Индонезия. По Суматре.

6 января 2007 суббота. Автостоп в провинции Лампунг

 

В каждой провинции Индонезии свой тип одежды, и особенно четко это проявляется на Суматре. В провинции Лампунг женщинам полагается странная рогатая шляпа, которая со временем стала как бы логотипом провинции и теперь ее можно видеть на всех воротах и оградах.

 

Итак, в шесть утра я проснулся в балийской деревне, сварил себе чая на кухонном костре и прошелся вокруг дома, изучая хозяйство. Своим ходом выходил на дорогу. По пути оказался на высоком месте откуда внезапно открылась понорама Зондского пролива и потрясающий вулкан Кракатау казался совсем рядом.

Кто не знает, Кракатау знаменит тем, что взорвался в 1886 году, причем взрыв приравнивают к скольким-то тысячам Хиросим. После взрыва осталась лишь цепочка островов, но в 1923 году из-под воды стал расти новый вулкан - его назвали Анак Кракатау - и к настоящему времени он вымахал на 816 метров. Самый низкий вулкан Индонезии, но темпы роста впечатляют. Еще недавно туда ходили рейсовые туристические катера, но туристы сильно повредили экологию и сейчас вулкан закрыли на реабилитацию. Для посещения нужен пермит, да и катер нанимать придется. Жаль.

Застопился грузовой "Мицубиси" цвета хаки, удачно довез до лампунга и провез даже за Лампунг, свернув, как мне кажется, на Кота Агунг. Я оказался на оживленом, утыканном кафешками перекрестке. Я побродил в поисках еды, попросил продать мне лапшу за 3000, но подсунули БП... Никогда не угадаешь, что получишь за 3000. Лотерея. Сварил себе кофе, нашел две плюшки по 500. Теперь каллориями запасся, можно двигаться дальше.

 

Остановил зеленый "Хино". Провезли немного и остановились у едальни. Типа есть будем. Деревянный стол, лавки... Общение выходило странное: водитель спрашивал у напарника про меня по-малайски, тот спрашивал у меня - тоже по-малайски. Это звучало так:

 

-Ээ... Он откуда?

-Ты откуда?

-Я с России.

-Он с России.

-Ага... А куда это он?

-Ты куда?

-Я на север. Батураджа, Лубуклингау...

-В Батураджа он едет.

 

Кто-то из посетителей попросил сказать что-нибудь по-русски. Я поворачиваюсь к нему и говорю: "Пять коней подарил мне мой друг Люцифер и одно золотое с рубином кольцо, чтобы мог я спускаться в глубины пещер и увидел небес золотое лицо. Кони фыркали, били копытом, маня проскакать на широком пространстве земном, и я верил, что солнце взоло для меня, просияв как рубин на кольце золотом..." И так далее всего Гумилева. С некоторых пор это у меня стандартный ответ на просьбу вякнуть чего-нибудь на своем языке.

 

Грузовик шел в Палембанг и свернул на Манггалу перед Кота-Буми, Земляным городом. Глуховатая провинциальная дорога, по краю деревенские домики. Ни единой машины. Начинается страшная безмашинная Суматера Селатан. Подошла девушка, спросила что-то. Она не верила в автостоп. Она сказала, что я не смогу отсюда бесплатно уехать, в Индонезии это невозможно! Она ж местная, она знает. И вот тут же на ее глазах я застопил грузовик и в нем уехал. Эффектная получилась сцена.

 

Это тоже был "Мицубиси"-хаки. Повез всего 4 километра, где я выловил местную "газель". Она шла быстро и далеко, но меня отчего-то высадила за Кота-Буми и как раз тут меня настиг дождь.

 

Вот так - ползем мелким локалом. Зато удачно прошел Лампунг и Кота-Буми... Дорога-улица идущая среди домиков и магазинов. Я постоял под крышей чьих-то ворот, потом переместился в магазин. Дождь не утихает и небо серое равномерно, это плохо. решил, что надо продолжать, достал свой тент и приспособил его зонтиком. Нехорошо стопить с тентом, но - взяли! на 50 километров! Это был бензовоз. Где-то в малонаселенной местности он свернул к бензоколонке, а я пошел вперед. Вечерело, солнце опустилось за деревья, мокрая дорога пустовала. Снова усилился дождь, так что я скрылся под чей-то навес, к великой радости его хозяев, которые даже стул принесли.

