Свиток Второй

Как Казахстан был пересечен нами с севера на юг через Астану и Караганду, о казахской полиции и посещении Киргизии, неудаче в Алмате и как мы прошли весь восточный Казахстан, достигнув Семипалатинска.

 

1 июля вторник. Сегодня - ночь.

 

Новый, заграничный этам нашей поездки начался для меня именно здесь - на окраине Кустаная, в здании склада металлолома... Я много слышал о труднопроходимости Казахстана и предполагал, что перемещаться придется почти только поездами. Но реальность оказалась иной: эта степная страна была нами пройдена машинно вся.

 

Проснувшись в девять утра, я упихал все вещи в рюкзак и обнаружил отсутствие кружки. Расследование показало, что я оставил ее на месте вчерашнего пиршества, и ее присвоила соседняя шашлычная "Арман", чьей посудой казахи вчера пользовались. И я отправился в шашлычную спасать кружку.

 

В шашлычной как раз что-то ели казахи, человек пять. Они сразу зазвали меня к себе, расспросили о жизни и велели принести мне большую лоханку борща. Обдумав все события я решил, что Казахстан начинается неплохо...
-Куда ты собрался? В Монголию? Э, да там тебя украдут - в степь вон украдут, коней пасти...
-Коней пасти тоже интересно.
-Так это и мы тебе можем устроить. На 5000 в месяц согласен? Так хоть сейчас.

 

Это значит 1000 наших рублей. Ну, учитывая дешевизну Казахстана... Я сказал, что учту такое предложение на будущее. Потом они ушли куда-то, а я вернул свою кружку и пошел в сторону Кустаная.

 

Кустанай оказался тихим зеленым городом, где по утреннему времени народа было мало. Мне он чем-то понравился - похоже на дачный район. Вон девицы с полотенцами обсуждают посещение реки... Вон дети на велосипедах носятся... Я шел, рассматривая его одноэтажные домики и заходя в "дукены"(магазины) ознакомиться с ценами. Я даже не заметил, как пропустил центр (оставшийся справа) и едва не выскочил к реке Тобол, что в южной части города. Скорректировав маршрут, я вышел к рынку. Денежная единица Казахстана - тенге. Один тенге примерно 5 рублей. На базаре я обнаружил большие вкусные пирожки по 20 и 25 тенге, пшеничную крупу по 25, целые мешки табака и море тряпок. Я нашел там рядом обменник, разменял сразу сотню и стал владельцем кучи денег в 500 тенге. Теперь нужен был интернет. Слово это оказалось кустанайцам знакомо, они направили меня на запад от рынка и скоро я действительно обнаружил указанное заведение - по адресу Алтынсарина 116. Вошел. Далее произошло неожиданное - внутри на лавочке мирно дремал Миронов.
-Миронов! - воззвал я, - просыпайся.

 

Он открыл глаза не спеша, как будто не уверенный, стоит ли оно того. Так просыпался он всегда, хоть кричи ему на ухо "пожар". Я не помню, чтобы он вскакивал как-нибудь внезапно...

 

Оказалось, что весь путь мы двигались примерно с одной скоростью, и даже таможню он прошел всего через час после меня, притом догадался спросить у пограничника - нет ли ему какой записки. И получил ее. Он тоже прибыл в Кустанай ночью, ночевал на окраине в палатке, и теперь бродит по городу, оставляя на сайте записки о сем. Тут, в и-кафе, он написал на сайте его адрес (в 8:51, 45 минут назад) и стал ждать меня. И ведь дождался же. Бывают такие вот мелкие чудеса.

 

Интернет-кафе восхитило меня зловещей надписью:

 

СЕГОДНЯ - НОЧЬ

 

Администратор пояснил, что это "для детей". Означает, что сегодня ночью компьютеры работают. Сфотографировав этот шедевр декадентства, я оставил на сайте пространную записку:

 

1.07.2003. 9:39 muhranof KUSTANAY(KZ) Приехал сегодня в полвторого ночи, обрел жилье и мясо на какой-то базе, утром накормили борщом... Только что наткнулся в инт-кафе на Миронова, с которым, как оказалось, мы проходили границу около 11 часов вечера. Тут есть купабельная река, квас по 7 рублей литр, двухрублевые пирожки и прочие мелкие радости. Разменял сотню рублей на 495 тенге. С Мироновым мы делились под Челябинском и ехали по отдельности. Я почти от самого Ч. до Кустаная прошел на одной машине. Дорога приемема, трасса на Астану тоже, по слухам, езжабельна. Локомотивы вроде пока без нужды.

Затем поведал Миронову о сущности базара и мы пошли туда тратить деньги. Отыскав самые дешевые пирожки мы запаслись ими, а так же квасом и устроились за столиком какого-то заведения. И снова, приобретая квас, Миронов выторговал несколько тенге в свою пользу. Солнце, шум базара, люди веселые. Все было так весело и легко.

 

Покончив с пирожками я глянул на мироновские часы - 12:10. Особенных дел в городе не осталось и мы пошли на юг, к выезду на Астану. Вышли к Тоболу. Он в этом месте совсем небольшой, с камышовыми островами, не очень удобен для плавания, но возле моста есть подобие пляжа. Я решил соприкоснуться с водой и направился туда. Пока я плескался в Тоболе Миронов флегматично загорал на берегу. Я же стал чуть чище, кое-что выстирал и часа в два дня мы продолжили путь по горячему асфальту.

 

Не помню, как мы вышли к большой кольцевой развязке и как нашли астанийскую трассу. Вообще их две, но нам посоветовали северную. Там пару минут разговаривали с казахом на велосипеде, который признался, что не очень любит русских, потому что "вы нас бросили". В 14:30 нас подобрала машина, идущая километров на 50, в Сосновый Бор. Хозяева были местные немцы. Они что-то рассказывали о жизни немцев в Казахстане, и о том, что в Германию сейчас им выехать крайне трудно из-за разных административных рогаток. Трасса за Сосновым Бором была узка, по асфальту прилична, но пуста. На ней нельзя было увидеть одновременно две машины - разве только одну. Мы простояли так с час и решили в очередной раз разделиться. Договорились о встрече в Астане. Снова бросили евро - мне выпало стоять первому.

 

15:45 - Маленький грузовичок подобрал меня всего километров на 12. Минуя Миронова я просигналил ему, что еду недалеко. Меня высадили в бескрайних желтых полях. Машин снова не было.

 

В тот день я прошел километров 200 от Кустаная. Подбирали на немного, на 10-20 километров. Так я камазом попал в неинтересный город Урицк, откуда выехал в семь вечера на мотоцикле - до придорожного кафе. Туда я завернул добыть воды для чая и просидел минут с 20. Юная официантка безгранично удивилась моей сущности и рассматривала меня как некое редкое явление природы - как цветущий кактус, например.

 

Молодой парень, лет 16, без прав вождения, привез меня в село с громким названием Симферополь. Он порадовал меня сообщением, что почти все жители села уголовники, и "держат" всю округу. Этот криминальный Симферополь я проходил пешком. Чуть позже встретилась команда казахских велосипедистов, которые возвращались в Кустанай из двухнедельной поездки. Они пришли в восторг от встречи со мной, их тренер торжественно заметил, что они не единственные туристы на планете и мы вместе сфотографировались.

 

Чуть позже меня подобрала малиновая "Лада". Было 21:45. И вот только почти уже ночью свершилось долгожданное - остановились камазы. Турки-месхетинцы шли домой в Джамбул и подобрали меня. Они поведали мне много всякой информации про Казахстан. Так я снова узнал, что северные казахи не любят южных, а те - северных. За что - не очень понятно. Просто разные люди. Раньше Казахстан делился на жузы - Младший, Средний и Старший. И вот, север и юг - это разные жузы, и это что-то значит. Узнал я, что юг дешевле, что там продается верблюжье и конское мясо, и что оно дешево, а в сезон будет еще дешевле. И что вообще там все дешевле. Потом они рассказали, что русские - не очень хорошие люди. Много пьют почему-то и работать не хотят. Рассказали, как одного алкоголика турки отвезли в Казахстан, отучили от пьянства, заставили пасти скот и вот теперь у него свое стадо, дом, машина и семья даже.


-Хочешь денег? Так работай! Купи бычка, вырасти его да продай - вот и деньги. На них уже двух бычков купишь. Не хватает на бычка, так хоть гусей купи - сами вырастут, их и кормить особенно не надо.


И они рассказали множество других способов добывания денег путем скотоводства. Все у них получалось просто и легко. Впоследствии, в Южном Казахстане, мне рассказали, что действительно, только турки-месхетинцы живут хорошо и все у них есть. ("Когда их переселяли, каждый из них вот по такому куску золота с собой вез. За счет этого золота они и живут...")


Уже ночью они встали у трактира за Рузаевкой и отправились есть, угостив и меня чем-то очень существенным. Пришлось и водку пить. Эту ночь я спал в камазе. И снова, после водки, засыпалось легко.

 

2 июля среда. Золотая цепь.

 

Турки проснулись рано, часов в шесть. Они сказали, что дальше вроде пост, или что-то еще такое и везти меня они не могут. Я покинул их и пошел не спеша на восток по пустынной утренней трассе. Тут и произошло одно из интереснейших событий этой поездки. Вдали показался большой "мицубиси", почти микроавтобус. Я помахал ему рукой. Он остановился.


