. Знаменитые узоры, украшающие памятники Самарканда, Бухары и Хивы, нашли свое применение и на станциях метрополитена. Очень красиво. Кстати метро растет. У нас была его схема от 1999 г. Станций добавилось.

 

Единственное, что смущает в метро - обилие милиции. Ташкент вообще переполнен стражами порядка, но метро особенно. На каждом углу, в каждом переходе. И все с подозрением смотрят на тебя и твой рюкзак. Существует местная шутка, что в Ташкенте на каждого жителя приходится по три милиционера. Но, удивительное дело, ни один из них за целый день к нам так и не подошел. Все без исключения местные жители, с кем довелось разговаривать, интересовались, не было ли проблем с милицией. И поражались тому, что у нас не то что рюкзаки, а документы ни разу не проверили за время пребывания в столице Узбекистана.

 

Ташкент сильно изменился за десятилетие независимости. Почти так же сильно, как и после землетрясения 1966 г. . Тогда рядом с полуразрушенным старым "глиняным" городом вырос город советский с большими панельными домами, широкими проспектами и гигантскими площадями. Теперь же, оттеняя уже изрядно тронутые тлением советские стройки, в голубое среднеазиатское небо взметнулись огромные административные здания о белых стенах и бронзовых стеклах. Все как один увенчаны ребристыми куполами, голубыми или зелеными. Накладываясь на советский "модельный" город, все это рождает привлекательную картину.

 

В городе много фонтанов и зелени. А в центре, так даже чрезмерно много. Дышится легко, нет ощущения сухого воздуха, что преследует тебя в других узбекских городах. Физически ощущаешь простор и размах застройки. В общем, Ташкент производит именно то впечатление, что и должна производить столица молодого государства с амбициями.

 

Есть и отрицательные моменты. Во-первых, Ташкентом, как и любым другим "модельным" советским городом нужно любоваться с телебашни или с вертолета, но никак не с земли. Совершенно нет перспективы, это вам не Западная Европа. Пространство вокруг настолько огромно, что не воспринимается целиком. Здания далеко отстоят друг от друга, идти от одного значимого здания до другого долго. И, более того, в середине между ними иногда появляются провалы застройки, эдакие черные дыры градодизайна. Скажем, если идти от комплекса вокруг площади Чорсу (гостиница-небоскреб, рынок, медресе и мечеть, здание цирка) до парламентского комплекса (здание парламента, мемориал Навои, парк с системой прудов, здание Дружбы Народов), то, пройдя новомодный торговый комплекс, попадаешь в зону пустырей, свалок и деревянных хибар.

 

Но в целом, повторюсь, город зеленый, тенистый, красивый. По нему приятно прогуляться.

 

Современный центр города - площадь Тимура. Конная статуя "железного" ленинозаменителя подсвечивается по ночам. Вокруг целый парк, популярное место для отдыха горожан. Недалеко - башня с часами. В советское время это "раскручивалось" как символ города, но сейчас явно выглядит блекло по сравнению с административными новостройками (например, с расположившимся по соседству зданием мэрии Ташкента).

 

От площади Тимура начинается местный Арбат, переполненный кафетериями и лотками с сомнительно-этническими поделками. Тянется это безобразие вплоть до очередного открытого пространства - бывшей площади Ленина (ныне Независимости), на которой можно легко разместить парочку микрорайонов.

 

Гигантизм повсюду. Огромный фонтан, размером с бассейн "Москва" (его и используют как бассейн местная молодежь). Массивное здание бывшего Совета Министров Узбекской ССР отражается в медных стеклах еще более массивного президентского дворца. Венчает картину громадный глобус Узбекистана, стоящий на том постаменте, с которого когда-то взирал на мир самый большой в СССР памятник Ленину. Глобус не то чтобы только Узбекистана(как реально существующий глобус Украины, что продается в украинских книжных магазинах) , просто контур страны занимает на нем примерно столько же места, сколько обычно достается всей Евразии. За глобусом трибуны и лес всяких проводов и лампочек для праздничной иллюминации. Здесь проходят все парады и официальные торжества.

 

К эспланаде, связывающей площадь Ленина с проспектом Навои, выходит недавно отстроенный мемориал павшим в Великой Отечественной войне. Выполнен не без извечной узбекской помпезности, но глубоко трогающий. Аллея колонн, на которых прикреплены скрижали с именами всех погибших (распределены по вилоятам, т.е. по областям). В торце аллеи склонилась на могилой статуя Скорбящей Матери.