 

Застопил раздолбанную легковую. Провезли довольно далеко, по пути водитель накормил соте - мясом на палочках. Не понравилось. И вышел я снова у бензоколонки.

 

Не помню, что было дальше, но к темноте я оказался где-тоу города Батураджа. Долго шел, высматривал подходящее для ночевки место. В итоге нашел лежбище возле едальни. Там и лег, на деревянной кровати, оббитой клеенкой. Крыши не было, но и дождь не возобновился.

 

7 января воскресение.

 

Проснулся, когда солнце только поднималось надгоризонтом. Выпил кофе (2000), съел две плюшки (1000), потом еще две. Пошел вперед и около 7:00 застопилась машина с красным столичным номером. Водиеля звали Аннуар.

-Поехали, - говорит он, - в Паданг?

 

Ого. В Паданг! Так и время на Северную Суматру останется... Но мне надо в Лубуклингау. Там интернет, там вписка. Там бы стрижку организовать.

 

Севернее Батураджа находится тот самый тропический лес, где мы с Анди покупали дикие дурианы. 11:00 - проехали Лахат и завернули в частный дом на кофе. надо полагать, знакомые Аннуара. Прошел мелкий дождь.

 

Едем дальше. То и дело замечаю свадебные украшения на улицах. Пестрые тенты, стулья, цветы... Сезон свадеб, что ли?

 

15:05 - вышел в Лубуклингау на Джос Садарсо. Память подвела и я пропустил нужный дом, уйдя куда-то в центр. Стал выяснять адрес и нашелся полицейский, который сам вызвался довезти меня на мотицикле. Он был одет в штатскую одежду, но уверял, что он полицейский и показал пистолет, засунутый под ремень штанов.

Нашел дом Сузи. Самой пока нет, нашлись ее братья. Сами отвезли меня до интернета, а он не работает почему-то. Ближе к вечеру вернулась и Сузи и я до ночи рассказывал про Яву и Калимантан. Пришла ее подруга-учительница, в очках и платке, которая призналась, что хочет в Россию. У нас есть снег, а она никогда его не видела.

 

8 января понедельник. Пляж.

 

Проснулся в 6:00. На улице уже ощущается движение, а в доме тихо, только хозяйка шуршит на кухне. Потом дом оживился, меня накормили супом с плюшками, я собрался и вышел. Путь лежал на Бенгкулу. Я решил двигаться на север не по центральной суматранской трассе, как в декабре, а по западной, что идет берегом от Бенгкулу до Паданга. Судя по карте, трасса мелковата, и я решил ее изучить.

 

Прошел Лубуклингау насквозь. Остановилась большая фура с молодежью внутри, но они вдруг захотели денег, причем именно долларов. Так и уехали, а я даже никакого умного ответа на такое требование не успел придумать.

Уже почти вышел, как меня нагнал на мотоцикле человек - здешний учитель английского. Очень просил заехать в их школу, где сейчас, правда, никого нет кроме нескольких учителей, ибо каникулы новогодние, но все равно... Я просидел в этой школе с полчаса, перефотографировался со всеми учителями и директором, расписался в книге посещений, выпил чая и пошел дальше.

 

Застопился грузовичок в Чуруп. Трасса здесь идет через горный хребет в сторону моря. Появились первые машины с бенгкульскими номерами - BD.

 

Из Чурупа взяли на 20 километров, потом еще пара машин. В одном месте на глуховатом участке трассы увидел скопление кузнечных магазинов. Там изготавливали ножи и тут же их продавали. Мне пытались впарить нож за 80 000, потом согласились на 40 000. Но ножи тут не очень хорошие, в Малайзии и Таиланде лучше. Не взял. Однако, странно: как сочетается эта ножевая торговля с запретами на холодное оружие?

