Индонезия. Путь на вулканы.

 

14 декабря четверг Суматра на горизонте

 

Последнюю ночь в Малайзии я провел в сикхском храме города Малака. Ночью над городом сверкали молнии, несколько раз прошел сильный дождь. В 6:40 в столовой появились женщины, прошли на кухню и стали там шуметь. Эти звуки разбудили меня, но еще с полчаса я пребывал в сонном сстоянии. Только в 7:00 рассвело и я стал собираться. Тут случилась очередная странность: пропали тапочки. Они лежали среди прочих перед порогом столовой, и теперь их не было. Как поступают в таких ситуациях, я не знал, жаловаться некому, а идти в Индонезию босиком как-то глупо. Вот так я стоял с тупой задумчивостью на лице, пока ко мне не подошел высокий индус с седой бородой. Он спросил на чистом английском, что у меня произошло. Я ответил, что вот такая загогулина... Тапочки, понимаете... Он ответил: просто кто-то в них ушел, всего и делов, бери любые.

 

Я поизучал имеющиеся запасы тапочек и выбрал голубые на липучках. Сразу скажу, что выбор оказался удачен: я прошел в них всю Индонезию, лазал на вулкан, вернулся с ними в Бангкок и оставил их - стершихся до толщины бумажного листа - в тамошнем сикхском храме, поменяв на другие, злодейские инквизиторские тапочки...

 

Выбрав тапочки, я выпил чая с молоком и в 7:30 пошел не спеша к причалу. Успел к 8:00, оказалось, рано.

 

День выдался облачный, солнца не было. Под навесом терминала собирался народ, все с сумками, чемоданами, у некоторых целые тележки сумок. От нечего делать заполнил выездную декларацию, потом еще какую-то. В 9:00 народ стал втягиваться в глубину терминала. Очередей оказалось две, пришлось разбираться, которая из ним на Думай. Простояв очередь, я получил свой выездной штамп, прошел под сканирующей аркой, за котрой сразу поворот направо, там сидит человек и собирает входные бирки. Затем сразу сходни и большой катер. Никто не смотрел на мой билет. Наверное, можно подделать входную бирку (ксерануть ее и заламинировать), но тогда, наверное, обнаружится неправильное количество бирок и объявят тревогу...

 

На катер народ проникал долго. Я стоял в носовой части, пригибаясь из-за низкого потолка. Вот катер тронулся, отдалился от берега, но в Думай не пошел, а пристроился к другому кораблю, больших размеров, куда нас всех и перевели. Вот это уже и был думайский корабль, сравнительно небольшой, на 275 мест. Только в 10:40 он тронулся к Суматре.

 

Я выбрался наверх, на солнце и ветер. Познакомился с индонезийцем по имени Геральдо. Он был яванец, работал на Батаме, но жил сейчас в Думае.

 

-Осторожнее в Думае, - предупредил он, - это такое место... Народ там горячий (hot)...

 

Малайский полуостров удалялся, холм с храмом становился все мельче, и вот земля скрылась за горизонтом, вокруг только вода, только море. Я подумал, что вот так каждый день катер пересекает пролив; мы сидим дома, занимаемся своими делами, за окном снег и метель, а где-то солнце, ветер, и катер идет на Думай... Такие вот мысли посещали меня, впервые в жизни покидающего евразийский континент.

 

герб Индонезии

 

Суматра появилась черной полосой лесов. Набежала туча, пошел дождь. Корабль заходил в пролив между Суматрой и большим островом, берега подступали справа и слева. На берегу черный, заболоченный лес. Потом далеко впереди показались какие-то индустриальные формы, обозначились голубые цилиндры нефтехранилищ, потом постепенно приблизился и вырос думайский порт, пирс на сваях, сухогрузы...

 

виза Индонезии11:50 индонезийского времени. Корабли причалил к пирсу, народ повалил на выход,совсем как у нас в электричках. Кто-то показал мне дорогу к турист-полис. В офисе у меня взяли 25 долларов, долго что-то оформляли. распечатывали на принтере визу, наконец, вклеили ее в паспорт и вручили мне. Все. Я приехал. Я в Индонезии.

 

Я покинул порт и двинулся в опасный город Думай. Обычно здесь, на выходе с терминала, на приезжих набрасываются автобусные агенты. Почему-то я их не заметил. Просто прошел мимо сеток и вышел на улицу. Справа на деревянных скамейках сидели улыбающиеся загорелые дядьки и пили кофе.

 

-Hellow!!!

-Salamat siang.(Добрый день)

-Darimana?(Откуда?)

-Dari Russia.(С России)

-A, Russia! Kopi? (А, Россия. Кофе?)

 

Я согласился пить кофе. Оказалось, что эти люди были батаками.

 

Простившись с батаками, я двинул наугад по улице. То и дело кто-то махал мне рукой и кричал "Hellow!". Из одной мастерской меня позвали, задали несколько вопросов (откуда, куда, кто), и вручили рюмку виски. Из вежливости я выпил только одну. Не успел покинуть мастерскую, как появился парень на велосипеде и стал что-то предлагать. Я отказался, но он долго катил за мной, и все предлагал, предлагал...

 

Нашелся обменник. Я решил поменять сразу 10$, за которые мне вручили 88 000 рупий. На бумажке в 1000 рупий изображен усатый дядька с мачете и написано: "капитан Паттимура". Пора было пожертвовать несколько "паттимур" на еду. Я шел и приценивался к уличной еде. Цены не внушали доверия. 5000, 7000... Я был не в курсе уровня цен и пытался постичь его интуитивно. Тут правило простое: дешевая еда всегда не на виду; все, что встречается в первый час-два, это дорого.

 

И вот стою я, присматриваюсь к ларьку с плюшками, и подходит ко мне человек с книжкой в руке. Здоровается, спрашивает, откуда я и куда и пришлащает в гости. Сразу предупреждает, что он не агент и не рекламщик, а учител английского языка, здесь у него частная школа и время от времени у него останавливаются бэкпэкеры.

 

-Вы автостопом? А, знаю. С России? А у меня однажды уже была одна девушка из России! Тоже приехала автостопом!

 

Я подумал - а что это за девушка такая, приехавшая в Индонезию автостопом? Лично мне известна только одна, а именно Валька Дюрягина из Магнитогорска. Она посещала Индонезию где-то в мае... Спрашиваю, а ее не Валентиной звали?

 

-Да, точно, сейчас именно вспомнил, что Валентиной! Она еще ходит так смешно глазами в пол...

 

И изобразил - очень похоже - застенчивую валькину манеру ходить с понуро опущеной головой.

 

И поехали мы в школу. Она находится на улице Джалан Пемуда за мостом, справа возле большого бетонного купола мечети. Выглядит как обычный одноэтажный дом, в котором одна комната выделена под класс, там стоят скамейки, столы, шкаф с книгами и так далее. Учителя звали мистер Мучсин, и у него такая политика: приглашать туристов, чтобы они общались с детьми и приучали детей не бояться английского языка. Чтобы дети чувствовали себя уверенно и ощущали эффект обучения. Совершенно правильная политика. Что б вот наши английские школы доперли до идеи сделать у себя бесплатный отель для иностранцев....

 

Дети пришли ближе к вечеру, сперва старшая группа, пом младшая. Со старшей интересно, они уже неплохо говорят и есть с ними о чем говорить, а младшая еще неуверенно себя чувствует и говорить боится. Урок в старшей начался так:

 

-Итак, - говорит Мучсин, стоя с мелом у доски, - вы уже знаете, что у нас останавливалось трое путешественников-автостопщиков. Первый - Томас из Франции... (Пишет на доске: "Томас. Франция.") Он прожилу нас неделю. Второй была Валентина из России... (Пишет: "Валентина. Россия.") И вот сейчас - Алексей из России тоже... (Пишет: "Алексей. Россия") Все они приехали by hitchhiking. Что такое hitchhiking? (Открывает Большой Оксфордский словарь, зачитывает определение и подробно по словам его разбирает.)

 

Ну и так далее. Интересно, что дети Вальку запомнили, собенно девицы. Известие, что мы знакомы, вызвало у них восторженое "вуууууууу!", которое тут соответствует английскому "вау". Это "вууу" я потом часто слышал и мне показалось, что женщины Индонезии более открыты, чем остальные в ЮВА и более склонны к громким выражениям эмоций. Правда, факт моего знакомства с Валентиной школьницы истолковали по-своему, в понятиях традиционного общества... И пошли вопросы: а за какие достоинства я, значит... И давно ли... Я отвечал: да вот... да так... не помню... Не спорить же.

 

Кстати, школьницы были частью в платках, а частью без. Такой тут либеральный ислам.

 

Финал меня слегка шокировал. Я как-то настроился на существование в мусульманской среде, где на женщин смотреть не положено, но в конце урока все встали и пошли на выход и все школьницы по очереди подходили пожать руку на прощание. Потом я узнал, что в Индонезии так принято - здороваться с женщинами за руку, но в первый день пожатие дюжины пухлых лапок несколько выбило меня из колеи...

