Казахстан (10-11 сентября)

В Казахстане? Как в Казахстане? - Актюбинск - О любви казахов к городам, начинающимся на "А" и что из этого выходит - Поезд на Туркестан - Тренировка bargaining skills - "По бескрайней казаховской степи" - Жизнь и смерть в казахских аулах - Особенности узбекского поезда.

 

А в 7:10 были уже в Актюбинске. Без всяких таможенных деклараций и без штампов в паспортах о въезде в Казахстан. Как это получилось? Очень просто. Нам сразу же раздали миграционные карты, кои мы заполнили. В 3 ночи должны были пройти казахские пограничники, проштамповать эти карты и паспорта. Но они не стали никого будить и, удостоверившись у проводника, что в вагоне нет граждан Дальнего Зарубежья, ушли. Мы (как и все прочие), естественно, спали.

 

Что получается? У нас есть билеты, из которых можно заключить, когда мы въехали в страну (в Казахстане можно находится до 5 дней без регистрации), но вряд ли билеты удовлетворят пограничников на казахско-узбекской границе. Что ж, будем надеяться, что подобная история здесь - обычное дело (как успокоили вокзальные милиционеры), и что наша чудо-бумага из МГУ снова поможет.

 

Ближайший подходящий поезд был в 12:19 (М - Ташкент), так что мы отправились гулять по городу. С рюкзаками, ибо сбыть в камеру хранения их не удалось. Казахских денег у нас не было, русских не брали (уникальный случай для Казахстана), а обменный пункт открывался неизвестно когда.

 

Актюбинск произвел тягостное впечатление. Приграничный город, не ремонтировавшийся, Бог знает сколько лет. Половина города - бетонные многоэтажки, половина - частные деревенские дома. Вся городская активность сосредоточена у рынка. В самом центре есть пара административных зданий, резко выделяющихся своим ухоженным состоянием, небольшой парк и несколько полуразрушенных памятников советской эпохи.

 

В дебрях запыленного частного сектора есть церквушка, имеющая за основу обычный дом. Как рассказала смотрительница, прихожан совсем мало, так как до "микрорайона" (т.е. многоэтажной части города) отсюда далеко, а маршрутки - дело дорогое. Несмотря на внешний вид - церковь старая, открыта со времен войны. Внутреннее убранство храма также неожиданно впечатляет - масса икон, роспись. Маленький островок спокойствия посреди общей разрухи и депрессии.

 

Вышли на окраину города к реке. У нас была карта в путеводителе Lonely Planet, но мы никак не могли по ней сориентироваться. Улицы имели те же названия, но почему-то располагались совсем по-другому, заявленных на карте объектов не наблюдалось на местности. Даже река, которая согласно карте делила город пополам, оказалось на окраине. Что-то было не так, но мы так и не могли понять что именно, пока я не пригляделся к названию вверху карты. Забавно, оказывается мы уже два часа как ходили, ориентируясь по карте Атырау (бывший Гурьев), которая располагалась прямо рядом со статьей про Актобе (Актюбинск). Самое смешное, что православную церковь нашли, руководствуясь именно данной картой.

 

Поменяв деньги (1 доллар = 148 тенге, 1 рубль = 5 тенге) и пообедав в студенческой столовой, вернулись на вокзал. Билеты в сторону Ташкента были только на вечер, поэтому решили попробовать "вписаться" в поезд М-Ташкент до города Туркестан, где хотелось посетить местный мавзолей. Про автостоп временно забыли, т.к. дорога от Актюбинска до Аральска представляет собой разбитую грунтовку, но которой едут крайне медленно, а если дождь пойдет, то вообще плывут. Времени было в обрез, так что мы выбрали поезд….

 

…№6 Москва - Ташкент. Оказывается он состоит из одних купе (узбекского разлива). И только самый последний вагон - российский плацкарт, но там строгая проводница не пускает лишних пассажиров вовсе. Пошли по узбекам. Здесь проще - сами окликают, предлагая места. Стандартная цена - 3000 тенге с двоих до Туркестана (на вечерний плацкарт в кассе - 1600 с носа). Но это цена за место в коридоре на откидном сидении или на собственных вещах. А ведь до Туркестана ехать почти сутки.

