2. Черновцы-Эдирнэ

День седьмой. Черновцы - Бухарест. [18 сентября. Вторник]

 

Проснулся утром в автобусе. Из ларька занесли чайник, организовал себе завтрак с кофе, собрался и вышел на дорогу. Подвернулся автобус до Порубного - он подвёз меня к границе, высадив у поворота, в полукилометре от терминала. Побрел не спеша к Румынии. Остановил украинский пограничник, поинтересовался паспортом, спросил, почему нет штампа о въезде. Очень удивился, обнаружив этот штамп в обычном паспорте. Но обошлось.

 

Переход в Румынию не пешеходен. Таксисты берут по 10$. Меня это не устраивало, и я стал ждать событий. Подошел человек.

 

-10 долларов есть?
-Нет.
-А пять?
-Нет.
-Ладно, дай вон ему две гривны, он пропустит тебя на территорию, там у меня машина стоит.

 

Этот человек ехал к родственникам в Румынию, ним ехала женщина, ребенок лет пяти и старик, которого звали не то Аурелий, не то Ариэль. Поехали. Для въезда в страну тут требуют (иногда) показать 300$, за отсутствие которых взимается штраф - 2$.(Не узнал, официально это или нет.) Я, по идее, мог их не плать, но не хотелось осложнять человеку жизнь. Он собрал со всех в машине эти 2$, отнес их вместе с паспортами, и вернулся уже со штампами. Без приключений миновали таможню, проехали еще немного и оказались в городке Сирет. Там заметил первую румынскую телегу - у неё действительно оказался номер, как у автомобиля. В Сирете водитель свернул вправо во двор, а я пошел прямо по улице.

 

В машине научили нескольким румынским словам. "Мульцумеск" - спасибо, "Лари видери" - до свидания. И подарили несколько тысяч старых украинских купонов. Для истории.
 

Сирет - маленький и чистый городок - так мне показалось. Сразу заметил банк. Здесь мне поменяли 5$, выдав 150 000 лей. При этом исписали множество бумаги. С этими деньгами прошелся по магазинам и обнаружил, что цены тут совершенно российские, только всё в тысячах. Пачка макарон - 10 000, батон - 5 000, и т.д. Купил за 25 000 паштет, приняв его за колбасу.

 

Опыт показал - в Румынии жить можно.

 
Из Сирета в Сучаву подвозил немолодой румын с сыном, наверное, которые между собой только и разговаривали. Вид у них был серьезный и деловой, но денег не спросили. Сучава (Suceava) - бывшая столица Молдавского княжества и очень приличный городок, хотя с этим не все согласны.
 
Вышел из Сучавы, и очень скоро меня взяли на 24 километра до Фалтычени(Fălticeni), где я оказался в 13:00. На окраине Фалтычени долго стоял у яблочного сада. Из-за ограды позвали, вручили пять или шесть красных, кисловатых румынских яблок. Сказал спасибо, а сам подумал - куда мне столько яблок? И зря подумал. До вечера только эти яблоки и спасали меня в сухой, жаркой и безводной Румынии.
 
92 километра до города Роман меня подвозили двое, которые в конце, в ответ на моё "мульцумеск" стали таки просить деньги. Причем доллары. Я сказал, что у меня их нет, они сделали недовольные лица, но тем и обошлось. Это был единственный случай деньгопросивости за всю Румынию, хотя потом в Болгарии поляки жаловались мне, что им румыны покоя не давали в смысле денег. Итак, в 16:00 я оказался в Романе.
 
Пока плутал по Роману, выбираясь на трассу, встретил толпу местной молодежи. Попросили курить. Потом попросили денег. Я не дал, на что они вежливо попрощались, сказали, что "Россия - браво!" и даже рукой помахали.

