Петербург-Владикавказ
1 апреля пятница Петербург-Бобылево.
Сегодна я покинул свой дом, в котором прожил 10 месяцев (после возвращения из Таиланда), и отправился в Москву. По пути в Москву я всегда заезжаю в Валдай, а на этот раз на пути в Валдай решил наезать в село Бобылево. Там живет грузинский художник, которого я не видел уже года четыре. Я вел ему мешок с копаловым лаком. Решил, что в 07:18 я уеду электричкой на малую Вишеру, а в 11:50 прибуду в Окуловку, где он меня встретит.

Не люблю утро. Все, что я делаю утром, я делаю тяжело и плохо. В этот раз все было еще грустнее, потому что я заснул в 03:00, а проснулся в 06:00.

На электричку я опаздал. Она ушла у меня из под носа, оставив меня на платформе московского вокзала с билетом за 176 рублей в руках. Я тоскливо потащился домой, проспал часа три, а потом на меня сошло просветление, и я решил повторить попытку: уехать электричкой на 12:25. Хотя график сбился на 1 день и это неисправимо.

В половине первого, уже по веселой солнечной погоде я стартовал с московского вокзала, с билетом до Любани за 176 рублей (вторым). По вагону ходили молодые бодрые парни с серьезными приборами. Я уже года три не пользовался электричками и забыл все технологии уклонения от денежных сборов.  

За Любанью контроль спросил с меня билет, я попросил мне его продать, но у них сел аккумулятор в приборе, штампующем билеты. В итоге они взяли 50 рублей себе в карман и оставили меня в покое. Узнаю эту страну.

В Малой Вишере я провисел 40 минут: 15:40-16:25. Съел тарелку пельменей за 30 рублей… Затем полтора часа до окуловки читал учебник грузинского языка. В вагоне ехала нетрезвая компания работников ж/д охраны. Заметив мой фотоаппарат, они спросили, не шпион ли я и куда еду. Я решил нарываться (есть у меня такое свойство характера) и сказал, что еду в Грузию. Охранники напряглись, попросили документы, попросили показать фотоаппарат и попросили стереть фотографию домика, сделанную мной из окна поезда. Не помню уже, чем они это аргументировали. Фотография была неудачная, и я ее демонстративно стер.

В 18:02 я был в Окуловке и меня уже встречал грузинский художник Иверий Надарийшвили на соседской машине…

(далее кусок текста временно погиб)
2 апреля суббота. Бобылево-Валдай.
Утром в деревнях всегда лень просыпаться. Все остыло, холодно. В 12:00 проснулся и еще часа три ушло на чай, лобио, и фотографирование местности. Зато запечатлел для себя внктренности дома и деревенские пейзажи.

Около 16:00 Надарийшвили проводил меня до боровичской трассы. Минут за десять я поймал машину в Боровичи, до которых примерно 30 километров. Водитель был местный, молодой, всю жизнь прожил в Боровичах, но почему-то он не очень хорошо представлял себе местонахождение трассы на Валдай. Он ввез меня в говод, показал мост через Мсту, сказал, что это первый в России арочный мост. Потом провез меня по улице Коммунаров, свернул к северу и там высадил.

Я попробовал понять, где тут Валдай. Нашел таксиста, глянул у него карту. Оказывается, мне идти через весь город на юг и потом еще пригородами. Ну, что поделать. Зато посмотрю Боровичи и сделаю пару кадров на память. Часто ли человек в зравом уме и твордой памяти попадает в Боровичи?

Должен заметить, что Боровичи – симпатичный город. Крупнее Валдая и веселее Валдая, весь на холмах и весь в деревьях. Коммунарка, главная улица, приведена в приличный вид и вымощена плиткой. Берега Мсты высокие и фотогеничные. Ну, и знаменитый мост.

