На главную Статьи Разное Хронический бытовой травматизм.
Хронический бытовой травматизм.

Эта статья была напечатана в "Смене" за 14 августа 1998 года в разделе "маленькие хитрости". Стилистика немного попсовая, но я старался не выделяться из общей массы журналистов - в редакциях этого не любят. За статью мне ничего не заплатили - "Смена" относилась к тем газетам, где печатались только ради имиджа.

 

Диагноз: хронический бытовой травматизм.

 

БЫТОВАЯ травма во все времена была для человека источником неприятностей и убытков. Даже страховка не всегда удовлетворяет пострадавшего. Однако нашелся человек, сумевший обратить банальную бытовую травму в источник дохода - в способ заработать миллионы и десятки миллионов старых рублей. Он стал кошмарным сном для многих финансовых учреждений, которые до сих пор не могут предпринять против него ровным счетом ничего.

 

ЧЕЛОВЕК, о котором пойдет речь, самый обыкновенный житель города Санкт-Петербурга. Он не занимает административных постов и не имеет прямого отношения к торговым фирмам. Мафия и наркобизнес тоже не его специальность. Он - скромный служащий Эрмитажа и студент-заочник Воронежского юридического института.

 

Имя этого человека - Алексей Тимофеевич Крохоткин. В 1995 году он поступил на работу в отдел службы безопасности государственного Эрмитажа. Три месяца испытательного срока Крохоткин продержался стойким оловянным солдатиком, проявив себя как "дисциплинированный и принципиальный работник". Но как только испытательный срок завершился, с ним стали происходить странные вещи. В феврале 1996-го он получил бытовую травму - сотрясение мозга, после которой на целых 15 дней оказался в состоянии нетрудоспособности. Две недели спустя история повторилась. Через месяц невезучий Крохоткин получает новую травму, и нетрудоспособность его растягивается дней на тридцать.

 

С теченем времени травмы принимают регулярный характер. Крохоткина как будто преследует родовое проклятие - он постоянно падает, получает ушибы головного мозга или "поясничной области". За год число несчастных случаев достигло одинадцати. В Эрмитаж один за другим поступают больничные листы. Их количество принимает фантастический характер. В воздухе запахло тайной.

 

Читатель спросит: при чем здесь, собственно, миллионы? Все дело в больничных листах. Эти документы, источник проблем для рядовых граждан, стали для Крохоткина источником дохода. Сумма этого дохода никому не известна, но теоритически один такой лист мог принести ему в среднем от 7 до 70 миллионов старых рублей. Наличными. На руки.

 

Тайная линия доходов Крохоткина А.Т. стала проясняться в тот день, когда в Эмитаж пришел запрос от страховой компании "ЭКО-Сфинкс". Крохоткин оказался застрахован в этой компании, и она интересовалась наличием больничного листа на очередной несчастный случай. Не успел Эрмитаж поведать о сказочном изобилии означенных листов в его сейфах, как пришел аналогичный запрос от страховой компании "Защита". Оказалось, что Крохоткин так дорожит своим здоровьем, что застраховал себя от "травмы в быту и на производстве" не в одной компании, и не в двух даже, а в десяти или где-то около этого. Точную цифру знает только сам Крохоткин, но скромно молчит.

 

Его действия просты, продуманны и юридически грамотны. Первым делом он приходит в страховую компанию и заключает с ней доовор. Он страхует себя от несчастного случая на значительную сумму (например, на 500 миллионов старых рублей [подарочек от редакции; в оригинале было "50 миллионов". Позже эта опечатка создала кое-какие проблемы.]) и уплачивает страховой взнос в размере 1 процента. Затем он уезжает куда-нибудь в Воронеж или Выборг и возвращается оттуда уже с больничным листом. Когда лист предъявляется в страховую компанию, той ничего не остается, кроме как выполнить условия договора. Например, если он страховался на 500 милллионов и потерял трудоспособность на 10 дней, то фирма вынуждена расстаться с 5 миллионами.

 

Травмы Крохоткин получает часто. Почти каждый месяц служащие компани с ужасом видят знакомое лицо. Компания проклинает тот день, когда согласилась подписать с ним договор. Она подозревает фальсификацию, но доказать ничего не может. Когда же срок договора истекает, Крохоткин является заключить новый, и вот тут выясняется, что отказать ему в этом страховая компания не имеет права.

 

21 апреля 1997 года Крохоткин появился в страховой коспании "Гарант". Слухи о его деятельности уже дошли до "Гаранта", и компания, не отказываясь напрямую, пожелала изменить лично для Крохоткина условия договора. Крохоткин усомнился в наличии таких прав у компании и даже проконсультировался в Росстрахнадзоре. "Гарант" решил порвать вообще всякие отношения. Крохоткин подал на "Гарант" в суд.

 

Директор этой компании определенно обладает даром ясновидения. Ровно через три дня после переговоров Крохоткин получает тяжелейшую травму в городе Выборге. Несколько питерских страховых компаний расстаются с миллинами, а "Гарант" отделывается вызовом в суд.

