На главную Страны Америка Южная Уругвайский карнавал
Уругвайский карнавал
В первую пятницу февраля в Монтевидео проходит Парад вызовов (Las llamadas). Место действия – Исла-де-Флорес, улица, соединяющая кварталы Палермо и Сур. Уже почти двести лет барабанщики этих кварталов бросают друг другу вызов: кто сыграет зажигательнее, кто привлечет самых страстных танцовщиц и кого громче поддержат слушатели?

Уругвайский карнавал – один из старейших в Латинской Америке. Если бразильцы танцуют самбу, то уругвайцы – кандомбе (не путать с кандомбле, распространенным в Бразилии религиозным культом). В кандомбе важна не мелодия, а ритм. Тот самый ритм, который привезли на континент выходцы из Африки. Впервые слово «кандомбе» появилось на страницах местных газет в 1834 году – так назывались танцы невольников, для которых февральские гуляния были единственной отдушиной в их нелегкой жизни. Поначалу власти не жаловали эти народные гуляния. В 1839 году был даже издан указ, запрещающий кандомбе в черте Монтевидео.

Темнокожим жителям города разрешалось собираться лишь на побережье и исключительно в праздничные дни. Да и то к 9 часам вечера все должны были разойтись по домам. Однако вскоре танцоры и музыканты начали встречаться в городе – правда, в закрытых помещениях. Лишь во второй половине XIX века карнавал в Монтевидео вышел из подполья. А в 1874 году в параде впервые участвовали белые уругвайцы.

На время карнавала привычные нормы и правила отменялись, и реальность переворачивалась вверх тормашками. Рабы-негры изображали хозяев, а хозяева надевали рваное тряпьё и мазали лица чёрной ваксой. Это стало традицией: сегодня большинство участников карнавала – так называемые «негрос луболос», то есть «фальшивые негры». Настоящие афроуругвайцы остались в меньшинстве (их вообще в стране немного), но карнавал, как и прежде, не пропускают.

Уругвайский карнавал – весёлый винегрет, в котором смешались культуры и расы, серьёзное искусство и фарс. Открывает его – шествие компарс, танцевальных коллективов, объединивших сослуживцев или соседей по кварталу. У каждой компарсы свой стиль, свои костюмы и танцы. Территорию вокруг Исла-де-Флорес огораживают – пройти на нее могут только участники или зрители, заранее купившие билет. Жители кварталов Палермо и Сур, понятно, не упускают возможности подзаработать и продают туристам места на своих балконах, у окон или просто на улице у дверей.

В один такой дом попал и я. Хозяйка, пожилая чернокожая донья Марина, наблюдает карнавал на протяжении полувека, а две ее дочери – непременные участницы парада в составе одной из компарс.

В шоу задействованы десятки танцевальных групп, следующие друг за другом. Парад начинается еще засветло и заканчивается уже под утро. У каждой группы есть название, как правило, на африканскую тему. Имя компарсы можно прочесть на широченных транспарантах: «Кения», «Конго», «Сенегал», «Африканская серенада», «Африканский мир», «Черные звезды», «Моя смуглянка»...

Кроме транспарантов участники парада несут флаги и изображения звезд и луны на длинных шестах. Символы ночи украшают одежду участников и даже их лица. Когда-то чернокожие невольники пытались таким образом задобрить могущественные светила и снискать их расположение.

«Флаг, флаг, флаг!» - самозабвенно скандирует толпа. Знаменосец энергично размахивает стягом, ловко проводит полотнищем по головам зрителей. А те в ответ пытаются ухватить материю рукой или хотя бы просто ее коснуться. Немудрёная забава, но все участники от неё в восторге.