 

В итоге договариваемся в первом вагоне, что за 400 тенге с двоих доедем до следующей станции - Кандагач. Дороговато, но "зависать" в Актюбинске еще хуже. А Кандагач - узловая станция, там поездов прибавится.

 

Едем - вокруг ровная степь до горизонта. Все, как и представляли себе дома. Но проводник мешает наслаждаться дорогой, пристает с коммерческими предложениями. Заводит меня к себе в купе и выясняет, за сколько я хочу доехать до Туркестана. Предлагает 3000 тенге с двоих за коридор. Я отказываюсь, говоря, что спутница моя в любом случае не согласится на сутки в коридоре. Он задумался. - "ОК", - говорит, - "4000 за нижнюю полку у нас в купе". - "Дорого, мы лучше от Кандагача трассой". - "ОК, 3500 - отвечай сейчас, а то другому отдам". - "Звонок другу", - отвечаю я и иду советоваться. Эля непреклонна: максимум 2500. Передаю ее слова. "Сходите в Кандагаче". Без проблем.

 

За 15 минут до Кандагача приходит посольство от проводника. "Он согласен на 3000". - "А мы нет".

 

Подъезжаем к станции. Выходит сам. "3000!!". - "Да нет у нас таких денег". - "Ладно, уговорили. 2500 в коридоре". - "Не нужен нам коридор". Уходит, махнув рукой.

 

Станция (14:00). Собираемся выгружать рюкзаки, как он злой вылетает и хватает меня за руку. "Идите в купе за 2500". Тезис Египта снова подтвержден - хочешь купить что-то за нужную цену - убеди себя, что тебе это не нужно вовсе. Итого путешествие в 1300 км Актюбинск - Туркестан обошлось в 2900 тенге с двоих, т.е. примерно по 300 руб. с носа. Примерно столько же, сколько мы заплатили за 300-километровый перегон Оренбург - Актюбинск.

 

Поезд едет по пустой степи. Едва ли не сплошной цепочкой вдоль ж.д. полотна тянется чахлый штакетник. Иногда видны горы заготовок под него. Это что, защита от снега? И откуда его привозят? Трасса, что идет параллельно железной дороги совсем пуста. Иногда вдоль дороги встречаются бригады ремонтников. Рабочие в оранжевом сидят рядком и с одинаковым отсутствующим выражением лиц смотрят на проходящий состав. Пустота во взгляде, пустота в пейзаже.

 

Изредка встречаются крошечные поселения с заводами на заднем плане. Вот станция Жем (бывшая Эмба?). Здесь в советские времена соль добывали. Судя по атласу это город, но вряд ли тут более 5 тыс. сейчас проживает. Вот какой-то завод в ложбине. Накрыт шапкой густого буро-желтого дыма. Экологи корчатся в судорогах.

 

Начинаются холмы, дорога врезается насквозь, образуя узкие розово-красные каньоны. Просто Финляндия какая-то. На холмах пасутся коровы, рядом гуляет пастух в национальной казахской одежде. Эх, жаль стекло грязное - такие кадры пропадают.

 

От Челкара (19:00) начинается пустыня. Убогие аулы с низенькими хибарами из глины, досок, веток мусора. Крыша из соломы какой-то. Вот так посмотришь в окно и уверенно скажешь - Верхний Египет. Однако нет, тут и пейзаж другой, и даже верблюды не те. Верблюды ходят по улицам аулов, как коровы у нас в деревнях. Мощные двугорбые красавцы с шелковистой холкой не чета своим тощим египетским собратьям.

 

Электричество в аулах есть. Баня с краю стоит. Жить можно. Дорог вот только нет. Вокруг солончаковая пустыня испещренная солеными же озерами. Зато ровная: хочешь - езжай. На земле видны следы шин - местные пастухи гоняют на мотоциклах.

Перед остановкой Шиликаты увидели первое казахское кладбище. Потом, уже на обратном пути, мы к ним привыкли. Но тогда это было легкое потрясение. Огромный комплекс мавзолеев на холме. Большинство кирпичных, но есть и глиняные, отчего кажется, что они очень древние.

 

В обделенном архитектурными древностями Казахстане кладбища взяли на себя роль основного места sightseeing'а. Обычно они обнесены каменной стеной (из валунов), большие по территории. Внутри обязательно есть небольшая молельня (типа нашей часовни) с куполом.