-Не подбросите в сторону Кокчетава немного? - поинтересовался я.


Водитель сказал, что подбросит. Звали его Влад, он был родом из Бишкека, три года работал в Праге и вот ехал навестить родину. Машина его была забита вещами - одеждой, какими-то бутылками, коробками, видеокамерой и многим другим. Влад пересек границу тоже в Троицке, где уже упомянутые мной ребята забрали у него 100$. Машина-то с чешскими номерами. Я, кстати, даже не подозревал, к чему приводит поездка по Казахстану на машине с чешскими номерами... И Влад не подозревал. Итак, в Казахстан он въехал без денег. На стоянке произошло чудо - полиция подарила ему 500 тенге на бензин. На эти небольшие деньги он теперь стремился в Астану, чтобы продать там золотую цепь-браслет. Так и решили, что я доеду с ним до Астаны. Там и посольство Китая поищу, и интернет найду, и Миронова подожду...


В десять утра мы проехали Кокчетав, оставшийся где-то слева, мелькнувший несколькими далекими строениями. Дорога влилась в трассу Петрапавловск-Алмата и мы неожиданно узрели фантастическую трассу - черный, ровный асфальт с разметкой, нечто давно забытое. Машина покатилась резво, как будто ощутила себя дома, на пражской улице... Справа и слева появлялись и исчезали участки леса, изредка мелькали озерца и камыши. Я удивился, сколько в северном Казахстане озер - прямо Финляндия какая-то.


Примерно в полдень, не доезжая Макинска, мы решили устроить привал и свернули влево, к светлому сосновому лесу. Приятно все же вот так вылезти из машины и пройтись по хвое, когда пахнет соснами и под ногами хрустят сучки... Я повесил на сук котелок, набрал веточек и вскоре у нас уже кипел чай. Нашлось печенье, соленые палочки, еще что-то. Кажется, именно тогда Влад отдал мне коробку чайных пакетиков, которые ему не нравились из-за недостаточной крепости.


Солнце, чистое небо, чай. А в бензобаке - 40 литров, так даже до Караганды не дотянем. Денег никаких, вся надежда на золотую цепь.


Еще 200 с чем-то километров, и показались невзрачные бетонные строения Астаны. Похоже на барачный городок нефтянников в степи. Ближе к центру стало чуть почище, улицы пошире, дома повыше, но даже центр напоминал окраину большого города, куда выпихнули все то, что не смотрится в центре.

 

Мы остановились возле рынка и Влад вышел на поиски ломбарда. Позже мы поставили машину в стороне за углом и повторили вылазку. Влад стоял в различных очередях, я же бродил вокруг, а позже вернулся к машине. Ломбарды не вожделели золота. Они ссылались на не ту пробу, на нехватку денег, на что-то еще - и не брали нашу цепь. С последней попытки Влад вернулся совсем убитый, сел в машину и уставился в точку пространства перед собой. Рассказал о своих попытках.


-Если бы ты ехал в Бишкек... Я бы занял у тебя полтинник, там бы отдал, - сказал он мечтательно.

 

Я задумался. С одной стороны, я ехал в Алмату и были некоторые дела в Астане. С другой - в Бишкек мне тоже надо. Если свалить на плечи Миронова поиски китайцев в Астане, а потом поймать его в Алмате... Да и прямая машина в Бишкек со впиской... Да и человека надо спасать.

И я достал свой полтинник.

-Поехали в Бишкек, - говорю, - но сперва ищем интернет.

Теперь у меня появилось моральное право указывать, куда ехать, а куда нет. Влад был в восторге от такого поворота событий и мы ринулись на поиски интернета. Как ни странно, этот вид связи астанийцам был мало знаком. Опрошенные нами люди заявляли, что он где-то тут есть, возможно вон там, но они не уверены. Мы объехали несколько указанных мест, ничего не нашли и я прекратил поиски. (Бензин у нас все же не бсконечен.)

-Поехали в Караганду, - сказал я, - там поищем.

В 17:30 мы покинули пыльную, скучную, несимпатичную Астану и двинулись на юг. Тут нас ожидал сюрприз - неожиданно закончился асфальт. Оказалось, что великолепное шоссе на участке Астана-Караганда еще в стадии создания. Асфальт уже есть, но ездить по нему еще не разрешают. Чтобы никто не соблазнился запретным асфальтом на него положили булыжники - представьте себе симметрично положенные камни от горизонта до горизонта. Кто-то не поленился собрать их и выложить на трассе. Титанический труд, достойный древнего Египта. А ведь их еще придется убирать...
 

Несчастное мицубиси ползло по каменистой грунтовке, изредка всползая на трассу и пробегая по ней 100-200 метров... Пылили камазы и фуры. Конца грунтовке не было видно. Мы опрашивали водителей, но вместо информации получали мифологию о том, что у этой трассы где-то есть конец и он совсем рядом. Так мы ползли со скоростью ленивой черепахи и уже в сумерках достигли Темиртау, которое приняли было за Караганду.


19:20 - ощутив голод, мы свернули в некое придорожное заведение и разорились на манты. Не помню, где и как это было...


Караганда осталась на моей памяти пятнами огней в ночной темноте. По идее, стоило бы проехать городом и поискать интернет, но я подумал, что еще успею... Потом - еще 150 километров по ночной трассе. Я уже засыпал. Спать в машине, в принципе, неправильно, но кто его разберет - автостопщик я теперь или нет? Вроде бы меня теперь обязаны везти... Сложный этический вопрос. Размышляя о нем, я заснул.


Позже Влад рассказывал, что, пока я спал, происходили странные вещи. Идем, например, под горку, и машине полагается разгоняться, а она вдруг начинает останавливаться... Жуть.


Часа в два ночи мы свернули на стоянку у селения Аксу-Аюлы, и заснули прямо в машине. За сегодня я сместился с 67-й параллели до 74-й почти... И сегодня же миновала 30-я тысяча моего автостопного стажа, но поздравить меня было некому.

 

3 июля четверг. Нам ничего не надо, дайте нам что-нибудь!

 

Ранним казахским утром, в 6:30, мы проснулись, и я обнаружил, что мы находимся на стоянке в поселке Аксу. Без задержек двинули дальше, на юг, к Озеру. Исчезли леса и мелкие озера. Вокруг - сухая, ничем не засеянная степь с белыми пятнами солончаков. Исчезли дома, деревни - только степь и сопки иногда. Изредка - загадочные конические постройки. Оказалось - могилы такие.


-А внутри там что?


-Ничего. Пусто. Чем больше пустоты, тем больше чести...


Замечание, достойное "Книги пустоты" Миямото Мусаси.


Впервые увидел вольнопасущихся верблюдов, которые местами тут бродят прямо по трассе. Впервые увидел соляные пересохшие озера, но фоне одного даже попробовал сфотографироваться. Соль здесь везде - степь местами как будто покрыта инеем, такая же былая от соляных пятен. А если подумать - когда-то тут шумели леса. Потом пришел человек, стал вырубать леса и сеять пшеницу. И тысячелетиями тут пахали, сели, снова пахали, пока вода не смыла плодородный слой. Все пустыни мира созданы человеком.

Около 9:30 въехали в город Балхаш, вернее, проехали его по окраине, может быть, даже по объездной. Завернули на бензоколонку. Окошко кассы было оборудовано выдвижным ящиком для денег, но когда мы вытащил этот ящик, чтобы положить туда эти деньги, внутри обнаружилось целое стадо тарантулов. Небольшие такие паучки, похожие на черные колбаски с ножками. Хозяйка весьма перепугалась.

Балхаш показался неподалеку бледной полосой воды. Мы ехали берегом, высматривая место, где бы подобраться к воде. Участок трассы Балхаш-Сарышаган ужасен, потому что еще не достроен. Как и вчера под Карагандой, мы ползли боковой трясучей грунтовкой и злобно косились на полосу асфальта, на которой строители разложили булыжники. Только под Сарышаганом свернули с трассы и нашли полосу песка, почти пляж.

Балхаш. Плоский мир. Мутная вода, мелко... Я вспомнил рассказы турков про здешних гигантских сомов - на мелководье самое место для охоты на случайных людей. Но вода теплая, на песчаном берегу красивые кусты. Вообще приятно.

Едем дальше. Кончился Сарышаган, начался хороший асфальт, вызвавший у нас вздох облегчения. До Бишкека осталось совсем не много прямой трассы... И вот тут начались приключения. Где-то а Сарышаганом - полицейский пост. Машину остановили, полиция набежала большой толпой, стала все рассматривать и проверять документы. А где ваша миграционная карта? Нет? Почему? Должны были дать! Не дали? Странно. Ну и хрен с ней. Полиция кружила вокруг машины как кот вокруг сметаны. Наконец, один парень, улыбаясь, заявил: "Подарите нам что-нибудь от души!" Что нам было сказать? Деньги на исходе, есть вот бутылка с полезной водой... Что еще дать? Парень ответил фразой, которая когда-нибудь войдет в историю:

-Нам ничего не надо, дайте нам что-нибудь!

Но тот пост мы прошли почти без потерь. Полицейские попросили нас подвезти старичка, который тут занимается строительством дороги, а теперь стремиться попасть в Алмату. Взяли, едем. Километров через 50 - еще пост. Два мрачных мента посмотрели на нас так, как будто некогда нас поймали и посадили, а суд оправдал. Сухо спросили, что я тут делаю и как в этой машине оказался.

