Часть Первая
Появление сионизма, светский, религиозный и христианский сионизм, духовный сионизм, его создатели и противники, история его существования, мифы и реальность, антисионизм, антисемитизм, репатриация, терроризм, этнические чистки, Холокост.

 



Терминология

Правила хорошего тона требуют начать с определения обсуждаемого явления. В случае с сионизмом это непросто - формулировки попадаются самые различные. Мне даже попадалось утверждение, что "сионизм - это когда один еврей дает другому денег на отъезд в Израиль". Определение ООН одно время гласило: "сионизм - форма расизма и расовой дискриминации."(ХХХ сессия, 1975 год.) Но после распада СССР определение поспешили отменить. Все осложняется тем, что самоопределение сионизма далеко от истинного.

 

Например, профессор Беньямин Нойбергер дает такое определение сионизму:

Сионизм — это идеология, выражающая тоску еврейского народа на чужбине но своей исторической родине, по Сиону, но стране Израиля. Тот факт, что о «еврейском патриотизме» говорят иначе, чем о патриотизме французском, голландском или арабском, свидетельствует о том, что сионизм выражает особую связь между еврейскими национальными чувствами и той определенной территорией... Возвращение к Сиону - идея, зародившаяся в седой древности у евреев, изгнанных из Страны Израиля. /.../ Таким образом, современный сионизм, оформившийся в XIX в., не изобрел идею и практику возвращения, которое практически никогда не прекращалось, а облек в современную, организованную форму древнюю идею и движение. (http://hedir.openu.ac.il/kurs/politika1/zionut.html)

В этом определении легко заметить распространеную идеологическую фурмулу: "дело партии - дело народа". Примерно так же можно сказать, что коммунизм - вековая мечта русского народа об освобождении, или германский нацизм - вековая мечта немецкого народа о национальном государстве. Партия ассоциируется с некой лучшей частью нации и ее мировоззрение считается присущим лучшей части нации изначально. Аморальность этой позиции заключается в том, что ответственность за действия политической партии перекладывается на весь народ. Так что неудивительно, что того же взгляда придерживается антисемитизм, например, в книге Свешникова "Сионизм":

Доктрина сионизма была рождена около 2500 лет тому назад племенем иудеев. Секта фанатиков создала учение, сумевшее подчинить себе умы целого народа на протяжении двадцати пяти столетий; отсюда его разрушительные последствия. (http://sveshnikov-a.viv.ru/cont/sionizm/1.htm)

В обоих случаях сионизм и антисемитизм создают искаженную реальность.

 

Если описывать явление, то выйдет следующее. Термин возник около 1897 года применительно к еврейскому политическому движению, выступающему за формирование еврейского национального сознания и за создание Еврейского государства. Сионизм между 1897 и 1948 годом правильно назвать догосударственным сионизмом. После 1948 года у сионизма возник государственый интерес и так появился государственный сионизм. Цель последнего: защита интересов Израильского государства, пропаганда государственной идеологии, борьба за международное признание так далее. Так как сионизм рассматривает исключительно внутринациональные вопросы, то это движения является националистическим. Ввиду всего сказанного можно вывести следующее определение:

 

Националистическое движение за формирование еврейского национального сознания, за организацию еврейского национального государства и за обеспечение интересов этого государства.

 

Для себя я вывел более краткое определение: Сионизм - политическое движение за интересы нового еврея. Чтобы понять суть этого определения, требуется некоторая подготовка. В каком-то смысле весь нижеприводимый текст является комментарием к этому определению. Это мое определение страдает маленьким дефектом - определяет один термин через другой, но такой ценой покупается его краткость.

 

Следует уточнить, что сионизм состоит из ряда течений: светский, религиозный, социалистический, духовный, и ряд иных.

 

Антисемитизм - термин придуман Вильгельмом Марром в 1879 году в Германии. В узком смысле подразумевает отрицание евреев как нации. Исходит из того, что евреям свойственны некие расовые признаки, отличающие их в худшую сторону от остальных людей. Антисемитизм можно разделить на культурный(отрицание культуры) и национальный(отрицание нации). В широком смысле можно понимать антисемитизм как отрицание семитских народов вообще - то есть осуждение арабов как нации тоже является антисемитизмом. Однако в политологии есть своего рода негласное соглашение трактовать антисемитизм только в узком смысле.

 

Обсуждая антисемитизм надо быть крайне внимательным, ибо вы имеете дело с крайне неопределенным явлением. Кто-то правильно сказал: "Обвинение в антисемитизме смогло стать политической дубинкой именно потому, что смысл его сделали неуловимым - и наложили строжайшее табу на выяснение смысла"

 

Идеология сионизма изображает антисемитизм как абсолютное зло и противопоставляет его себе: то есть всякий, кто против сионизма, считается антисемитом. Но это тоже миф. Когда наш советник по международным делам назвал антиизраильское заявление президента Ирана антисемитским - это была банальная политическая безграмотность.

 

Сейчас иногда в публицистике к антисемитизму относят не только мировоззрение "долой еврев", но и такое, которое, не будучи по форме антисемитским, косвенно ущемляет евреев. И более того - иногда антисемитизмом считается вобще все, что наносит ущерб евреям. По этой логике и подача на еврея в суд может называться антисемитизмом.

 

Замечу, что антисемитизм не является абсолютным злом (за некоторыми исключениями): он существует в основном постольку, поскольку рядовому человеку трудно усмотреть в действии его идейную сторону. В народном сознании немцы напали на Россию потому что они плохие, и американцы на Сербию по той же самой причине. Это не сознательное зло, это скорее побочный эффект политической напряженности. Хотя, повторю, антисемитизм бывает очень разный.

 

Я бы определил антисемитизм как утверждение биологической неполноценности еврейской нации. В этом случае даже заявление "все евреи - сволочи" не является антисемитским, поскольку не затрагивает биологическую сторону нации. А обсуждать поведенческие модели пока никто не запрещал.

 

В дальнейшем я осмелюсь заявить, что сионизм и антисемитизм - родственные идеологии, или даже так: сионизм есть разновидность антисемитизма.

 

Антисионизм - отрицание целей, идеологии и философии сионизма как политического явления. Антисионизмом можно назвать так же взгляды, осуждающие Израиль как политическое образование. Антисионизм основывается не на расовых, национальных или идеологических принципах, а на общепринятых гуманистических взглядах: то есть в основе он против насилия, против нарушений прав человека и так далее. Существует так же религиозный антисионизм (у него немного иные принципы), о котором будет сказано ниже. Антисионизм неоднороден, он имеет множество течений разной степени радикальности. (подробное англоязычное обсуждение вопроса находится здесь)

 

Снова уточню, что под антисионизмом я подразумеваю мировоззрение, а не набор действий, ибо действия могут иметь самый разные причины, не всегда очевидные.