 

Вечером нашел в книгах "Lonely Planet - Indonesia". Учитель обещал наксерить карт. За углом нашелся интернет с расценками 4000 за час. Там я отправил свое первое индонезийское сообщение.

 

15 декабря пятница Черные реки Суматры

 

Проснулся в 5:00, успел полистать "Лонели Плэнет". Зашла попрощаться одна из вчерашних школьниц. Вечером она была в джинсах, а с утра в длинном платье и в платке. Кажется, она же принесла ксероксы карт. Качество карт, правда, грустное...

 

Учитель сказал, что он посылал в "Лонели Плэнет" рекламу этой свое школы, что б приезжали, но пока тихо. И просил рассказать всем, чтобы тоже приезжали. Выполняя эту просьбу, сообщаю всем адрес:

 

Sumatera, Riau, Dumai, Jl. Pemuda Laut Gd.Kemuning №21 tl. (0765)7007546

 

(Короче, идти по Пемуде на север от центра до моста, за мостом спросить.)

 

Мучсин накормил рисом с курицей(8:10), посадил на мотоцикл и вывез на окраину города, на то самое место, куда в мае прошлого года вывозил Вальку. Так и сказал - вот сюда я ее привез. И укатил.

 

Вокруг плоская заболоченная равнина, заросшая папортниками. Узкая полоса асфальта. Любопытно, как тут у них с автостопом... Остановил грузовичок, который почему-то меня не взял. Потом остановился еще один, груженый мешками. В нем ехали двое, они меня взяли в кузов и провезли киломтеров с пять. Там я вышел около поворота на Медан, прошел за поворот и поймал еще одну машину. Тоже везли недалеко.

 

Вот такая она, Суматра - тихая и маломашинная. Пейзажи совсем российские: где-то видны крыши деревянных жомиков, где-то поля. Вот только кокосовые пальмы иногда выдают Суматру.

 

Поймался бензовоз. Вообще, в провинции Риау много нефти и бензовозов. Меня взяли третьим. В 11:00 завернули к едальне. Там водители что-то съели, не предлагая мне. Я спросил, почем тут kopi-susu(кофе с молоком), оказалось - 5000. Недешево. Птом понял, что и кофе за 5000 и неприглашающие водители, это все специфика провинции.

 

Снова едем. Опять месность напомнила Россию. Равнина, лес, домики... Кое-где вдоль трассы тянутся черные трубы нефтепроводов. Реки тоже черные, медленные. Иногда в них врадают другие реки, желтоватого цвета - прямо как молоко в кофе. Бензовоз снова затормозил у едальни, которой распоряжались две веселые тетки в легкомысленных розовых пижамках. На этот раз мне вручили стакан кофе и маленький бисквит за 1000 рупий. Тетки от себя принесли тарелочку странного вещества, посыпанного сахаром.

 

"Женщина" на малайском называется wanita. Индонезийские ваниты вообще необычны. Я немного присмотрелся к ним еще в школе, но все равно не мог привыкнуть к их простоте и контактности. Эти две хватали меня за руки, сравнивая цвет мой кожи со своим. Спрашивали, есть ли isteri - жена. Говорю - tak ada isteri, нет жены. Одна говорит - о, давай на мне женись! Как ваще, нравлюсь?

 

Ничего себе вопрос в мусульманской стране. Я промямлил что-то невнятное, мол, что-то такое есть, конечно, но я тут как бы и вообще... Кажется, немного обиделась.

 

Снова едем. Довольно долго едем, но когда я вышел, до Пеканбару оставалось еще 60 километров. Провинциальная тишина, холмы, пустая трасса. постояв с полчаса, остановил легковую. В Пеканбару. За час доехали - уже вечерело.Куда-то завернули, загрузили в кузов большую тяжелую бочку. Вывезли на длиннющий проспект, сказали, что это Пеканбару, и я вышел.

 

Пеканбару. Большой непрезентабельный город. Высокие однообразные здания, едален мало, все больше мастерские. Машины, велосипеды, мусор. Уже темнело. Пора было что-то съесть и выбираться из этого мегаполиса. Зря заехал, честно говоря. Перешел улицу, нашел мобильную едальню, изучил ассортимент. Есть рис. За 3000. Есть яйца. По 1000. Кто сказал, что Индонезия - дешевая страна? Ровно вдвое дороже Китая. Делать нечего, приобрел этот рис и 2 яйца. В рис добавили немного огурца и посыпали все сверху розовыми чипсами. Я удивился чипсам, но потом оказалось, что тут суют их во все. Это такие особые рыбные чипсы, национальная малайская еда. Ловится рыба, нарезается тонкими ломтиками и жарится. Образуется чипс.

 

В темноте пошел на выход из города, расспросами вычисляя дорогу на Букиттинги. Тут вдруг объявился юный мотоциклист. Он с непонятным восторгом начал мне что-то рассказывать - мол он вот тоже... Вот адреса... Как здорово, что ты... Куда? На Букитинги? Поехали!!! Я не очень понял, чего ему надо, но сказал - поехали. Вроде как он обещал вывезти меня на трассу. Вот мы поехали. Парень гнал на полной скорости, виляя между грузовиками и срезая путь какими-то переулками. Было откровенно страшно лететь по проспекту навстречу слепящим огням автомобилей и мотоциклов. Минут 10 такой гонки и он становился возле едальни. Пошли, говорит.

 

Я вошел. Народ в едальне был какой-то странный. Молчаливый, мрачный. Парень меня им показал, мол - вот!!! Те глянули хмуро. "Куда?" "Да вот, на Букиттинги добираюсь..." Деловой дядька сел к столу, вытащил пачку бумажек, ручку, и скучно спросил:

 

-Имя?..

-Зачем? - не понял я.

-Тебе билет нужен или нет?

-Нет.

-Ты в Букиттинги?

-Да, но я сам доберусь.

 

Дядька пожал плечами и сунул бумажки в карман. Парень сразу приуныл, лицо его вытянулось и он почти одними глазами спросил меня - мол, а чего случилось-то, все так хорошо шло?.. Говорю - мне не нужен автобус. Все посмотрели на мня враждебно и я двинул к выходу. Парень - эй, а деньги? Uang??? Я - за что? Он - я тебя привез! Я - а я не просил. Он - а я привез!! Я - про деньги разговора не было, да их и нет в общем-то. Окружающие поддержали парня - мол, положено платить. Нет, говорю, ребята, пулемет я вам не дам. И вышел. Преследовать меня не стали.

 

Несколько мрачный после таких сцен я пошел вперед по трассе и из следующей же едальне меня позвали обычным "Hellow! Kemana pergi?". Я ответил, что иду на Букиттинги и вот ищу ночевательное место. Мне сказали - а вот тут и ночуй. Оказывается, в едальне было некое пространство, где можно было спать. Там спали владельцы заведения, а заодно вообще все, кому хватило места. Потом я обнаружил, что в Индонезии такие спальные места есть почти в любой придорожной едальне.

 

Раскатал спальник и заснул.

 

 

Ощущения этого первого дня были не очень радостные. Смутил уровень цен и отношение некоторых людей. Лишь много позже я понял, что весь негатив есть особенность провинции Риау, а весь позитив (вроде приглашений на ночевку) есть как раз общее место для Индонези.

 

 

16 декабря суббота Южный крест нам сияет вдали

 

Итак, я ночевал на окраине Пеканбару на долготе 101°30 и широте 00°30. До Экватора - полградуса и около 60 километров.

 

Проснулся за 10 минут до рассвета от звука движений. Вышел, огляделся. Вокруг едальни мокрые заросли высокой травы, вдалеке в сером тумане просматриваются пальмы. В едальне расставляют скамейки и готовятся к потоку посетителей. Вручили стакан чая с молоком. Чай пакетиковый, но местный. Тут, говорят, есть душ. надо? И показали куда-то далеко через дорогу. Я не очень понял, куда посылают, и отказался. Принесли тарелку быстрой лапши, причем обжаренную, с яйцом, с кусочком огурца и помидора и тоже посыпанную чипсами. Это была моя первая встреча с национальным индонезийским бюдом MIE GORENG - жареная бп-лапша с чипсами. Обычно такая стоит 3000. В то утро не помню, платил я чего-то или нет.

 

Покинул заведение, встал у бензколонки и скоро застопилась машина прямо в Букитинги. Хозяина звали мистер Эф. Странные имена у индонезийцев. Мне кажется, в оригинале они очень длинные и их сокращают до несуразного. Эф, Джо, Мо, Тони... Ехали долго, трасса тут пересекает хребет и делает хитрые петли по ущелью. Населения никакого, чем-то похоже на Лаос.

 

Без карты я был в полной дезориентации и даже не знал, где тут экватор. Так, того не заметив, я и пересек его в селе Котоалан севернее Букиттинги. Он почти никак не обозначен, хотя вроде бы есть какая-то бетонная тумба с потертым глобусом.