 

На выходе из Романа - мост через Молдову, перед мостом местные жители стопят транспорт. Один румын вызвался помогать, долго махал руками всем машинам, делал какие-то таинственные жесты. Я втолковал ему, что пойду вперед, и пошел по мосту через Молдову, ту самую реку, которая дала название соответственному государству. Как все румынские реки она мелкая, мутная, с низкими песчанно-глинистыми берегами.

 

Серьёзный и очень сдержанный человек подбросил в Бакэу. Город немаленький, выход на окраину занял много времени. И вот, часов около семи я стоял на окраине Бакэу, вечерело, солнце садилось за Карпаты. Я уже подумывал о том, чтобы заснуть и приценивался к зарослям кукурузы, когда - уже после заката - остановился фургон. Купава была всё-таки права, ожидание вознаграждается. Водителя звали Нели, он занимался развозом мороженых мясопродуктов, а теперь ехал прямо в Бухарест, то есть брал меня прямо на 292 километра. Неплохо для темного времени суток.

 

 

Ехали по темной равнинной восточной Румынии, на юге опять появился Марс. Я сказал Нели, что вот, мол, это он. Нели посмотрел, усомнился, и предположил, что это "Лучефар". Я не сразу понял, что такое Лучефар, потом сообразил - Люцифер - Венера. Я сказал, что Венера сейчас в другой стороне, и Нели спорить не стал.

 

Он высадил меня около полуночи на объездной Бухареста, до сих пор не знаю, где именно. Было тепло (широта Крыма), трасса ярко освещена. Нашел полянку, какие-то деревья, лег там и заснул.

 

День восьмой. Бухарест - Русе. [19 сентября. Среда]

 

Итак - Бухарест. Пройдено 2532 километра.

 

Утром вышел на дорогу, и меня очень скоро подобрала очень приличная машина. Водитель - прилично одетый, чиновник, наверное - провез меня через весь Бухарест, показывая всякие интересные места, и высадил на улице Джурдже - она идет от центра прямо на юг, к дороге на город Джурджу. Так я и пошел. Где-то подъехал на трамвае. Подвернулась пекарня, где продавали горячие батоны по 2500 лей. Дешево даже для Румынии.

 

Вышел на трассу, постоял некоторое время, и меня подобрал водитель, ехавший в Джурджу к родственникам. Звали его Костель (Константин), он постоянно рассказывал про что-нибудь. Когда проезжали Калугарен, он сказал, что тут родился король Михай Храбрый(-1601); и показал речку Нежлов, где в 1595 году была разбита турецкая армия. Показал и само поле битвы при Нежлове. Там, вроде, раньше было болото, турки напали, попали в это самое болото, и румыны их, всех... Исключительно кровопролитное было сражение.

  -Вот, - сказал Костель, показывая на поле справа от дороги, - здесь везде были турки. Всё поле, везде. ..

 

Джурджа - 2597 км. от Спб. Чтобы от трассы попасть к таможне, надо сделать хитрый крюк, обогнув город с востока. Так я и сделал. Перед таможней стоял длинный ряд турецких фур, я шел и здоровался со всеми. С кем-то разговаривал. Обещали даже подобрать. Я почувствовал, что этим вечером увижу Константинополь. Мне казалось, что иначе и быть не может.

 

Румынские пограничники напомнили, что дунайский мост непешеходен. Полистали паспорт. Поговорили между собой. Поулыбались. Говорят - иди. В Румынии законы условны, хорошему человеку дозволяется всё.

 

И я пошел по нейтральной полосе. Мне махали руками из беспошлинных магазинов. Мной заинтересовались из обменника - три парня и весёлая девица. Что-то спрашивали, смеялись, объясняли что-то. Я был для них небывалым и удивительным явлением - это в Румынии ценится.

 

И я вступил на легендарный дунайский мост. Он действительно очень длинный, с крайне узкой пешеходной частью. Внизу нёс воды изумрудно-зеленый Дунай, на островке трактор вспахивал небольшое поле. Интересно - чьё? Или нейтральное, как магазины?