 

Уточню для ясности: антисионизм отрицает именно политическую концепцию сионизма, а не иудаизм как таковой, ибо последнее уже будет антииудаизмом.

 

Антииудаизм - отрицание иудейской религии. Утверждение, что иудаизм - антигуманистическая, антиморальная религия. Обычно запутанно переплетается с антисемитизмом. Был распространен в Европе в Средние Века, в настоящее время отошел на второй план. Смешение понятий антииудаизма и антисемитизма можно обнаружить, например, у А.Кураева.

 

С другой стороны, я предлагаю считать антииудаизмом так же любые действия по изменению иудейской религии, а так же отрицание ее частично. При таком взгляде мы опять же придем к утверждению, что сионизм есть форма антииудаизма.

 

Евреи до сионизма

 

До конца XVIII века евреи составляли в Европе лишенное гражданских прав национальное меньшинство. Они жили замкнутыми общинами под управлением раввинов и практически не соприкасались с внешней социальной средой. Они понемногу принимали культуру тех стран, в которых жили: одежду, язык (идиш, ладино) и пр.

 

Вопреки распространенному мнению, в мусульманских странах евреи чувствовали себя увереннее. Иудаиз вобще ближе к исламу, чем к христианству - например, иудею разрешается в крайнем случае перейти в ислам, но переход в христианство запрещен даже под страхом смерти. Иудеям разрешается молиться в мечетях, а мусульманам - в синагогах. Даже ужасы 1948 года не изменили положения еврев в арабских странах и для их переселения пришлось применить некие дополнительные усилия.

 

Но вернемся в Европу.

 

Переломный момент наступил в 1793 году: произошла Французская Революция, после которой евреи получили равные с французами права. Вслед за Францией права евреев постепенно признавали остальные европейские государства. У евреев появилась возможность уйти из общины и интегрироваться во внешнюю социальную среду. Этот процесс получил название ассимиляция или эмансипация. С этого момента евреи распадаются на две группы: одни живут в общинах традиционной жизнью, а другие существуют внутри общеевропейской культуры. Пример ассимилированного еврея - А. Эйнштейн. Его дед был ортодоксальным иудеем, отец уже вполне светским человеком, а сам Эйнштейн учился в католической школе и считал себя таким же европейцем, как и все окружающие его люди. Здесь важно то, что лишившись идентифицирующего признака(вероисповедания), ассимилированные евреи стали воспринимать себя частью той страны, в которой жили. То есть, французские евреи ощущали себя частью французского народа, а немецкие - немецкого.

 

Нам в России это систему понять сложнее, чем европейцам, потому что в России (как в Испании) ассимиляция началась очень поздно. В Советском Союзе основная масса евреев была именно ассимилированными евреями, но их национальность была прописана в паспорте, что порождало ряд ограничений. То есть советские евреи представляли некий третий вариант, что-то среднее между двумя состояниями европейских евреев.

 

В Европе же они имели фактически все права. Им оставалось только интегрироваться в социальную жизнь, постепенно устраняя все мелкие препятствия; и вот тут нашлись противники такой интеграции.

 

Сионизм до Герцля.

Говоря о появлении сионизма, стоит обратить внимание на то, что он, в ранних своих формах, родился не в еврейской среде. Ему исторически предшествовал своего рода "европейский сионизм".

 

Одним из первых политиков 19 века, заговорившим о создании еврейского государства, был Наполеон. Осаждая Акру в 1799 году, он задумывался о целесообразности создания на Ближнем Востоке проеропейски настроенного государства. Понятно, что это был в чистом виде колониальный замысел, обслуживающий интересы Франции. (Существует мнение, что именно идея Наполеона натолкнула первых сионистов на мысль о создани государства.)

 

Позже сходные мысли появлялись у многих европейских правительств. В Иерусалиме стали появляться иностранные миссии и посольства - даже американское.

 

В те же годы стал появляться интерес к Палестине в среде европейских евреев. Есть версия, что они опасались массового наплыва бедных еврейских эмигрантов из Восточной Европы и старались таким образов отвести этот поток в сторону от Европы. Образуется движение, которое тогда называли "палестинофильством". Богатые евреи стали скупать в Иерусалиме отдельные дома, а затем и целые кварталы. Так появились кварталы евреев французских, немецких и др. Из Европы им переправляли денежные средства. Причем из Германии шли деньги немецким евреям, а из Франции - французским, ибо единой еврейской нации в сознании евреев того времени не существовало.

 

Важно упомянуть и еще один своеобразный нееврейский сионизм. Это, скажем так, евангелический сионизм. Многие евангелические секты считают иудейского Мошиаха чем-то вроде Люцифера или Антихриста, появление которого означает наступление конца света. Еврейское же государство, по их понятиям, создает условия для явления Мошиаха и приближает конец света(который в сектантстве обычно воспринимается позитивно). Этим объясняется огромное количество сторонников Израиля среди евангелических сект.

Догосударственный сионизм.

 

ГерцльВозникновение классического сионизма связано с именем венгерского еврея Теодора Герцля (1860 - 1904). Исходной точкой для его рассуждений послужило знаменитое дело Дрейфуса: единственный еврей во французском генштабе, Альфред Дрейфус, был обвинен в шпионаже в пользу Германии. Обвинение выглядело подозрительно и смахивало на антисемитское беззаконие. Несмотря на слабость аргументов, Дрейфуса признали виновным. Герцль сделал вывод: никакая ассимиляция невозможна, если даже такой ассимилированный еврей, как Дрейфус, не избежал несправедливости. Но Герцль ошибался, на что  обращает внимание Гилад Ацмон в одной своей интересной статье: 

Этот суд произвел огромное впечатление на Герцля, но, как заметил Ленни Бренер, "Герцль неправильно истолковал случай Дрейфуса. Закрытость процесса и уверения Дрейфуса в своей невиновности убедило многих, что имело место нарушение закона." ("Сионизм и эпоха диктаторов"). Фактически этот случай вызвал массовое сочувствие в среде неевреев. Хотя Дрейфус и не смог никогда оправдаться, правительство Франции поддалось давлению и сократило свои претензии. (Сионизм и другие маргинальные течения)

Здесь в сознании Герцля произошел незаметный сдвиг, в результате которого он уклонился в мировоззрение, называемое сепаратизм. Создав спорный тезис о невозможности ассимиляции и невозможности уничтожения антисемитизма, Герцль фактически отказался от борьбы с антисемитизмом. Затем он пошел еще дальше и пришел к мысли, что антисемитизм, в сущности, полезен, ибо способствует переселению евреев в свое государство.

Я пришел к более спокойному отношению в антисемитизму, который начинаю понимать как простительное историческое явление. Я так же понял пустоту и бессмысленность всех попыток борьбы с антисемитизмом.