 

Я вышел в Букиттинги, впервые в жизни ступив на землю Южного Полушария. Город застроен небольшими зданиями, кое-где попадаются знаменитые западносуматранские гедунги (здания) с высокими острыми крышами, похожие на инкрустированные металлом сундуки. Крыши сейчас почти все уже из темного, проржавевшего кровельного железа. В городе нашлось что-то вроде парка, занятого загадочными ширмами, столами и воздушными шариками. Веселье... Я походил, посмотрел, и желания задержаться не возникло. Пора на юг.

 

Выход из города долог и утомителен. Выездная дорога плотно забита автобусами и мотоциклами, никаких позиций для автостопа. От автобусов приходится отмахиваться, как от назойливых мух.

 

Однако, кое-как выбрался на волю. Теперь надо было пройти всю Суматру вдоль до порта, откуда ходят корабли на Яву. Как называется порт, я не знал. Вообще, ни одного названия я не знал. Куда спрашивать направление? Вопрос. Обычно я довольно четко представляю себе страну пребывания, но в Индонезию заехал как бы случайно. В другой стране нашел бы карту в первые дни, но здесь это нелегко. И вот я без карты, и вообще без всякого понятия. Карта, выданная в школе, была слишком условна.

 

Подобрали двое на грузовичке, одного звали Зульфикри, второго Учок.Они растолковали мне смысл букв на автомобильных номерах. Они довезли до Падангпаджанга, где имеется поворот на город Солок.

 

С трудом застопился грузовик, который шел в Солок, а это километров с 50 мимо озера Сингкарак. Помню высокие черные горы справа и слева, одна из них - вулкан Мерапи-суматранский, 2891 метр. В 16:00 приехали в Солок. Зашел в едальню, нашел источник огня, сварил себе кофе. Народ собрался посмотрет на такое чудо, подарили несколько маленьких плюшек стоимостью в 500 рупий. Сказали, что вроде еду правильно, мне теперь ехать на Палембанг... Нет ничего глупее, чем езда без карты.

 

Уже под вечер застопился грузовик и мы ехали долго и медленно. Не помню имен и названий. Тянулась безлюдная, провинциальная Суматра. Поля, кусты, сарайчики, иногда лес... Темнело. Уже ночью остановились у трактира и было объявлено, что здесь спим. Трактирное лежбище было громадным, человек на 10-20. Там я и залег в спальнике. Народ, кажется, допоздна смотрел телевизор.

 

17 декабря воскресение. Провинция Джамби

 

Не помню подробностей этого утра. Где-то как-то нашлась фура, идущая в Банко, до которого вроде бы около 200 километров. Миновали Муарабунго. Водитель все высматривал дурианы. Одного дурианоторговца на велосипеде мы остановили прямо на трассе и приобрели у него штук пять дурианов. Напарник водителя вытащил из-под сидения большой нож и аккуратно вскрыл дуриан. Сказал, что ножи в Индонезии - нехорошо. Изобразил наручники. Мол - незаконно. Позже подтвердилось, что тут очень жесткое законодательство по холодному оружию.

 

Тянулась бесконечная провинция Джамби. На автомобильных номерах буквы ВН.

 

Вышел в Банко. Провинциальный городок, небольшие обшарпанные домики, мусор, рынок. Я прошелся по рынку, присматриваясь к ценам. Бананы по 3000 за лапу, ананас - 3000, дуриан - 5000, рис - 5000-7000 за килограмм. Быстрая лапша - 1000. Есть молотый кофе - 2000 за 100 грамм.

 

 

Не помню, кто и как забрал меня из Банко и как я доехал до Лубуклингау в провинции Суматера Селатан(Южная Суматра). Помню долгий путь момо леса и деревень, помню быстрые суматранские реки и остатки мостов. Дорога идет по предгорьям. Кто-то сказал, что достаточно двух часов ливня в горах и образуется поток, способный снести любой мост. Мосты тут рушатся часто.

 

В вечернем сумраке я вышел в Лубуклингау и пошел не спеша на выход из города. Как обычно, индонезийцы махали руками, говорили "хэллоу", спрашивали "откуда?" В одном месте контакт наладился - после расспросов о том, откуда я и куда, спросили - а где вы думаете ночевать? Отвечаю - я не знаю.

 

-О, тут рядом есть хороший отель!

-Н-нет... Хороший мне не надо.

-А.... А вон там еще один отель!

-Да нет, я как-нибудь по-другому. Можно в этом городе ночевать так, чтобы не связываться с отелями?

 

Накопился народ. Все пытались понять, как именно я хочу ночевать без помощи отеля. Стали куда-то звонить. Стали предлагать помощь. Я отвечал, что tidak masalah(проблем нет), а с ночевкой разберусь как-нибудь. Как-нибудь. Любопытно, но никто не доумался до идеи пригласить меня в гости. Я уже собрался двигаься дальше, как вдруг прикаили два мотоцикла, на одном - девушка.

 

-Здравствуйте, - заговорила она на языке Байрона, - я приехала вам помочь. Мне позвонили по телефону... Я учительница английского. Чем могу помочь?

 

-Да у меня, в общем, все в порядке, - отвечаю я, - искал вот место, где ночевать. И вот представляете...

 

Мусульманская страна вроде... Где-нибудь в Сирии или Иране давно бы зазвали в гости, а здесь отправляют в отель.

 

-А вы готовы ночевать в гостях? - удивилась девушка, - тогда можно ночевать у меня!

 

Тут уже я вздрогнул. Что б в мусульманской стране девушка приглашала постороннего мужчину в гости - это... Это перебор. Я согласился и стал смотреть, чего будет.

 

Приехала она не одна, а с братом, и слава Богу, ибо ездить с женщинами на мотоцикле по мусульманской территории я не умею. Этот ее брат и довез меня метров 300 до их дома - небольшого одноэтажного домика напротив "Лубуклингау пост", улица Джос Садарсо. В доме обнаружились родственники: отец, мать, сестра, братья... И всем было ужасно интересно, кто я такой. Девушку звали Сузи Йанти. Она пояснила, что народ тут, в общем-то, любит принимать гостей, но белые мистеры вроде бы как не приспособлены для этого по местным понятиям... Им же вроде "сервис" нужен и условия какие-то там особенные...

 

В этм доме я и провел вечер. Успел отмыться и отстираться. Сузи потом долго распрашивала о России и даже впала в странную задумчивость от того, что вот так можно ездить по всему континенту...

 

18 декабря понедельник. Здесь были тигры, теперь их нет.

 

Проснулся на рассвете. В доме как раз началось шевеление. Появилась Сузи, позвала на суп и кофе с плюшками. Вручили в дорогу банку сгущенки и риса с курицей. На индонезийских вписках чувствуешь себя, как в гостях у родственников - теперь вот и рис с собой... Собрался, попрощался со всеми. Просили заходить еще. Я сказал, что зайду. (Что, кстати, потом и сделал.)

 

Вышел в город. Спохватился, что карту Явы забыл перерисовать, но было уже поздно... От дома до выезда было не очень далеко, я прошел улицу Джос Садарсо до конца и на окраине застопил бензовоз. Это был странный неразговорчивый бензовоз. Он упрямо молчал и я заподозрил в нем деньгопроса. Однако после меня он подобрал еще человека, затем еще и еще. Я так и не понял, брал ли он всех подряд или это были рабочие с его территрии...

 

Бензовоз свернул на территрию какой-то стройки, а я пошел дальше и решил переодеться - сменить белые штаны на камуфляжные. Свернул в лес. Группа местных жителей заметила это мое уклонение и группой человек в пять отправилась посмотреть, что я там делаю. Пришлось пройтись между папайями, что б оторваться от этой экскурсии.

 

Вернувшись на дорогу, остановил грузовик, который провез километров 20. Потом поймал красивый джип на 5-10 километров. Дорога пошла серпантинами мимо тихих красивых деревень. Свайные дома, черепичные крыши... (Ох, а свайные ли? Не помню. Вообще-то в провинции Суматера Селатан дома не свайные, но лубуклингау близко к провинции бегкулу, там как раз свайные.) Лес, деревни... Цивилизации все меньше. Я углублялся в самую глухую часть Суматры - провинцию Суматра Селатан, знаменитую безлюдием и лесами. От Лубуклингау до Батураджа - самая тайга.

 

И вот тут, в 10:00, остановилась легковая. Современного вида водителя звали Анди. И ехал он... Куда?! В Джакарту! 700 почти километров плюс паром через Зондский пролив на Яву! Грустно, конечно, пролетать Суматру на одной машине, но это экономия времени, что при моей визе важно.

 

Поехали. машина была хорошая, но шла все равно небыстро. Через деревни приходилось ползти медленно, продираясь между пешеходами и буйволами, а в остальных местах трасса вся в ямах и выбоинах. Но попадается и хороший асфальт.

 

-Дорогами местная администрация занимается, - сказал Анди, - где побогаче район, там хорошая дорога. Вот здесь, у Лахата, много шахт, деньги есть. Видишь, какой асфальт...

 

В другом месте он сказал:

 

-Когда я был маленький вот тут тигры часто дорогу перебегали. Теперь уже их нет, все в горы ушли.

-А носороги?

-Тоже есть, но в горах прячутся.