-По Казахстану нельзя бесплатно ездить!

Я промолчал во избежание продолжения. Впрочем, за фразой не последовало логических выводов. Полицейских больше заинтересовала машина Влада. Один сел в салон, залез руками во все возможные места и нашел коробку с какими-то лампами, купленными Владом в Праге за 50$. Эту коробку он потребовал подарить.

-За что? - удивился Влад, искренним удивлением человека, три года прожившего в Чехии и несколько отвыкшего от постсоветской реальности.

-Это мой участок.

Пришлось отдать. В мрачном настроении двинулись мы дальше, не подозревая, что все события еще впереди. И вот - развилка, трасса уходит на Чу, Бишкек и на Алмату. Снова пост - весьма знаменитый, как я потом узнал. Узрев нашу машину с чешскими номерами, полицейский - здоровый толстый дядька - сразу бросился нас тормозить и велел свернуть в сторону, в тень. Он так суетился, как будто чехи - самые известные наркоторговцы в мире.

Происшедшая сцена - это отдельный большой рассказ. У нас долго обыскивали машину, перерывали вещи, рассматривали тряпки с таким видом, как будто мы продаем их по завышенным ценам, лазали по моим карманам и только рюкзак, где скрывался мой нож, остался вне их внимания.

-Рюкзак показать? Вещи достать? - надоедал я полицейским.

-Да нужны нам твои тряпки...

Во внутреннем кармане у меня нашли 50$. Казах долго вертел в руках купюру и в его душе происходила какая-то борьба. Похоже, ему очень хотелось ее забрать, но что-то мешало. Едва ли совесть.

В процессе поиска Влад по неосторожности обронил фразу: "Забирайте хоть все". Зря он так сказал, ибо полицейские удивились его щедрости и решили присвоить себе всю громадную сумку с вещами. Даже они понимали, что это перебор, поэтому согласились дать ему сдачу в размере 500 тенге. За деньгами в дежурку ходил я. Пятисотку мне вручили так, как будто я взяточник и вообще нехороший человек.

-Мы деньги забирать должны, а мы их отдаем, - заметил полицейский с удивлением.

Ехать прямо чрез Чу мы давно раздумали. Надежнее было ехать через Алмату, но полицейские сразу заявили нам, что дорога там перекрыта, и проехать можно только через Чу. А там еще посты... Но после отнятия сумки с вещами они, похоже, сами испугались своей храбрости и сказали, что можно через Алмату.
-Это мы перегонщиков на Чу посылаем...

И мы покинули это Богом проклятое место. Нас продержали там почти 2 часа.

Влад был в шоке после всего происшедшего. "Я хренею, дорогая редакция", повторял он(разве что чуть грубее...). Старичок тоже был в расстроенных чувствах - он никогда не ездил по Казахстану в машинах с чешскими номерами. Он сказал, что казахские начальники - это вообще проклятие человечества, русские начальники были лучше. Те и себе брали и другим жить давали, а когда казах начальником становится, это всем беда. Старичок был казахом, так что ему можно верить.

За Копа мы свернули вправо, на узкую полосу асфальта, идущую через степь. Солнце опускалось к горизонту. В степи изредка мелькали суслики. Ястребы сидели прямо на трассе, прячась в тени придорожных кустов. При появлении машины они плавно взлетали. Впереди постепенно появляются горы - это заканчивается Великая Степь, я пересек ее с севера на юг, от предгорий Урала до предгорий Тянь-Шаня... Появилась трасса Алмата-Бишкек, весьма живая, с хорошим асфальтом. Первый же пост проверил документы, но никакого вреда не нанес. Узнав про случай у развилки, сказал - знаем, знаем такое место. Есть там такой человек... Старичок вышел, кажется в Кордае. Мы же в вечернем сумраке двинулись через перевалы - красивая горная трасса с изваяниями зверей и пионеров на скалах. Черные тучи висели совсем рядом, сверкали молнии, брызнул дождь, но тут же иссяк - прошел стороной. Так, в темноте, освещаемые молниями, мы в 23:00 достигли границы.

На казахской таможне машину окружили улыбающиеся люди в форме, просмотрели все документы и сказали, что все будет хорошо - особенно если мы подарим им 20$. А вот если не подарим, все будет очень плохо. Например, можно поискать в машине наркотики - дело долгое, кое-что развинтить придется. Обратную сборку не гарантируем. В общем, дал я Владу 20$, и мы уехали в Киргизию.
 

КИРГИЗИЯ

 

На киргизской стороне мы ощутили некоторое облегчение - там все же полиция попроще. И действительно - взяли бутылку полезной воды и этим удовлетворились. Но потом машину отогнали в сторону и оказалось, что у нас нет каких-то необходимых бумажек. Долгая беготня в темноте и выяснение сути привела к тому, что проблема уперлась в наличие 50$. И я полез в рюкзак - а что тут сделаешь?

 

Сразу за таможней - два поста. На каждом нас останавливали, рассматривали и интересовались деньгами. Не помню, чем мы отделались. Только после часа ночи начался Бишкек - огни пижонских бензоколонок, музыка ресторанов, сверкающие кафе. Я-то себе несколько иначе представлял этот азиатский город. Где-то на центральной улице нашелся даже интернет, и я оставил, наконец, информацию о своем местонахождении:

 

3.07.2003 22:45 BISHKEK Стечением обстоятельств оказался в Бишкеке, въехал туда только что вот ночью. Надеюсь, Миронову хватит мудрости самостоятельно попасть в Алмату. Там как-нибудь сконнектимся. Аккуратнее на участке Балхаш-конец Озера, там менты раздевают очень серьезно. Прячь деньги. 

 

(Примечание: интернет указывает московское время.)

 

Обнаружилось сообщение от Миронова - он писал из Астаны и Балхаша. Значит, движемся с нужной скоростью. Влад звонил некой Ире, которая затем нас и встретила. Машину загнали на стоянке, зашли в магазин "24часа" за пельменями, колбасой, водкой и минералкой, и двинулись к этой самой Ире на Душанбинскую улицу.

 

На Душанбинской Влада встречали с восторгом. Пришел его брат. Рассервировалась еда. Я некоторое время следил за ходом событий, потом принял горизонтальное положение и постепенно заснул. Водка, повторяю, удивительно способствует засыпанию.

 

4 июля пятница. "Не ходи на восток, на востоке плохо."

 

Задача этого дня заключалась в том, чтобы найти китайское посольство, а заодно и все прочие. Исследовать все возможные пути получения виз через Бишкек и сам город заодно изучить.

 

Утром меня разбудили достаточно рано, напоили кофе с пряниками. Появился Влад. Он уже продал золотую цепь и вручил мне 100 долларов. Остальные 20 вроде бы обещал вернуть вечером, когда продаст машину. Дал мне свой телефон, велел позвонить часов в восемь. Я покинул Душанбинскую улицу, прошел наугад и оказался на проспекте Манаса возле памятника какому-то всаднику. Неподалеку возвышалась громада гостиницы. Я направился в ту сторону и вскоре оказался перед высотным зданием 4-хзвездочной гостиницы "PINARA", самой цивильной в Бишкеке. С непричастным видом прошел в стеклянные двери, по гостиничным коврам... Поинтересовался адресом китайского посольства. Девочки за стойкой ничего в посольствах не смыслили и перенаправили меня в какой-то офис, где мне таки нашли адрес. Я заприметил карту города и спросил, нельзя ли ею овладеть. Разрешили. Люди тут оказались положительные, без снобизма.

 

С картой в кармане я двинулся на север по Манаса (он же проспект мира), рассматривая здания и людей. Что-то здесь было от Советского Союза... Я снова, как некогда в Белоруссии, почувствовал себя французским туристом в Африке - кругом "наша" старая архитектура и "наш" язык. Бишкек вообще больше русский город. По обрывкам разговора я понял, что раньше тут вообще было мало киргизов, теперь их все больше. Русские иногда смотрят на киргизов, как колонисты в Новом Свете на индейцев. Колониальный менталитет в любой части света имеет общие черты.

 

Но Бишкек оказался приятен. Он не давил громадой зданий. Не утомлял толпами и не наводил тоску безлюдностью. Весело журчали арыки в тени уличных деревьев. Вся система арыков исправно работала - чего я потом нигде в Средней Азии не наблюдал.

Подвернулась авиакасса. Я завернул спросить, сколько стоит перелет до Индии. Оказалось, 180$, если вам от 10 до 30.

Полученная в отеле карта оказала неоценимую услугу - на ней были тщательно обозначены - порой даже нарисованы почти все основные посольства. Примерно к 11:00 я нашел улицу Токтогула и китайское посольство. Почему-то оно открывалось с 12-ти. Я решил подождать. Заметил китайцев, а с одним удалось переброситься парой слов. Узнав о моем намерении посетить Китай, он сказал, что мне обязательно надо посмотреть Пекин.

-Это бы хорошо. Но, пневмония, говорят...
 

-Нет. Никакой пневмонии нет.


-И всех пускают?


-Да. Давно уже.