(www.marxists.de/middleast/schoenman/ch06.htm)

Обосновывая свою позицию, Герцль выдвигает сомнительный тезис биологической особенности евреев. По его версии, в силу неких врожденных свойств, они несовместимы ни с одной нацией на планете. В любой социальной среде они всегда будут лишними, их везде будут угнетать и преследовать. Существует только один способ избежать агрессии - лишить евреев чуждой внешней среды. Иными словами, поселить их в чисто еврейское государство, где евреи будут либо единственной нацией, либо будут иметь монополию на политические права.

 

Логичная на первый взгляд, эта теория является, тем не менее, одной из первых расовых теорий, ибо подразумевает, что на положение евреев влияют биологические свойства, а не культурные, религиозные и иные особенности. Как бы еврей не приспасабливался к социальной среде, какую бы культуру и язык не принимал, он всегда останется евреем. Это мысль позже повторил Жаботинский:

Еврей, живущий среди немцев, может принять немецкие традиции, немецкий язык. Он может полностью наполниться немецкой сущностью, но ядро его духовной структуры останется еврейским, потому что его кровь, его тело, его расовый тип - еврейские. (В. Жаботинский, "Письма из Автономии", 1904.)

Это уже означало идентифицировать народ не по языку и культуре, а по форме черепа, хромосомному набору или составу крови. Сейчас иногда задают вопрос на тему иммигрантов: "если приезжий таджик читал Толстого, Достоевского и знает наизусть Пушкина, а уроженец Москвы двух слов связать не может и не читал ничего кроме Гарри Поттера, то кто из них настоящий руский?" Последователь Герцля ответит: уроженец Москвы. Ибо - кровь, хромосомы...

 

Думаю, именно поэтому правительство Израиля никогда не задумывалось об ассимиляции арабов.

 

В вышесказанном есть один концептуальный момент. В момент зарождения сионизма не было речи о том, что Палестина исторически принадлежит евреям, что это "их Родина" и так далее. Идея права на Палестину появилась существенно позднее.

 

А как восприняли теории Герцля ассимилированные евреи Европы? Крайне негативно и порой даже враждебно. Понять их легко - Герцль отказывал им в праве стать равноценным членом мирового сообщества. Сионистов называли "обожателями своей крови" и обвиняли в измене делу борьбы с антисемитизмом. Там, где ассимиляция зашла дальше всего - во Франции - сионизм почти не приобрел влияния. Французские евреи предпочитали сотрудничать с социалистами, чем сильно раздражали Герцля. Некоторые евреи боролись с антисемитизмом закоными способами - через суд, как например, в Австро-Венгрии:

Профессор Роллинг издал книгу с цитатами из Талмуда, якобы свидетельствующими о ненависти Устной Торы к христианам. Депутат парламента Йозеф Блох подал иск против профессора и сумел доказать, что последний - профан и невежда в вопросах иудаизма, не имеющий понятия о том, что такое Талмуд, и что все его "цитаты" - фальсификация. Судебный приговор удовлетворил евреев...

(http://lookstein.daat.ac.il/russian/hist11.html)

Сионисты считали такую форму борьбы политической наивностью. Так же рассуждали большевики, когда говорили, что попытка рабочих решать свои проблемы через суды и парламенты только отвлекает их от революционной борьбы. Сионисты хотели быть главными и единственными спасителями евреев и не любили конкурентов. Поэтому с ионизм приживался в основном там, где ассимиляция началась поздно или вообще еще не началась - например, в России и Польше.

 

Ассимиляция явно мешала сионизму.

 

Герцль не любил ассимилированных евреев, полагая, что они убивают в себе "еврейство". Не любил он так же и ортодоксальные еврейские общины. Быт еврейских общин представлял собой в то время неприглядное зрелище и все основоположники сионизма были единодушны в презрении к нему. Мысль Герцля заключалась именно в том, чтобы переселить евреев в отдельное государство, где можно будет воспитать из них "еврея нового типа". То есть, фактически, Герцль отрицал живых и реальных евреев ради абстрактной личности будущего. Примерно по той же логике Третий Рейх создавался для мифических "истинных арийцев", а Советский Союз - для "советского человека", которого предстояло еще создать.

 

Итак, государство Герцль намеревался создать не для евреев, а для "новых евреев". Реальные евреи были только материалом. Отсюда будет понятно, почему сионисты согласятся жертвовать этим материалом ради своих целей. Аналогично народы России для большивиков были только материалом. Не понимая этого, трудно понять, почему ими так легко жертвовали ради глобальных целей.

 

Ахад-ха-Ам Итак, государство создавалось не для евреев, а скорее само для себя. Это выяснилось в полемике между сионизмом и так называемым "духовным сионизмом". Идеолог последнего, Ахад-ха-Ам (1856 - 1927) утверждал, что перевезти всех евреев в Палестину все равно не удастся, а если и удастся, то государство еще не гарантирует их безопасность. Если государство не может помочь всем евреям, для чего оно нужно? Ахад-ха-ам полагал, что стоит заниматься развитием еврейской культуры в Диаспоре, а Иерусалим имеет смысл разве как культурный центр. Исторически Ахад-ха-Ам оказался прав: не удалось переправить в Израиль всех евреев, Израиль не обеспечил их безопасность и не обеспечил культурного роста. Но мировоззрение Ахад-ха-Ама осталось где-то на переферии сионизма. "Истинные" сионисты воспринимали евреев лишь как материал, их волновало государство, а не народ; в 30-е годы Хаим Вейцман скажет: мы не можем спасти всех, мы спасем самых нужных.

 

Свой взгляд на положение евреев и выводы о необходимости государства Герцль изложил в книге "Еврейское государство"(1896), после чего по его инициативе в 1897 году был созван I Сионистский Конгресс. Так возникло "мировое сионистское движение". Собственно, тогда и возник термин "сионизм".

ВейцманГлавной проблемой сионизма, которую признавал сам Герцль, было то, что евреи, как уже говорилось, не ощущали себя единой нацией. Первое заявление о существовании цельной еврейской нации сделал Хаим Вейцман на первом сионистском конгрессе. "Не существует английских, французских, немецких или американских евреев, но только евреи, живущие в Англии, Франции, Германии или Америке". Из этого заявления логически следовало, что необходимо создать некую новую универсальную еврейскую культуру и в первую очередь еврейский язык. Отсюда понятно, для чего необходимо было создать иврит - он должен быть сократить хотя бы языковые различия между отдельными еврейскими сообществами.

 

Логически это так же означало, что, переселяясь в Палестину, евреи должны отказаться от своей локальной культуры и языка. Идею высказал еще Герцль:

Что же касается того жалкого в несчастного жаргона, которым мы теперь пользуемся; того проклятого языка, который мы приобрели, заключенные в наших смрадных гетто, то наши народные учителя, конечно, уже обратят все свое внимание и приложат все старания, чтобы изгнать его.(history.pedclub.ru/zion/zion006_36.htm)

Морокканские евреи должны отказаться от морокканской культуры, восточноевропейские - от восточноевропейской, польские - от польской. Получалось, что необходимо ликвидировать целый пласт национальных культур ради утверждения одной искусственной. Впоследствии так и произошло: сейчас в Израиле старательно пытаются изжать идиш и "культуру Галута". Как ни дико это звучит, но по той же логике в Израиле пропагандируется Тора и не поощряется Талмуд.