Окраины я проходил долго. Очень нескоро попалась машина на 4 километра, и чуть позже еще одна, на 20 километров (по словам водителя). У поворота на Пирово я был в 20:00, висела звенящая тишина, сгущался сумрак, машин не было. Все шло к тому, что мне ночевать в лесу на снегу, и с утра выбираться на Москву, минуя Валдай.

Случайно остановил такси. Спросил, почем возят в Валдай. Мне сказали, что 15 рублей за километр, а сколько километров – неизвестно. Я предположил, что километров будет 40 и отчего-то решил, что это 400 рублей. Выбора особенного не представлялось. Поехали.

Забавно ехать по зимней трассе на мажорном японском такси с музыкой и какими-то огоньками на панели… А километров оказалось на 40, а 65 до поворота на монастырь. Разговор как-то случайно сошел на Единую Россию.

-Эти ребята доведут страну до бунта… Их же всех порежут… Никого не знаю, кто бы за них голосовал, и опять у них большинство… Вон, есть у нас один, тоже единоросс… говорит: «да вы хоть не голосуйте за них, умоляю! Я-то не могу, я единоросс…» Они теперь как в советское время, идут в ЕР, только чтобы жить им не мешали…

Найдя во мне единоверца-антиедровца, он в виде бесплатного бонуса провез меня еще 3 километра до монастыря. Все, я таки добрался до своей базы…
3 апреля Валдай-Москва
Я проснулся около 9 утра, когда Серафим уже ушел на службу. Вяло собрался, дошел до собора. В соборе оказалось неожиданно много народу, очевидно, из-за воскресения. Около 11 часов я двинулся на Москву. Вышел из монастыря и сразу же поймался монастырский джип до трассы. Там встал на горке и, простояв совсем немного, остановил скоростную иномарку до самой Москвы.

С этой машиной мне повезло. Водитель оказался причастен к возведению гиперрезиденции путина под Валдаем и рассказал мне много всего удивительного. Подробности см. на странице «Как украсть миллиард».
 
Рефреном этой поездки была фраза:

-Правильно Задорнов сказал: не ту страну назвали Гондурасом.

Я бы забыл эту цитату, но через несколько дней услышал ее опять.

Мы стремительно долетели до Москвы и уже около 16:00 я вышел у метро «Войковская». Через час приехал на «Щелковскую», на хату Маши Пистуновой, которая только-только прилетела из Грузии загадочно дешевым рейсом за 6000.

Вечером, очень поздно, явилась Вершинина – «женщина Ю.» и «куриная фея». Она принесла мешок еды и до середины ночи мы развлекались куриными ногами. Вершинина всегда является с курицами в самый нужный момент.
4 апреля понедельник Москва.
В Москве солнце и весна. Утром Вершинина собирала вещи и готовилась отбыть на родину. Среди вещей мне подвернулся легендарный «Путоранский дневник» - хроника ее катастроф на плато Путоран прошлым летом. Некоторые люди не верят в существование этого дневника, а я вот держал его в руках и даже сделал фотографию для скептиков:
Собравшись и отняв у меня дневник, «женщина Ю.» со всеми распрощалась, нагрузила на себя огромный рюкзак и отчалила в Красноярск. Машка тоже собиралась уходить, но неожиданно нагрянул продавец суперпылесосов, который провел бесплатную промо-акцию: он вычистил ей ковер несколькими способами, прошелся по моему спальнику, наглядно доказал, что его пылесос лучший на планете и предложил купить это чудо нанотехнологий за 150 000 рублей. Мы подумали и не решились. Он предложил нам честно назвать цифру, за которую мы имеем возможность это купить. Мы оценили чудо нанотехнологий тысяч в 10 примерно. Он так и записал для статистики.

В 16:00 мы с Машкой дошли до Щелковской, заглянули в магазин снаряжения, и уехали в центр, где она направилась к родственникам за тортиками, а я пошел в грузинское посольство за визой.