 

Итак, я в Бенгкулу. Как-то надо пробраться через этот город. Завернул в едальню, выпил чая с печеньями. Поймал легковую, которая вывезла к дороге на Паданг. Там тусовалась группа драйверов.

 

-Откуда?

-С России.

-А, Россия... Как там у вас философия?

-Кто?!

-Ну, Толстой, Достоевский...

Я ответил что-то невнятное и долго потом находился под сильным впечатлением этого вопроса.

 

Удалось застопить грузовик почти до города Лаиса. Слева показалось море. Еще машина провезла немного вперед, а там берег совсем рядом. Я вышел, прошел мимо деревянных сарайчиков и оказался на пляже... Это был ПЛЯЖ. Низкое солнце, океанский прибой, уходящий за горизонт берег, водяная пыль, туманом висящая над полосой прибоя. Я складировал вещи на берегу и плюхнулся в Индийский океан. И много было потом в моей жизни пляжей, но до сих пор стоит перед глазами тот суматранский пляж: белые океанские валы, водяная пыль и низкое солнце над океаном.

Когда я вернулся на дорогу, солнце уже садилось. Я решил, что уже никуда не уеду, но поймалась машина, которая провезла меня почти до конца провинции в городок Мукомуко. Уже ночью я прошел все безлюдное, странно цивильное, все в коттеджах Мукомуко, вышел на окраину и слева от трассы обнаружил заброшенное здение и рядом сухую траву. Там на траве и устроил себе лагерь.

 

9 января вторник. Пляж продолжается

 

Ночью над Мукомуко прошел дождь, пришлось перебираться под навес заброшеного дома на бетон. Проснулся около восьми. Собрался, вышел на пустую трассу. Остановился грузовик-автобус.

 

-Kemana? (Куда?)

-Ke Padang (В Паданг.)

-Ayo?(Поехали?)

-Tak ada uang. (Денег нет.)

Водитель неопределенно ответил - мол, ладно... Можно. И мы поехали. н провез меня промерно 30 километров до деревни. Тоже безлюдье и еды что-то не видно. В одном месте я нашел сахар и купил полкило на 4000. Нашел еще плюшку за 1000 и организовал себе утренний чай.

Застопился проржавевший до дыр грузовичок, провез немного и высадил в глухом месте среди леса. Я прошел енмного вперед и увидел мост через чистую речку. В листве деревьев шуршат обезьяны. Видно их не очень хорошо. На макак не похожи, цвет рыжеватый. Может, "носатые обезьяны"? Непонятно. Я спустился к реке и сунул голову в воду.

Прошел немного вперед и остановился приличный черный грузовичок, внутри все те же люди, что привезли к мосту. Ехали мы довольно долго, переместились в провинцию Западная Суматра и я вышел в Индрапуре. Тут я завернул в едальню, взял риса (2000) с непонятным веществом (3000) и еще тройку бананов на 1000. Мелких бананов с гороховым привкусом.

А выдь пляж все еще тянется где-то недалеко, на западе, и море время от времени мелькает вдалеке, так что при желани можно быстро до него добраться. Но я спешил.

13:30. До Паданга еще 180 километров! Прямо перед едальней - поворот направо, на Паданг. Я повернул туда, прошел немного, смотрю - горилла. Настоящая. Маленькая такая, смешная. Ее привязали к дереву длинной веревкой и вот она скачет вверх-вниз, черная, как будто сшитая из бархата. Совершено игрушечное животное. Сразу от гориллы меня подобрал медленый бензовоз, идущий в Паданг. Почти сразу остановились на "выпить". Водитель - кофе, я - чай. Едем... Снова встали зачем-то... Впреди еще 150 километров. Тут я пд каким-то предлогом оставил грузовик и пошел вперед ногами, ибо какой-то трафик всеже образовался. Дошел до села, прошел его насквозь, проехал 2 километра, где-то выпил кофе на 1000.