Их традиции осуждались как "варварские", патриархальные семейные отношения пошли на слом, восточные евреи были радикально освобождены от своего культурного наследия. "Не позор быть марокканцем, - говорили европейские евреи, и добавляли - но и большой чести в этом нет".(www.israelshamir.net/ru/pine_and_olive27.htm)

В этом смысле концепцию Вейцмана я решусь назвать культурным антисемитизмом.

 

Лично мне не очень понятно, отчего целью раннего сионизма стала именно Палестина. "Священной землей" она был для религиозных евреев, а светские такими понятиями не оперировали. Возможно, дело в мистическом отношении к исторической территории, которое свойственно любому радикальному национаизму. Любой нацизм чувствителен к символике слов и фигур, к факельным шествиям и древним символам. Или, возможно, Палестина, как мифологическая прародина, нужна была на роль объединяющего фактора, как иврит? Трудно сказать.

 

Собственно, для Герцля было не так важно, где именно будет находиться Еврейское Государство. Палестину он сперва в расчет не брал и город Иерусалим ему не нравился. Были замыслы на счет Аргентины. В 1902 году Герцль попросил у Англии выделить евреям участок на севере Синайского полуострова. Переговоры ни к чему не привели. Англичане предложили Уганду. Идея массового переселения в Уганду обсуждалась на VI сионистском конгрессе в Базеле в августе 1903 года. Распространено мнение, что англичанам сразу оказали. На самом деле конгресс принял английское предложение 245-ю голосами против 178. Год спустя Герцль умер, и на VII конгрессе было решено отказаться от Уганды в пользу Палестины.

 

Причем "Палестина" понималась сионистами весьма широко. Западной границей одни считали Суэцкий канал, другие Нил. Восточной границей многим виделся Евфрат. Жаботинский писал, что на территории от моря до Иордана еврейский народ выжить не может, ему требуется более обширная территория. В другом месте он говорит про "государство по обе стороны Иордана". И Жаботинский, и Фишман, и Нордау и Герцль надеялись на "Израиль от Нила до Евфрата".

 

Герцль искренне полагал, что на этой территории почти никто не живет и она никому не нужна. Насилия над местным населением он в общем-то не хотел.

 

Герцль был действительно гуманистом - он действительно полагал, что его идея изменит мир к лучшему. В Книге "Alteneuland" он рисует идиллическую картину будущего Иерусалима: величественный Храм на горе, бесчисленные благотворительные заведения, международные организации, решающие проблемы человечества (аналог ООН и ЮНЕСКО), благотворительные фонды и атмосфера всеобщей гармонии. Герцля подводил недостаток образования: он слабо разбирался даже в истории евреев, не говоря уже истории и культуре арабов, турков и иных народов. Он действительно думал, что можно снести мечеть Аль-Акса на Храмовой горе, что арабы своими руками будут содействовать утверждению высшей культуры, он не задумывался, что у мусульман есть какое-то свое мнение на этот счет. В голове Герцля был совершеннейший туман: он видел искаженую реальность и из самых гуманистических соображений порождал идейных монстров.

 

Теперь для порядка стоит изложить концепцию религиозного сионизма, но она будет не вполне ясна, если не рассказать сначала про ортодоксальный иудаизм того времени - то есть, про среду, в которой религиозный сионизм зародился.

 

Ортодоксы и сионизм

 

Принято считать, что иудаизм и сионизм - это примерно одно и то же. Мало кто знает, что иудаизм первый и главный враг сионизма, а так же первая и главная его жертва. Мало известно о борьбе иудеев с сионистами и о последовавшей затем мести сионистов иудеям. Сионистская идеология замалчивает этот факт изо всех сил - и весьма успешно, судя по тому удивлению, которое испытывает всякий, столкнувшийся с этим фрагментом истории.

 

Отношение иудеев к созданию еврейского государства основывается на том, что Талмуд запрещает им иметь такое государство. Непосредственный запрет содержит талмудический трактат Кесувойс 111а:

Из объяснения Маhарала из Праги на это место: hа-Шем, Благословен Он, приказал (установил) изгнание для евреев и оно не соответствует естественному порядку мира; поэтому hа-Шем, Благословен Он, устанавливает поддержание (сохранение) изгнания. И если бы не этот декрет, поддерживающий явление, которое против порядка, оно не могло бы существовать. (http://www.netureikartaru.com/Shvuois.htm)

Талмуд запрещает евреям создавать государство, молиться о его создании и жертвовать чем-либо ради его создания. Они считаются обречены Богом на изгнание, должны молиться об Искуплении и явлении Мошиаха(мессии). Создание Израиля возможно только после Искупления. В противном случае, это будет кровавое и уродливое предприятие, чем-то напоминающее знаменитый миф о Големе.

 

Здесь кто-то может вспомнить иудейское государство Хасмонеев(или Маккавеев, 142-37 до н.э.), но и оно по сути было антииудейским. История Хасмонеев - это история бесконечных фарисейских бунтов и восстаний религиозных евреев против эллинизированой аристократии. Хасмонеи правили вопреки традиции и вопреки Торе. Кровавая деспотия Хамонеев описана в Талмуде самыми черными красками - даже араб-Ирод вызывает у авторов больше симпатии. Легко понять, почему евреи, которых Хасмонеи истребляли десятками тысяч, невзлюбили это государство. Однако, нашлись люди, сделавшие Хасмонеев своим идеалом. Это были сионисты. "Маккавеи снова воскреснут, и дух их и отвага будут витать над нами!", писал Герцль.

 

Не надо объяснять, почему.

 

Существует мнение, что для евреев Иерусалим - самое святое место на земле, они всегда стремились в него вернуться и страдали без него. Так когда-то решил и Наполеон, вогда услышал плач в синагоге и узнал, что это евреи плачут по иерусалимскому храму. Тогда он сказал, что раз они за тысячелетия не забыли этого храма, то, надо полагать, рано или поздно они его восстановят. Тезис об извечном стремлении религиозных евреев в Иерусалим можно найти в любом тексте по истории Израиля и сионизма, почти в любой книге по истории вопроса - даже в нееврейской, даже в книгах, написанных серьезными политологами. И все же это - идеологический миф. Причем очень поздний.

 

Ордодоксальные евреи действительно тосковали по Иерусалиму и организовывали ритуальные плачи, сбившие с толку Наполеона, но это была тоска по символическому Иерусалиму, а не по маленькому пыльному палестинскому городу. Реальный Иерусалим был лишь земным аналогом религиозной мечты - туда не очень стремились.