 

Если ехать через джунгли, вдоль трассы везде стоят продавцы дурианов. Тут его зовут "дурэн". Этого овоща здесь с избытком - вокруг лес, спрос никакой, поэтому они дешевые, 4000-6000. На Яве уже 10000-20000. Там они тоже растут, но спрос превышает дурианное предложение - все же на Яве 100 миллионов жителей, а на Суматре всего 20 миллионов. Анди прочитал мне небольшую лекцию по дуриановедению. дуриан бывает дикий и домашний. Разница только в размерах, домашний имеет некий стандартный размер, а дикий может быть какой угодно. Лучшие дурианы в сезон - декабрь и январь. В другое время могут быть не сладкие. Кроме человека дурианы едят только слоны - они давят их ногами и выбирают внутренность хоботом. Обезьяны могу только разбитый слопать. А обезьян тут в количестве: вокруг растут рамбутаны, а обезьяны их любят.

 

В 14:00 остановились у пафосного трактира. Еда в Индонезии обычно представляет собой набор тарелок: рис, рыба, курица, огурцы, трава. Не помню, чтобы кто-то что-то заказывал. Люди просто садятся за стол и им приносят некий комплексный обед. Анди взял минералки и кофейных покетиков и научил меня совмещать эти вещества в некое холодное кофе.

 

Так проехали Лахат, Муараеним, Батураджа, въехали в провинцию Лампунг(уже темнело), уже в сумраке миновали Котабуми(Земляной город). Где-то слева остался город с интересным названием Метро, там есть нацпарк со слонами. Около 21:00 снова остановились на еду.

 

Город Бандар-Лампунг мелькнул огнями где-то справа и внизу и в 00:30 мы въехали в освещенный прожекторами порт Бакахуни. Успели вовремя, как раз запускали транспорт на паром. Мы заехали на второй этаж и пошли дышать свежим воздухом. Днем было бы хорошо видно Яву и вулкан Кракатау, а ночью только огни кораблей на рейде.

 

Узкий Зондский пролив отделяет Суматру о Явы; он находится как раз посередине гигантской островной дамбы, укрепленные круглым зеленым мысом, который известен среди моряков под названием Яванского Лбища. Этот пролив в немалой степени напоминает центральные ворота, ведущие внутрь обширной, обнесеной стенами империи; а если вспомнить о несметных богатствах: пряностях, шелках, драгоценных камнях, золоте и слоновой кости, - какими изобилуют тысячи островков этих восточных морей, то становится очевидным, что со стороны природы был вовсе не так уж неразумно, сотворяя землю, окружить все эти сокровища хотя бы некоторым подобием ограды для защиты от загребущих рук западного мира.

Герман Мелвилл. "Моби Дик", глава LXXXVII

 

Не помню, сколько платил Анди за машину. Прилично. С безмашинных пешеходов обычно берут около 12000 - это если плыть Бакахуни-Мерак.

 

Я пошел спать в машину,а когда проснулся, было уже 02:30, паром швартовался в порту Мерак. Съехали на причал, выехали из порта и я машинально отметил справа удобный для ночевки склон, поросший лесом. Мерак - небольшой городок, и название его, которое тут произносят "мрак", переводится, между прочим, как "павлин".

 

От порта на Джакарту ведет прямой и скучный автобан, мы быстро проскочили его, покрутились на проспектах Джакарты и в 3:00 Анди высадил меня где-то в центре, южнее площади Мердека. Здесь, сказал, много европейцев. И уехал.

 

Вот только европейцев мне тут не хватало... Было тихо и темно. Кое-где народ спал прямо на улице. Я нашел чистую бетонную полку, облицованную кафелем, расстелил на ней спальник и решил поспать до рассвета. Сразу же налетели комары, но у меня уже были волшебные пакетики. Я намазал себя кое-где белой субстанцией с апельсиновым запахом, и они отстали.

 

И пошла моя первая ночь на Яве...

 

Ява

 

19 декабря вторник Джакарта

 

Когда я проснулся, уже расвело. На улице появился народ и тележки с едой. Для активизации мозга я купил стакан кофе за 2000 и выпил его с печеньем, которое уже не помню как попало ко мне в рюкзак. Осмотрелся. Ага... Интернет. Он стоил 6 000 рупий за час, что недешево, но для центра Джакарты, наверное, приемлемо. Просидел в нем с полчаса, пожертвовав 3000.

 

Пора изучать город. Пошел к центру, уже зная, что там где-то площадь Мардека и громадная стелла. Действительно, стеллу видно издалека - этим Джакарта удобна. Всем остальным она неудобна. Проспекты широкие, труднопереходимые, здания в основном - охраняемые учреждения, все большое, утомительное, малопригодное для жизни. Площадь Мердека оказалась безумных размеров газоном, причем обнесенным забором и, как я понял, запирающимся на ночь. Рядом - центральный вокзал, сильно замусоренный и населенный непонятным народом. Грязный канал... Так. Мне был нужен книжный магазин - toko buku. Но магазинов что-то не видно никаких. Спросил двух парней про эту штуку и они указали направление, и даже сами провели немного в ту сторону.

 

Тоже широченный проспект и громадное здание магазина. В этом магазине я нашел большой отдел карт, но все эти карты выглядели сомнительно. Тут были даже провинции Явы (за большие деньги) нетранспортабельного формата, с широкими полями и крупным шрифтом. От 25000 до 40 000. Нашлись атласы, причем довольно много. Попалось даже что-то за 13 000. Его я и взял, ибо остальные слишком велики и в мой планшет просто не залазят. Так себе атлас. Кроме Индонезии туда засунули примитивные карты остального мира и даже схему строения вселенной.

 

Из магазина я вышел в 11:00, когда дневная жара начала усиливаться. Пошел бродить по улицам, присматривая еду и еще чего-нибудь. Но Джакарта в себя не влюбляла и не затягивала, сразу видно, что город для чиновников, а не для людей. Где-то в переулке я отыскал дешевый рис и съел его, оставив часть на будущее. Вышел к станции, заглянул внутрь. Разобраться с расписанием и кассами непросто, но кое-как я вычислил кассу, продающую билеты на Богор. Написано, что поезд туда стоит 13 000, но продают отчего-то за 6000. Терпимые деньги за выезд из бесконечного города - и я решился ехать.

 

Прошел мимо внимательной охраны на станцию. Мимо проносятся поезда без окон и дверей, народ сидит в тамбуре, свесив ноги, курит... Интересно. Но мой поезд (на 12:43) оказался цивильным и чистым, очень похожим на наше метро - то ли пригородные все такие, то ли я по неопытности попал в недешевый... Поехали. Ехали час и Джакарта все тянулась за окном морем маленьких домиков. Похоже, Джакарта цивильна лишь в центре, и на окраине есть что посмотреть. Прошел контролер...

 

Богор. Душный, жаркий город. Толпы народа у станции - торговцы и таксисты. Протолкался через толпу...

 

-Мистэээр! Мистэээр! Бас! Мотобайк?! Кемана перги? Бас???!

 

...выпил походу чего-то холодного, узнал направление на Бандунг и пошел туда. Город получше Джакарты, гораздо зеленее. На автомобильных номерах буква "F". Бананы лежат по 5000 за лапу.

 

Близилось 16:00, время дождя. И он действительно постепенно начался. Я скрылся под навес едальни, договорился на счет огня и сварил себе кофе. Контакт наладился, меня накормили рисом с курицей, потом две девчонки поделились вафлями. Когда все было съедено, дождь утих.

 

И начал я ползти от Богора на Бандунг мелким локалом по 10 километров, кое-как выцепляя грузовики и легковые из потока автобусов. Ориентировался на город Чианджур. Небо было все в серых тучах, и редко-редко выглядывал из тучь вулкан Пангранго.

 

Темнота застала меня где-то перед Бандунгом около большого отеля с парком, на входе в который обнаружилась пустая сторожевая будка. Хорошая каменная будка с окнами, с дверью. Я спросил местных жителей, как тут в смысле ночевки - вот хоть бы в будке? Мне говорят - нет, нельзя, там секьюрити! Ладно... Я дошел до отеля и спросил - в вашей будке спать можно? Мне говорят - нууууууууу.... можно.

 

Я зашел в будку, растелился там, разложил вещи, записал кое-что. Народ с улицы скопился у окна и заглядывал внутрь. Живой белый мистер, ночующий в будке. Такое увидишь раз в жизни.

 

20 декабря среда Полдня в Бандунге

 

В будке на удивление хорошо спалось и вставать свершено не хотелось. Однако, усилием воли встал, собрался, навестил едальню напротив. Нашлась плюшка за 1000 и кофе с молоком - за 2000. В нем оказалось больше молока, чем кофе, но тоже хорошо. Теперь надо попасть в Бандунг и обойти этот мегаполис по объездной, вычислив трассу на Тасикмалаю. Я встал на дороге и попробовал выловить что-то в потоке автобусов. На микроавтобусы шли плотной колоной, причем каждый замедлял скорость возле меня и спрашивал, не нужен ли он мне. Я замучался отказываться. Одному даже по русски рявкнул "пшел вон!" - ибо яванские автобусы способны вывсти из себя кого угодно. Даже меня.