И едва ли не в 18:00 меня, наконец, взяли куда-то далеко. Ехали, время от времени останавливаясь и подбирая каких-то людей. Я было подумал, что едем в Паданг, но они ехали только в Пайнан. До Паданга там еще с 60 километров. В этом Пайнане я вышел уже в темноте. Завернул в едальню на чай с плюшкой, потом меня сагитировали на лапшу за 3000. Правда, БП, но с яйцом и помидорами, так что понравилось. Двинувшись дальше, дошел до указателя "pantai"(берег) и решил пойти туда ночевать. Добрел до берега, по пути попав под мелкий дождь, который пережидал в едальне за чаем. Пока шел, все надеялся, что кто-то пригласит ночевать, но не срослось.

Берег. Большая красивая бухта. Все сильно застроено, но нашлась крыша. Там я и устроился. Приходили люди, что-то обсуждали, но никуда не позвали. Так я там и остался ночевать.

10 января среда.

Местность в районе Паданга сильно напоминает наш Крым. Тут кончается широкий океанский пляж и идут горы, круто обрывающиеся в море, скалы, островки, бухты. Вот и Паинан такой же. Проснувшись на восходе, яувидел симпатичную бухту с лодками, узкую полосу песка и вокруг высокие холмы, поросшие лесом. Вышел к дороге, по пути завернул в едальню и сварил себе кофе.

Застопилась машина на 13 километров. Затем желтый грузовичок привез на окраину Паданга. По пути видно море, красивые пляжи, островки, много кораблей. Паданг я проходил ситистопом. Подобрал грузовичок, который немного провез и свернул справо за ворота. Там на углу едальня, где я нашел свой любимый копи-сусу за 2000, ибо везде вокруг в Паданге оно по 3000. Хороший кофе, сгущенки от души положено. Было 12:15.

Легковая привезла в Париаман, к повороту на Падангпаджанг. Там остановилась очень цивильная машина. Мне показалось, что отвезет недалеко, но водитель - по имени Норман - завез прямо в Букиттинги, а по дороге, за 10 километров до Падангпаджанга остановился у своего дома ради чая и лапши. Большой красивый дом. Только пустовато. Вроде есть жена и дети, но живут не здесь, а в другом месте, далеко отсюда. За домом лощина с ручьем, сделан красивый сад с водопадами и камнями.

Перед Букиттинги миновали вулкан Мерапи-суматранский. Вершина пропадает в серых облаках, и вдруг смотрю - над обраками поднимается другое облако, желтоватого оттенка. Это Мерапи выбросил в атмосферу очередную дозу вулканического газа...

Норман не просто привез меня в Букиттинги, он даже высадил за городом, сразу на пеканбарской дороге. Повезло. Времени - 14:45. Все шансы быть вечером в Думае. Траффик тут как под Паддангом, большой. Тьма машин, но подберать меня не спешат. Постоял некоторое время и тормознул таки большую фуру. Она шла в Дури! Там до Думая всего с полтинник.

Но я рано радовался, фура шла медленно. 4 часа мы ползли по горным серпантинам и я снова пересек экватор, вернувшись в родное северное полушарие. По пути взяли мешок каких-то жареных изысков...

18:50, встали у едальни. Говорят - тут спим, а завтра дальше. Уже темнело, но было сильное желание сбежать от фуры и прорваться в Пеканбару, до которого еще 100 километров. Но ночью в Пеканбару...

Вручили стакан чая, потом рис с рыбой и курицами, еще стакан слабого чая и потом еще стакан совсем халтурного, который я попросил усовершенствовать, что и сделали. Хорошо помню эту ночь, желтый свет керосиновой лампы и множество мошек вокруг.

Внезапно снова все забираются в кабину. Проехали небольшое расстояние и остановились у тарктира с лежбищем. Тут было решено спать. Лежбище совершенно спартанское - просто доски и клеенка, но лень было лезть за спальником и я упал прямо так, в своем саронге...

11 января четверг. Возвращение в Думай.

Проснулись мы еще до восхода, где-то в 4:00 или позже. Вручили мне стакан кофе и тронулись. Я так и остался в черной футболке и в саронге. Едем... 7:25 остановка. Стакан чая. Небо затянуто облаками, солнца нет. Прошли 60 километров от Пеканбару.