. ..при всей неколебимости веры в Искупление, связанное со Святой Землей, интерес к тому, что происходит в реальной, будничной стране, далеко не всегда был столь же сильным. В результате религиозные евреи могли ставить Иерусалим на первое место в своих молитвах, и в то же время продолжать стремиться к укреплению своих экономических и социальных позиций в диаспоре: в сущности, они не видели коренного противоречия между пребыванием евреев в изгнании и глубокой верой в Искупление и возвращение к Сиону в "конце дней". ( http://www.kabbalah.info/ruskab/append/kuk.ht )

Итак, вековое стремление религиозных евреев в реальный Иерусалим - идеологический миф, придуманный раввином Куком, о чем будет сказано ниже.

 

Теперь легко понять, что значило для ортодоксального иудея подмена "чистого образа" Иерусалима реальным, материальным населенным пунктом. Это была ересь.

...ортодоксальные раввины старого ишува время от времени подвергали анафеме и отлучению новых поселенцев-пионеров — особенно в период Второй алии, отличавшейся своим революционным и антирелигиозным характером.

( http://www.kabbalah.info/ruskab/append/kuk.ht )

Точно так же им казалось недопустимым превращение иврита - языка священых текстов - в язык бытового общения. Здесь применима формулировка одной украинской бабушки: нельзя говорить с Богом на том языке, которым ругаешься на базаре.

 

В итоге, иерусалимские евреи отказались поддержать сионистов в войне 1948 года. По сей день ортодоксы Иерусалима вывешивают на домах черные флаги в День Независимости Израиля.

 

Необходимо заметить, что в иудаизме есть свое альтернативное течение - хасидизм, зародившийся на Украине и Беларуссии в 18 веке. В начале 20 века главными авторитетами хасидизма были любавичские раввины из династии Шнеерсонов. У хасидов было свое понимание иудаизма, но и они категорически отрицали идеи сионизма. Раввин Шолом Дов Бер адмор из Любавич писал в 1900 году:

И тот, кто открывает в Торе неправильные объяснения и "находит" сионизм, как в Торе вообще, так и в "диврей Элоким хаим" (внутренняя часть Торы) - в частности, он - подобен тому, кто ставит идола в Храме, и тому, кто, размножил свою скверну в святая святых - не захочет hа-Шем простить ему. И hа-Шем, да будет Он благословен, в своей великой милости, уберет от наших братьев, сыновей Израиля, эту проклятую идею, и даст им в сердце вернуться к Нему по-правде... (http://www.netureikartaru.com/ravviny.html)

Только в середине века новый глава хасидов сделал поворот на 180 градусов и однозначно признал сионизм. Теперь все хасиды задним числом считаются сторонниками сионизма.

 

Религиозный сионизм

 

Зная, что такое ортодоксальный иудаизм, проще понять, что такое сионизм религиозный.

Как мы выше видели, сионизм и иудаизм относились друг к другу враждебно, придти к компромиссу казалось совершенно невозможно. Но как известно, религия время от времени перестраивается под политику: папа римский не стремился осуждать Гитлера, а православная церковь в России не решалась осуждать сталинизм. Имело смысл ожидать, что некоторые раввины откажутся от части традиции ради соблазнительной государственной идеи. И некоторые действительно отказались. Им захотелось восстановить Храм и Синедрион.

 

раввин КукОтцом-создателем религиозного сионизма стал раввин Авраам Ицхак Кук(1865-1935), биографию которого можно увидеть здесь. Не Кук изобрел религиозный сионизм, но он его сформулировал и толкнул в массы. Именно Кук автор знаменитого изречения: "Еврей отличается от обычного человека больше, чем обычный человек от животного."

 

Раввин Кук решил подкорректировать ортодоксальный иудаизм по принципу: вечером стулья, утром деньги. То есть, сперва Государство, а чуть позже Искупление. Он решился на временный союз со светским сионизмом как Ленин решился на Брестский мир. Светские сионисты, в свою очередь, согласились на союз с "религиозными пережитками прошлого" из тех же соображений. Каждая сторона этого союза надеялась пережить другую.

 

Религиозный сионизм в версии Кука это в чистом виде еретическое, маргинальное течение, которое ортодоксы приравнивали к идиозной ереси Саббатая Цеви(Шабсая Цви). Кук решил совместить светский и религиозный сионизм, выдвинув тезис, что светские сионисты действуют в интересах Бога, не подозревая этого, так сказать - подсознательно. Интересно, что даже для Кука сионизм является злом, но злом с особым смыслом:

Если бы они действительно могли внедрить такой национальный дух в Израиле, то смогли бы привести общину к состоянию скверны и гибели. Но того, что они хотят, они не знают сами. Дух Израиля так соединен с духом Божиим, что даже, если кто-нибудь говорит, что совсем не нуждается в духе Господнем, а стремится к духу Израиля, то дух Божий присутствует в глубине его стремлений против его воли. (http://www.kabbalah.info/ruskab/append/kuk.htm)

Иными словами: сионисты хотят погубить Израиль, но Бог не допустит. Вся теория Кука держится на том предположении, что сионисты постепенно изменятся и придут к религиозному пониманию мира. "Путем подлинного выяснения вопроса все отколовшиеся придут в конце концов к сознанию, что довольно им попусту тратить свои силы". Религиозные же сионисты должны поддержать светских, постепенно перевоспитывая их и прививая им духовные основы.

Итак, новые поселенцы-пионеры — это не осквернители Завета, а служители Святости, вопреки собственной воле и мнению. На религиозное еврейство возложена двойная воспитательная миссия: с одной стороны, проникнуть за внешний покров национальных, светских идей и социалистической, революционной идеологии, чтобы открыть внутри его ядро религиозного Искупления, а с другой — научить саму религиозную общественность видеть скрытый свет, заключенный в сионизме.

Далее, обосновывая необходимость переселения в Иерусалим и Палестину, Кук слегка искажает иудаизм, приземляя его. Он подменяет упомянутый выше образ "чистого" Иерусалима образом конкретного города. Таким образом раввин Кук создал миф о вековом стремлении религиозных евреев в материальный Иерусалим и материальную Палестину. Это было то, чего так не хватало светским сионистам - ведь если религиозные евреи стремились хотя бы в символический Иерусалим, то светские не стремились даже туда. Концепция Кука была для них подарком и они сразу ею воспользовались, несмотря на идеологические трения между обеими партиями. Причем они сделали миф еще более далеким от реальности, незаметно подменив понятия "религиозные евреи" понятием "евреи вообще". Теперь уже выходило, что все евреи всегда стремились в Иерусалим. Так это и было записано Бен-Гурионом:

Насильно изгнанный со своей родины, народ остался верен ей во всех странах рассеяния, не переставал надеяться и уповать на возвращение на родную землю и на возрождение в ней своей политической независимости. Проникнутые сознанием этой исторической связи, евреи из поколения в поколение пытались вновь обосноваться на своей древней родине. (Декларация Независимости, http://heblit.al.ru/iid/iid0.html)

Это каноническое утверждение можно встретить в любом сионистском историческом труде. Отсюда понятны причины сотрудничества между такими антагонистическими группировками, как светские и религиозные сионисты - светским как воздух нужна была концепция "стремления".