 

Итак, Румыния была пройдена. Она оказалась не так страшна, как слухи о ней. Не было воров и грабителей, "подленьких людей" и прочего в том же роде. В целом этой стране я поставил "+".

 

Первым человеком, встреченным мной в Болгарии был пограничник с автоматом, вторым - девица, которая несла ему что-то на подносе. По румынской привычке я сказал "Добрый день!". Она не глядя буркнула что-то в ответ.

 

На КПП поинтересовались - куда это я. Серьезного вида дядька в пиджаке осмотрел меня непонимающе-оценивающим взглядом, спросил, где я собираюсь ночевать. Я соврал про кемпинги. Пожали плечами и поставили штамп о въезде. И я оказался в городе Русе, бывший Рущук. Если бы я поймал турка, ночевал бы уже в Константинополе, и я стал ловить их прямо на выезде с терминала. Но они не останавливались. Я прошел подальше - безрезультатно, и я вернулся к терминалу. Сел на шину под вывеской "Община Русе" и даже написал на листе бумаги "ISTANBUL". Пошло время...

 

Тут же указатель: "Стоянка для турецких фур". Такие тут почти в каждом городе. И кафе для турков. И проститутки на них же охотятся. Судя по всему, турецкий шофёр здесь - человек №1. Стоило добиваться независимости.

 

Солнце жгло серьезно. В придорожном кафе бутылка воды стоила доллар. Я зачем-то её купил. Немного стало легче. Потом зашел в другое, решил съесть что-нибудь. Мясная колбаска здесь стоила 1 лев(полдоллара). Левов у меня не было, обменника нет, целая толпа подозрительных личностей предлагает их поменять, но я этого не сделал. Но в кафе брали и долларами. Съел эту самую колбаску, она оказалась очень вкусная, и я съел еще одну.

 

Драгоценное время уходило, машины не брали. Часть шла спать. Часть - в город. Их маршрута на Турцию я не знал. Зашел на автостоянку, там рассказали, что турки ездят через Тырново - Гурково - Нова Загора - Свиленград. Когда стало ближе к вечеру, я махнул рукой на терминал и пошел по трассе, чтобы хоть выйти из города. Солнце садилось. Машины проносились мимо. Вдоль трассы работают болгарские проститутки. Трое позвали меня с другой стороны дороги. Мне было всё равно, подошел. Спросили, кто и куда. Поговорили не болгарско-русском. Одна спросила таки: "Меня хочэшь?". Я ответил, что день не ел и всё на ногах, так что... Она сказала, что, мол, изнурение лечится изнурением. Нет, сказал я, не сегодня.

 

Чуть дальше встретилась еще одна. Тоже стала что-то говорить про "сексофон". Я сослался на усталость и безденежье. Она сказала что-то, кажется, о том, что можно и без денег. Я ответил, что если сейчас приму горизонтальное положение, то моментально засну.

 

Выход из Русе показался мне бесконечным. Дорога огибает город с востока и юга, я шел и шел, но справа всё равно тянулись какие-то строения. В темноте уже перешел длинный мост непонятно через что. Пошли промышленные окраины. Три часа вымотали меня до предела. Я мечтал о том, чтобы съесть что-нибудь и заснуть. И о чае. Ни в Румынии, не в Болгарии я его пока не встречал. Я сам удивился, до чего же это необыкновенная и прекрасная штука - чай. И ведь дома у меня его много. И можно пить, когда угодно. Невероятно.

 

Морально я сдох. Целый день прошел впустую. В Болгарии, скорее всего, вообще не берут. Я не попаду в Константинополь. Имеет смысл повернуться и идти обратно. Только вот пограничники не поймут и румыны смеяться будут. Или поторчать тут пару дней? Уж до Тырново-то доползу как-нибудь.

 

Я сбросил рюкзак на газон разделительной полосы и сел рядом. Потом лег. И подумал, что так и останусь лежать до утра. Больше ничего уже не хотелось. Но я сказал себе - раз полез в Болгарию испытывать самурайский дух, нечего валяться на разделительной полосе. И я встал. И пошел дальше.

