Сайгон

Тестовая версия

Введение

В Сайгоне я впервые оказался в феврале 2007 года, и в то время он показался мне скучным. В этом городе действительно нет почти ничего красивого, интересного самого по себе, без исторического контекста. Чтобы прогулка по Сайгону стала интересной, надо мысленно переноситься в начало 20-го века. Так сложилось, что от древнего города Зя Динь не осталось ни одного кирпича, поэтому исторический Сайгон – это французский город 1880-х годов и позже. После 1975-го многое изменилось: переименовали улицы, убрали памятники французским генералам, построили современные офисные центры, но из интересного современный Сайгон породил только высотку Bitexo. Золотой век Сайгона – это эпоха французского Индокитая и времена Южного Вьетнама, когда город был столицей этой части мира. Следы той  интернациональной эпохи еще не до конца стерты. На улицах еще можно заметить французские надписи,  а среди сувенирных монет еще попадаются индокитайские пиастры. Это был еще один "мир, унесенный ветром".

 

Сайгон

Ориентация

Ориентироваться в центре Сайгона несложно. Он весь расчерчен прямыми линиями – это пошло еще с тех пор, когда существовала квадратная в плане городская цитадель Зя Динь. Сейчас на карте можно видеть длинную улицу Нгуен Тхиминькай (Nguyen Thi Minh Khai), которая тянется от зоопарка на севере до небольшой площади далеко на юге. Тхиминькай – это коммунистка сороковых годов и глава сайгонской компартии в свое время. Центр расположен между рекой и Тхиминькай. Западнее Тхиминькая почти ничего ценного нет.

Перпендикулярно Тхиминькаю идет улица Хай Ба Чынг, то есть, улица двух сестер Чынг. Это первые народные герои в истории страны и не удивительно, что их именем назвали улицу, которая до того была улицей Поля Бланши – первого мэра Сайгона (с 1895 по 1901 год). Эта улица южным концом упирается в сквер на берегу реки Сайгон. Интересна она тем, что проходит строго через центр существовавшей некогда городской цитадели и прямо через то место, где когда-то стоял императорский дворец. Если вы встанете на Бланши/Чыынг лицом к центральной почте, то окажетесь как раз на месте дворца. Современная улица Ле Дуан проходит, соответственно, за задней стеной дворца, отделяя дворец императора от дворца императрицы.

Еще одна важная навигационная линия – проспект Чан Хунг Дао, при французах – бульвар Чолон. Когда-то это была важная улица, по которой город вытягивался на запад. Сейчас Чан Хунг Дао скучен и сер, и сюда стоит придти только ради большого магазина электроники (здание номер 63-65). Проспект упирается в площадь перед рынком Бен Тань, затем продолжается в виде проспекта Ле Лоя, упирается в Оперу, за которой уже проспект Бланши/Чынг.

Прогулка по Сайгону

Прогулка по Сайгону обычно начинается с бэкпекерского квартала – здесь останавливаются самостоятельные туристы. Несамостоятельных селят обычно чуть севернее. Бэкперкерский квартал расположен с южной стороны длинного парка, который имеет несколько названий, а при французах тут находился сайгонский вокзал. То есть, на месте парка раньше пролегали рельсы. Основной улицей квартала является Pham Ngu Lao, от которой вглубь квартала уходят узкие щели-улицы. Здесь много дешевых отельчиков по 5-6 долларов за комнату, есть хостел (9 долларов) и много дешевой еды. Тут же море туристических агентств и массажных салонов разного уровня пристойности. Отсюда же ходят междугородние автобусы - на Пномпень или на Муйне.

Итак, выходим на Pham Ngu Lao, переходим через нее в парк и идет направо – на восток. Пройдя парк до конца, мы как раз оказываемся на месте бывшего вокзала, перед нами – площадь с памятником Ле Лоя, слева – рынок Бен Тань (Мекка русских туристов) а справа – городской автовокзал. Если пойти вправо за автовокзал по бывшей улице Немесис (Pho Duc Chinh), то можно выйти к каналу.

Бывшая вокзальная площадь – важный ориентир, в основном из-за всем знакомого Бен Таня. Если вас поселили севернее Бен Таня, то вы так же легко к нему выйдите, только с другой стороны.

Огибаем площадь слева, проходим мимо Бен Таня и оказываемся на проспекте Ле Лоя, в прошлом – бульвар имени Жана-Луи Боннара, миссионера, убитого в 1852 году. Даже странно, что яркий и веселый бульвар назвали таким трагическим именем. Интересно, что Боннара канонизировали в 1988 году, уже после переименования улицы.

 

Двигаясь по Боннару мимо сувенирных лавок, мы пересекаем улицу Nam Ky Khoi Ngia (улица Мак Магона), потом улицу Пастера (Рю Пеллерин), очень длинную, пересекающую весь город с юга на север. Ближе к концу Боннар пересекается с бульваром Шарне (сейчас – Нгуен Хюэ). Очень жаль, что имя адмирала Шарне уже нигде не светится. Когда-то он лично обстреливал Севастополь, потом штурмовал Малахов курган и мог там видеть раненого Колчака – отца будущего генерала. В феврале 1861 года он пришел спасать осажденный гарнизон Сайгона, тысячу человек, которые почти год отстреливалась от вьетнамской армии.