Интересно... Заодно я узнал, что путь на Китай через Киргизию закрыт, и сами киргизы попадают туда через Казахстан. В 12:00 посольство ожило. Я проник с вестибюль, поизучал бумажки, заметил даже самого посла. Здесь однозначно желали приглашение. Хотя виза стоит всего 30$, а дабл - 45.

Разобравшись с Китаем, я вышел на Чуйский проспект и нашел расположенное неподалеку - дом 164 - посольство Индии. Без флага, почти без всяких надписей, оно как будто готовилось уйти в подполье ввиду грядущей киргизо-индийской войны. Здесь не хотели никаких приглашений, лишь паспорт, анкету, две фотографии и деньги - 2660 сум. Это 53 доллара по приличному курсу и 66,5$ по реальному. А то и все 70. В общем, никаких чудес...

Теперь надо бы сыскать Пакистан. Я двинулся по Чуйскому и нашел улицу Панфилова, где посольству положено находиться. Нумерация домов оказалась очень произвольна. Местные жители послали меня сперва на юг, потом на север, где находился небольшой парк, и юрта, работающая пунктом продажи плова. Хозяин плова отправил меня снова на юг, и только после таких вот кружений я узнал, что посольство - на севере, но далеко. Я пошел на север. Улица постепенно превращалась в дикую окраину, едва ли не в деревню, но там действительно обнаружился очень приличный особнячок с поливалками и парнишей, подстригающим кусты. Надпись на воротах сообщала, что посольства Пакистана тут нет и оставьте нас в покое, сволочи. Посольство нашлось кварталом западнее. Небольшой белый домик с навесом, под навесом - окошко и стенд с информацией. Посольство хотело фотографии на голубом фоне. Эстеты... Деньги оно хотело тоже какие-то нереальные. Я пообщался с охранниками, запасся водой из местной колонки и направился в обратный путь. Было 13:55.

Вернувшись к юрте, я завернул в расположенное рядом заведение - столы на каменном полу под навесом - и сел отдохнуть, а заодно записать кратко события. Обитатели заведения сперва не обратили на меня внимания, потом презентовали минеральную воду в высоком бокале. Вода - хорошо, но вот где бы обрести еду?

Осталось не посещенным иранское посольство, и я нашел его на Разакова 36, недалеко от центра. Слева от дверей было открытое окно, там что-то писал добродушного вида иранец. Темнело. Я возник в свете окна и поинтересовался принципами работы посольства. Иранца звали Сиявуш, он охотно рассказал все, что надо, удивив меня безумно дорогой транзиткой.

-Что делать... Это потому, что посла сейчас нет. Он старается русским виз не выдавать - пусть в Москве делают. Это мы тут частным порядком выдаем...

Он написал мне на аккуратной бумажке оба телефона, адрес, собственное имя и подписал: "посольство Ирана". Удивительно положительный оказался человек. Я свернул на Московскую. Время шло к шести часам. Обнаружилось интернет-кафе. Хозяин был русский парень и он легко разрешил воспользоваться парой минут. И я полез на сайт. Ура, услышан Миронов. Пять часов назад он написал, что находится в Балхаше и едет в Алмату. Это что - в Балхаше есть интернет? Едва верится. Я оставил о себе такое напоминание:
 

4.07.2003 14:43 muhranof Китай хочет 30 и приглашение! тут больше искать нечего. Я сделаю так: субботу поторчу на Исыккуле, в воскресение не спеша - в Алмату. В понедельник будем бегать по посольствам. Не вздумай ехать в Б. через Чу - разграбят.

 

 

Хотя Чу он, наверное, уже миновал. Может, уже в Алмате сидит...


После иранского посольства я решил посетить главный рынок города, который называется тут Ошский базар. К нему легко выйти, если двигаться на запад по Чуйскому или хоть по Токтогула. Здесь можно найти много всего интересного, начиная с лепешек по 2 сома. Но надо быть осторожным - у меня на этом базаре увели доллар. Группа людей грамотно организовала столпотворение и давку, в процессе которой опустошила мне один из внешних карманов. Кроме доллара там находился китайский разговорник и какие-то бумажки, но это мне потом вернул случайный человек - мол, я уронил. Сущностью самого человека я не стал интересоваться, а на доллар махнул рукой.
 

Ошский базар оказался морем специй, китайских тапочек, сумок, курток, россыпью лепешек по 2-5 сомов, и многих других полезных вещей. Про бананы и дыни упоминать не стану. Я накрутил по рынку несколько кругов, нашел ашхану и приобрел там воды для вермишели и чая. Попытка добыть бесплатную лепешку не увенчалась успехом - лепешечницы опускали глаза и бормотали что-то невнятное. Вообще же Ошский базар интересное место, особенно если есть хоть какие деньги, а не три сома, как у меня.


Было около восьми часов, когда я позвонил Владу. Родственники сообщили, что его нет - уехал продавать машину куда-то далеко. Вот так сюрприз. Как прикажете поступать? Я подумал, что в Алмате до понедельника делать нечего, так что пару дней я могу тут поторчать. На озеро съездить хотя бы. И я пошел в сторону озера.


Северные районы Бишкеке пересекает проспект Жибек Жолы, почти бульвар - очень широкий. Выходя из города, он преобразуется в трассу на Балыкчи, а это уже Озеро. Я двигался по Жибек Жолы, медленно темнело. Нетрезвого вида женщина вдруг качнулась в мою сторону, как будто узнала своего знакомого и вдруг заявила: "Не ходи на восток... На востоке плохо... Ходи на запад..." Потом я стоял на выезде из Бишкека, на темнеющей трассе, и ждал машин. Особенность города - очень широкие выезды, едва ли не в шесть полос. Остальные дороги здесь тоже не плохие...


Остановилась машина и забрала меня. Водителя звали Каныбек, он был из Оша и теперь ехал в Чолпан-Ату на озеро - вез двух женщин. Жену брата и мать, как я понял. Они стремились на съезд каких-то особенных киргизов, не то скотоводов, не то врачей. Так по мере разговора я понял, что не только достигаю озера, но и попадаю в Чолпан-Ату. Это северный берег, а я мечтал о южном, но это уже не так важно. Рюкзак я держал при себе, Каныбек предложил мне кинуть его в багажник. Я так и поступил, и не заметил, что во время этой перестановки уронил на асфальт шляпу. Так пропала моя легендарная шляпа, три года сопровождавшая меня во всех поездках.


У въезда в Балыкчи - терминал, сбирающий деньги. Как я понял, для компенсации урона, наносимого машинами природе озера. Уже не помню, во сколько именно сом оценен этот урон. И вот уже ночью, в сплошной темноте, мы оказались в Балыкчи и въехали на территорию какого-то санатория. Каныбек сказал, что можно проникнуть в санаторий и там ночевать, но я почему-то не решился туда соваться. Я отправился бродить по окрестным зарослям, пытаясь разобраться в темноте, что же это такое. Ничего не поняв, нашел укромное место, разложил там вещи и так лег спать, набросив сверху тент.


Ну, что ж - я хотя бы достиг Иссык-Куля и выбрался почти на широту Стамбула. Шляпу вот только жаль. Дважды в Турцию со мной ездила... Ладно, забыли.

 

5 июля суббота. Здесь у нас туманы и дожди, вечная нелетная погода...

 

Когда я проснулся, погода была серая и унылая. Чувствовался скорый дождь. Неподалеку дети играли во что-то с мячом, но меня не замечали. Я собрался, утрамбовал вещи в рюкзак и стал осматривать местность при дневном освещении. Стояла задача найти еду. Я обнаружил Иссык-Куль и подход к воде. Как раз тут и пошел дождь. Я встал под крону тополя и задумался о жизни. Озеро напоминало нечто подмосковное - никаких камней или скал, гор тоже не видно из-за туманов и низкой облачности. Что мне, спрашивается, тут делать? И тут меня позвали. Гляжу - стоит Каныбек, зовет меня. Когда я подошел, он спросил, как и где я ночевал, и чего думаю делать, а потом предложил пойти и что-нибудь съесть. Мы зашли с ним в корпус санатория. Вся его семья поместилась в одной комнате, где кроме кровати, стульев и стола ничего не было. Тут Каныбек спросил, нет ли у меня кружки.


Каныбек был потомок кочевников, и жил в далекой от цивилизации Южной Киргизии, но разлагающее влияние цивилизации коснулось и его: он привез с собой хлеб, колбасу, консервы, водку, что-то еще, но не взял ложек, ножей, тарелок и кружек. Хорошо, что встретился я, у которого только еды не было, а все остальное было. Мы устроили народное пиршество, где пили водку из полулитровой пластиковой кружки, запивая водой из миски. Воду брали в коридоре из-под крана - кстати, нормальная вода. Я даже задумал организовать чай: взял котелок, пробежался по окрестностям, и нашел столовую. Столовая готовилась к чему-то торжественному и накрывала громадный стол. Я, впрочем, только попросил горячей воды, которую мне сразу дали. Правда, это был не кипяток, и когда я потом пытался заварить чай, он вышел несколько бледноват. Часы в столовой показывали 12:30.