 

Уже 9:00. И вдруг останавливается легковая - едва ли не сама. Внутри трое - страховые агенты. Едут в Бандунг и даже дальше Бандунга! Вот это свезло. Старшего звали Дэдди Супутра...

 

Пошло время. Агенты ехали не просто в Бандунг, они заезжали по дороге во всякие места. Так, завернули в неизвестное село, долго искали какой-то дом и потом общались в хозяевами на непонятные темы. Хозяева принесли воды и плюшек... Агенты фотографировали дом, а заодно запечатлели и меня. Эти фотографии они потом прислали мне и это теперь единственные фотографии меня на Яве.

 

Въехали в Бандунг и долго продирались в его северную часть. Пошел дождь. Натуральный тропический ливень, который яростно хлестал в стекла машины. Завернули в едальню. Система интересная: подходишь к лоханкам с едой и кладешь себе все, что нравится. Потом на выходе рассказываешь, чего именно взял и платишь. Агенты набрали по 8 000 на человека, а я скромно на 6000. Потом заезжали на рынок закупаться странным печеньем, которое отчего-то имеется только в Бандунге, а в другом месте вручили мне пакет изделий из соевого мяса. "Лонтон" вроде называется.

 

Вот так - по адресам, по рынкам, по магазинам, все под дождем... Только в 16:30 они выехали на окраину города, довезли д места, где наши пути расходились и сфотографировались на память. Вот такая осталась фотография - трое мокрых людей под дождем, который запечатлелся в виде белых пятен.

 

Я сел под навес дома переждать дождь. Меня заметили хозяева, заманили внутрь, напоили кофе и долго расспрашивали про Россию. Что в России едят, как зовут президента, есть ли в стране мусульмане.

 

-Конечно есть, - отвечаю я в таких случаях, - целых 20 миллионов.

 

Англоговорящими в доме были двое: парень и девочка школьного возраста. Парень потом водил куда-то на задние дворы и показывал строющуюся мечеть. Когда кончился дождь, я вышел на дорогу и застопил грузовичок. Он шел довольно прилично - в Тасикмалаю. Уже темнело и мы ехали в темноте - сперва по широкому 4-хполосному шоссе, потом по горному серпантину в густом тумане. Снова хлынул сильнейший дождь. Где-то останавливались на еду, и все с той же системой самообслуживания.

 

 

В Тасикмалайе я оказался уже ночью. Варианты ночевок не просматривались. Народа почти нет, все закрыто, везде лужи. Я набрел на большой отель, но он оказался дорог и неинтересен. Как обычно в таких случаях, я пошел на выход из города. Рано или поздно какая-нибудь крыша найдется.

 

И она нашлась. Откуда-то появился парень, подошел поговорить и позвал к себе в гости. Мы долго шли по пустому мокрому городу, в одном месте задержались у тележки-едальни, выпили чая с жареными бананами - не то за деньги, не то просто так, ибо здесь все друг друга знают, как мне кажется. Парень довел меня до своего небольшого одноэтажного дома около ж/д станции, где жил с отцом и тремя братьями. Перед домом декоративный бассейн с камнями и рыбками, в доме аквариум со смешным маллюском, выпускающим пузырьки. До 23:00 меня расспрашивали обо всем, потом я не выдержал и свалился спать.

 

21 декабря четверг. Тасикмалайя-Пурвукерто

 

Проснулся в 7:30 - хорошее солнечное утро. Хозяин дома САМ создавал на кухне еду. Н одной женщины в доме я не обнаружил. Хозяина звали Йоно, он был очень уже немолодой, но тактичный, добрый и очень мягкий человек. В 8:00 позвали на кофе с плюшками. Среди плюшек - нечто со вкусом манной каши, называется bolu. Я решил, что пора бы уже идти, но плюшки только еще начинались. осовной завтрак состоял из риса, курицы и кальмаров. Кальмаров я полюбил еще на андаманском берегу. Только к 10:00 мы разобрались со всей этой пищей. Ездовое время уходило и уходило.

 

Йоно на меня смотрел как на давно не виденого любимого родственника, мне даже было как-то неловко.

 

-Вот вы приехали, - сказал он, - и это так хорошо... Это как буто мечта вот такая была... Сейчас вы уедете и, наверное, мы никогда уже не увидимся? Так хорошо,что вы приехали...

 

Где я только не вписывался, но что б вот так... Только в 10:30 меня посадили на мотоцикл, провезли по окраинам города и оставили на трассе. Начиналась тропическая полдневная жара, от солнца не укрыться никуда вообще. Кое как застопил грузовик, идущий в Чиребон, он довез до городка Чамис и свернул налево. На этой позиции я проторчал очень долго. Взяла машина, идущая в Банджар. Здесь, на границе провинции Западная Ява, я снова завис. Дорога была узкая, в две полосы, справа домики, слева крутой высокий склон, заросший тропическим лесом. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, вызванных висением, я свернул в лес и полазал по склону, среди папай и бананов, скользя на глине, засыпанной сухими листьями. Когда-то я мечтал о "влажном запахе тропического леса", и теперь пытался понять, чем пахнет топический лес? Да ничем он не пахнет. Совсем. Сосняки пахнут гораздо сильнее.

 

На этой позиции у леса я проторчал час или два. Только в 14:15 остановился микроавтобус. Водителя звали Йосса Йогасвара, он работает в Банджаре, живет в Пурвукерто, сам родом из Джокьякарты. И едет домой, то есть, в Пурвукерто, которое тут километрах в ста. Повезло.

 

По дороге попали под сильный и долгий ливень.

 

17:15 - приехали в Пурвукерто, подобрали друга с дамой, совершенно европйского вида людей, вместе приехали в цвильную чистую едальню. Мне вручили чай с молоком, потом лапшу, потом еще лапшу. Здесь она по 4500, то есть, дорого, но в принципе доступно. От уличной немного отличается в лучшую сторону. Снова кофе. На улице тем временем стемнело, дождь не заканчивался.

 

Разговра о приглашении в гости изначально не шло, но виду дождя Йосса спросил - как насчет ночевание в его румахе (жилище). Поехали. Он снимает в городе одну комнату (инфраструктура общественная) с тумбочкой и диваном за 100 000 рупий в месяц, то есть, около 25 долларов. Хотя живет тут всего 2-3 дня в неделю.

 

Еще в дороге пошел разговор о пиве и я признался, что пью обычно темное. В Индонезии это редкость, но Йосса решил мне его раздобыть и таки нашел "Гинесс" местного производства. Он стоит тут аж 23 000, в то время, как рядовой "Bintang"(5%) продается за 12 000. Дорогое в Индонезии пиво.

 

Дом устроен так: внизу кухня и mandi(душ-туалет), на втором этаже длинный балкон-коридор, с которого ведут двери в отдельные комнаты. С балкона хорошо видно город, который здесь преимуществено одноэтажен. Просто и без затей.

 

И вот я уже в провинции Центральная Ява.

 

22 декабря пятница. Молнии над Боробудуром

 

Сегодня по плану - движение на восток. Туда две дороги, одна югом на Боробудур, вторая севером через знаменитое плато Диенг и потом тоже на Боробудур. Я подумывал о том, не оставить ли посещение диенгских храмов на обратный путь. Решил, жизнь сама покажет, что к чему.

 

Проснулся около 8:00, вышел на терассу посмотреть город Пурвукерто. Над черепичными крышами висел легкий туман, в тумане видны кокосовые пальмы, внизу каменные ограды, канавки с водой, цветы у канавок. Канавки где прорыты в земле, где сделаны цементом. Над оградами старая ржавая колючая проволока... А над туманом, над домиками и пальмами, выглядывает черный, подозрительно правильный конус вулкана Сламет.

 

Внизу, у выхода на улицу, в клетке живет громадный черный попугай, медлительный и медитативный.

 

Я сварил кофе на плите под лестницей, Йосса подарил пачку печенья. Он сам вывез меня к выезду из города и показал - вот, мол, дорога на Банджарнегару или на Пурвореджо.Он уехал, а я постоял немного и застопил грузовик, в котором ехали двое. С ними я проехал немного на юг и там (уже не помню, где именно) поймал грузовик, который шел в Джокьякарту. Там тоже были двое - Руди и Анри. Я вышел перед Пурвореджо, у дороги на Семаранг. Она пустовала. Вокруг пальмы, рисовые поля, все в воде... В 13:00 остановилась машина. Водителя звали Сонэ и был он правильным мусульманином. 14 лет назад уехал в Пакистан и проучился там 4 года. Знает арабский. Узнав, что я христианского вероисповедания, он поинтересовался, отчего я не "выбрал" ислам.

 

-Мне кажется, что он как-то вот лучше, - пояснил он.

 

Дорога здесь ушла в слабонаселенную холмистую местность... Сонэ высадил меня у поворота на Борободур, до которого оставалось 10 километров. Наверное, это был городок Саламан. Я завернул в едальню и обнаружил там лапшу за 3000 рупий. Это ж почти китайские цены? Съел. В соседней взял кофе с молоком (2000)... Приятно жить в стране, где на каждом углу кофе с молоком.