 

Так сложился религиозный сионизм, к которому значительно позже присоединился хасидизм. Его роль в развитии сионизма вообще сильно преувеличена и это многих сбивает с толку. Часто можно встретить утверждение, что сионизм создан раввинами. Даже в среде антисионистов очень многие поддались этому заблуждению.

___

 

Так сформировалась теория. Однако реальная переселенческая деятельность внесла в нее неизбежные коррективы. Практический сионизм оказался агрессивнее и радикальнее своего относительно мирного предшественника.

 

Практический сионизм

 

В 1904 умер Герцль. Переселенческое движение шло медленно. Однозначной поддержки Турции добиться не удалось. В истории сионизма образуется десятилетний застойный период. Все круто меняется, когда начинается I Мировая Война. И особенно, когда она оканчиватся.

 

Жаботинский Главной личностью этого периода стал Владимир (Зеев) Жаботинский(1880-1940) Это был продукт той же эпохи, что породила Гитлера, Муссолини и сталинских наркомов. Жаботинский был радикален, циничен и по-военному прямолинеен. Жаботинский отличался от Герцля так же, как практический сионизм от теоретического. Он начал с того, что предложил Англии сформировать Еврейский Легион.

 

Евреи, как известно, не любят воевать. Ортодоксам это вообще запрещено религией. Европейские евреи старались придерживатсья в войне нейтралитета, чтобы не порождать проблем. Но Жаботинский, кажется, первый понял, что сионизм - это война, что сионист немыслим без маузера в руках. ("Среди нужд национального возрождения первая и важнейшая нужда - научиться стрелять.") Жаботинский потратил немало времени, чтобы внедрить в сознание европейских евреев эту мысль. И он стал для евреев тем же, чем Бисмарк для немцев: он заразил их страстью войны.

 

По мысли Жаботинского, Легион должен был начать отвоевание Палестины, но вместо этого англичане направили его в Дарданеллы(1915). Позже легион участвовал в американской интервенции в Архангельск. Через Легион началась милитаризация сионистского движения. Из него вышли многие будущие вожди сионизма, в частности сам Бен-Гурион.

 

Жаботинский был стороником "Израиля до Евфрата" и вместе с Х.Вейцманом боролся за право евреев селиться восточнее Иордана. Но добиться этого он не смог. В 1937 году он воглавил террористическую или, в терминологии сионизма, "боевую подпольную организацию" - Эцль, она же Иргун.

 

Радикализм и антисоциализм Жаботинского, его откровоенные симпатии Гитлеру и Муссолини вызывали резкое неприятие у сионистов-социалистов. Бен-Гурион называл его "Владимир Гитлер" а в 1948 году лично приказал потопить пароход с оружием для ингудовцев. За 1948 год на "Иргуне" повисло множество преступлений, начиная с резни в Дейр-Яссине. Подозревались они и в убийстве сиониста-социалиста Арлазорова. Эта откровенно экстремистская организация могла показаться временым явлением смутного времени, но она пережила многие умеренные партии. После смерти Жаботинского(1940) организацию Иргун возглавил Бегин. Позже она превратилась в Херут, а еще позже - в современный Ликуд, "партию власти" в современном Израиле.

 

Как и Герцль, Жаботинский был сторонник создания "нового еврея". В статье об организации Бейтар (группировка фашистского толка) он писал:

Роль Бейтара проста и нелегка: создать новый тип еврея, в котором нуждается нация для создания еврейского государства в возможно более короткий срок и в наиболее совершенной форме. Иначе говоря: создать «нормального» и «здорового» гражданина. И в этом таится вся сложность, ибо еврейская нация в данное время «ненормальная» и «нездоровая», и вся система отношений в диаспоре противоречит воспитанию нормального и здорового гражданина. (history.pedclub.ru/zion/zion007_16.htm)

Цель завоевания Палестины Жаботинский объяснял прямолинейно, в духе "жизненного пространства на Востоке" и культуртрегерства:

Идем мы в Палестину, во-первых, для своего национального удобства, а во-вторых, как сказал Нордау, чтобы «раздвинуть пределы Европы до Евфрата»; иными словами, чтобы начисто вымести из Палестины, поскольку речь идет о тамошнем еврействе нынешнем и будущем, все следы «восточной души». Что касается до тамошних арабов, то это их дело; но если мы можем им оказать услугу, то лишь одну: помочь и им избавиться от «Востока». (history.pedclub.ru/zion/zion007_45.htm)

И если Герцль надеялся на лояльность туземцев, на их позитивное восприятие "высшей культуры", то Жаботинский был откровенен: оккупантов не любит никто. Моральных оснований для заселения Палестины нет. Но отказать гонимому народу в праве на государство тоже аморально, стало быть, колебания неуместны. Жаботинский полагает, что справедливо будет "взять все да и поделить", как выражался Шариков.

Отсудить участок у народа-латифундиста для того, чтобы дать очаг народу скитальцу, есть акт справедливости. Если народ-латифундист этого не хочет - что вполне естественно, - то его надо заставить. Правда, проводимая в жизнь силой, не перестает быть святой правдой. ("Этика Железной Стены" 1923)

Я уже говорил, что сионизм во многом похож на антисемитизм. В случае с Жаботинским это именно так - время от времени его принимали за крайнего антисемита. Например, в 1898 году на выступлении в Берне. В 1936 году он призвал польских евреев покинуть Польшу, чем тоже вызвал обвинения в антисемитизме - даже в среде сионистов.

Сионистские партии ... осуждали "врага евреев", который хочет "изгнать евреев из Польши", "расшатать" их положение равноправных граждан и "реабилитировать" антисемитское правительство. Одним из главных обвинителей Жаботинского был польский писатель Шалом Аш. ... "В Жаботинском я узнаю нееврея... Надо иметь каменное сердце без малейшего человеческого сочувствия к людским страданиям, чтобы осмеиться появиться в Польшев этот тяжелый час с таким предложением... Евреи не упали на Польшу с Луны, чтобы их надо было эвакуировать из страны. Они не напали на Польшу как саранча, и Жаботинскому нет нужды ...помогать уничтожить эту саранчу." (Иосиф Недава, Владимир Жаботинский, стр.248)

Жаботинский предсказал гибель польским евреям - сейчас это считается гениальным предвидинием. Непонятно, с чего Жаботинский сделал такой вывод в 1936 году, когда Германия была с Польшей друзьями и потенциальными союзниками, и война еще даже не планировалась.