Каныбеку очень понравился мой нож, и он спросил, не подарю ли я его? Мол, украдут же, а он мне другой даст, попроще... Нет, нож - это последнее, с чем я расстанусь добровольно. Это святое. Каныбек, житель гор, меня понял.
Потом мы совершили вылазку к озеру с целью купания. Вода была холодная, но не особенно. Берег в этом месте галечный, очень приятный, погода вот только неинтересная. Я совершил краткий заплыв - для успокоения совести - потом вернулся в санаторий и стал собираться. Решил не спеша двинуться к Бишкеку. Выбравшись на трассу, я в две машины добрался до Балыкчи. Одна из машин везла рабочих к аэродрому. Я даже видел сам аэродром. Оказалось, его начали строить еще в советское время, потом забросили, а через пару недель на Иссык-Куль Путин приезжает... Прилетает в Бишкек, а уже оттуда, на маленьком самолете - сюда. Вот откуда вся суета. Я подумал, что если бы Путин получше знал страну, в которой живет (и прилегающие), он перемещался бы исключительно на автомобиле. Тогда бы Киргизия получила 200 км. хорошей дороги, а так получит лишний аэродром, польза которого мне не очевидна.


За аэродромом меня подобрала хлебовозка и к 16:00 Завезла в Балыкчи. Здесь было сухо, дождей не предвиделось. Даже бледное солнце висело за облаками. Выбравшись из города в сторону Бишкека я скоро поймал машину, водитель которой, казах Гайрат, провез меня примерно на половину расстояния до города. Покинув его в 17:40, я постоял еще некоторое время и трехсотый "мерс" завез меня прямо в Бишкек. Уже в вечернем сумраке я вышел из автомобиля на проспекте Жибек Жолу.


Не помню, где нашел телефон. Позвонил Владу домой и услышал, что его нет дома. Ситуация складывалась неприятная - пропадали 20 долларов. При моем бюджете, расписанном до последней копейки, это был чувствительный удар. Вариант действий оставался только один - я пошел на Душанбинскую.


Я оказался в районе уже поздним вечером, в полнейшей темноте. Оказалось, что я не помню точного местонахождения дома, где ночевал два дня назад. Я бродил в темноте между домами, где-то разорился на бутылку лимонада - это был какой-то ларек, мало-мальски освещенный. И по чистой случайности, не надеясь уже не на что, я вдруг увидел магазин "24 часа", где Влад покупал колбасу...


Сразу сориентировался до дома и квартиры. Позвонил... Дверь открыла хозяйка. Иры дома не было - оказывается, они поехали куда-то за город большой компанией, а утром вернуться. Это тоже вариант. Мне даже предложили остаться до утра, что было очень кстати. У хозяйки были правильные понятия о жизни - что-то связывало ее в прошлом с перемещениями по миру, может быть комсомольская стройка или что-то в этом духе. Меня напоили чаем, рассказали какую-то историю... И я лег спать, рассчитывая застать здесь завтра Влада.

 

6 июля воскресение.

 

Утром появилась Ира. Влад довез ее до подъезда, отпустил, и поехал домой. Минут за двадцать мы его вызвонили. Влад очень негативно отнесся к моему возвращению на Душанбинскую, но попросил меня перезвонить ему через два часа, чтобы там уже встретиться и во всем разобраться.


Было 9:00, и я покинул Душанбинскую. Значит, в 11:00 я ему звоню, в полдень, например, встречаю, и сразу - а Алмату... Заметил интернет-кафе. В Бишкеке интернет обычно стоит 30 сом за час, но с 20:00 по 10:00 стоимость опускается до 20 сом. Везде разные временные рамки, но в среднем примерно так. Десяти еще не было, я решил воспользоваться. Оставил такую записку:

 

6.07.2003 07:59 muhranof Вчера был на Иссык-Куле, там мелкий дождик, тучи и холодная вода. Хотя и тепло. Вернулся вчера вечером, теперь если кое-что уладится, то часов в 12 дня я выдвигаюсь на Алмату. Миронов, ты там где, в натуре? 

Исчезновение Миронова было подозрительно. Пора бы ему уже проявиться...


К одиннадцати часам я был на бишкекском вокзале. Позвонил с дежурки Владу. Далее последовала запутанная последовательность событий, которую я опускаю. Если в двух словах, то встретиться с Владом на вокзале мне не удалось. Я еще не упускал случая его выловить. Убивая время, я отправился на Ошский базар. Завернул в уже знакомую мне ашхану, по дороге приобрел лепешку на 2 сома. Попросил воды, приготовил чай из владовского пакетика. Было 16:14.


Ближе к вечеру еще раз звонил Владу. Стало ясно, что мы с ним потерялись. Мои 20$ ушли безвозвратно. Ладно, в другом месте подарит кто-нибудь. Пора двигаться в Алмату. В половине девятого, заприметив интернет-кафе, я написал такое:

 

6.07.2003 18:36 muhranof Я пока в Бишкеке, есть некоторая проблема, но все равно, сейчас уже движусь на Алмату. Попробую утром оказаться у монгольского или китайского. 

 

Уже темнело, когда я вышел на Алматинскую улицу и поймал машину на север. Водитель ехал куда-то в пригород, вроде бы даже приглашал меня домой, но это было не вовремя. Следующая машина ехала, кажется, в Георгиевку(Кордай). На границе казахи потребовали заполнить какие-то бумажки и всучили миграционную карту.
Так я покинул Киргизию, не захватив с собой на память ни одного сома. Жалко.

 

Страна оставила в целом положительное впечатление, хотя видно, что многое в ней надо изживать. Слишком многое мы в ней создавали по-своему, перестраивая традиционное существование народа. Советский Союз создавал тут индустрию, отрывая киргизов от скота и обеспечивая им не очень нужное техническое образование - но индустрия сократилась вместе с Советским Союзом, а к скоту возвращаться уже поздно. Киргиз не променяет хрущевку на юрту и останется в чуждом его душе окружении. Мы создали здесь то, чего не смогли сохранить - в этом наша основная ошибка.


И совсем ночью, не помню, в Кордае или нет, меня подобрала колонна камазов, идущая в Алмату... Так и закончился день.

 

7 июля понедельник. И снова Казахстан. Китайское посольство.

 

В семь часов утра я вышел из машины где-то на северной окраине Алматы и пошел неопределенно вперед, соображая, где же тут китайское посольство. Вскоре подсказали свернуть направо и я долго шел, присматриваясь к городу и стараясь выработать к нему отношение.


Первое, что я почувствовал - его огромность. Тут, как в Москве, все далеко. И как в Москве, давит что-то большое, какая-то столичность; он как бы говорит: "Вот как у меня все серьезно и сложно, а ты тут лишний". Заметил ларек с газетами, там нашелся и телефонный справочник. Я взял его посмотреть, полистал, но адреса посольств не обнаружились. И продавщица вдруг занервничала и выхватила у меня справочник со словами: "Не морочьте мне голову!" Она явно домыслила нечто нехорошее. Несколько удивившись, я пошел дальше и обрел другой справочник в другом киоске. Нашлось и посольство - "Фурманова 137". Мелькнул адрес монгольского - что-то на букву "А", но я вроде бы и так его знал, так что не обратил на него внимания.


Улица Фурманова была длинна и шла все время вверх. Я основательно устал, когда наконец узрел вожделенное китайское посольство, решетку и скопление народа. Посольство открывалось около 11:00. Я прогулялся по округе, потом сидел на узкой полосе газона, ждал.

 

Работа посольства, когда оно открылось, выглядела так: немалая толпа народу осаждает небольшое зарешеченное пространство, где помещается охранник и кто-то из посольских. Люди что-то наперебой кричат, требуют, просовывают сквозь прутья решетки какие-то бумажки, а посольские нехотя что-то отвечают и запускают некоторых людей внутрь. Сегодняшнего посольского звали Ли. На китайца он был не особенно похож. Я влился в общий гвалт своим взыванием:


-Сян-Шен Ли!!(Господин Ли!)


Мне нужна была только информация. Сян-Шен Ли меня заметил, но ответил что-то невнимательно и неразборчиво. Я потратил возле решетки массу времени, не добившись ничего. Только охранник позже сообщил, что виза тут стоит что-то около 40 долларов и надо приглашение. А вообще вот в двух метрах турфирма. Но турфирмой я тогда не заинтересовался.


Поняв, что от китайского посольства польза невелика, я решил пойти посмотреть на монгольское. По моим данным, оно обитало на Кизабек Би, совсем рядом. Я довольно скоро достиг Казабек Би, нашел нужный адрес, но посольства там не оказалось. Загадка. Я нашел какое-то учреждение, где поинтересовался телефонным справочником. Справочника там не нашлось, но нашлись адреса посольств. Вот и монгольское - Аубакирова, дом 1. Это где? Никто не знает. Но вроде где-то на западе. Я шел на запад. Нужен был интернет, причем обязательно. Я шел и шел, и нигде на алматинских улицах не замечал этого достижения цивилизации. Прошло очень много времени, часа три, пока наконец я не заприметил пижонскую вывеску среди деревьев, за большим арыком. Даже не верилось. Я зашел в прохладу помещения, обнаружив там девушку, что-то с серьезным видом творящую на мониторе.


Девушка ("Айнура" - было написано на ней) выслушала меня без интереса и сказала, что для пользования интернетом нужен залог - столько-то тенге. (100 или 150, не помню) Я сказал, что мне всего дел на пять минут, но она сказала, что все равно залог нужен. На лице ее было такое выражение, как будто ей только что скормили что-то невкусное. Я предложил ей в залог 10 долларов - не устроило. Может, 3 евро? Нет. Я вышел на улицу. Надо бы занять у кого-нибудь эти тенге в долг, но подходящего человека не попадалось. Проклятье. Где я еще найду интернет-кафе?!