 

В центре кладбища - наиболее богатые мавзолеи, глиняные, с куполами (иногда покрашенными), общей высотой метров в 7-10. Вокруг - кирпичные крипты, утыканные шестами с полумесяцами. Сами из светлого кирпича, но на боку из красного кирпича выкладывается имя покойного. Странно видеть эту трудо- и капиталоемкую красоту бок о бок с нищенскими и грязными аулами. Получается, что казахам гораздо важнее уважить мертвых предков, чем создать нормальные условия для жизни себя и своих потомков.

 

Быстро темнеет. В начале десятого уже наслаждаемся пустыней под полной луной. Скоро Саксаульская, потом Аральск. В 9 утра, говорят, прибудем в Туркестан (говорят - потому что расписание движения нигде не висит). Как хорошо, что едем в купе проводников (они, кстати, совсем не мешают: либо их нет, либо один из них спит на верхней полке) - близко туалет (необычайно чистый, кстати) и кипяток. А вот будь мы в середине вагона, добраться до них было бы проблемой.

 

Вагон - скамья подсудимых (т.е. дополнительных пассажиров) и их вещей. Баулы, тюки и мешки, помимо этого, едут во всех возможных местах, включая тамбур. В одном купе проводников их столько, что остается удивляться, как после наших рюкзаков и нас самих там еще осталось место для нормального существования. А вообще я ожидал худшего, исходя из рассказов про поезд Москва - Ташкент. Никто не сидит друг у друга на головах, в купе не по 15-20 человек. В общем, жить можно, но я не рекомендую. Да, еще тут душно (особенно в коридоре), и чувствуется запах гари от тепловоза (это, напомню, первый вагон).

 

Мы не особенно общались с попутчиками, но с одним все же познакомились. "А я вас в Самаре видел", - сказал веселый молодой узбек из Коканда , подходя ко мне. - "Не может быть". - "Ну тогда кого-то очень похожего. С усами, бородой и рюкзаком". Разговорились. Он рассказывал про Ферганскую долину и про Таджикистан. "А безопасно ли в Таджикистане?", - спрашиваю. -"Конечно. Вы же туристы, вас никто не тронет. Сейчас даже в Афганистане безопасно. В Афганистан потом не едешь?". - "Не в этот раз". - "А вот я бы поехал. В Афганистан, в Чечню - все равно. Лишь бы деньги платили".

 

21:30. Саксаульская. Толпы торговцев заполняют перрон. Но ассортимент не отличается разнообразием: айран (местный вариант кефира), помидоры, пиво, водка и соленая рыба. Распивая айран, дождались Аральска и заснули, не успев отъехать от бывшего порта на Аральском море

 

11.09.03

В Туркестане - Мавзолей Козма Яссауи и окрестности - Туркестан как город-юбиляр - На Чимкент - Где зарыто иракское золото - Чимкентская депрессия - Автостоп в Казахстане - Азы общения с местным населением - Казахское гостеприимство - Сколько цветов у дыни.

 

В 9 утра проехали Ялыкурган, следующая станция - Туркестан. Местность здесь более живая: зеленые краски кустарника, ковер жесткой травы. А все из-за Сырдарьи, что течет параллельно железной дороге. Стало больше поселков, приобретших более цивилизованный вид. Но вскоре Сырдарья потихоньку отворачивает от полотна дороги, и зеленая полоса уходит на край горизонта, оставляя выжженную полупустыню, покрытую саксаулами, на которой пасутся редкие стада лошадей и коров.

 

10:30 - Туркестан. Камера хранения - 50 тенге, маршрутка до мавзолея - 20 тенге (стандартная цена для Казахстана). Искомый мавзолей на другом конце города и идти туда по жаре (за 30 градусов) не хочется. Помимо мавзолея город Туркестан ничем особым не интересен. Скорее это очень длинная деревня с одноэтажными домами вдоль шоссе, идущим от ж.д. вокзала через рынок к мавзолею и дальше на трассу в Узбекистан.

 

Мавзолей Козха Ахмеда Ясауи - знаменитого поэта, мистика и просто святого - гордость Казахстана. Его контуры присутствуют на казахской купюре любого достоинства. И не только потому, что в бедном архитектурным прошлым Казахстане более нет памятников старины, просто это действительно впечатляющее сооружение. Мавзолей в честь основателя одного из тарикатов (суфийских орденов) возвели по приказу Тимура, поэтому неудивительно внешнее сходство с самаркандскими творениями. В 90-е годы ХХ столетия мавзолей отреставрировали (на турецкие деньги) и сейчас он величаво возвышается над одноэтажным городом.