 

* * *

 

В 1917 году на горизонте сионизма появилось темное облако. Произошла Революция в России. Российские евреи принимали в ней весьма активное участие - во всяком случае, так утверждали сами сионисты. Однако новое государство сразу признало права евреев, что негативно повлияло на переселенческое движение. Позже, в 1928 году, будет образована Еврейская АО в Биробиджане, что вызовет сильное раздражение у сионистов. (Почему-то в СССР было распространено ироническое отношение к БАО, но Биробиджанская община до сих пор смотрит на Израиль несколько свысока и любит подчеркивать, что их административное образование на 20 лет старше.) Кроме того, в Советском Союзе большое влияние получили евреи-интернационалисты, которых сионизм сразу же воспринял враждебно. Жаботинский, например, смотрел на идеологию интернационалистов спокойно, но осуждающе. Аргумент его был прост - дело Израиля важнее дела спасения человечества.

Для (сиониста) даже спасение всего мира неактуально пока у еврейского народа нет своей страны, как у всех народов; даже если ему скажут, что для достижения сионизма необходимо временно отсрочить спасение мира на целое поколение, на сто лет, он скажет: «Пусть мир подождет, ибо мы часть его, важная и святая, ждущая спасения». /.../Как человек не может дышать в воде (любит он воду или нет), так сионизм не может существовать в атмосфере коммунизма. Если сионизм занимает в сердце первое место, нет в нем места прокоммунистическим тенденциям, ибо для сионизма коммунизм, как удушающий газ, и только как к таковому можно к нему относиться. ("Сионизм и комунизм", 1932)

Период идеологических дискуссий закончился в 1918 году после оккупации Британией Палестины. Еще в 2 ноября 1917 года Британия объявила так называемую Декларацию Бальфура с целью привлечения палестинских евреев на свою сторону в борьбе с Турцией. Декларация носила размытую и нечеткую формулировку, обещая евреям некое "homeland" в Палестине. Но важнее было то, что коммисаром Британского правительства в Палестине был назначан убежденый сионист Герберт Самуил.

 

С 1918 по 1932 год осуществляется постепенный процесс переселения евреев из Европы в Палестину. Британия пропускала определенное количество мигрантов в год. Всемирная Сионистская Организация(ВСО) получала определенное количество миграционных сертификатов, которое распределяло между евреями исходя из своих особых сображений.

 

Однако, переселенческий процесс шел крайне медленно. В год приезжало около 3000 евреев. Получалось, что для переселения только одного миллиона евреев потребуется примерно 300 лет. Процесс необходимо было ускорить любой ценой. И вот тут сионистам повезло - в 1932 году к власти в Германии приходит Гитлер.

 

Как бы ни цинично это звучало, но Гитлер был полезен сионизму, как и вообще всякий антисемитизм. Я уже замечал, что сионистам требовалось не государство для евреев, а евреи для государства. Точно так же выгодна была Мировая Война Ленину. Причем Ленин этого не скрывал. Нет никаких оснований полагать, что стратегия сионизма в корне отличается от стратегии большевиков.

 

То, что сионизму был выгоден Гитлер и его политика вытеснения евреев из Европы - это очевидно. Вопрос в том, насколько они сами причастны к его появлению и его действиям. Тут мы приближаемся к одной из самых болезненных теорий 20 века - к теории сговора сионистов с германскими нацистами. Я не буду доказывать или опровергать эту теорию, только замечу, что она существует и некоторая логика в ней присутствует.

 

Сионизм в "эпоху Гитлера"

 

Гитлер сразу сделал главной темой своей политики изгнание евреев из Германии. С 1932 по 1941 год им всячески осложняли условия жизни (физическое уничтожение начнется позже). Поток иммигрантов из Германии стремительно вырос - почти в 10 раз, до 30 000 человек в год. Надо учитывать, что этот поток контролировался ВСО. Причем вопрос о спасении германских евреев не стоял. Отбирали только самых лучших и нужных для будущего государства. В 1937 году на XII сионистском конгрессе Хаим Вейцман скажет:

Шесть миллионов европейских евреев готовы к эмиграции. Я спрашиваю: Можете вы переместить шесть миллионов в Палестину? Я отвечаю: Нет /.../ Я хочу спасти от несчастья /.../ молодых людей(для Палестины). Старые останутся. Они встретят свою судьбу здесь, или же не встретят. Они - пыль, с экономической и моральной точки зрения - только пыль в этом жестоком мире. /.../ Только молодые должны выжить. Они должны принять это. (http://www.marxists.de/middleast/schoenman/ch06.htm)

Немецкие евреи подавали заявления на миграционные сертификаты, но процент отказов был очень высок - едва ли не 2/3.. Поводом для отказа могло быть плохое знание иврита, возраст и пр. К 1939 году из 500 000 немецких евреев выехало 300 000. Причем многие - в Англию и Америку, которые впускали евреев тоже выборочно.

 

Сионизм явно не воспринимал германский антисемитизм как свою личную проблему. В статьях В. Жаботинского обсуждается даже положение евреев в Советском Союзе, но я нигде не встречал его жалоб на проблемы евреев в Германии (хотя допускаю, что такие статьи есть). Многочисленные и хорошо вооруженные сионистские организации (которые обнаружила, например, Красная Армия в Восточной Польше) за всю войну не сделали по германским солдатам и полицейским ни одного выстрела. (Восстание в варшавском гетто, видимо, было организовано рядовыми евреями). Даже когда евреи Европы и Америки объявили бойкот немецким товарам, сионисты не поддержали эту идею. И это не странность, а закономерность - как я уже упомянал, сионизм начался с отказа от борьбы с антисемитизмом.

 

В свою очередь, Гитлер никогда не был антисионистом и не боролся с сионизмом непосредственно. Я нигде не встречал ни одного упоминания о показательном процессе над сионистской организацией. Ни один крупный деятель сионизма не пострадал от германского нацизма. Даже Бегина в 1941 арестовало НКВД, а не немцы.

 

Сионистское движение за период с 1932 по 1945 год не пострадало никак. Его деятельность даже не осложнилась. Если взять любой сионистский текст по истории сионизма, то обязательно обнаружится странное белое пятно: будет много сказано о страданиях евреев вообще, но ничего(или очень мало) о деятельности самой сионистской организации. Как будто ничего интересного не происходило. Даже в биографиях видных сионистов 40-е годы выглядят бледно - самый бессобытийный период в их жизни.

О том, что сионисты искали контактов с нацистами, в общем-то известно. Не очень освещен в литературе только результат этих поисков. Главным противником сионизма в то время была не Германия, а Британия, контролировавшая Палестину. Британия совершила то, что в глазах сионистов того времени было страшнее любого Холокоста - в 1939 году она ограничила доступ евреям в Палестину. Было разрешено пропустить 75 000 человек за 5 лет. Это 15 000 человек в год - в пять раз больше, чем приезжало "до Гитлера", но вдвое меньше, чем приезжало "при Гитлере".