Снова возвращаюсь, надеясь, что девушка пересмотрит свое глупое условие. Как бы не так. Я поинтересовался другими и-кафе, и меня послали куда-то на "космонавта Абая".


Не помню в своей жизни более глупой ситуации - стоишь рядом с компьютером и не можешь нажать двух кнопок просто потому, что нужен залог. Чья пустая голова это придумала? Наверное, из тех, кто поместил кнопку "Power" вместо кнопки "Delete"(есть такие клавиатуры...).


Снова бесконечная Алмата, солнце, машины, люди... Только в половине пятого я нашел какое-то пижонское заведение, на втором этаже здания. Оно хотело приличные деньги, но выбора не оставалось. Я полез на сайт, стараясь уложиться в пару минут. Миронов все еще не отзывался! Я быстро набросал такую записку:

 

7.07.2003 13:33 muhranof ALMATA Приехал утром в семь. Китайское хочет 30-40 и приглашение. Монгольское переехало черт знает куда. Миронова не видать 

 

Интернет-кафе находилось на втором этаже и было оборудовано подобием террасы, застеленной ковром - там я оставлял рюкзак. Вернувшись, я послал к черту условности и лег прямо на ковер, чтобы дать отдохнуть ногам. Двигаясь дальше, я забрел в магазин и, движимый голодом, приобрел пакет молока и булку. До этого моей пищей был чебурек стоивший 10 тенге, но отданный мне за 9. Не люблю большие города за эти постоянные поиски еды...
День догорал, когда я достиг чего-то, похожего на московский ВДНХ. Не то парк культуры, не то достижений каких-то. Я побродил по этому парку, но оценил его непригодным для ночевки. За парком, если идти в сторону гор, нашлись деревья и вода, но там было людно. Местные подсказали ботанический сад - и я нашел его - каменную стену с проломом. За стеной росли деревья, тянулась тропинка в неизвестность... Я совершил разведку и нашел пустующую стоянку сенокосильщиков - стол, кострище, подставку под котелок и даже запас дров. Тут и обосновался. Питьевая вода протекала тут же в маленькой канавке-арыке. Я сварил рис с бульонным кубиком, заварил чай. В карманах безрукавки отыскались ириски, подаренные гильдейской Машей нам в дорогу.


Горные хребты со снеговыми вершинами приняли оранжевый оттенок и медленно темнели. Я пил чай с ирисками и любовался горами. День прошел нормально, вот только громадная Алмата утомила. И Миронова носит где-то...

 

8 июля вторник. Обретение Миронова.

 

Когда утром я проснулся, горы были затянуты серыми облаками. Солнце почти не грело. Я поставил на огонь котелок, набрав воды в арыке. Чуть позже появились два рыбака, выгуливающие собак. Громадная овчарка первым делом прыгнула охлаждаться в арык. Хорошо, что вода там проточная.


-Здесь климат континентальный, - сказали мне рыбаки, - иногда на рыбалке от жары подыхаешь, а через час с гор пойдет холодный воздух, так даже в свитере мерзнешь.


Покончив с завтраком, я вернулся в Парк Культуры, вышел на площадь перед парком и обнаружил там таксистов. Я спросил, знают ли они улицу Аубакирова. Таксисты не знали. Однако у них была связь с базой - они запросили там дислокацию монгольского посольства и пересказали мне ответ: искать Карагалинку и Карагалинское шоссе. Одолев пешком еще черт знает какое расстояние, я сумел выбраться на Карагалинское шоссе. В сущности, обычная улица между двумя заборами. Спросил кого-то, где здесь Аубакирова. Не знают. А где монгольское посольство? А вон там ворота. И впрямь - в бетонной стене ворота и написано: "Посольство Монголии". Я открыл ворота и просунул внутрь голову. За воротами стояли особняки, между ними шла колея. Эта колея, как мне потом объяснили, и называлась улицей Аубакирова. Охранники меня как будто ждали.


-Один такой здесь уже был. Сейчас вернется, подожди...


Поразительно - это Миронов здесь кочует.


Я сел в тень, мне налили чая и кусок булки предложили. Извинились, что больше ничего нет. Я пил чай, вытянув уставшие ноги, до тех пор, пока в ворота на вломился А.А.Миронов. Следующие 15 минут было посвящены рассказам о том, "как я провел лето" с 1 по 8 июля.


Выяснилось, что он посетил Астану и нашел там китайское посольство - где есть посол, но нет еще визового отдела. Далее ему удалось без проблем переместиться в Алмату, изучить Медео, добраться до Иссык-Куля моим путем и вернуться оттуда в Алмату по прямой, через горы, по новой, только что отстроенной, и еще даже не открытой дороге. Он встречал в интернете мои сообщения, но патологическая лень мешала ему отвечать...


Однако монгольское посольство сегодня никого принимать не хотело. Почему-то не было посла. Миронов сказал, что был тут вчера - тогда посол был, но не было света. Нам предложили появиться завтра. Выбравшись на Карагалинское, мы стали решать, куда деться на ночь. Поймали несколько машин, углубились в горы, но местность Миронову не понравилась, он предлагал вселиться на исследованное им Медео. Мы вернулись на эту улицу... Аль-Фараби, кажется. Что-то наподобие объездной. Проехали по ней некоторое расстояние и Миронов указал направление в заросли. Тропинка вывела нас к бурной реке, там был мост, за мостом - несколько сырой лес. Там Миронов указал полянку. В целом неплохое место. Только река грохочет так, что переговариваться приходится криком.


Путешествуя по Алмате, Миронов впал в гусарство и купил тушенку. Решено было ее использовать - наварить макарон с ней на вечер и утро. Мы занялись поисками дров. На противоположно берегу реки были предусмотрены каменные плиты - вроде как столы для пикников. Ближе к вечеру там появилась группа людей с коробками и стала что-то затевать. Там явно пили, ели и веселились. Не особенно приятное соседство... Через реку к нам, впрочем, не перебраться. А вот если к ним в гости сходить? Мы пообсуждали эту идею и отмахнулись от нее.


Грохотала река, бурлили макароны в котелке... Мы прикидывали, как поступить в случае, если монголы нас завернут. Изначальный план предполагал отказаться от Монголии и компенсировать неудачу посещением Ирана через Азербайджан. Но еще в Уфе мне сообщили по почте, что в Улан-Удэ монгольская получается "без проблем". В принципе мы успеваем попасть в Забайкалье, навестить Улан-Удэ и, в случае неудачи, повернуть на Азербайджан. А на востоке еще и Иркутское консульство есть... Так примерно мы и решили.


Мы съели макароны с тушенкой, выпили чай, вроде бы время было спать, а я рассматривал соседей и обдумывал одну мысль.


-Вот что, - сказал я Миронову, - схожу-ка я к ним за солью...


Я пересыпал ему остатки своей соли и отправился в путь. Путь - это берегом реки до моста, потом от моста обратно, но по другому берегу. Когда я появился возле стола, меня не сразу заметили.


-Здравствуйте. Извините, у вас не будет лишней соли?


В первые секунды мне удивились, потом с восторгом предложили целый килограмм. Тут гуляла молодежь - в возрасте студентов старших курсов. Отмечали день рождения. На столе обнаружились всяческие салаты, водка, лимонады, хлеб, что-то еще, а в перспективе ожидались шашлыки. Народу человек шесть, с ними две девицы - Света и Наташа. Первая поцивильнее, вторая подушевнее, так сказать. Мне налили немалый стакан водки. Первый этот стакан я демонстративно выпил, чтобы не выпадать из общества. Последующие не пил, но делал вид.


Веселье постепенно набирало обороты и дело дошло до вызывания Миронова общим ором через реку. Минут через пять среди деревьев показался шахтерский огонек Миронова. Зря это он с фонариком, вскользь мелькнула у меня мысль.


Я о чем-то говорил с Натальей и она спросила, нельзя ли им со Светой воспользоваться нашей палаткой, ибо ночью холодно и так далее. Я представил, как отнесутся к этому окружающие. Но отказывать было невежливо, и я сказал, что если никто не против...


-А с чего им быть против? Я никому ничем не обязана.


Миронов сказал мне, что это нехорошая идея. И вообще, люди выпили уже столько, что пора невзначай исчезнуть. Так мы и поступили: без лишнего шума попрощались и скрылись в темноте. Даже если компания решит, что мы их не уважаем, добраться до нас в нетрезвом виде, через бурелом, они едва ли сумеют.


Мы уже спали, когда появилось двое. Они просили фонарик, аргументируя просьбу смутно и расплывчато - мол, не могут вернуться к себе в темноте. Доигрались. Миронов начал загружать их словами, но не очень удачно. Тогда он вручил им гумейниковский фонарик, который попроще. Гости были явно разочарованы и попросили второй. Они, мол, хотят собирать дрова, а так как их двое, то и фонарика надо два. Не добившись успеха, гости уползли, пообещав отдать фонарик утром. То, что они не могут вернуться в темноте - в это я охотно верю. Не понимаю только одного - как они добрались до нас?

 

9 июля среда. Три неудачи в один день.