 

Защищать "Гарант" в суде поручено известному адвокату Александру Кирпичникову. Исследуя это дело, адвокат столкнулся с определенными трудностями. Оказалось, что на Крохоткина работает закон о "публичном договоре". Суть закона в том, что компания обязана застраховать клиента, не принимая во внимание его прошлую жизнь и все подробности биографии. Заключая договор, Крохоткин не обязан рассказывать о своих многочисленных падениях, а фирма не имеет права их учитывать и вынуждена его страховать на общих основаниях. Это и есть та "дырка в законе", которую обнаружил юридически грамотный Крохоткин и которой он с успехом воспользовался.

 

Единственный способ привлечь Крохоткина к ответственности - это доказать подложность его больничных листов. Но сделать это практически невозможно. Это вам не поджог квартиры или убийство родственника. Специфика мозговых травм в том, что они проходят почти без последствий. Крохоткин обращался за страховкой уже после выздоровления, и он имел на это право. Так что страховые компании уже давно подозревают "фальсификацию с целью наживы" но сделать ничего не могут.

 

Суд состоится 17-го августа. Но все, что он может сделать, - это разрешить "Гаранту" застраховать Крохоткина А.Т. на невыгодных условиях. В лучшем случае это доставит Крохоткину маленькие неудобства, но решить проблему как таковую суду пока не под силу. Всякий, кто пожелает, может - острожно и без крайностей - повторить действия Крохоткина и поправить свою бюджет на 10 - 20 миллионов.


Последствия

 

Суд состоялся 17-го августа (через 3 дня после публикации) и Кирпичников таки свел дело в невыгодную для Крохоткина сторону. И вот, когда все уже выходили из зала суда, Кирпичников шутки ради спросил Крохоткина: "А вы знаете, что про вас уже в газетах пишут?" Крохоткин заинтересовался и записал название газеты...

 

Через какое-то время мне пришла повестка в суд. Выяснилось, что Крохоткин разыскал в библиотеке газету, изучил статью и уже 21-го августа подал исковое заявление в суд Куйбышевского района. Это исковое заявление на 12-ти страницах храню до сих пор и показываю всем знакомым юристам. Это шедевр юридической мысли, написанный с большими эмоциями, множеством восклицательных знаков и полный грамматических ошибок.

"... а в статье, тк преподносятся читателю факты, что можно понять, что я занимаюсь противозаконными действиями, преступлениями, направленными на извлечение выгоды! Это что за тон: "он не занимает аминистративных постов и не имеет прямого отношения к торговым фирмам. Мафия и наркобизнес тоже не его специальность... Тоесть в статье прямо дается читателю установка думать, что угодно про меня! Мол с мафией не связан но верить ему нельзя! Это мне нанесло определенный моральный вред! И моим родителям и друзьям, опозорен не только я но и они! Я вижу в этом стремление страховой компании "Гарант" просто уйти от справедливого возмездия закона и суда!!! ..."

На суде, когда судья попросил его зачитать те фразы, с которыми он не согласен, Крохоткин снова помянул мне мафию и наркобизнес. Они сильно его зацепили. "Он пишет, что мафия и наркобизнес не моя специальность!", возмущался он. Судья сделал удивленное лицо и спросил: "Что вас возмущает? Вы не согласны, что ли?" Крохоткин невнятно ответил, что это его оскорбляет, но не пояснил, как именно...

"Редакция не подумала, что она печатая статью Мухранова /этот грязный пасквль! друго слова я не подберу!/ в которой говорится, что компания подозревает меня в фальсификации больничных листов и делается намек и вывод, что я этим действительно занимаюсь, еще до решения суда по делу, бросает тень "преступника" - "фальсификатора" не только не меня, но и на Эрмитаж, где я работаю, и на институт, где я учусь!"

Вот так я бросил тень "фальсификатора" на Эрмитаж. Через год Крохоткина исключили из воронежского юридического и он возложил ответственность за увольнение на меня же... Он требовал с меня 50 000 новых рублей, что по курсу тех лет было равно, кажется, 2000 долларов.

 

Сам Крохоткин при ближайшем рассмотрении оказался 40-летним человеком с буйной шевелюрой, беспокойным взглядом, торопливым и несколько зажатым.

 

Судебное разбирательство длилось года два. Крохоткин воевал с судьями, требовал то их отвода, то расширения состава суда, то вызова свидетеля из Воронежа. Суд переносили то на 4 месяца, то на 6. Крохоткин посылал запросы в МинЮст, требовал возмещения расходов на эти запросы, написал еще одно заявление...

 

Мне это все, в общем, ничем не грозило. Статья была написана именно так, что придраться было не к чему, разве что опечатка про "500 миллионов" могла породить трудности. Но в итоге не породила. От "Смены" присутствовал адвокат, но его усилия всерьез не потребовались. Крохоткин топил себя сам своим же поведением.

 

Дело заглохло, кажется, в 2000 году: очередное заседание назначили на выходные дни. Адвокат "Смены" сказал, что так не делается, так что можно не приходить, а он перезвонит, когда узнает точную дату... Так и не позвонил.

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.016862869262695 сек.