Бульвар Боннар (Проспект Ле Лоя)
Перекресток Шарне и Боннара очень интересен. Большое угловое здание слева – это знаменитый отель «Rex», построенный еще французами  как магазин автомобилей (1927), позже перестроенный как отель (1961), и вошедший в историю в годы войны, когда здесь проводились ежедневные пресс-конференции для журналистов. Они проходили на крыше, в баре Rooftop Garden. С бульвара Шарне можно войти в отель, повернуть налево и там будет лифт. Поднимаемся на 5-й этаж и слева за углом видим знаменитый бар. Можно выпить тут кофе и посидеть в кресле с видами на бульвар Шарне и бульвар Боннар.
 


  
 отель «Rex» Rooftop Garden  

Возвращаемся на перекресток. Как раз перед входом в «Rex» можно видеть статую Хошимина с ребенком, а за его спиной – симпатичное здание, в которое и упирается бульвар Шарне. Это отель «De Ville», впоследствии городская ратуша. Сейчас здание занимает некий народный комитет, так что внутрь не попасть. Сейчас здание выходит фасадом на улицу Le Thanh Ton, в прошлом – Rue D’Espagne. Эта улица, параллельная бульвару Боннар, имеет глубокий символический смысл. На ее месте когда-то находилась южная стена городской крепости и отель «Де Виль» стоит на месте южного бастиона.

Возвращаемся на перекресток и смотрим вперед по бульвару Боннар. Впереди видим здание оперы, а перед ним – сквер с фонтаном. По центру фонтана стоит нечто абстрактное. Когда-то тут стояла статуя Франсуа Гарнье  (Marie Joseph François Garnier (1839 - 1873) – это был человек великий в масштабах Индокитая. Он изучал дельту Меконга и совершил длинную исследовательскую экспедицию от Камбоджи через весь полуостров до Юннани. Позже вернулся во Францию и успел поучаствовать в обороне Парижа. Жаль, что убрали статую Гарнье. Географов надо помнить.

 

Пройдя вперед по Боннару мы попадаем на еще один важный перекресток. На этот раз Боннар пересекается с улицей Катина (Rue Catinat), ныне Dong Khoi. Эта та самая улица, на которой происходит половина всех событий в романе «Тихий американец».
Мы стали кидать кости, и мне показалось немыслимым, что я  когда-нибудь могу жить вдали от  улицы  Гамбетты  и  от  улицы  Катина,  без  вяжущего привкуса  вермута-касси,  привычного  стука  костей  и  орудийного   гула, передвигавшегося вдоль линии горизонта, словно по часовой стрелке.

 Эту улицу можно понимать как главную в городе. Она начинается прямо от собора и упирается в реку Сайгон. На ней стоит Опера, отель «Континенталь», «Гранд-Отель» (неизвестный литературе) и отель «Мажестик», засветившийся у Грина. Около собора на Катина стоит здание министерства по культуре и спорту, которое похоже на прежнее здание французской жандармерии. От прежнего названия улицы осталось немного – только отель «Catina».

 

На Катина и прилегающих улицах можно найти очень много кофеен. Они симпатичные, цивильные, антуражные, но неприлично дорогие. Надо сказать, что вьетнамский кофе в Сайгоне делают неплохо, но дешевые места надо искать очень тщательно.

Впрочем, главное на Катина – это не кофе. А отель «Континенталь». В 40-е годы тут останавливался Рабиндранат Тагор,  в 50-е здесь жил Грем Грин, который поселил тут персонажей своего романа, а последним известным гостем стал Жак Ширак. Отель мелькает в фильме «Тихий американец» и в начале фильма «Индокитай».

«Континенталь» был построен в 1880 году (одновременно с Собором) в подражание одноименному парижскому, сейчас он в госсобственности. В 1911 отель купил герцог Монпенсье, тот самый, что построил виллу около Фантьета, а с 1930 по 1975 им владел корсиканец Франчини. В первую Индокитайскую войну здесь любили селиться журналисты – почта была недалеко. Грин жил в номере 214. Можно беспрепятственно подняться на третий этаж, повернуть направо и последняя дверь – именно 214. Похоже, что окна выходят на две стороны – и на Катина и на Оперу.

