Сулавеси и Малайзия

5 февраля, пятница. Битунг.

В 04:00 зашли в Тернате. Около пяти я заставил себя выйти на палубу и посмотреть на этот город хотя бы в ночном освещении. Видны огни, уходящие верх по склону горы и сама гора, с неразличимой вершиной. Интересно… Я очень хотел сюда, но монокварская иммигрционка не допустила.

Вернулся, пробовал заснуть, но пароход уже ожил. В 06:00 я оставил идею со сном, полез в ноут и стал искать там аргументы на случай возобновления религиозных диспутов. Купил себе пакетик кофе. К сожалению, торговки плюшками вышли в Тернате. Теперь ждать до Битунга.

Я предполагал, что в Битунге мы в 16:00, но в полдень вдруг объявили – через час – Битунг! Я выскочил на палубу. Прямо по курсу красивая коническая гора, уходящая вершиной в облака. Под горой смутно видно город.

В Битунге мы причалили в 14:00 ирианского времени, сулавесийского – 13:00. Я бегал от борта к борту – слева был красивый вид на гору, справа – на скалистый остров с бухтами. Хорошее место. Тут имеет смысл повисеть несколько дней, полазать по окрестностям.

 

 

И вот причалили… Снова толпа носильщиков штурмует пароход… Небольшая очередь на выход и – я на земле Сулавеси. Погода приятная, ощущения тоже все хорошие, ничего общего с той депрессией, что я испытал в Макассаре. Я вышел в город и пошел налево от порта, в сторону манадской дороги. Заметил маркет. Захожу. Глаза не поверили увиденному: там ну очень много всего. Пакетики кофе по 400 рупий!! Пиво! Текила!! Я уже и забыл, что бывают в мире такие маркеты. Купил пакетики кофе.

Чуть позже мелькнул интернет. 4000 за час. Сказка.

Выход на Манадо долог и утомителен, но меня подобрал местный пастор на мотоцикле. Довез до терминала. Я вообще заметил, что тут много храмов – и католических и протестантских и еще какие-то есть наверняка. От терминала я немного прошелся ногами и скоро застопил грузовичок до Манадо. За рулем – яванец из Джумбера. Около 16:00 я в Манадо, где-то на окраине. Город совсем не мусульманский. Тут ну очень много церквей. На объездной – громадная статуя Христа, вдали на холме – огромный белый крест. Город, как говорится, «затебя-затебя. Затебее всех нас…»

До центра я шел долго. Завернул в интернет. Скорость давно не виденная, но неравномерная, отчего-то через 20 минут угасла. Плюшек в городе не очень видно. Обычные по 1000 есть, но ничего особо оригинального не заметно. Набрел на маркет. Обнаружил там бутылку чего-то алкогольного за 12 000, размером с пивную. 14 градусов. А я давно грущу по вину. Моя античная душа требует перезагрузки. И я рискнул взять эту бутылку.

В сумерках вышел к модерновой и мажорной набережной, вернее – к проспекту, идущему параллельно морю. Какие-то идиоты додумались засыпать пляж, отвоевать от моря полосу в 500 метров шириной и превратить ее в пустырь. А вдоль пустыря – мажорный проспект. Я прошелся по этому проспекту, нашел место где заварить кофе и запастись плюшками. Потом вернулся на пустырь, нашел там хорошее место под деревцами и установил там палатку. Уже стемнело. Я взял плюшки, бутылку алкоголя, чашку, вышел на берег и там на камнях приступил к распитию. Но зря я доверился индонезийской алкогольной индустрии. Содержимое бутылки было приятно лишь в масштабе первых глотков, потом сивушные масла стали сильно раздражать горло. Из 650 мл я осилил половину, остальное оставил.

Потом полез в палатку спать. Тихо. Стрекочет кто-то. Удивительно спокойное место, учитывая, что вокруг – громадный город. Небо чистое, звезды яркие, прямо над головой – Орион.

6 февраля суббота. Я улетаю.