 

Подвернулся указатель на кемпинг. Это было рядом - подошел, спросил, что это за штука. Мне сказали - если есть палатка - плати пять левов и живи. Хочешь домик - десять левов. Я подумал - в теплой сухой Болгарии платить 2,5 доллара за ночёвку? Даже как-то унизительно. И пошел дальше.

 

Метрах в ста начался вполне нормальный лес. Я пошел туда наудачу, нашел ровное безлюдное место возле зарослей акаций и свалил там вещи. На ощупь набрал веточек, зажег костер, подвесил на него котелок. Скромные запасы воды надо было растянуть на вечер и утро. Повезло с дровами - сухими ветками тут было забросано всё.

 

Сварил суп из макарон и бульонных кубиков, вскрыл банку фасоли. Тушенки не оставалось - не думал, что потребуется в Болгарии. А главное - заварил себе большую кружку чая. Съел всё это, посмотрел вокруг - разбросанные в свете костра вещи, деревья непонятной породы... И подумал, что жизнь, в сущности, продолжается. Так и заснул.

 

День девятый. Русе - Эдирне. [20 сентября. четверг.]

 

Ночью было что-то вроде дождя, даже достал палатку и накинул её на себя сверху, но когда проснулся, все было вполне сухо. Оказалось, я ночевал в кленовой роще, а неподалёку, за зарослями акаций - футбольное поле. По логике, чуть севернее уже Дунай. В другое время это произвело бы на меня большое впечатление, но на девятый день вся впечатлительность уже вышла. Белоруссия еще вызывала эмоции, но потом навалилось столько впечатлений, что голова не успевала их переваривать. Поймал себя на том, что уже который день подряд просто смотрю вокруг, впитывая картинки, как губка, и не хватает времени на обдумывание. События случаются практически каждые полчаса.

 

Вскипятил остатки воды, организовал себе картофельное пюре с фасолью. Свернул стоянку, вышел на трассу в надежде поймать что-нибудь до Велико-Тырново. Ведь сказал же Шанин: "Кто-нибудь когда-нибудь увезет из любого места". И очень скоро, к удивлению моему, подобрала машина, идущая в Софию. Водитель знал немного русский (учил в детстве), сам работал каким-то общественником, только что с конференции в Австрии. Объяснил, что на участке Русе-Тырново вообще плохо берут из-за обилия проституток. Человек на трассе воспринимается неадекватно. И вообще в Болгарии сейчас криминальные проблемы и водители не любят брать посторонних. Так вот оно в чём дело...

 

В Бяле стоял густой туман и даже лобовое стекло покрылось каплями. Водитель сказал, что в Бяле всегда туман или дождь, такое особенно место. Еще он показал мост, который когда-то очень давно спроектировал инженер, экспериментируя на спичках и воске. Мост долго простоял, потом часть его обвалилась. Его быстренько восстановили при помощи современных технологий, но восстановленный участок продержался недолго. Пришлось разбираться, что же там такого на спичках было придумано. Построили участок заново и вот пока стоит.

 

Он заметил сзади машину с тырновскими номерами, помахал ей рукой, чтобы остановилась, и пошел поговорить с водителем на предмет подбросить меня до Тырново. Тот согласился. Он ехал с какой-то очень цивильной женщиной, и сам бы, наверное, не остановился; всю дорогу они говорили только между собой.

 

На подходе к Тырново начались горы. Лесистые склоны, переходящие в отвесные скальные массивы. Чертовски красиво. Там есть два монастыря - женский на восточной стороне ущелья - его хорошо видно - и мужской где-то на западной.

 

Машина, видимо, шла в город, а меня высадили на объездной, которая проходит туннелем под городом. Наконец-то увидел внизу реку; спустился вымыть руки и набрать воды на всякий случай. Это река Янтра, которая течет здесь среди каменных плит, делая зигзаги между гор, в одном из которых и располагается, собственно, город Тырново.