В Дури грузовик ушел влево. Тут уже солнце, пыль и горячий асфальт. Я завернул в едальню, нашел лапшу за 3000(БП, но жареную и с помидорами), чай за 1000 и 2 плюшки по 500. Кофе с молоком тут отчего-то стоит 3000. Ну, провинция Риау вообще недешева.

Как только вышел из едальни, остановился зеленый бензовоз "Хино", который шел в паре с моим грузовиком в это утро. На нем я доехал до поворота на Медан. Странно... Ведь стоял я на этом повороте в декабре... И ничего не узнаю. Застопился грузовик с двумя яванцами, водителя звали Рамли, он с Сурабаи. О, Сурабая... Родные места. Как-то там "Нуса Харапан" поживает и где сейчас швартуется "Бинтанг Джаса"?..

Я вышел где-то на окраине Думая, застопил легковую и вышел в центре. Нашел проспект Джалан Пемуда и пошел на север, уточняя расспросами направление. По пути подкатывает ко мне девушка на мотоцикле:

-А вы в школу? К мистеру Мучсину? Поехали!!

-Да ладно, тут два шага осталось...

Перешел мост, повернул к мечети. Вот и крыльцо школы, на крыльце учитель, пара студентов и европеец. Оказывается, они уже залучили к себе гамбургского немца-велосипедиста по имени Хайнрих. Он только что прибыл в Индонезию, планирует проехаться по Северной Суматре до Медана. Посетил 50 с чем-то стран. На его фоне мои 27 как-то потускнели.

Дальше все пошло легко и привычно. Болтовня со студентами и урок английского, где мы с Генрихом раскручивали младшую группу "на поговорить". У Генриха имелся цифровой фотоаппарат, так что остались кадры.

 

 

Я потом даже брал его фотоаппарат и фотографировал корабли у реки. Генрих обещал потом мне это заслать, но впоследстви мыло его не отозвалось.

 

12 января пятница. Вампир-парикмахер с подружкой своею...

 

Утром, часов в семь, пришел учитель и спросил, не сейчас ли мне все-таки на корабль? Я ответил, что поеду завтра. И снова заснул.

 

Проснулся в 8:00, сварил кофе на себя и Гериха. Только выпили - Мучсин позвал на еду. Как обычно, рис и еще всякое и традиционное нечто из авокадо за 5000. После завтрака я сагитировал Генриха пройтись до интернета, где за полчаса перекинул в ЖЖ несколько вчерашних фотографий. Затем пошел искать паркмахерскую. Одна обнаружилась недалеко, но хотела 8000. Я поколебался какое-то время и решил соглашаться.

 

Никогда в жизни не посещал парикмахерских, разве только когда-то очень давно в совсем уже детском возрасте. Своеобразные ощущения. Там не только стригли, но еще и сбрили все, что показалось лишним. Вместо мыла использовалась неизвестная мне жидкость, а брили опасной бритвой со вставными лезвиями. Причем для бритья тело приводят в горизонтальное пложение.

 

-Вы мусульманин? - спросил парикмахер, раскрывая бритву...

 

Это была самая коротая стрижка в моей жизни. Впрочем, при местном климате так оно и лучше. В школу я вернулся часа в три, когда как раз пришла старшая группа. Школьницы шумно и весело удивились моей стрижке и прозвали меня Джеком-Спарроу.

 

В 16:00 пошел за билетами на катер. В "Индомалайэкспресс" они стоят 140 000 за билет, +20000 всяких страховок и сборов. Поменял 15 долларов, добавил свои 50 000 рупий. В результате вышло расходов на 5 долларов меньше, чем я думал.

 

Вечером Мучсин снова укормил нас с Генрихом рисом, джек-фрутом и сотэ со своим любимым авокадо. Пришла младшая группа и мы всячески прощались.

 

День закончился и виза закончилась, и я засыпал, прикидывая, чего мне завтра будет за просроченную на 1 день визу.

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.01913595199585 сек.