Проснулся в половине восьмого (полседьмого папуасского времени). Утро было хорошее, ласковое. Тишина, штиль на море, солнце в облаках. Только гора Монадо закрыта тучами. Я свернул палатку, вышел на проспект и пошел искать дорогу к улице Дипонегоро, где живет иммиграционка. Пришлось покружить. С едой в Манадо не густо даже утром. А тут еще и суббота, так что все закрыто. Набрел на какую-то турфирму, спросил, где офис Air Asia. Они говорят – только в аэропорту. А это 15 километров… Невесело…

Нашел едальню, съел риса с большой и злобной рыбиной. 9000.

город Манадо


 

Вышел таки на иммиграционку, а она закрыта. До понедельника. Это многое менят. Ждать тут до понедельника я не стану. Теперь осталось проверить аэропорт и – на запад… Мне уже хочется проехаться в кузове грузовика по сулавесийским горам…

По пути в аэропорт я завернул в офис авиакампаний, уточнил – в самом ли деле в городе нет конторы АА. Они говорят – нет. И еще сказали, что надо быть в аэропорту до 14:00, а то все улетит.

Я ускорился. По солнцу, по начинающейся жаре, я прошел до окраины и там застопил машину прямо в аэропорт. Это мне повезло. В 12 с копейками я в аэропорту. Вбегаю в здание, вычисляю офис АА, а он закрыт. Две дамы не спеша чего-то едят за затемненным стеклом. Я их ждал минут сорок. Мысленно гадал, почем тут перелет. Решил – если 100 долларов, то соглашаюсь, если 200 – отказываюсь. Ибо вариант через Калимантан – это 30 баксов на пароходы, плюс сколько-то на перелет, плюс кучу – пограничникам за просрочку дней в 10-12. Всяко набегает около сотни. Хотя конечно, посмотреть Сулавеси интересно…

Наконец, открылись. Спрашиваю – сейчас на КЛ есть чего-нибудь? Мне пишут на бумажке: «1 039 000». Это 100 долларов с копейками. Правда, еще 10 баксов сбора и сколько-то за багаж… Я согласился. Сбегал до обменника, поменял 100 евро на 1 200 000 рупий. Купил билет. В 17:10 вылет, в 20:50 я в Куалалумпуре.

Вот так все внезапно закончилось. Еще вчера Малайзия казалась где-то безумно далеко. Я уже привык, что Индонезия везде и всегда. И вдруг все кончилось. Что мне делать в Малайзии? Встретить Оттера, посетить Кота-Бару… Дней 5-6. И на Пхукет. Там не факт, что смогу сколько-то прожить. Протянуть бы до 13 марта, а потом не спеша в Китай. В вариант с Индией уже не верится. А в Китае – Карина. У нее на Хайнани можно повисеть, пока Китай прогреется.

 

Я вышел на улицу, прошелся немного в сторону и нашел несколько едален. В одной спала хозяйка; проснувшись, она осознала мою просьбу чая, долго возилась на кухне и принесла мне две чашки. Именно чашки, а не кружки. Ну, выпил у я две… Это было такое прощание с вещами, к которым привык за два месяца. Малайский чай вкуснее, но индонезийский – это уже часть моей жизни.

К 14:00 пришел на регистрацию первым. Пришлось подождать… Наконец. Мне выдали нужные бумажки и отправили на второй этаж ждать у ворот №5. Я повозился с ноутом. Тут есть вайфай, и даже два, но оба хилые.

Где-то после 16:00 всех пригласили поучаствовать в церемонии проштамповки паспортов. Я вручил свой, в тайне надеясь, что просрочку не засекут. Нет, засекли. Отвели меня в отдельную комнату. «Вы знаете, что у вас проблема?» Я толкнул длинную историю своего блуждания по Моноквари и Битунгу. Достал из планшета 20 долларов, 30 000 рупий, еще кучку рупий и горсть монет. А все это удивленно посмотрели и сказали, что это совершенно немыслимо, с меня 60 долларов, иначе мой билет – уже не билет.