 

Легковая привезла в село. Борободур где-то рядом. Я прошел метров 300 и нашел площадь, заставленую пустующими рыночными прилавками. Множество рикш. Пока я шел они нетерпеливо смотрели мне в глаза... Лошади. И - белые мистеры, много-много белых мистеров, никто ногами не ходит, все ездят на индонезийцах. На рикшах, то есть.

 

Кажется, еще с советских времен у меня какой-то барьер на пользование рикшами - или чистильщиками сапог. Есть в этом какой-то неприятный символизм. А у европейцев этого барьера нет, и они даже сидят в каких-то буржуйских позах... В такие моменты понимаешь, что мы в своей России все равно другие, и даже если нас золотыми цепями завесить, все равно нет в нас этого духа колониализма. Как ни стараемся мы в себе его развить по скудости ума.

 

Вход. Большой и серьезный, с многочислеными секьюритями. Современного вида зал продажи билетов. И надпись: за вход берем 11 долларов. Рупии принимаем по курсу 1:9000, итого 99 000 за билет. Меня слегка покоробило от такой официальной долларизации индонезийского рынка. Пойдем искать черный ход. Я двинулся вправо вдоль зданий кассы и рыночных рядов, прошел какие-то ворота, свернул налево за угол. Длинный забор вдоль дороги... Пошел туда. За забором плотная стена деревьев. Немало надо постараться, чтобы перекрыть все виды на немаленький Боробудур. Архитекторы древности не думали о потомках и их туриндустрии: они строили храмы на высотах, чтобы всем было хорошо видно. А строить надо было в ущельях и долинах, а самое лучшее - пещерные храмы, их можно перекрыть одной решеткой и бабкой-билетершей. Желательно, чтобы туда не было дороги, и туристы оплачивали вертолет. Этой простой мудрости не знали древние и теперь их храмы надо как-то загораживать деревьями... А, например, пирамиду египетскую чем огородить? Там и не растет ничего...

 

Через километр забор повернул налево и обнаружились запертые ворота. К воротам был прислонен велосипед и чуть далее еще один. Я высмотрел на закрытой територии старичка с серпом. Понятно. Кому наследие культуры, а у кого кролики голодные... Одолеть ворота было нетрудно. Я перелез их вместе с рюкзаком и побыстрее удалился в направлении большого холма. Холм был засажен соснами и обеспечен бетонными дорожками. Местами поставлены большие беседки. Выбравшись на вершину, я увидел таки Боробудур.

 

Хорошо тут на холме. Всю долину видно, все окружающие ее черные горы. И даже скамеечки предусмотрены. Время уже почти 16:00, то есть, кончается день и начинается то, что тут называют "сорэ". Дождя вроде нет. Я засунул рюкзак под куст, замаскировал тентом и засыпал желтыми листьями. Спустился вниз, дошел до боробудурского холма, отметил там дополнительные ворота, поднялся на этот холм... Полянка и Сам. Черный такой... Внешне очень пологая пирамида и лестницы с 4-х сторон. Есть в конструкции чего-то от храмов Южной Америки. Я поднялся наверх...

 

Да, ночевать тут негде, а у меня уже мелькнула такая мысль. Просто негде. И народ. Сразу несколько групп школьников шумно лазали по пирамиде, галдели и фотографировались на телефоны. Заметив меня школьники (преимущественно женские) осознали, что не зря приехали в Боробудур. Сразу целая группа побежала со мной фотографироваться. Контактность и непосредственность индонезийских девиц безпрецедентна. Человек с десять перефотографировались со мной и в паре и втроем и вчетвером, и на телефон и на фотоаппарат... Я рискнул положить руку на плечо одной такой, это вызвало шумный восторг и удлиннило очередь... А неподалеку одиноко бродил случайный француз.

 

Я перефотографировался с тремя группами, но фотосессию прервал дождь. Народ стал разбегаться. Кто-то прятался под каменными арками на лестнице. Боробудур стал мокрее и еще чернее. Мне надоело мокнуть, и я побежал в сторону своего холма. Пока перебегал полянку, дождь усилился. Там слева есть домик, я сунулся под его крышу, из домика выглянул человек в форме и, улыбаясь, позвал внутрь.

 

В домике жила полиция. Они пили чай и разъедали различные кондитерские изделия. Я присоединился к чаю, попутно рассказав про свою поездку и вообще про всю жизнь. Дождь поутих. Никто не подумал спросить меня про наличие билета. А то бы я начал излагать, что пришел сюда траву косить, потому как кролики, они тово... едят они траву, ну а где теперича травы-то найдешь, кроме как тут... Какой нафиг Боробудур, гражданин начальник, у меня кролики голодные!!

 

Когда я вернулся на холм, уже близилась ночь. Наползли черные тучи, засверкали молнии. Я стоял на холме и смотрел, как молнии вспыхивают над черными вулканами и черным Боробудуром. Вот она, эстетика Явы. Спешить мне некуда. Я переместился под беседку, расстелил на бетонном полу коврик и спальник, вытащил книжку и стал читать. День угасал, дождь барабанил по крыше, смутно рокотали молнии.

 

 

23 декабря суббота Подъем на Мерапи.

 

Ну вот, солнце дошло до своей южной точки и с этого дня отправляется обратно на север и будет приближаться ко мне. Оно сейчас где-то на 22-м градусе, я на 8-м почти. Сюда придет в конце февраля примерно...

 

Когда я проснулся, солнце еще только восходило и пропадало в облачности. Туман лежал толстым слоем по всей долине и только ступа Борободура была видна с моего холма. Потом солнце обозначилось розовым шаром в сером небе, туман стал подниматься и им закрыло вообще все.

 

Я собрал рюкзал, спустился с горы, без приключений перелез ворота и прошелся к площади перед входом. Торговля сувенирами уже началась. Продавались тут и большие ножи в деревянных ножнах. Интересно, как сочетается такой бизнес с запретом на холодное оружие... Теперь надо было добраться до вулкана Мерапи. Это недалеко, но направление не очень понятно. Судя по моей карте, сперва надо попасть в некий Мантилан, а для этого выйти на большую дорогу Джокьякарта-Семаранг. От сувенирных рядов до этой дороги примерно с километр мимо многочисленных гестхаузов. Вышел к дороге; на развилке скульптурная группа, изображающая не очень ясно, кого. Я свернул направо, на Джокьякарту, прошел еще с километр, пересек мост и неожиданно обнаружил слева от трассы большой, черный индуистский храм, а рядом с ним будийский монастырь. Интересно, действующий ли он и реально ли в него вписаться на ночь? Проверять не стал. Храм тщательно огорожен, имеется будка охранника и касса. Вход - 2500 рупий. Немного, но куда тут, собственно, входить? Там же внутри, как я понимаю, места 3х3 или меньше.

 

буддаРядом торгуют сувенирами. Я был здесь единственным туристом и все выжидающе смотрели на меня. Взгляд зацепился на маленькую статую Будды - как бы каменную, и черную, как все на Яве. А я давно думал раздобыть где-нибудь нечто подобное. Женщина-торговка захотела 10 000. Немного поторговавшись, я сбил цену до 8 000. У меня как раз была бумажка в 10 000, но я объяснил, что 2000 берегу на еду. Аргумент приняли и я стал обладателем Будды, которого потом полгода таскал в своем рюкзаке... Кроме будд, там продавались еще черепахи, ступы и маленькие Боробудуры. Все такое же черное...

 

У сторожа храма на будке обнаружилась примитивная карта местности. Охранник сказал, что я иду не туда, что мне надо на Selo через Sawargan, а из Мантилана дороги нет! Пришлсь мне возвращаться к боробудурской дороге и идти от нее на север, в сторону Семаранга. Солнце уже поднялось и грело прилично. Дорога здесь украшена бетонными изваяниями кокосовых орехов. Через каждые 10 метров - кокос на постаменте, даже с растущими корешками и побегом. А вокруг рисовые поля, женщины сажают рис, и кое-где бявы в воде мелькают... Встретился мотоциклист, который объяснил при помощи бумаги: мне идто 5 км до Blondo, там повернуть направо и через 3 километра будет село Bladak, там повернуть налево и через 10 километров будет Саварган. Вот так все непросто. Поймал машину, доехал до Блондо, там поймал фуру до Бладака. Прошел вперед по саварганской дороге, постоял на окраине некоторое время и выловол машину в Саварган.

 

Кажется, эта же машина и завезла меня в Село. За Саварганом начинается узкая, извилистая дорога, идущая уступами - все выше и выше. Небо в облаках. Однажды облака разошлись и появилась вершина Мерапи - крутая, громадная, пугающе черная. От перспективы лезть туда наверх становилось как-то неуютно.

 

Итак. Село, время около полудня. С утра я практически ничего не ел, а едален в селении не заметно. Я шел по центральной улице, пока не заметил вывеску: "Тропа на Мерапи - направо". В указанную сторону шла асфальтированная улица, круто поднимающаяся вверх. В начале улицы обнаружилось что-то вроде большого, но пустующего туристиформейшена. Даже буква "i" присутствует.