 

Входная арка мавзолея так и не была облицована из-за смерти Тимура, разделив, таким образом, судьбу флорентийского Сан-Лоренцо. Из неоконченного фасада торчат бревна-перекрытия (причем это, кажется, те самые бревна, что забивали его строители - вид этих выжженных столетиями деревяшек поразил меня более всего в этом комплексе). А вот с задней стороны все как и предполагалось: голубой купол, орнамент, расписные ворота.

 

Внутри мавзолея смотреть особо нечего. Огромный зал под белым куполом. В центре стоит гигантский казан, похожий на колыванскую чашу из нашего Эрмитажа. К нему ведет специальная белая дорожка, на которую восходят босиком и шепчут молитвы, прикоснувшись к казану. За расписными деревянными воротами могила мистика. Через боковые двери можно попасть к решетке, сквозь которую видна гробница. Здесь же стоят молящиеся. Еще можно погулять по пустым отреставрированным помещениям мавзолея и почитать таблички по-казахски, объясняющие их предназначение. В общем, как и многие подобные места в Средней Азии и вообще в мусульманском мире - это скорее для паломников, нежели для туристов.

Мавзолей популярен среди новобрачных. У ворот стоит специальный аксакал, который читает молитвы для пришедших паломников. Голос усиливает акустика арки - красиво.

 

Помимо самого мавзолея на территории, обнесенной стеной (которая отреставрирована менее аутентично и кажется новоделом), есть еще один мавзолей поменьше, здание бани XV в. (набор помещений которой очень похож на римские термы) и раскопки фундаментов еще каких-то построек, превращенные в розарий. Билет больше нигде не показывали, но это от лени смотрителей. Еще по этому билету можно сходить в музей всяких черепков, что находится за пределами комплекса, но мы туда не пошли.

 

Из прочего примечательного в городе:


1) Здание администрации - белое с голубыми куполами "под мавзолей" - наверняка построено в связи с отмечанием 2000-летнего юбилея города. Юбилей праздновали недавно. На это радостное событие местный "киркоров" написал песню "Туркестан", что доносилась просто отовсюду и достала наравне с отечественными попсовыми хитами.
2) Перед администрацией площадь, где стоял памятник Ленину. Теперь на пустом его постаменте уже выбито другое имя, но новой фигуры еще нет.
3) Казахо-турецкий университет, украшенный соответствующими флагами. Турецкие деньги вообще заметны в Казахстане. На выезде из города еще одна стройка - стеклянная гостиница с куполами и все теми же флагами.
4) Еще один университет с огромной цитатой Назарбаева во всю стену.

 

Исследовали местный рынок на предмет еды. Да, тут даже с парой рублей в кармане с голоду не умрешь. Небольшая дыня - 10 тенге (2 рубля). На каждом рынке (верно и для Узбекистана тоже) есть кран, под которым можно помыть фрукты. Но основная часть рынка все же не продуктовая, а барахольная. Ужасно все дешево.

 

За рынком - автовокзал. Автобус до Чимкента идет через полтора часа и стоит 150 тенге. Не хотелось стопить по жаре, поэтому решили доехать на автобусе. Вернулись за вещами, уговорили дыню в тени ж.д. вокзала (дыня режется пополам и выедается ложками) и поехали в Чимкент.

 

"Икарус" быстро несется мимо полей с относительной зеленью. Пасутся козы, гуляют ослики. Поля уже убраны, отчего пейзаж уныл. На трассе хватает машин, много грузовиков, так что автостоп тут, думаю, хороший. Много мелких населенных пунктов (автобус часто останавливается, высаживая и подсаживая пассажиров). Работает радио - из спортивных новостей с удивлением и радостью узнаю, что наши футболисты разгромили швейцарцев 4:1. Ура.

 

Одолев 165 км, в 17:30 въехали в Чимкент. Город (а точнее трубы ТЭЦ и свинцового комбината) видны издали. Перед городом - всплеск активности как придорожной торговли (сплошные ряды лотков), так и пригородного сельского хозяйства (поля кукурузы, бобов, томатов).