 

До вылета полчаса. Но меня трудно на что-то уговорить хотя бы потому, что все мои доллары сейчас в рюкзаке в самолете. Мне велели подождать. Только в 16:50 вышел этот дядька с моим паспортом и сказал – ладно, иди… И вот не удержался я, спросил – а 20 баксов-то? Он задумался, сделал приглашающий жест в комнату. Там спросил неизвестного мне человека в гражданском – вот, тут эта… тово… Но человек сделал благородный жест рукой: «Не надо! Только больше не просрочивайте.» Ну надо же. Они подарили мне мои 28 долларов. Все-таки, Индонезия – приятная страна.

 

 

Стеклянным коридорчикам мы – десяток белых мистеров и десяток местных – прошли к самолету. Мое место – 9А, слева у иллюминатора. Взлетели…

Красиво. Нигде раньше не видал такого. Облака лежат слоями: сперва толстыми ватными кучками, выше – тонкими сероватыми слоями. Их освещает заходящее солнце. Облака тут всех странных форм и расположений. Мы поднимаемся, пробивая слой за слоем…


 
 Я сообразил, что пора посмотреть на ноуте карту Куала-Лумпура. Куала-Лумпур вдруг стал реальностью – возвращением в ноябрь и декабрь. А я уже отвык от него совсем. Отвык от ринггит, от ротичаная, от английского языка. Для меня он – нереальная даль, а осязаемый и ощущаемый мир – новогвинейский берег, заплеванный пинангом. В моем сознании сейчас рядом –Тернате и Горонтало, я по инерции прикидываю, как туда попасть. И вот уже вечером Сулавеси станет чужим и далеким миром. Я вернусь в ноябрь.

Тоска взяла за горло. В Папуа я мечтал поскорее вернуться на континент, а теперь вдруг испугался этой мечты.

Так я покинул Индонезию, в которой провел 63 дня. Маршрут мой по Индонезии получился вот такой:


В 20:00 пролетали над Сингапуром, он был хорошо виден внизу россыпью огней. До посадки 50 минут, самолет сбросил скорость и постепенно пополз вниз. Но что-то там не состыковалось на подлете, так что мы сделали несколько петель и приземлились только в 21:20. Помню, как шли над КЛ на низкой высоте, как заходили на посадку, проходя низко над трассами, по которым плотным потоком шли машины… Наконец – сели. Аэропорт велик, надо было идти куда-то ногами. Без вопросов поставили въездной штамп. Забрал рюкзак… Тут же стали зазывать в автобус за 8 ринггит. Дороговато, но нет желания тут ночевать и стопить до города лень. Я махнул рукой на все и сел в автобус.

Ехали странно долго. Совсем уже ночью я вышел где-то в центре и пошел в сторону телевышки. В каком-то переулке съел ми горенг – давно забытый вкус Малайзии. Дошел до Букит Нанас, отыскал там лазейку и вышел на полянку, известную мне еще с 2006-го года. А где еще ночевать в это время? Поставил там палатку и упал спать.

7 февраля, воскресение. Куала-Лумпур.

 Проснулся около восьми. В палатку непонятно как набились комары и несколько муравьев – как они это сделали? Я выбрался на улицу, свернул палатку, упаковал рюкзак, засунул его под бананы, накрыл тентом и замаскировал листьями. Налегке, с планшетом, двинулся в город.

Собственно, особенны дел у меня тут нет. Написать, что я уже тут, завернуть в асус-сервис, съесть чего-нибудь. Я дошел до турист-информейшена, поймал вайфай и стал искать знакомых в городе. Орама уехал до вторника, а каординаты остальных в почте, которая не открывается… Написал Оттеру, что я в городе. Все. Администрация сказала, что пользоваться ихней розеткой не позволено. Надо же – розетку пожалели.

Прошелся по Ампангу до Макдональдса, съел там их однорингиттное мороженое. Переулками вышел к сервису, а он закрыт – воскресение. Покрутился вокруг, выпил мангового сока. Никто меня не замечает, никому я тут не интересен, никто не кричит: «Мистэррр, май нэйм иззз!»