В посольстве тихо, очередь в два человека всего. Без вопросов выдали визу. 90 дней, начиная с 5 апреля. Я прогулочным шагом вернулся на метро и уехал обратно на Щелковскую. Зашел в снаряженческий магазин и купил там себе адаптер на горелку и два баллона по 60 рублей. Адаптер – моя мечта с 2009 года, когда я увидел, как он упрощал жизнь Полине в Китае. Теперь и моя жизнь упростилась.

Вечером вернулась Машка с тортиками. Так и прошел день.
5 апреля вторник Москва-Воронеж.
Это был легкий и приятный день, и даже мелкие неудачи проходили незаметно. Я проснулся только в 09:00, потратил сколько-то времени на поедание Машкиных тортиков и иной Машкиной еды, и только около 10:00 распрощался с хозяйкой и вышел на улицу. Было солнце, была весна, было хорошо.

Далее в планах стояло попадание на станцию Варшавская. Я доехал до нее с двумя пересадками, нашел ж/д платформу, и даже купил билет до Росторгуево за 16 рублей. Кассирша вручила мне билет и сообщила, что следующий поезд будет только через два часа, в 13:25. Это было неожиденно. Я не подозревал о существовании таких пробелов в расписании.

Немного подумав, я перепланировал себе жизнь: поехал на Домодедовскую, нашел там автобус до МКАДа за 25 рублей, вышел на МКАДе и стал ловить машины.

Как я уже говорил, день был легкий. Долго стоять не пришлось нигде. Везли не очень далеко, но подбирали быстро. Успел удивить пару водителей рассказом о том, что еду в Грузию.

Всего до Воронежа около 500 километров, последние 200 я пролетел на пятигорской машине. Водитель был странно неразговорчив и ехать с ним до Пятигорска желания не возникало. Я оставил его у начала воронежской объездной около 20:00, и сразу поймал минскую машину, которая шла в Ростов. Но по всем планам он приезжал в Ростов в 03:00, и оказаться под Ростовом посреди ночи мне не казалось приятной перспективой.

Белорус высадил меня практически у нужного мне бульвара Победа. В Воронеже было сумрачно, облачно, много тающего снега и грязного льда. Я нашел нужный дом и заявился к некой Тане, живущей производством глумурных шляпок. Я так и не понял, какие шляпки она делает, но перья для них выписывает из Испании. Какие-то особенные, зеленые. В доме все были заняты, так что я самостоятельно сбегал до маркета. Второпях забыл достать из рюкзака деньги, так что еду покупал на ту мелочь, что нагреб в карманах: хватило на пельмени «тещины дульки» и майонез. Название противное, зато дешево.
6 апреля среда Воронеж-Тихорецкая
Этот день был серым во всех смыслах. Я вышел из дома около девяти утра, было холодно и промохзгло, небо затянуто облаками. Я влез в автобус номер 90, проехал на нем до центра и на левый берег Дона, там нашел улицу Димитрова и шел по ней, пока не поймал машину в Лиски, это 100 километров примерно. Пока ждал, пришлось основательно померзнуть.

У поворота на Лиски было все так же тоскливо и серо, но вдруг остановился белый ВОЛЬВО, едущий в Пятигорск.

Это было эпозальное событие этой поездки: на этой машине я проехал до самого Пятигорска и провел ночь в относителньом тепле и сухости.

Водителя звали Вячеслав, он жил в Георгиевске, что около Пятигорска. Он, кстати, поведал мне о том, что в георгиевске остались куски стен прежней крепости и музей воссоединения с Грузией, который находится в том самом доме, где подписывался георгиевский трактат. Мне стало интересно. Я решил слегка искривить маршрут и заглянуть в Георгиевск.

Вячеслав любил все, что было до Ельцина, и с омерзением относится ко всему, что началось после. Он привел множество аргументов в пользу своего мировоззрения. Итогом его рассуждения была фраза, от которой я вздрогнул:

-Правильно сказал Фоменко: не ту страну назвали Гондурасом.