 

Дорога очень красивая. Справа внизу река, за ней вертикальная стена, наверху - город. Туннель в 177 метров проходит под городом, который весь умещается на такой вот узкой скале. Стоило бы потратить день на осмотр, но я не был уверен, что этот день у меня есть. Пройдя чуть дальше вышел на хитрую дорожную развязку, и тут меня взяли, к некоторому моему удивлению. Машина шла прямо в Гурково - это уже за Балканами. Начались серьезные горы, дизельный фургон медленно всползал по крутой дороге, вокруг сухой болгарский лес . Водитель сказал, что климат меняется, и зимой в горах снега выпало совсем мало, оттого и реки почти пересохли. На Ханкёйском перевале угостил чаем - странным каким-то, липовым, что ли? Чуть ниже остановились у минерального источника, заполнили все имеющиеся на руках ёмкости. Вода выливалась из трубы; водитель чиркнул спичкой, поднёс к трубе, и выходящий вместе с водой газ загорелся языком бесцветного пламени. Ночью, наверное, красиво.

 

Он высадил меня в Гурково, на мощеном брусчаткой перекрестке, где вперед уходила дорога на Нову Загору, вправо - на Казанлык. Разделительная полоса на этой дороге выложена белыми булыжниками. У перекрестка растёт грецкий орех, здесь крутились два цыгана, сбивали орехи, что, вообще-то, запрещено. Я пошел на Нову Загору.

 

За Балканами погода резко изменилась. Сгинули туманы, очистилось небо, жарче стало солнце, горячее земля. Только теперь я почувствовал, что это юг, 42-я параллель, широта Рима, Барселоны и Ташкента. С полчаса шел по дороге, вдруг останавливается машина, выходит, так сказать, "новый болгарин".

 

-Оружие есть?

-Только топор.

-Автомат есть?

-Нет.

 

Обыскал карманы, убедился, что я безопасен, и только тогда пустил в машину. Я поинтересовался, неужели так часто попадаются автоматы. Ответили - очень часто. Через пару минут оказалось, что я не дошел совсем немного до великолепного водохранилища - фантастическое для Болгарии зрелище серебристой водной глади. Люди! Кто окажется в Гурково, не поленитесь дойти до этого места!

 

Спросили, куда я еду и зачем. Удивились, узнав, что со мной всего 30 долларов. "Там самый дешевый обед долларов... ну... 25 будет." Поглядим.

 

Высадили в Нова Загоре. Я вдруг осознал, что иду. Медленно, но иду и уже перевалил Балканы. Ещё вчера я уже распрощался с Турцией, и вдруг теперь понял, что попадаю, что осталось километров 100-200, и уж их-то я пройду. Я прошел почти 3 тысячи километров, прорвался через три страны, и всё-таки попадаю... Я чувствовал что-то вроде восторга - хотелось не то смеяться, не то плакать, эмоции требовали выхода.

 

Нова Загора - 2728-й километр моего пути. Я прошел городок насквозь, любуясь на черепичные крыши и дворики, заплетенные виноградом. Черные грозди свисали тут прямо во двор, а местами висели и над дорогой. На выходе из города долго висел. Началась плоская равнинная Болгария, скучная и жаркая. Размешал себе какао на холодной воде, выпил, помечтал о дождике. И тут, обернувшись, понял, что поспешил. С Балкан на Нову Загору шла стена серой мглы. Как облако, только вертикальное - от неба до земли. Я понял, что сейчас меня вобьёт в землю хороший балканский ливень. Зашагал на юг с удвоенной скоростью, и тут меня взяла таки грузовая машина...