Вышел на проспект Пуду, нашел там 3-ринггитный интернет, зашел на полчаса. Почта открылась, я переписал телефон Тана и копирнул схему нахождения его дома. Медленно вернулся к своему холму… Захотелось фруктового снега. Захожу в «7-11» - не работает аппарат. Иду до следующего – не работает. Иду до третьего – о, есть. И надо же – впервые вижу в «7-11» мороженый манговый сок. Схватил. Интересно, есть ли такой на Пхукете? Вот бы где Полина оставляла ползарплаты… Нашел телефон, позвонил Тану. Он в Черасе только завтра вечером, после 7-ми. Значит, сегодня ночевать у сикхов.

На холм вернулся в 15:00. делать уже нечего. Я убил еще с полчаса и, забрав рюкзак, тронулся постепенно на запад и там по Пахангу на север. В одном месте наткнулся на аналог индонезийской бясы за 2 ринггита. Ого. Оно и в Малайзии есть? Не удержался, съел.

В 17:00 на город обрушился ливень. Я спрятался под навес фруктовой лавки недалеко от дома Орамы. Когда поутихло, прошел до станции Сентул и на север до сикхского храма, где Вася вписывался в ноябре. Но в этот раз мне в Малайзии не везет – сикхи сказали, что никак. Невозможно. Странно. Я вернулся до Сентула и прошел до второго храма. Захожу… Никого не видно. Сел, жду. Люди появляются, но все пришлые, никого из начальства. Я так просидел до темноты, до 20:00. Удивительно, как поздно тут темнеет…

Никто на меня так и не обратил внимания. Мне надоело сидеть, я раскатал пену и лег. Так никто и не появился и до самого утра я проспал под крышей около столовой. Жаль, не выпало шанса постираться, а то давно пора.

Трудно в Малайзии в первые дни…

8 февраля понедельник. От Сентула до Чераса.

 

После 6-ти утра в сикхском храме началась возня, а небо еще темное, ночь. Я пытался спать часов до семи, потом все же стал собираться. В 07:20 сикхи завершили свою службу и направились в столовую. Я зашел туда же и получил два блина и три соуса к нему. Скромно у них по утрам. Зато досталась кружка горячего масала-чая.
 

В 07:40 уже совсем день. Я тронулся к центру, по пути завернув в давно присмотренную едальню. Там есть розетка и можно заряжаться. Для приличия взял роти-чанай и кружку чая с молоком. Наконец-то чанай… Он примиряет с Малайзией после Сулавеси. 

 

Вышел в центр, с час посидел в интернете в турист-инфо, потом спрятал рюкзак на Ананасовом холме и медленно прогулялся по Султан-Исмаил до ASUS-сервиса. Там глянули мой ноут и сказали – за 500 ринггит поменяют монитор. Это 150 долларов почти. Многовато. Пожалуй, потерплю до России.
 
Я еще немного побродил по центру, время от времени зависая под навесами кафешек и читая «Церковную историю» Евсевия, а часам к трем вернулся на Ананасовый Холм и стал думать. Орама дома после 8, Тан – после 7, но Орама ближе. Все же я решил внести разнообразие в визиты и медленно тронулся до проспекта Пуду, потом по проспекту до проспекта Черас. Обнаружил куалалумпурскую тюрьму. Старинное такое сооружение, наверняка уже музей. Вот его внешний вид:

 

 

Долог путь по Джалан Черас… Под конец пришлось ориентироваться по ноуту, но все же я вышел к дому Тана часам к семи. Дверь заперта. Я повесил гамак на дерево и устроился там с ноутом. Висел до восьми. Темнело. Звоню Тану – он отвечает, что будет дома после 21:00… Что делать… Прошелся до интернета. Тут есть ну очень быстрый, по 1 ринггиту за полчаса. Нашел воды и заварил чай…

 

Сильно после девяти таки приехал Тан. Я его не видал с января 2007 года. Он явно изменился в лучшую сторону – в смысле, внешне и в поведении. Квартира у него – в лучших HC-CS-традициях. Что-то вроде кротовских изб. Карты схемы, инструкции по пользованию квартирой, запасы кофе, чая, пива(!), апельсинов… А когда-то он вписывал в Путраджае на 9-и квадратных метрах с двумя ковриками и чайником. Вот что делает с людьми путешествие по CS-впискам Германии.