 

Проспект Навои. Главная улица города. Банки, университеты, дорогие магазины, кафе. Найти банк в, скажем, привокзальной части города - проблема. А тут - один за другим.

 

В один из них мы и зашли, разменять 10 долларов. Передо мной у окошечка обменника стоит древняя узбекская бабуля и безрезультатно вот уже пару минут пытается вывести на бланке свое имя. Я покорно жду, размышляя о жестокосердии узбекских бюрократов. Заставили бабулю свою мизерную пенсию получать в окошке обмена валюты, да к тому же заполнять такую тонну бумаг. Но вот все заполнено и бабушке дают деньги. Нет, это не пенсия. Это … две тысячи долларов США наличными. Пока божий одуванчик в традиционном халате и тапочках пересчитывает купюры с товарищем Франклином, я стою сзади, скептически глядя на десятку, зажатую в кулаке, и вспоминаю, держал ли я когда-нибудь в руках 2 тыс. долларов. Нет, не держал.

 

Пока суть да дело, за мной уже пристроилась тетка с черным полиэтиленовым пакетом. Видя, что у меня всего 10 долларов на обмен, она принялась деловито выкладывать сбоку на стойку толстые пачки сумов. Черный пакет был доверху набит туго перевитыми пачками - прямо как в дешевых боевиках про ограбление банка. Я совсем задумался. Ну и кто тут представитель сытой России, а кто бедный узбек со средней зарплатой 20 долларов в месяц…

 

Как позже выяснилось, гражданам Узбекистана нельзя менять валюту, получая при этом свыше 2 тыс. долларов наличными. Причем следующий обмен должен быть произведен не ранее, чем через 2 месяца. Тут возникают вопросы. Если ты продал квартиру и собираешься уехать в Россию, то как поменять деньги? Но это уже тема для отдельного разговора, выходящего за рамки нашего краткого путеводителя по Ташкенту.

 

Продолжаем движение по проспекту Навои, отвлекаясь на кафе и книжные магазины. Особенно запомнился букинистический магазин, просто-таки заваленный интересной и полезной литературой. Отличая географическая подборка 60-80-х годов - какой-нибудь профессор университета сдал сюда свою (или факультетскую) библиотеку. Жаль только, цены дороговаты, да и рюкзак без того тяжел.

 

Здание цирка, накрытое голубым куполом, за ним недостроенная высотка гостиницы "Чорсу", красивая лишь издали - и вот площадь Чорсу - граница старого и нового Ташкента. Здесь стоят древняя медресе Кукелдаш XVI в. и недавно восстановленная Пятничная мечеть, куполами похожая на православный классицистический собор. Сегодня как раз пятница, из мечети изливается толпа людей - закончилась молитва. Но мы никоим образом не почувствовали приближение последней. Никто не пел с минаретов, как в прочих посещенных мною мусульманских городах.

 

Дело в том, что Узбекистан уже много лет размышляет на тему опасности исламского фундаментализма, и как бы не допустить его развития. После неудачного покушения на президента Каримова (2000 г., если не ошибаюсь) был предпринят ряд решительных шагов в этом направлении. Одним из них явился запрет азана (призыва на молитву). Теперь в исламском Узбекистане тишина, что очень странно и непривычно. Ведь даже в нашей Казани в мусульманских кварталах успешно практикуют азан.

 

Сердце старого города - рынок Чорсу : самый большой в Ташкенте и самый цветастый. Особенно он преображается в выходные, когда торговать приезжают крестьяне из окрестностей столицы.

 

На рынке очень сильно чувствуется колорит страны. Особенно в той его части, что примыкает к старому городу. Простой ряд торговых лавок хозяйственным инвентарем превращается в экзотическую этнографическую экскурсию. По этим магазинчикам, расположенным в глиняных домиках, где выставлен самый обычный, казалось бы, товар, можно смело водить туристические экскурсии. Важно, КАК все выставлено. Надо видеть самого продавца, необходимо вдохнуть эту особую атмосферу и понять, что, да, это Восток. Тот самый, который с Западом… ну, Киплинга все читали.