Мы с ним беседовали почти сутки. Я не смог его убедить в двух вещах: в том, что Изабелла – плохое вино, и в том, что от дефляции экономика только страдает. Вячеслав все же очень хотел, чтобы доллар стоил 3 рубля, и не понимал, почему произошла такая несправедливость и грузинский лари стоит полдоллара.

Этот человек был готов и проклинать Россию и защищать ее одновременно. Он знал, что у нас все плохо, но был уверен, что вокруг все еще хуже.

В темноте мы переехали Дон у Ростова и проскочили опасный пост весового контроля. Этого поста Вячаслав боялся. Недавно официально объявили «паводок» - это значит, что земля размокла и нельзя нагружать машину больше какой-то нормы. Паводок имел место только на бумаге, но ДПС радостно штрафовала всех подряд за перевес.

В 11 вечера мы встали в Тихорецке спать.
7 апреля четверг Тихорецкая-Георгиевск-Грозный.
Я провел ночь на нижней полке в кабине, даже не применяя спальник. Вечером в кабине было тепло, но под утро стало очень даже некомфортно. В 07:00 проснулись, сготовили чай, доели остатки печенья. Тронулись.

Погода все та же – серо и низкая облачность. Снега уже нет. Даже местами трава проглядывает. Водитель сказал, что цветы видел. Часов в восемь мы тронулись и к 12-ти доползли до Пятигорска. Гора Змейка вершиной пряталась в облаках, Бештау еле видно, Машук видно получше. Я вышел на основном перекрестке, где вправо Пятигорск, а влево дорога на Георгиевск. Водитель предупредил, что на Георгиевск автостопа не бывает, а ходят маршрутки по 45 рублей. Расстояние туда – примерно 35 километров. Я все же решил попробовать своим ходом и минут за пять поймал большую фуру, чистую и теплую. Врдитель даже поведал мне кое-что из истории, хотя постепенно сбился на славян и древних ариев.

Он высадил меня у начала главной центральной улицы города, которая переспекает весь центр до реки Подкумок. Улица имеет вид бульвара, вымощена плиткой и выглядит очень прилично. Городок вообще тихий и приличный. Я нашел сбербанк и банкомат. Проверил карту – пусто. Жаль, а то б сегодня уже сунулся бы в Грузию.

Нашлась настоящая столовая. Древнего советского вида, с древними же ценами. Например, 29 рублей за рис с мясом. Я решил погрузиться в историю и набрал себе всякого на 108 рублей. Действительно почувствовал себя в 90-х годах. Мне нравится этот город.
 
 обелиск в Георгиевске

Обелиск в Гергиевске
 
Бульвар упирается в стелу в честь присоединения Грузии. Когда поставили, непонятно, но с виду новая. Отдаленно напоминает обелиск в честь марабдинской битвы, что  под Марнеули. Только поскромнее. Стоит это чудо на Горийской улице, между прочим. Чуть левее – улица Лермонтова, она упирается в церковь, а справа от церкви хорошо видно длинный бревенчатый дом с желтой вывеской «АРЕНДА». Я не сразу сообразил, что это и есть дом наместника на Северном Кавказе, в котором подписывали георгиевский трактат в 1783 году. Даже мемориальная доска привинчена. Еще Вячеслав сказал мне, что внутри должен быть музей и там можно увидеть, как минимум, аутентичную чернильницу. Я заглянул в дом, но обнаружил там магазин запчастей.

Дорога мимо дома ведет прямо к реке, там местров через сто можно видеть остатки Георгиевской крепости. Действительно кирпичная стена, довольно невзрачная. Вдоль всей стены я проходить не стал, все же там грязно. Пофотографировал ее со стороны.

Спустился вниз, перешел Подкумок и быстро поймал легковую в Новопавловск. И даже проехал немного в сторону Прохладного. Теперь надо как-то выбраться на основную трассу, при этом обогнуть сложный город Нальчик. Времени – 15:15. Погода серая, машины нечасты, по одной в минуту. Но через полчаса внезапно тормознули два дагестанца, едущие в Махачкалу из Пятигорска. Каким ветром их занесло в Прохладный, я не понимаю, и они сами не понимали. Они вообще ехали наугад.