 

Мне вручили ключ и показали, как с ним бращаться.

 

Мы проболтали до двух часов ночи. Сам себе удивляюсь.

 

Что делать завтра? Рвануть на север, на Куантан? Или отлежаться? Не знаю… 

 

9 февраля вторник. В Черасе. 

 

В прежние годы Тан уходил на работу еще затемно, а в этот раз ушел часов в восемь. В это же время я и проснулся. Еще не был решен вопрос, что я сегодня делаю, но лень все решила за меня – я осознал, что должен сделать паузу. 

 

 

Весь день почти ничего не происходило, я отдыхал. Три раза выходил на улицу: сперва утром, часов в 10, чтобы съесть ротичанай и заглянуть в интернет, затем после 15:00, чтобы съесть наси-горенг, и наконец, после семи – чтобы еще раз глянуть интернет. Именно вечером я выяснил, что Оттер уже в городе. Это неудивительно: от Ипоха обычно сразу влетаешь в КЛ…

 

Дождя не было весь день. Днем жара. У меня практически постоянно сонное и вялое состояние. Полнейшее нежелание делать что-либо. В интернете скачал Кураева «Дары и анафемы», усилием воли читал. Усилием же воли переводил учебник малайского… К вечеру стало полегче.   

 

10 февраля среда. КЛ-Кала-Край.

 

Это был хороший день, легкий и эффективный. Утром Тан вывез меня к ближайшей станции, я заплатил что-то около 4-х ринггит за билет и погрузился в вагон. В этом вагоне я пересек весь город с юга на север до станции Раванг. то уже не КЛ, это уже почти самостоятельный городок. У самой станции - храм сиков и транспарант "Добро пожаловать". Трасса рядом, я вышел на нее и почти сразу поймал машину на небольшое расстояние, и затем вторую, которая провезла меня по основной трассе на север до поворота на Холм Фрезера.

Там меня тоже очень быстро подобрала компания, едущая на этот самый холм, и я вышел в красивой прохладной горной местности, по которой было приятно идти ногми и не очень хотелось уезжать. Но я поймал грузовик прямо в город Рауб.

В Раубе я навестил KFC, влез в интернет, и сраз уже пошел дождь. Это было очень тактично со стороны дождя - пойти  в самое удачное для меня время. Было около часа дня.

Дальше я плохо помню события. Кажется, была машина в Куала-Липис, затем - в Гуа-Мусанг, и уже там подвернулась легковая в Куала-Край. Последний водитель ехал прямо в Кота-Бару, и мог бы отвезти туда, а то и вписать, но я нацелился с утра на Герик, а это ближе с Куала-Край. Так что не поехал я в Кота-Бару. Мне надо успеть 12-го в Сонкхлу.

В Куала-Крае я довольно долго выискивал место под палатку, пока не обнаружил футбольное поле и тентовую крышу прямо по середине. Там было чисто, сухо и тихо. Идеальное место.

 

11 февраля четверг Бетонг.

 

Утром я проснулся от шума детей. Они носились по полю и побовали рассмотреть меня в палатке. На всякй случай я свернулся, покинул поле, вышел на окраину города и поймал машину до Мачанга. Меня высадили где-то на западе от города, на трассе, где я застопил двух теток, едущих в Тана Мерах. тот город несколько севернее трассы, но я позволил им завезти меня туда, чтобы поискать там интернет и еду.

В Тана Мерахе я провел около часа, время от времени отвлекаясь на различные вкусные жидкости, ибо было жарко. 
.....

Вот и все, Таиланд. Позади малайский язык, малайская еда и малайский браз жизни. А впереди что? Не знаю.
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020839929580688 сек.