 

Пройдя рынок, попадаешь в старый город. Это царство одноэтажной частной застройки - что-то типа кварталов "деревенских" домов в наших городах. Для тех, кто только начинает знакомство с Узбекистаном, может показаться интересным побродить по его змеевидным улочкам. Однако если вы уже были (или собираетесь) в Бухару или Хиву, то лучше потратьте время на другие районы города. Здесь вы не найдете (или почти не найдете) старины или экзотики. Это типовая застройка кишлака - огромный забор и железные ворота скрывают уютный внутренний дворик, примерно схожий с тем, где мы вчера трапезничали.

 

Бродя по кварталу, периодически натыкаешься на мечети или медресе. Как правило, все они на разной стадии восстановления и не представляют собой чего-то потрясающего. Здесь интересно другое, сам быт местных жителей, которые будто и не замечают, что живут посреди огромного города, занимавшее четвертое место в СССР по численности населения. Характерная деталь - завидев нас, местные говорили "Хеллоу", принимая за интуристов. Эта часть города на 100% узбекская, и ее жители небезосновательно считают, что забредать сюда могут только любознательные иностранцы.

 

А вообще для Ташкента это скорее исключение. В городе примерно поровну русских и узбекских лиц, русской и узбекской речи. А в метро русских даже больше, чем узбеков. Не бывает случая, чтобы тебя не поняли, заговори ты с кем-то по-русски. И еще интересный факт: несмотря на то что все надписи, плакаты и лозунги в городе выполнены на узбекском(причем на кириллице, хотя страна уже официально перешла на латиницу) , реклама почти вся на русском. Бизнес важнее национальной политики.

 

В Ташкенте сложно отыскать "седую старину" - это город новых монументальных зданий, город стекла и бетона. За древностью надо ехать в Самарканд, Бухару, Хиву. Но если ваше знакомство со страной ограничено, по каким-то причинам, Ташкентом, то помимо старого города и площади Чорсу можно еще выделить время на осмотр трех мавзолеев, что спрятались в глубине кварталах к северу от проспекта Навои. Искать их долго, да и hardly worth a try, как говорят у них - уж больно неаттрактивно эти мавзолеи выглядят. Вновь это скорее место для паломников, нежели туристов. Однако вид тихого гранатового сада, в котором расположен этот каменный останец прошлого, аксакал умиротворенно сидящий на веранде соседней мечети и попивающий зеленый чай - все это настраивает на нужный лад. Огромный, шумный город на мгновение пропадает. Да что город. Точно так же этот старец мог сидеть тут и сто, и двести лет назад. И лишь выйдя из-под тени кроны гранаты, вновь замечаешь бетонные дома, машины и возвращаешься в Ташкент начала XXI века…

 

…И для Ташкента XXI века нет ничего более показательного, чем парламентский комплекс. Он встречает (если идти от проспекта Навои) Домом Дружбы народов. "Последним парадом" динозавров перед их полным вымиранием была, как известно, гигантомания. То же верно и для советской архитектуры. Дом Дружбы народов классический представитель советского понимания слова bigness. Путеводитель Lonely Planet традиционно не любит подобные здания - это его проблемы. Меня же всегда восхищает исполинская мощь таких сооружений. Иногда размер имеет значение.

 

Рядом на холме высится голубая не то арка, не то беседка, в тени которой стоит памятник Алишеру Навои - узбекскому Пушкину, основателю узбекского литературного языка. Вокруг целый комплекс фонтанов, прудов, некоторые из которых даже украшены неким аналогом норий, коими так славен сирийский город Хама. Но главная достопримечательность - это здание парламента, со всех сторон окруженное водой. Стены словно из мрамора, окна словно из меди, купол словно из лазури - пожалуй лучшее здание из тех, что построили (именно построили, а не восстановили) в Узбекистане за время независимости.

 

Садиться солнце - пора искать место, где можно было бы если и не переночевать, то хотя бы помыться. У нас был телефон бабушки одного моего московского знакомого, но утром по нему никто не ответил. Впрочем, это было не критично, ведь, как минимум, одно приглашение на ночлег у нас уже было. И обрели мы его в, пожалуй, самом неожиданном месте - в общественном туалете. Эля разговорилась с хранительницей сего заведения и та, узнав, что денег на гостиницу в бюджет экспедиции не заложено, предложила переночевать у нее на квартире: "Если не найдете ночлега, подходите сюда к 11 вечера - у меня смена закончиться". Но этим предложением мы так и не воспользовались, а дозвонились-таки по нужному телефону и вновь оказались на площади Тимура, прямо у которой и жила бабушка моего знакомого, Роза Рауфовна.