 

Северной стороной Катина упирается в Собор Сайгонской Богоматери. Это крупнейший собор на юге и центр архиепископства. Французы в Индокитае иногда строили скучновато, но в данном случае получилось вполне симпатично. Внутрь можно войти в какие-то особые часы, а в остальное время закрыто. Перед собором стоит статуя Богоматери. Раньше тут стояла статуя епископа Адранского с принцем Канем, но их убрали, а постамент оставили – он все тот же. Статую жалко, она напоминала о героическом и немного авантюрном моменте вьетнамской истории, когда последний из князей Нгуенов, Нгуен Ань, бежал из Сайгона в дельту Меконга, спасаясь от армии тайшонов, и там подружился со священником по имени Пиньо (епископ Д’Адран). Они вместе бежали на Фукуок, потом в Сиам, потом сын Нгуена ездил с Пиньо в Париж, а затем они, снова вместе начали отвоевывать Вьетнам у тайшонов и дошли до самого Ханоя – так началась последняя императорская династия, Нгуены. Принц Кань потом умер, а его брат оказался фанатичным конфуцианцем и сторонником изоляции Вьетнама. Кончилось все гонениями на католиков  (когда погиб Боннар) и французским вторжением, но начиналось красиво. Постамент перед собором – единственное, что наводит сейчас на мысли о тех событиях.


Южный конец улицы Катина упирается в реку Сайгон, которая сейчас маловыразительна. Если немного пройти по набережной на север, там будет сквер и статую генерала Чан Хынг Дао , который знаменит отражением монгольского нашествия. А когда-то там стояла статуя адмирала Риго де Дженули (1807-1873), который был первым завоевателем Индокитая. В Крымскую войну он командовал линейным кораблем "Виль де Пари" и участвовал в обстреле Одесы, в 1857 участвовал в Первой Опиумной Войне, а в феврале 1859 года взял Сайгон. Позже был военным министром, а после падения Империи уехал в Испанию, где и умер... 

Перекресток Катина и Рю д'Эспань

 

Далее. Особым символическим смыслом обладает улица Le Than Ton (Rue D’Espagne), которая пересекает Катина между Собором и "Континенталем". Этот перекресток – что-то вроде московских Покровских Ворот – раньше здесь были ворота цитадели города Зя Динь. По линии улицы Ле Тхань Тон шла крепостная стена (несколько зигзагом), а улица Катина была выездной дорогой. Цитадель была квадратной в плане и с каждой стороны имелось два выезда, так что Катина – южный.

 

отель "Де Виль"

 

Можно свернуть на Летханьтон (на юг) и там почти сразу по правой стороне будет здание городского комитета, в прошлом – Отель де Виль. При французах там находилась городская мерия. Сейчас это административное здание, все перекрыто и охраняемо. От главного входа как раз начинается бульвар Шарне. Если за этим зданием сразу же повернуть направо, то вы попадаете к дворцу Зя Лонг, который выходит фасадом на Ly Tu Trong (Rue Lagrandiere). Сейчас это городской музей и здание с большим количеством смыслов, достойное отдельного рассказа.
Дворец Зя Лонг
Вход в музей сейчас находится на углу Ly Tu Tong и  Nam Ky Khoi Nghia (быв улица Мак-Магона). Эта непроизносимая улица пересекает с юга на север весь центр, начинается у канала, пересекает Боннар, проходит мимо Зя Лонга и затем продолжается самой своей парадной частью – перед фасадом бывшего президентского дворца. Потом она уходит куда-то в бесконечность. Участок севернее Зя Лонга – это тоже бывшая стена цитадели, причем на месте дворца был угловой бастион. Мне кажется, именно очертания бастиона повлияли на то, что Непроизносимая улица слегка отклоняется на юг и образует с Le Thanh Ton острый угол.

 

Если пойти по ней на север от Зя Лонга, то сразу слева будет желтое, в колониальном стиле, здание Центрального суда, котрое еще при французах было дворцом Правосудия, а чуть дальше слева начнется парк президентского дворца.

 

Первый дворец, деревянный, построили тут еще в 1863, в 1868 перестроили в каменном виде,  позже тут жил губернатор Кохинхины, затем вселился губернатор Индокитая. В 1955 году он стал президентским дворцом, а в 1962 произошло неожиданное: два летчика взбунтовались с сбросили бомбы на дворец, снеся половину, так что  начали строить новый: успели только к 1966 году. Так что дворец поздний, и не производит  сильного впечатления, а решетка перед ним известна благодаря фотографии, где ее проламывает советский танк. Если стоять прямо перед дворцом, спиной к нему. То вперед будет уходить улица Le Duan, в прошлом – бульвар Нородом. Сначала он проходит через парк и обычно заполнен гуляющими людьми, потом проходит мимо Собора и потом тянется дальше на восток, упираясь в зоопарк (там надо искать исторический музей). Перекресток этой улицы с Хайбатунгом (Бланши) – центр древнего Сайгона, тут стоял дворец. Стоя на перекрестке, надо представлять себе, как глубоко под землей прячутся черепки императорских кувшинов, кирпичи фундаментов и всякие мелкие потерянные заколки. Хотя, строго говоря, в период независимости Южного Вьетнама (1615-1777) им правили не императоры, а некто под названием «тюа». 

 .....

 

карта Сайгона

 

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.016942024230957 сек.