 

Автовокзал пуст. На вопрос "А когда ближайший автобус до Ташкента?", тетка, сидящая в будке с надписью "Справочная" лаконично ответила "А я откуда знаю". Правда потом добавила: "Идите на улицу, у частников спросите". Действительно, за вокзалом стояло несколько газелей, которые как раз доверху забивали челноки.

 

До Ташкента маршрутки не ходили. Через границу вообще нет сообщения кроме поезда Москва - Ташкент. Маршрутки ходят до поселка Черняевка, т.е. до границы. Там нужно пешком пересечь границу и сесть на узбекскую маршрутку или автобус. Забитая под завязку газель до границы стоила 250 тенге (от Чимкента до Ташкента 124 км, то есть от Чимкента до границы где-то 110 км) и уезжала при полном заполнении. Мы не сильно желали ехать 100 км таким образом (к тому же казахские тенге почти кончились).

 

Пока размышляли, как бы выйти на трассу, пристал с разговорами местный алкаш. Обязался помочь уехать на маршрутке, несмотря на наши отказы, и понес совершенную ахинею, в которой причудливо смешалась внутренняя жизнь Казахстана и мировая политика. На последнюю он просто раскрыл нам глаза.= - "Вот США в Ирак за золотом полезли..". - "Там же нефть". - "Вот! И все так думают. А на самом деле это прикрытие. Пропаганда ЦРУ. Пусть все думают, что там нефть. А там золото. Там же Вавилон был, так там золота на миллиарды".

 

Еле отделавшись от мудреца геополитики, пошли на выход из города. На последние тенге купили кефира - сразу стало веселее, хотя это настроение не могло улучшить впечатление о городе.

 

Наиболее подходящий эпитет для Чимкента - ravaged. Дома, кажется, подвергались артобстрелу. На замусоренных улицах - стихийный рынок. Над городом торчат трубы, но, по большей части, мертвые. Мощнейший свинцовый комбинат, говорят, работает на треть мощности, а пару лет назад и вовсе стоял. Конечно, неработающая промышленность имеет свои плюсы - улучшение экологии, например. Так произошло в Кемерово. После остановки многих "грязных" производств и закрытия шахт в черте города, над столицей Кузбасса показалось чистое небо. Но это дополнилось общим фэйс-лифтингом города: чистые улицы, нарядные фасады, зеленые полосы, фонтаны и т.д. В Кемерово все это есть (спасибо денежным вливаниям).

 

Чимкент же в таком состоянии, что ему необходим не фэйс-лифтинг, а, как минимум, пластическая операция. И я не знаю, сколько денег потребуется, чтобы привести в порядок Чимкент, Актюбинск и прочие индустриальные "живые трупы" Казахстана.

 

Мы стояли на заправке за Чимкентом, напротив самого красивого места в городе - мусульманского кладбища, и безуспешно пытались застопить машину до границы. Бесплатно везти отказывались, да и вообще машин было мало. Лишь через час остановился УАЗик, переоборудованный внутри под автобус (лавки по стенам). Водитель сказал, что едет до Ленинска - это полпути до границы. "У нас денег нет, 30 тенге всего осталось". - "Дай 100". - "Да нет, говорю, денег. Кончились". - "А-а-а, садись".

 

В машине быстро перезнакомились с пассажирами. Наша история о поездке в Узбекистан с целью налаживания контактов между университетами и донесения информации о житие данной страны до Родины, вызвала восторг одного из них. А тот факт, что мы едем из самой Москвы "пешком", просто поверг его в экстаз. Я не очень его понимал, но каждое третье его слово было "Ай, молодец" (обычно оно сопровождалось рукопожатием).

 

Мы впервые столкнулись с типичным поведением при встрече русского человека. "Из России? А я служил в …" (далее следует рассказ о месте службы, который может повторяться неограниченное число раз в зависимости от продолжительности вашей беседы). Или. "Из Москвы? А я был в Москве в …". Если уж так сложилось, что собеседник ни разу не был в РФ, то он скажет: "А у меня брат живет в …(Москва или другое место РФ)". Так как я много где в России побывал, то зачастую место службы собеседника было мне тоже знакомо, что вызывало еще больший восторг. Вообще ни разу за время, проведенное в Казахстане и Узбекистане, нам не довелось столкнуться с людьми, которые хоть как-то выражали претензии к русским. Наоборот, все старались уверить, что без русских они никуда.