 

В 9:20 мы проснулись на нашей холодной, шумной стоянке, быстро сделали себе кофе и доели вчерашние макароны с тушенкой. Соседи вроде бы уже не спали - и едва ли они вообще спали этой ночью. Мы собрались и отправились к ним за фонариком. Нашему появлению вроде бы обрадовались, стали предлагать шашлыки. Наталья куда-то исчезла, Света смотрела на нас сухо, как я решил - от невыспанности. Миронов намекнул на фонарик. Нам ответил, что фонарик у человека, который убрел куда-то вон в те кусты с Натальей. Сами их ждут, куда же это они запропали? Мы тоже подождали, пожевали мяса. Потом сами отправились в сторону означенных кустов и прошли довольно далеко по берегу реки, но никого не обнаружили. Стало понятно, что гумейниковский фонарик мы уже едва ли когда увидим. Миронов на всякий случай попросил оставить его тут неподалеку у сторожа. Ежели отыщется.


Отчасти моя ошибка - зря я затеял эту авантюру с солью. Но и Миронов зря притащил с собой фонарик - мог бы прикинуть следствия. Ну ладно, хоть мяса поели. Соль, опять же...


Мы возвращались на трассу. Красивая тут река - бурлящая по камням, с галечными берегами, местами поваленные стволы деревьев. Я сфотографировался в одном месте - очень эффектно, на поваленном стволе. И ведь такие эпические ландшафты находятся едва ли не в черте города. Завидую алматинцам. Вернувшись на дорогу, мы поймали машину и - уже не помню, как - приехали на Карагалинское шоссе, где оказались в 11:30. Тут нас порадовали известием, что посол не принимает. И принимать не будет. И вообще, начинается праздник Надым, а работать в праздник тут дураков нет. Мы сообразили, что скоро действительно 11-е число...

 

__ Что делать? Изначально я предусматривал два варианта. Либо поехать искать счастья на Байкал(в Икутск или Улан-Уде), либо отменить Китай и двинуться через Азербайджан на Иран. Иранкий вариант интересен, но у анс еще слишком мало времени... Теоретически, если неудача постигает нас на Байкале, у нас еще останется время на Иран, так что... Байкал?


Начался мелкий дождик. Иных дел в Алмате не оставалось, мы решили податься на Иркутск. В возможность проехать восточный Казахстан трассой не очень верилось, поэтому мы избрали железнодорожный транспорт. Как добраться от Карагалинки до вокзала - через всю Алмату - я слабо представлял. Но Миронов решительно устремился к трассе, поймал машину, и в несколько этапов мы достигли вокзала - к некоторому моему удивлению.
По пути в посольство и потом нам не давала покоя история с фонариком и Натальей. Миронов признал, что не стоило им светиться - в прямом и переносном смысле слова. И сам образ Натальи - ушедшей куда-то с малознакомым молодым человеком - рисовался не очень благообразно. Миронов предположил, что Наталья, стало быть, из тех женщин, которые... Ну... Не очень принципиальны в некоторых вопросах. Моральный облик, понимаете ли...
Такой и осталась бы Наталья на нашей памяти, но мир не допустил подобной несправедливости.


Мы уже шли в сторону вокзала, и он уже был виден, как вдруг появляется ни кто иная, как - она самая, Наталья Щендрыгина, вышедшая в халате за хлебом. Мы удивились такому появлению. Оказалось, она покинула Медео еще ночью, разругавшись с окружением. То есть, история про фонарик была чистым сочинением.


Решено было отвлечься на чай - мы завернули в магазин, а потом нас отвели на квартиру, где Наталья снимала комнату вместе с Светланой. Там прояснились подробности минувшей ночи.


...когда Наталья предложила Свете уйти ночевать в нашу палатку, это было воспринято так, что мы занимаемся сманиванием женщин, презлым отплатив за предобрейшее. Это были все в сущности неплохие люди, но мыслили они шаблонно, усмотрев злой умысел там, где он обычно бывает, не сделав поправку на возможные исключения. Этим и объясняется сегодняшняя светланина сухость. Видимо из тех же соображений было решено присвоить наш фонарь. Когда человек получает моральное право сделать что-то нехорошее, он обычно очень быстро пользуется этим правом.


Поругавшись на означенной почве со Светланой и остальными, Наталья покинула их и автостопом вернулась домой.
Мы пили чай, Наталья рассказывала о том, что хочет заниматься психологией, хочет приехать в Москву или Питер, вот только возможности нет. Оказалось, что она пишет стихи и даже что-то прозаическое. Последнее она лично прочитала, стесняясь и оправдываясь. Несколько отдавало декадентством. Наталью вообще волновало все потустороннее и мистическое - тема смерти, например. Такой человек.


Попрощавшись с Натальей, мы покинули это место и в 14:10 появились на вокзале. В наших действиях мы руководствовались информацией из "Вольной энциклопедии", которая активно рекламировала "КАЗАХСТАН ТЕМИР ЖОЛЫ". Нам казалось, что уедем мы легко и быстро. Поезд на Семипалатинск (ныне город Семей) прибывал в 16:20. Мы сидели на вокзале, в зале ожидания, на железных скамейках с низкими спинками, и убивали время, как могли. Погода была сырая, хотя и теплая. В ларьках продавали подозрительно дорогие пленки. Тут же работал обменник, предлагая 146 тенге за доллар, 163 тенге за евро и 16 тенге за юань. (Грабительский в отношении юаня курс. Обычно дают 20 тенге.)


Вот, наконец, и поезд. Мы прошли вдоль всех вагонов, опрашивая проводников. Нашелся и начальник поезда. Брать не соглашался никто. Нашли багажный вагон - та же ситуация. Обратились к машинисту локомотива - не хочет. Мы еще раз прочесали поезд, пытаясь найти слабое место в аргументах проводников. Не вышло. Это был вроде бы, вокзал Алмата-2. Нам сообщили, что шансов больше на Алмате-1, и проводница одного вагона согласилась подбросить нас туда. В Алмате-1 ожидались товарняки. Мы удалились сперва в одну сторону от платформы, потом в другую, ничего не нашли и пошли к диспетчерам. Те обещали сообщить информацию, как только она появится и мы ели ждать внизу на лестнице, прячась под навесом крыльца от мелкого дождя. Погода в это лето в Казахстане свинская - все жалуются, что арбузы не вызревают и приходится ввозить их с Узбекистана. Миронов запасся водой. Любитель автомобильного транспорта, он склонялся к идее бросить эту затею с поездами.


Не буду описывать долгих хождений по рельсам, диалогов с проводниками и путейцами. Времени на это ушло много, результата же не было никакого.


Вечерело, солнце садилось, когда мы махнули рукой на поезда и на КАЗАХСТАН ТЕМИР ЖОЛЫ. В лучах закатного солнца зашагали по рельсам к вокзалу. Научный результат есть - мы открыли, что казахские поезда уже не так удобны, как пару лет назад.


-Ничего, что не вышло. Зато двинули науку.


-Наука двинулась, а мы не двинулись.


-Вот если бы еще и мы двинулись вместе с наукой...


Мы вышли с вокзала. Встала задача выбраться из Алматы на север. Как обычно, Миронов остановил первую попавшуюся машину и спросил:


-Здравствуйте! Можно проехать с вами сколько-нибудь в сторону выезда на Талды-Курган?


И эта его методика оправдалась - скоро мы были уже на окраине города. Помнится, там продавались маленькие дыни. Нелюбитель дынь, Миронов прошел мимо них, я же перебросился парой слов с продавцом и тот вручил мне две в виде добровольного пожертвования. Тут нас подобрала легковая. Миронов сел впереди, а я устроился сзади и распространял в салоне запах дынь... Водитель ехал в пригород и, в конце пути, вручил нам по 100 тенге. Жизнь налаживается.


Вскоре следующая машина уже мчала нас на север. Мы поинтересовались, где тут разумнее поставить палатку и нам подсказали Капчагайское водохранилище. Машина высадила нас в самом Капчагае, где мы зашли на разведку в продовольственный магазин, после чего другая уже в ночной темноте вывезла нас к водохранилищу. Сухие поля расстилались справа и слева от трассы. На запад уходила грунтовка, вдоль которой росли редкие деревца. Мы пошли по ней и вскоре нашли приемлемое место. Это было сбоку от грунтовки, там было два ствола, чтобы растянуть тент, и вроде бы какие-то дрова на костер. Там мы основали лагерь, развели огонь и устроили себе ужин.

 

10 июля четверг.

 

Проснулся я в 7:30, когда солнце уже поднималось. Водохранилище было тут же рядом - надо было перейти бугор, поросший колючками, чтобы увидеть его береговые скалы и зеркальную гладь воды. Место напоминало Крым. Я нашел спуск к воде - крутую песчаную осыпь, всю в следах скота. Достигнув воды, я совершил краткий заплыв и набрал две бутылки на завтрак. Вернувшись, разбудил Миронова и направил его туда же. И долго наблюдал сверху его уменьшающуюся фигуру на песчаном склоне... В то утро мы сварили рис, а я доел обе вчерашние дыни - Андрей отнесся к ним без восторга.


Часов в одиннадцать мы покинули капчагайскую стоянку и вышли на трассу. В общем, если подумать, ничего особенного не было в этой стоянке, но от нее остались приятные впечатления. Возможно, сказалась сухость, безлюдность места и красивые скалы. Много позже, возвращаясь из Китая, я хотел вернуться на это место, но обстоятельства не позволили...