 

Британия сама выкопала яму, в которую упала. В 30-х годах поселенцам-сионистам разрешили организовать свои боевые формирования. После оккупации немцами Франции Британия сама занялась подготовкой еврейских террористов для заброски во французскую Сирию. Их учили взрывать мосты, корабли, пользоваться снайперскими винтовками, рукопашному бою и методам конспирации. Об этом подробно рассказывает Иерухам Кохен ("Всегда в строю". Иерусалим 1987), сам один из "диверсантов", в будущем - израильский дипломат. Вся эта система обернулась против Британии, когда ее отношения с сионизмом испортились.

 

Сионизм объявил Британии войну. Инструментом этой войны стал терроризм - взрывы учреждений и гостиниц, убийства солдат и чиновников и тп. Сионисты говорили о терроризме в тех же возвышенных тонах, что и Бен-Ладен в настоящее время.

 

В 1943 году Ицхак Шамир (в будущем дважды премьер-министр Израиля) писал:

Ни еврейская мораль, ни еврейская традиция не может быть использована для отрицания террора как средства войны, /.../ Мы очень далеки от всяких моральных колебаний когда дело связано с нашей национальной борьбой. /.../ Прежде всего террор есть часть нашей политической борьбы, удобный для нас в настоящее время, и основная его задача одна: он говорит о нашей борьбе с оккупантами четким и ясным языком, который слышит весь мир, включая наших несчастных собратьев за пределами этой страны. (http://www.chomsky.info/articles/199112--02.htm )

Можно сказать, что Ицхак Шамир "освобождал народ от химеры, называемой совестью". Именно Шамир был руководителем Иакова Элиава, который изобрел знаменитые впоследствии письма-бомбы. Он пытался рассылать их из Парижа членам британского правительства и военным, но был схвачен бельгийской полицией.

 

Менахем Бегин, другой будущий премьер-министр (1977-1983), а в ту пору глава террористической организации Иргун Цваи Леуми (ЭЦЛь), в 1944 году открыто объявил восстание против Британии - в форме терроризма, ибо иных средств у него тогда не было.

... Прошло не так уж много дней, и уже 1 февраля 1944 года Эцель опубликовал свое первое заявление, в котором от начала и до конца узнавались стиль и дух Бен-Давида, - такова была первая подпольная кличка Бегина. Это было объявлением восстания против британских властей. (www.beitar.org.ua/static/begin/index.html?PHPSESSID=e3a37b517fbaac9b021d866eb16f2234)

 

В 1946 и 1947 гг., после женевского конгресса сионистов, террор резко усилился и сотни британских солдат были перебиты в засадах или во сне, взорваны бомбами и т.д. "Древнее зло" этого террора было намеренно продемонстрировано, когда двух английских сержантов медленно замучили до смерти и оставили повешенными в роще. (www.anarchy.org.ru/jews/antizionism/Folder.2004-03-18.2527568642/Document.2004-03-18.3942447126/)

И, как часто бывает в таких случаях, жертвами терроризма становились не только арабы и британцы, но и сами евреи. Убивали тех, кто сотрудничал с британцами, информаторов, а иногда просто случайных свидетелей:

Официальнай история группы "Иргун", восторженно описывая акты террора против арабских граждан, упоминает так же убийства евреев, которые были опасны как свидетели, в случае попадания в полицию. ... Специальные отряды Хаганы осуществляли "карательные действия" против еврейских осведомителей. Тюрьма Хаганы в Хайфе имела специальную камеру пыток для допроса евреев, заподозренных в сотрудничестве с британцами. (www.chomsky.info/articles/199112--02.htm)

Справедливости ради надо заметить, что некоторые лидеры сионизма неодобрительно смотрели на терроризм в отношении Британии, в частности Бен-Гурион и Хаим Вейцман. Но это оставалось их личным мнением.

 

В 1941 году Гитлер изменил свое отношение к евреям - от политики вытеснения перешел к политике уничтожения. Это явление получило название Катастрофа или Шоа(Shoah). Существует еще один термин - Холокост. Мало кто задумывался о прямом значении этого слова. В точном переводе это греческое слово значит что-то вроде жертвоприношения. Это не только версия исторических событий, но и религиозно-философская концепция: миф об абсолютном страдании, которое очистило еврейский народ и дало ему безграничное моральное право на то или иное действие.

 

Масштабы и последовательность событий не вполне ясны до сих пор. Существует сионистская версия, сомневаться в которой сейчас в Европе запрещено (кое-где на уровне закона). "Отрицание Холокоста" или "ревизионизм" считается страшным преступлением и многие уже пострадали за такое свое мнение. Пример ревизионизма можно посмотреть в тексте "Миф о Холокосте". Я сейчас не стану заниматься обсужданием масштабов данного явления, ибо это не имеет прямого отношения к нашей теме. В любом случае это была Катастрофа - для евреев, но не для сионизма.

 

Сионистские организации ни слова не сказали против уничтожения евреев в 40-е годы. Тогда уже было известно об Освенциме, европейские евреи выступали с проектами десанта в Освенцим, переброски туда оружия, бомбардировки газовых камер; и английские летчики часто пролетали над этим местом и признавали, что легко можно было уничтожить камеры и комуникации - об этом часто говорится в сионистской литературе. Европейские евреи (например, раввин Вайсмандель) призывали Союзников и сионистские организации сделать хоть что-нибудь, сказать хоть слово. Сионисты не сказали ни слова.

 

Отождествля себя с евреями, сионизм старается изобразить себя жертвой Катастрофы, но это не более, чем политический ход. Для сионизма Холокост был не Катастрофой, а спасением.

 

Сионизм действительно мог погибнуть - если бы мировое сообщество было последовательным и осудило еврейский национализм так же, как и немецкий. Но Холокст изменил все: сионизм получил моральное оправдание, сформировал европейский комплекс вины, получил огромные финансовые компенсации и получил невиданный ранее поток репатриантов. После войны евреи переселялись в Палестину по 100-150 тысяч человек в год.

 

И еще одна выгода: Холокост уничтожил в основном врагов сионизма. Гибли ортодоксальные евреи, евреи-интернационалисты, советские евреи, ассимилированные евреи и даже "духовные сионисты". Странно, что сионисты не догадались сдать Гитлеру кого-нибудь из своих (хоть бы Бегина), чтобы иметь шанс сказать: мы тоже пострадали.

 

Впрочем, к концу войны под уничтожение попали и некоторые сионисты. В 1945 году немцы уже не делали различий между евреями и сионистами. Но Гитлер целился не в них - они больше напоминают случайную жертву.

 

Так сформировалась идеология, на основании которой предстояло создать целое государство. Практический сионизм был радикальнее теоретического. Но государственный сионизм превзойдет в этом смысле и практический.

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.021736860275269 сек.