С ним проскочили Моздок, потом еще 110 километров мчались мимо скучноватых деревень. На въезде в Чечню – пост. Серьезный. Пропускают по одной машине, проверяя богажник. Меня увели в подсобку вместе с рюкзаком и поверхностно обыскали. Изучили фотоаппарат, ксивник с паспортами, но в глубины рюкзака не полезли и мой страшный малайский нож не нашли.

Примерно в 18:00 я вышел на кольцевой развязке с постом. Вправо – 26 километров до Грозного. ДПСники проверили паспорт и грустно попросили денег. Ну хоть 50 рублей. За это обещали остановить мне машину до Грозного. Я ответил, что умею это делать быстрее и дешевле. А так же заметил, что я вообще-то лейтенант, и давать полтинники сержантам мне не по понятиям. На том и разошлись.

Машина остановилась практически сразу – первая или вторая. И минуты не простоял. Водитель – очень обаятельный чеченец – ехал в Грозный, стараясь успеть на жертвоприношение. В Казахстане умер его родственник, и теперь по этому случаю резали корову. Он сказал, что это всего на два2 часа, так что в случае проблем я могу и у него ночевать после 21:00. Телефон я записал на всякий случай.

Мне нужно было попасть в северную часть города, в микрорайон Ипподромный, к человеку по имени Хаджимурат. Я посылыл ему смску и он обещал встретить меня у мечети. Мечеть на весь микрорайон одна, туда меня завезли и там оставили, еще раз предложив вписаться после жертвоприношения.

Грозный сразу обращает на себя внимание количеством новостроя. Обычно это небольшие желтенькие домики, не то европейского не то турецкого стандарта. С асфальтом посложнее, он тут не везде. Ипподромный вообще застроен современными высотками. Чуть позже я узнал, что аренда двухкомнатной квартире в этом современном районе стоит 4 000 рублей в месяц. Всем фрилансерам рекомендую.

Хаджимурат встретил меня у мечети и завел в свою квартиру, где жил с женой и ребенком. Этнически он не чеченец, а ногаец, поэтому вечер и утро у меня прошло в разговоре о ногайцах. Чеченцы иногда сами не знают, что в их республике живут ногайцы, и часто удливляются их существованию. Иногда их тут путают с нанайцами. Иногда говорят, что они язычники. На что ногайцы отвечают, что они приняли ислам 600 лет назад, а чеченцы всего 300. Так и живут.
 
Вечер. Квартира за 4000, самодельные вареники и домашняя сметана (местные бабушки распространяют) – настоящая деревенская сметана, если вы понимаете о чем я. Мне уже нравится этот город. Понять бы еще, почем тут интернет.

Завтра буду разбираться.
8 апреля пятница. Грозный.
Хаджимурат ушел в 08:00, я проснулся только в 10:00, до 11 пил кофе и до 12 писал этот вот текст. В 12:00 в меня впихнули миску картофельных вареников, и я отправился изучать город Грозный. В это утро обнаружилось долгожданное: появилось солнце. Мир изменился, началось лето.

Ощущения от Грозного я сложу на отдельную страницу: «Чеченская весна-2011».

Домой я вернулся только в 19:00. Хаджимурат был дома, он как раз собирался в гости в соседнюю ногайскую семью на галушки. После уйгурского лагмана на Беркате я был не в состоянии смотреть на еду, но пошел ради интереса к ногайскому быту. Меня предупредили, что ничего интересного не будет, поэтому фотоаппарат я оставил в доме. И напрасно.


Итог дня. Я нашел сбербанк и снял свои тысячи. Можно смело ехать в Грузию. Я не смог найти интернет и рассказать миру о себе. Интернет потом нашелся у Хаджимурата, но в ограниченных количествах. Будем ждать Тбилиси.

9 апреля суббота Грозный-Казбеги
....



 
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020706176757812 сек.