Среди высушенной солнцем равнины, неподалеку от низких деревьев со слабой тенью мы стояли и ждали транспорта. Транспорта этого было немного. Поэтому мы стали привередничать, когда остановился автобус - старый медленный автобус, ехавший в Талды-Курган по своим автобусным делам. Знали бы мы, что это путь займет у нас часа три...

 

В 16:30 мы вышли на объездной города Талды-Кургана. Количество машин на трасе не спешило увеличиваться. Мы двинулись вперед по трассе и встретили двух местных людей, которые немного удивились нашему появлению, но сказали, что если мы захотим, можем прямо сейчас пойти к ним. А у них, значит, всякие овощи есть, какие хотим. Мы, впрочем, еще желали куда-нибудь уехать. Молодой парень провез нас до выездного поста, предложил "если что" завернуть к нему. И объяснил место. На посту традиционно полюбопытствовали документы, поиронизировали, но пропустили. Здесь нас взял местный старик. На своей старой машине (жигули, наверное) он провез нас с 80 километров, рассказывая о здешней жизни. Он держал 3 лошади, верблюда и овец, но раньше скота было гораздо больше. Трех лошадей забили, когда умер отец, трех - на чью-то свадьбу, еще сколько-то продали, когда дочь пошла учиться, ибо обучение в Казахстане платное.

 

Он высадил нас у поворота не помню куда, где стоял одинокий хлебный ларек. Я подошел к ларьку на поиски событий, и в итога мне там подарили целую буханку хлеба.


Вечерело. Мы уже не очень верили в успех, но в семь часов остановился молоковоз, идущий в Сарканд. Два часа езды, и мы на въезде в город. Сразу слева - ашхана, которую водитель порекомендовал нам посетить. "Люди там хорошие, и накормить, и поселить могут. Там и машины часто останавливаются". Мы завернули в ашхану, спросили, нет ли у них воды на чай. Нам ответили, что они и сам чай могут организовать. Мы пересчитали деньги - примерно тенге 50 можно было потратить. Мы спросили, что тут на них можно найти съедобного. Хозяйка сказала, что она и так накормит. Так что несколько минут спустя мы уже сидели на коврах на топчане, поедали вкусный лагман и пили чай с лепешками.


Для непосвященных. Лагман - это много толстой домашней лапши, немного мяса и овощей и некоторое количество жидкости. Лагманы случаются самые разные, и в разных видах колеблются от лапши с подливкой до супа с лапшей. По Казахстану они стоят где-то 70 тенге. В Китае - 5 юаней. В Узбекистане около 500 сум.


Чтобы причинить хозяевам какую-нибудь пользу, мы подключились к перетаскиванию воды, которая добывалась тут из-под крана в соседней бензоколонке и куда надо было катать большой бидон. Потом убивали время всеми путями, вплоть до телевизора. Узнали, что в Кзыл-Орде завтра +38 градусов...


Когда стемнело, я разложил спальник прямо на топчане, Миронов же установил в укромном месте палатку. Он любил некоторую изоляцию от окружающего мира.


Итак, мы спали у города Сарканда, между хребтом Джунгарский Алатау и песками Прибалхашья. От этой ночевки тоже осталось положительное впечатление - возможно, влияние присутствия хороших людей.

 

11 июля пятница.

 

Часов в семь утра начался дождь. Навес топчана, как выяснилось, протекал, и чем дольше шел дождь, тем больше капель падало на меня. Поняв, что промокаю, я скрылся в ашхану, где меня отогрели чаем. Отчего-то раньше я не уважал чай с молоком. Эта неделя казахской жизни несколько изменила мои кулинарные пристрастия. После девяти в ашхане появился Меирбек - водитель бензовоза, шедшего куда-то на север. Пока он пил чай, я поинтересовался, как он относится к тому, чтобы ехать несколько большей компанией. Меирбек подумал, и сказал, что он не против одного лишнего человека в кабине. Я разбудил Миронова. Его палатка уже стояла в глубокой луже, но непромокаемое дно в те дни было еще действительно непромокаемым. Я сказал ему, что есть машина и согласна взять одного. Редкий шанс. Миронов сонно проворчал, что сам он никуда не поедет, а мне на все вольная воля. Так и решили - встречаемся в Барнауле на квартире людей, адрес которых давал А.Еремин.


Машина могла бы выйти часов в десять, но водителя отвлекла какая-то официальная дама, которая долго расспрашивала его - вроде бы про качество дорог. Потом мы торчали у заправки. За это время Миронов успел проснуться, собраться, выйти на дорогу и даже уехать. В 11:00 тронулись в путь и мы.


Ехали быстро, но с остановками. На выезде из Сарканда, где узкую трассу обступает высокая трава, у нас сдох какой-то шланг. Потом мы лихо мчались по бугристой, в ямах, трассе, и к 14:00, пройдя 160 километров, остановились на чай. Получается, ехали почти 50 кмчас. Неплохо, учитывая качество дороги.


От самого Сарканда мы ехали и ехали, и все время нас сопровождал один и тот же пейзаж - равнины слева и бесконечный однообразный хребет Джунгарский Алатау справа. Километров с триста, наверное, ничего принципиально не менялось. Потом хребет исчез и началась степь, плоская как стол. Сразу в трех местах стояли темные столбы ливней. В один такой мы въехали и на машину обрушились потоки воды - дождь шел так плотно, что метрах в 20-ти уже ничего не было видно. Я представил себе, как буду сегодня ночевать.


В вечерних сумерках машина въехала в Аягуз (ударение на "я") - городок на одноименной реке, впадающей в Балхаш. Тут я расстался с Меирбеком. Аягуз - унылое место, одноэтажные домики в степи. Я шел по Аягузу, вечерело, было сыро и вроде бы даже пытался пойти дождь. Нашелся магазин, где по 10 тенге продавали пирожки. Я сжевал один или два и двинулся дальше. На окраине поселения меня подобрала красная "Нива".


Не помню имени водителя. Он взял меня из тех соображений, что вечером на окраине Аягуза опасно, и провез километров с 100. Он рассказывал про гражданскую войну в этих местах, как его дед (с дворянской русской фамилией, чуть ли не Долгоруков) воевал тут с красноармейцами и потом ушел в Китай. А при Хрущеве было подобие амнистии и их попросили вернуться. Многие приехали обратно. Живут здесь кто чем, а один его сосед оружием торгует. Я спросил, для чего в Казахстане оружие.


-Скот охранять. Недавно на одну ферму приезжают с автоматами на джипах. Приехали, очередь в воздух... А им из-за забора гранату бросили... Они и уехали.


-А недавно группа ездила по степи, скупала запчасти по колхозам. Местные прознали, что у них деньги есть, и на лошадях с ружьями их караулили. И вот те как заметят, что к ним приближаются - лимонку вот так за кольцо на палец наденут и в окно высунут. Те сразу отставали. А ты не заметил, что тут все дорожные знаки прострелены?

 

Не заметил. Но потом в другом месте подтвердили, что бывает.

Я вышел возле одинокого трактира среди холмистой степи. Со всех сторон от трассы машины и дожди превратили землю в грязь. Неподалеку стоял придорожный трактир. Скоро к нему завернула машина, вышли два казаха и, заметив меня, пригласили зайти с ними в трактир. Я зашел. Казахи решили просто напоить меня чаем. Я рассказал про свою поездку и, намазывая лепешку маслом, предложил подбросить меня куда-нибудь на север. Казахи ехали в Семей(Семипалатинск). Они не ответили ни да ни нет, но по ходу событий я понял, что все-таки еду...


И еще 250 километров ночной трассы... Степь кончалась. Казахи сказали, что за Семипалатинском начнется "ленточный бор" - полосы соснового леса, тянущиеся на многие километры. Там и спать можно, и вообще жить.


Поздно ночью я вышел в пустынном Семипалатинске и пошел под фонарями на восток. Ни единого человека не было видно на улицах... Надо было найти приличную ночевку. Подвернулось строящееся здание бензоколонки, но я решил, что сыщу нечто лучшее. Да и есть хотелось. Я шел и шел по Семипалатинску, справа и слева - молчащие бревенчатые избы, заборы, никакой жизни. Так я прошел весь город насквозь. Заметил что-то вроде столовой. Зашел. Место было слишком приличное и дорогое, с подвального этажа доносились звуки праздничного веселья. Впрочем, дали воду, и я заварил себе пакетиковую вермишель. Не помню, как завязался разговор с местным парнем. Он сказал, что тут вполне можно ночевать и показал мне место позади этого ресторана: навес неясного назначения. Рядом - будка с сердитой собакой. "Я сам тут сплю, когда напьюсь..." Выбора не было и я остался там спать. Все же навес, да и территория охраняемая... После ливней под Аягузом я больше всего боялся именно того, что эти ливни придут в Семипалатинск. Так и заснул.


Ночевка среднего качества, но я проскочил за день 700 километров! По Восточному Казахстану! Верится с трудом.
Стало быть, 80-я параллель, на одном меридиане с Мадрасом и Шри-Ланкой...

 

Свиток Первый.
Свиток Второй
Свиток Третий.
Свиток четвертый.
Свиток пятый
Свиток пятый(2)

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.026911973953247 сек.