 

О нас сообщили водителю, который немедленно пообещал подвезти как можно ближе к границе. Давно стемнело, а мы все ехали и ехали. Наконец в машине остались мы одни, а водитель, чье имя было Мурат, сообщил, что до границы 15 км, а он сворачивает к себе в аул. Поблагодарили его (денег он, конечно, не взял) и хотели прощаться. - "Подождите, а вы в Ташкенте к кому?" - "Да пока не знаем, но это и не важно. У нас палатка есть - переночуем". - "Да что вы. Поехали ко мне. Переночуете, а утром я вас к границе вывезу". Так мы попали в гости к Мурату.

 

Мурат жил в не совсем типичном ауле. Здесь жили немцы (Мурат знал и немецкий), но после распада СССР все до одного уехали в Германию. Чистый аул с хорошими домами быстро заселили казахи. Однако Мурат - коренной житель аула, и дом его собственной постройки. Подъезжаешь к нему - железный забор и ворота метра два с половиной высотой. А вот за ними прячется внутренний дворик, где прямо на пороге дома на возвышении расстелены одеяла. На них трапезничающие возлегают вокруг "стола", т.е. доски, на которой ставится еда.

 

Следующие несколько часов мы предавались чревоугодию в компании Мурата, его супруги и периодически меняющихся шестерых детей. В дружной семье есть также две собаки, кошка и, для полного счастья, две кобры, что живут под домом.

 

Еда. Да, в тот вечер мы перепробовали немало сортов дынь. Помимо традиционной желтой дыни ели еще зеленую (не только кожура зеленая, но и сама мякоть) и "красномяску" с оранжевой мякотью (эта самая сладкая). Это плюс к мясу, картошке, арбузам, ну и выпивке, конечно. Мурат радостно сообщил, что раз у него гости, жена не будет корить его за то, что он пьет. Своим "конституционным" правом он воспользовался сполна: раздавил бутылку почти один. Но после водки нам принесли молодое вино! А ведь до водки было еще пиво "Чимкентское" (рекомендую) с куртом (соленые шарики из скисшего молока)!! Но обошлось без последствий.

 

Мурат все больше пьянел, а мы смотрели телевизор, который принимал, в основном, узбекские каналы. Именно через Узбекистан местные жители могли смотреть телеканал "Россия". Однако только до 11 вечера, после этого узбеки вырубали "Россию" и пускали что-то свое. Из прочих мне понравился спортивный телеканал типа нашего "Спорта" - там крутили отборочные матчи чемпионата Европы.

 

Под конец Мурат уже не мог встать с ложа, так что я высказал сомнение, что он завтра с утра пораньше нас куда-то вывезет. Но это будет завтра, а пока спать. Умылись водой из специального умывального чайника, вода в котором оказалась … минеральной. Но это и неудивительно - отсюда рукой подать до Сарыагача, известного минерального курорта. "Сюда со всего Союза съезжались", - хвастал Мурат. Сейчас уже, правда, мало кто приезжает, зато источники активно используются для получения самой популярной в Казахстане и Узбекистане минералки с одноименным названием. Семья Мурата берет минеральную воду из близлежащего ключа. Вообще они в удобном месте живут: прямо у бурной речки, что слышна со двора.

 

Дом сочетает в себе русские и казахские традиции. Есть гостиная и спальная с мягким диваном, шкафами, сервизом за стеклом, коврами на стенах - в общем, все как у нас. Но прочие комнаты - кочевничий казахский минимализм. Никакой мебели, голые стены, только одеяла на полу вместо кровати. Там спят дети. Нас же положили в "русскую" спальню хозяев. Сколько я не спал на мягкой постели? Пару дней? Неделю? Год? Как давно, кажется, мы покинули Россию, а как давно Москву. Прошло всего пять неполных дней, а мы уже готовимся вступить на узбекскую землю. Воистину, путешествие - лучшее времяпрепровождение.

 

Москва-Оренбург(6-9 сентября)
Казахстан (10-11 сентября)
Ташкент (12 сентября)
Самарканд (13-14 сентября)
Бухара(15 сентября)
Хорезм (16 сентября)
Устюрт (17-18 сентября)
Атырау-Уральск-Казань-Москва
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.019254922866821 сек.