В каждой компарсе есть свой отряд барабанщиков в широкополых соломенных шляпах или диковинных масках, всего до полусотни музыкантов. В кандомбе используется три типа барабанов: самый маленький и звонкий чико, контральто репике и, наконец, гулкий пиано. Перед выходом барабаны нагревают над костром – чтобы лучше звучали. На параде бедным инструментам приходится несладко: вошедшие в раж музыканты лупят по ним что есть силы, сжимая зубы, надувая щеки и закатывая глаза. Пальцы заранее обматывают пластырями, чтобы не разбить в кровь. Говорят, лучше всего звучат барабаны, обтянутые кошачьей кожей. Не знаю, можно ли этому верить, но барабанщиков в Монтевидео я видел много, а вот бродячих кошек – ни одной…

Кроме музыкантов и танцоров в кандомбе участвуют традиционные маски. Например, бородатый доктор Грамильеро. На нем – сюртук и цилиндр, в руках – трость и саквояж с травой. Доктор, несмотря на преклонный возраст, полон сексуальной энергии. Она просто бьет через край! Непристойно извиваясь, Грамильеро вертится вокруг своей неизменной партнерши – Старой Мамы. Но степенная толстуха с веером и зонтиком стойко держит оборону, пресекая все поползновения сластолюбивого старика. Хотя, есть и другое объяснение наличию зелени в саквояже – это просто символ денег, долларов. Грамильеро и Старая Мама – карикатурный образ богатой пары.

Еще один обязательный участник парада – Эскоберо, «Дворник». Жонглируя метлой, он выметает все плохое, что накопилось за год – зависть, злость, черные мысли... Совершающая в воздухе причудливые кульбиты метла Эскоберо не касается мостовой. Может быть и зря, мусора-то хватает. Дети вокруг старательно осыпают танцоров и публику «конфетти» – кусочками разноцветного пенопласта. Когда крошево заканчивается, они сгребают пенопласт прямо с асфальта, заполняют пакеты и пластиковые бутылки из-под лимонада и начинают разбрасывать «конфетти» заново.

Дети тоже участвуют в параде. Самым молодым музыкантам едва ли исполнилось 5 лет – за барабаном порой еле виден сам барабанщик. А верхнего возрастного предела просто нет. Танцуй, пока несут ноги! Некоторые уругвайцы способны выкидывать коленца и в восемьдесят.

Конечно, ни одна компарса не обходится без одетых в немыслимые наряды молоденьких танцовщиц. Не похоже, чтобы у уругвайских девушек были хоть какие-то комплексы по поводу своей внешности. Выйти на публику в одних перьях может любая – полная или худая, коренастая или рослая. Ничуть не смущаясь, девчонки знай себе отплясывают – а благодарная публика принимает их одинаково хорошо.

Отдельно от прочих танцовщиц стоит прима – самая привлекательная девушка. Именно ей достаются восхищенные вопли зрителей. По ее роскошному, почти неприкрытому одеждой телу скользят тысячи взглядов - но красавице, кажется, все равно. Здесь вообще не принято стесняться: ведь карнавал – это возможность полностью раскрыться и выразить себя. Танцам и музыке отдаются не только участники парада, но и зрители – они вскакивают со своих мест и пускаются в пляс.

Порой страсти накаляются не на шутку – редкий парад обходится без драки. На моих глазах знаменосец одной из команд случайно задел парня из команды соперников. Тот не задумываясь огрел обидчика гигантским полнолунием на палке… Завязалась потасовка, и к месту драки со всех сторон стали сбегаться полицейские. Проблема была решена быстро и радикально: зачинщиков утихомирили при помощи увесистых дубинок, танцующих вновь построили рядами, и парад продолжился как ни в чем не бывало.

Богатые уругвайцы на карнавал не ходят – считают его развлечением для черни, и вообще опасным мероприятием. Отчасти их можно понять, мало кому хочется получить по голове картонной луной. Но для простых горожан опасности карнавала – ничто, по сравнению с восторгом от безумства и красоты зрелища. К концу ночи бушующая река с танцорами и музыкантами распадается на ручейки и запруды поздних посиделок. Парад вызовов закончен, но карнавал продолжится ещё несколько дней, уже на эстрадах парков и театров, где самые яркие представители компарс будут состязаться в танцах, пении, пародиях и шутках, до тех пор, пока не будут определены победители, и карнавальные страсти не улягутся до следующего года.

Григорий Кубатьян, автор тревел-блога kubatyan.blogspot.com
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.018963813781738 сек.