 

 

Болгария

 

Остаток болгарской дороги меня подбрасывали на небольшие расстояния многие, уже не запомнившиеся машины. Помню какое-то водохранилище, помню Харманли... Юго-восточная Болгария в сущности, неинтересное место. Солнце шло к закату, когда меня высадили у поворота на Свиленград, в 15 км от границы. Уж это расстояние я пройду хоть бы и ногами. Я был в 15 километрах от цели, и теперь меня не остановило бы, наверное, уже ничего. Освещаемый закатным солнцем, я шагал в сторону Турции. Справа чернели горы Греции. Из встречных машин мне почему-то махали руками, а пассажиры легковых улыбались и оборачивались в мою сторону. Я чувствовал себя фотомоделью, идущей по подиуму. Я прощался с болгарскими осликами.

 

Виноградники. Пруд. Крест на горе.

 

Остановилась фура. Первый турок. Поясняю:

 

-Istanbul kadar gidiyorum. Seninle olur mu?(Иду до Стамбула. С вами можно?)

 

Он ответил, что до границы, а дальше ему долго стоять. Подбросил до терминала. Болгары шлёпнули штамп о выезде. Турецкий пограничник в ответ на моё "Gun aidın, efendi!" улыбнулся, полистал паспорт и показал, куда заплатить 10$. С вклеенной визой меня пропустили в Турцию без всяких разговоров. За спиной 2924 километра. Всё-таки я дошёл.

 

Турция сразу удивляет масштабностью государственного мышления. Вместо банальной вывески, как в Румынии или Болгарии, здесь эффектные ворота с надписью "TURKIE". И длинный ряд турецких флагов. Силуэт большой мечети.

 

Турция встретила меня грозой. Вдалеке, над Эдирне, грохотало, и яркие молнии ударяли с неба в землю. Я не спеша пошел в ту сторону. У дороги немолодой турок торговал бутербродами - два куска хлеба с кусочкам жареного мяса, горьким перцем, кетчупом и еще чем-то. Стал мне предлагать. Я поинтересовался ценой. Он назвал 2 миллиона лир. Даже не зная турецких цен, я понял, что это многовато. Тот спустил до 1,5 миллиона. Есть хотелось, и я согласился, но потребовал в эту же сумму включить чай. Так и сговорились, хотя еще 250 000 он таки с меня снял. Я подозревал, что несколько переплачиваю, но только позже узнал, что переплатил раза в два. Если не в три. А ведь сколько раз говорил себе не покупать ничего у границы...

 

Возникла проблема отсутствия турецких лир. Турок сказал, что всё устроит. Он повел меня через дорогу в какой-то магазин, там мне сказали, что могут поменять доллары. Не люблю я это делать, не зная курса, да на границе, но таки решился - долларов пять, из осторожности. Поменяли. Позже оказалось, что поменяли совершенно честно, во всяком случае, с минимальными процентами. Съел эту его штуку. Он спросил:

 

-Guzel? ("Хорошо", в значении "вкусно")

 

-Iki million de guzel,(Два миллиона тоже хорошо) - говорю я.

 

В целом действительно недурно, только острая очень штука, а у меня с водой не густо. Пока ел, хозяин попросил подождать и убежал в сторону мечети. Как раз начался призыв на намаз - видимо, туда и пошёл.

 

После чая отправился дальше. Тут меня взяла фура, провезла до Эдирне и чуть дальше. Фура с неторопливой торжественностью двигалась по широкому, освещенному автобану, магнитофон проигрывал турецкие мелодии с барабанами. Сверкали огни Эдирне.

 

За Эдирне меня высадили. Водитель объяснил причину, но я его не понял. Он уехал, я остался в темноте на трассе. Шанса поймать машину не оставалось, и я пошел спать. Вокруг трассы были сплошные поля, я нашел одно единственное дерево, под ним и устроился. Ожидал после грозы что-то вроде грязи, но оказалось вполне сухо. Позже понял, что турецкая земля больше похожа на песок, вся вода сразу уходит куда-то и не создаёт проблем.

 

1. Петербург-Черновцы.
2. Черновцы-Эдирнэ
3. Эдирнэ-Стамбул-Эдирнэ
4. Болгарская граница - Петербург
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020915985107422 сек.