 

Я прошел всю улицу до конца, несмотря на ее крутизну. Едален не появлялось, а лезть наверх голодным не хотелось. В одном доме спросил насчет горячей воды и мне ее организовали, так что я развел пакетик лапши. Обретя эти каллории, я рванул вверх до конца улицы и вышел к стоянке-навесу с едальней, в которой ничего стоящего не продавалось. Куда идти дальше? Никаких дорог не видно. Спрашиваю, "Dimana jalan ke gunung?" - то есть, где тут у вас дорога на гору? Показали. Оказывается, это узенькая тропинка, начинающаяся за углом едальни... И я пошел.

 

Тропа давно превращена дождями в канаву или даже в овраг. Иногда края этой канавы как раз вровень с головой. Справа и слева поля-террасы, навстречу спускаются девушки с чудовищными охапками травы, все в резиновых сапогах и дождевых куртках. Все бы хорошо, но на мне рюкзак и планшет... Решил закопать часть вещей. Свернул на поле, выгрузил книжки, сгущенку, Будду, горелку, еще что-то тяжелое, и закопал все это в траву. Стало явно легче.

 

Тропа поднимается петлями все выше и выше, Село уже давно пропало где-то внизу. Становится прохладее. Полей все меньше, появляются сосны. Местность все больше смахивает на Россию. В какой-то момент наполз туман, в котором я распознал облако. То есть, я шел в облаках; тропа вела как бы по хребту, справа и слева туман, ничего не видно, кроме ближайших сосен. Где-то на второй час такого подъема появилась небольшая площадка и выползло солнце - это я поднялся немного выше облаков. На этой площадке я сел отдохнуть и немного обсохнуть. Навстречу спускался местный турист...

 

После площадки тропа изменилась, стала каменистой, а потом пришлось просто идти по скальному массиву. Под ногами фантики, обертки всякие. Сосны пропали, остались небольшие кусты. В воздухе пахло тундрой - не то клюква, не то кислица. Очень похоже. Вдруг тропа перестала идти вверх и пошла просто прямо, обозначились ровные площадки, которые я отметил, как потенциальные лежбища. Тропа вела на край чего-то. Я борсил рюкзак и налегке побежал посмотреть, что там за краем...

 

Передо мной было плоскогорье, напоминающее чем-то тарелку. Справа - небольшая высота, впереди, за "тарелкой" - крутой каменистый склон вершины. По всему плоскогорью разбросаны крупные валуны, кое-где растут кусты. На краю, где я стоял, несколько могил. Туристов, тут, конечно, много, но и гибнут тут люди тоже нредко. Я спустился на дно тарелкии обнаружил там деревянный каркас для тента. Как раз намечался дождь и я натянул свой тент на этот каркас. Времени было часов пять, самое дождливое время.

 

Кое-что я не рассчитал. Я-то думал, что пройдет обычный получасовой ливень, от которого я схоронюсь под тентом, а потом будет мелкий безобидный дождик. Но в горах влажность гораздо выше. Здесь ливень может идти всю ночь. Дождь начался, потом усилился, потом тент перестал спасать, и я сбежал под навес скалы. Холодно и сыро. Правда, теперь есть вода - я собрал себе полную миску.

 

Тучи не расходились, дождь продолжался. В краткую паузу я снял тент с каркаса и растянул его ближе к земле между камнями, перетащил туда вещи и расстелился по всем правилам. Будем спать. Вода журчала где-то рядом, выдавая присутствие мощного потока. Один ручек проложил путь как раз мимо меня... Я выглянул из-под тента... Тучи расползлись и показалась вершина - над ней висело нечто вроде облака, но не серое, а желтоватое. Вот только извержения мне теперь не хватает...

 

Уже темнело. Я зарылся в спальник и заснул, надеясь, что ночью меня не зальет потоком лавы.

 

24 декабря воскресение. Спуск с Мерапи

 

Умные люди начинают восхождение на Мерапи еще до расвета, достигают вершины часам к десяти, пару часов созерцают вулкан и в 16:00 - до вечернего дождя - уже оказываются внизу. Я же уже второй раз в жизни провожу ночь на вулкане.

 

Ночью случилось событие. Пришел зверь. В темноте было непонятно, что за зверь, но похоже на барсука или скунса какого-то. Скунс-альпинист. Он нагло залез ко мне под тент и стал сувать нос во все. Я сказал "брысь!" Никакой реакции. Я хлопнул рукой по спальнику. Зверь меня просто игнорировал. Он нашел пакет с печеньем и начал его раздирать. От такой его уверенности в своих силах становилось жутковато, я достал нож и треснул зверя плашмя по спине - только тут он отскочил в сторону и ушуршал куда-то далеко.

 

Ночью было прохладно, поэтому проснулся я только тогда, когда показалось солнце и стало немного теплее. Вылез из-под тента... Мир изменился. Исчезли тучи и туманы. Конус вулкана громоздился прямо надо мной и дымил, как труба ТЭЦ. Небо кристально чистое и совершенно синее. Я поднялся на край лощины. Ява - вся Ява - лежала под ногами, уходя вдаль, к морю, зелеными равнинами. Мелкие облачка висели ввоздухе где-то далеко внизу. Огромный, зеленоватый Мербабу громоздился прямо напротив, а вулкан Сумбинг виднелся вдалеке темным конусом. Зрелище завораживало и опьяняло, порождало непонятный азарт и эйфорию.

 

На вершину уже поднималась первая группа в красных куртках - уже едва видная с моего места. Я сам не стал тянуть и двинулся вслед за ними. Группа служила мне ориентиром. Лезть было легко. В отличие от Эрджияса, где приходилось лезть по сыпучему склону, тут можно просто идти по камням. Вершина манила и дразнила тонкими струйками пара, бьющими из-под камней там, наверху. То есть, просто дырка в камне, и из нее с тихим шипением бьет струя пара, пахнущего серой. И желтый налет на всех камнях. Я лез все выше и выше и вот выбрался... Куда-то. Кажется, это был край очень старого кратера, сразу же начинался провал, далекое дно которого было плоским, и кто-то уже вытоптал там всякие индонезийские слова. Тропа пошла по краю вправо и оказалась даже маркирована ленточками. Навстречу спускалась та самая група в красных куртках. Поздоровались, обменялись парой слов. Спрашиваю, где тут вершина.

 

-А вот она, - показал индонезиец, - пик Гаруда. Подъем окончен.

 

Я пошел на пик Гаруда, торчащий темной скалой на фоне клубящегося пара. Снова заматил несколько могил. В стороне - какое-то научное устройство с антенной. Но это была все же еще не вершина. Самый новый конус, образовавшийся месяц назад, во время ноябрьского извержения, был совсем рядом и я видел его черный склон. Но путь туда лежал через ущелье, закрытое серным облаком. Без кислородной маски не пройти.

 

Я сидел на пике Гаруда, а вокруг проносились клубы пара и серы. Сера в небольших количествах переносима, но крупные облака все же опасны. Когда одно такое облако поперло на пик Гаруда, пришлось убегать. Я вернулся к началу склона. Видно было, как по нему поднимаются еще две группы.

 

Вниз спускаться было легко. Я скакал с камня на камень, движимый все той же эйфорией и желанием поддразнить поднимающихся - они идут медленно, с трудом переставляя ноги, а я пробегаю мимо них в своих тапочках... Наверное, от избытка кислорода (или о недостатка?) в моих действиях стало проявляться непонятное легкомыслие. А поднимающиеся оказались французами... У них узнал время - 7:30. Одна индонезийская группа вообще оставила в лощине всех женщин вместе с вещами и пошла вверх мужским коллективом. Мусульманская вулканология, называется.

 

Рывок на Гаруду все же дался нелегко, усталось ощущалась во всех мышцах. Пришел местный житель в резиновых сапогах и стал агитировать залезть еще на одну высоту, но я сослался на усталость. А житель-то чего сюда залез? Гидом работает, что ли? Кстати, там, внизу, у туристинформейшена, вроде бы предлагаются и гиды...

 

Часов в восемь, собрав рюкзак, я двинул вниз. Странно было понимать, что от поселка меня отделяют 4 часа спуска. Казалось, что я никогда до него не дойду. И голод понемногу действовал на нервы. Я утешал себя мыслью о кофе и лапше... Там, где я вчера сушился, теперь базировалась целая группа. Похоже, что они зали сюда вечером, попали под дождь и промокли все. Теперь сушились. С ними был старик, который ходил с трудом, опираясь на палку. Эта группа вручила мне пакетик орешком, пару плюшек и шоколадку. святые люди. Я морально воскрес.

 

Был полдень, когда я спустился до своего тайника, забрал вещи и добрался до едальни в конце улицы. Сразу же набросился на кофе с молоком. Парень из едальни подарил печенья. Я был слегка неадекватен и с непонятной восторженностью реагировал на простые вещи. Все же вулканы на меня действуют сильно.