 

Пока хозяйка читала привезенное из Москвы письмо и писала ответ, мы предались банному делу, анализу местной прессы и изучению вида из окна. Сквозь сплошной ковер зелени выбиваются многочисленные высотки гостиниц, многие еще не достроены. "Каримов понастроил", - прокомментировала Роза Рауфовна, - "думал иностранцы сюда толпами повалят. Так и стоят они все пустые".

 

За вкусным ужином с непременным арбузом слушали рассказ о жизни в Узбекистане. Очень многое схоже - та же череда финансовых крахов, обменов валют, превращений сбережений в пыль. С той лишь разницей, что тут все мрачнее. Очень многие русские уехали за это десятилетие, и некоторые теперь сожалеют об этом - не все прижились на новом месте. А вообще жить стало легче - притеснения русских, как такового, нет. И ни разу за все время пребывания в Узбекистане мы не слышали (а говорили с очень многими) ни слова о национальном вопросе. Даже все узбеки поголовно нам говорили - без русских мы никуда. Скорее наоборот, "узбекские русские" с легким недовольством говорили о России, в особенности о Москве, где к ним враждебно относились во время посещения этих мест.

 

Роза Рауфовна - биоэнергетик, поэтому рассказ ее плавно перешел на эту тему. Я, мягко говоря, всему этому не доверяю, но послушать очень интересно. Нас даже проверили на способности в этом ремесле. Эля, как выяснилось, обладала неким потенциалом в этой области, а вот я оказался совершенно бесперспективным.

 

Пригласили остаться на ночь, но мы еще по дороге сюда решили, что ночевать в Ташкенте не будем. Самую интересную часть города более-менее обошли, времени до возвращения в Россию не так много, так что лучше попытаться уехать в ночь на Самарканд. Есть еще чем заняться в Ташкенте - подняться на телебашню, посетить местные православные храмы, но …в другой раз.

 

Зайдя на ж.д. вокзал за вещами(камера хранения - 100 сум) и обнаружив, что все поезда в интересующую нас сторону уже ушли, направились на автовокзал (метро "Собир Рахимов"). Билет до Самарканда стоил 2500 сум (это при том, что до Бухары - конечный пункт маршрута автобуса - 3500 сум, а Самарканд на полпути от Бухары до Ташкента - видимо объясняется тем, что водитель старается оправдать поездку пассажира, что займет место лишь на половину пути). Прямой автобус до Самарканда конечно дешевле (думаю где-то 1500, а если повезет, то и меньше), но его не было, а спать хотелось. Так что, заплатив 5$ за двоих, залезли в полный автобус.

 

Спать в душном автобусе получилось не сразу, но все преодолимо. Однако особо поспать не удалось. В Самарканд, точнее на поворот в Самарканд с трассы, приехали в полтретьего ночи (выехали в 10 вечера).

Надо отдельно сказать об особенностях узбекского светового дня. Непонятно почему, но во всем Узбекистане время опережает московское всего на час, тогда как в соседнем с Ташкентом Чимкенте разница составляет три часа (так, встав по-чимкентски в полшестого утра, мы оказались в Узбекистане в пять утра по-местному). И, скажем прямо, это отличие от Казахстана совсем не оправдано. Темнеет где-то в начале шестого, а светает в пятом часу, что совсем не подходит для расписания путешественника.

 

Автобус умчался в Бухару, а мы остались посреди ночи рядом с каким-то недостроенным зданием, поеживаясь от холода и соображая, что делать дальше. Напротив что-то светилось. Оказалось - чайхана, но закрытая на ночь. Однако столы с улицы никуда не убирают. И, что важнее, не убирают некие аналоги широких деревянных кроватей, куда днем наваливают одеял и где кружком возлегают аксакалы, попивая чай из пиал. Одеяла на ночь уносят, но это даже лучше. Расстилаем коврики, спальники, рюкзаки под голову и ложимся на кровать под сень абрикосового дерева. Лепота.

 

Москва-Оренбург(6-9 сентября)
Казахстан (10-11 сентября)
Ташкент (12 сентября)
Самарканд (13-14 сентября)
Бухара(15 сентября)
Хорезм (16 сентября)
Устюрт (17-18 сентября)
Атырау-Уральск-Казань-Москва

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.021792888641357 сек.