 

Спустился по асфальту до главной улицы, обнаружил совершенно демократическую едальню с лапшой за 3000 рупий. Ну надо же - в таком популярном месте могли бы и зарядить цены. Лапша меня оживила. Я вышел на восточную окраину селения (мелькнул указатель: "тропа на Мербабу. Налево."), прошел ногами немного по пустой трассе и скоро застопил легковую машину - она шла прямо в Суракарту. Водителя звали Виратмо. Пока ехали, я размышлял о завтрашнем дне. По плану надо было ехать на вулкан Семеру, но я вдруг понял, что сперва сознание должно переварить Мерапи, ибо ощущения слишком сильные и утрясутся нескоро. Лезть на Семеру через день - это слишком. А раз так, то поеду-ка я в Сурабаю. Попробую уплыть на Калимантан или Сулавеси, а в случае неудачи поеду на Семеру. В случае же удачи... Калимантан важнее Сумеру. На данном этапе.

 

Виратмо привез меня на окраину Суракарты и высадил как раз возле интернет-кафэ, перед входом в которое кучковались пара десятков мотоциклов. Время - полтретьего. Я зашел в это заведение и просидел там с 14:37 по 15:42. В сам город, в центр, решил не заходить на ночь глядя. Пошел в ту сторону, где ддолжна быть трасса на Сурабаю. Шел долго. Уже стемнело, когда я выбрел к окраинным районам и решил, что пора спать. Где именно, непонятно. Нашел пустую улицу с навесом и кафэшку около, спросил - можно тут у вас спать. Мне сказали - без проблем. И я раскатал там коврик.

 

Но не все так просто. В едальню пришли люди и позвали меня на рис и всякую еду, по ходу разговора удивились моей сущности и позвали в гости. Приглашающего звали Арис. Я запихал вещи в рюкзак, пристроился на мотоцикл и меня отвезли куда-то ближе к центру.

 

Это называется "гуща народной жизни". Место напоминало общежитие, причем узкая улица являлась как бы центральным коридором. Двери всех комнат выходили прямо на улицу, mandi один на всю улицу, еда тоже изготавливается на улице, и тусуются все тоже тут среди мотоциклов, ибо в комнатах фактически только матрасы для сна. Меня отвели в одну такую комнату и направили спать на лежбище, устроенное на самодельном 2-м эаже.

 

25 декабря понедельник. "Нуса Харапан"

Когда-то Суракарта была независимым султанатом. В 1755 году голландцы разделили государство Матарама на 2 султаната: Джокьякарта и Суракарта. В Суракарте сменилось 10 султанов, всех звали Паку Бувоно. После образования республики султанат отменили, но султану оставили некоторые дворцы и кое-что из земли. А султан Джокьякарты даже потом занимал министерские посты и был премьер-министром при Сухарто.

Сегодня надо бы попасть в Сурабаю. Пошел мой 12-й день в стране, а мои 88 000 рупий плавно заканчиваются. 13 000 ушло на атлас, 8000 на статую, 6000 на поезд, остальное - 64 000 на еду... А, еще интернет... Осталось на три-четыре стакана кофе или на пару мисок еды. Не густо. Правда, еще есть рис и две банки сгущенки, будь они неладны. Вот так всегда - денег нет, а на себе тащишь еду и не знаешь, куда ее девать.

 

Проснулся около 7:00, кажется, первый. Арис сбегал на улицу и принес два свертка риса и еще какой-то неизвестной мне еды, похожей на мясо. В доме нашлась газовая плита и я сварил кофе. В 8:00 решил, что пора прощаться. Впереди - непростое дело выхода из Суракарты.

 

На этот раз меня не вывозили и я ногами долго шел до места, с которого меня увезли вчера. Грузовичок с канистрами вывез меня на край города. Там уже стояла машина - я спросил, можно ли с ним и водитель согласился. Было 9:00. Водитель очень напоминал китайца и действительно, по его словам, его дед приехал из Китая(при голландцах еще?). Он ехал в Маланг, что около вулкана Семеру, и с ним я проехал Магетан, Мадиун, Нганджук, Джомбанг и вышел у поворота на Моджокерто. По пути кормил плюшками, яблочным соком, а так же завез где мне досталась лапша за немыслимые 9000 рупий. Водитель был христианского вероисповедания, в машине лежала Библия на малайском и я переписал оттуда "Отче наш". Кроме того, он отсыпал монеты всем нищим по пути и вроде бы имел специальный запас монет. На каждой остановке и перекрестке, где к машине подбегали дядьки с сачками или ведерками, он бросал монеты в эти сачки и ведерки.

 

Я вышел на повороте среди огородов, рисовых полей и кукурузных зарослей. Было 13:00. Быстро поймался грузовик и завез в Моджакерто, там он ушел влево, а я направо. Долго выходил из городка на удобную для автостопа позицию. Высчитал, что денег осталось совсем мало, а деньгодарительность в стране невысока. И вот тут возле какой-то компании, где я в очередной раз зацепился языками, мне вручили 8000 рупий.

 

Взяла шестиместная легковая, в которой уже ехало 4 человека. Провезла километров с 20 или 30. Она шла в Сурабаю, но высадила отчего-то перед городом, в непонятной застроенной местности. Слева тянулся ряд домиков. За домиками - река. Я вышел посмотреть на реку и замер, завороженый феерическим зрелищем.

 

Это напоминало ледоход. По реке плыла болотная трава типа кувшинок, травы было много, целые кусты, воды не было видно за этой травой. Эта громадная зеленая масса медленно двигалась по течению, застревая у опор мостов...

 

В меня закралась тревога. Мне надо было в сурабайский порт, но как туда попасть, я не знал. Карты города не было, где вообще город - непонятно. Никто из спрошенных мною людей не мог ответить на вопрос, где тут pelabuhan. Тупиковая ситуация, и тут меня подбирае грузовичок и отвозит... В порт. Сразу.

 

Я вышел прямо за линией охраны, но тут кораблей было не видно. Я вернулся - мимо охраны - на проспект, засаженый деревьями, дошел до конца и - опять мимо охраны - вышел к воде. Корабли! Целых четыре. Я пробежался вдоль причала, спрашивая матросов "Kemana pergi?" - куда плывем. Один шел на Амбон (вау!), второй на Суматру, в Палембанг, а третий... я не поверил... Он шел в Ириан-Джаю! И четвертый тоже шел в Ириан! Я стоял открыв рот и в сознании моем проплывали давние истории разговоров о том, существуют ли корабли в Ириан. Кто-то не верил, что они есть. Кубатьян считал, что они туда ходят раз в месяц... А они - вот, стоят, громандные, настоящие. Садись и плыви до Джаяпуры. Вот только новогвинейской визы у меня нет, а в Джаяпуре могут и не дать, тогда просрочка визы и всякие беды... Только тут я понял, что если бы сделал эту визу в Куалалумпуре, то сейчас... Ладно, проехали.

 

Других кораблей не было видно. Я поспрашивал народ: ke Kalimantan kapal ada? (Есть до Калимантана чего-нить?) говорят - есть, но не тут. Это тебе на другой причал надо. Это на Калимас надо. А где это? А вон там... Поехали, покажем!

 

Пара минут на мотоцикле по портовой территории - опять мимо охраны - и я выхожу на другом причале. И снова встаю столбом, с трудом переваривая обрушившееся на меня зрелище.

 

Передо мной, носами к причалу, тесно, впритирку, стояли корабли всех размером, уходя бескрайними рядами куда-то влево и вправо насколько хватало глаз. Слева - большие сухогрузы с громадными мачтами-кранами, слева - суда поменьше, а потом вообще деревяные шхуны с высокими носами, нависающими высоко над причалом. Шхуны крашены белой краской, на некоторых непонятные узоры... И как обойти все это?

 

Я ткнулся наугад, без схемы и системы и просто пошел опрашивать всех подряд, куда они плывут. Иногда спрашивал прямо с причала, иногда забегал на шхуну по шаткому пальмовому бревнышку, балансируя над грязной портовой водой с мусором и дохлыми крысами.

 

-Salamat siang! Kemana pergi?

-Ke Flores!

-Ke Ambon!

-Ke Kendari!

-Ke Manado!

 

Корабли шли во все концы Архипелага, хотя на Суматру только единицы. Очень много на Сулавеси (но не в Макассар), прилично на Молукки, изрядно на Форес и Сумбаву. Наконец, всплыл слух, что где-то тут кто-то идет на Банджармасин, и скоро я вычислил громадный сухогруз "MANIS", который вроде уходил в порт Банджармасин на Калимантане завтра ночью. Так. Времени еще много, спешить не будем. Завтра и спросим.

 

Деревянная шхуна "Нуса Харапан" готовилась уйти на Сумбаву. Матросы мной очень заинтересовались, приглашали вместе с ними плыть на Сумбаву, но в моей голове застрял Калимантан. Темнело, и меня спросили, где я думаю ночевать.

 

-Да вот тут где-нибудь, - сказал я, непределенно махнув рукой вдоль причала.

 

-Здесь?! Это же опасно! Тут мафия! Давай к нам.

 

И я отправился ночевать на "Нусу Харапан".

 

Малайзия в декабре
Индонезия. Путь на вулканы.
Индонезия. В море.
Индонезия. По Суматре.
Малайзия в январе.
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.15728807449341 сек.