Индонезия: Папуа.


16 января суббота. Соронг в иллюминаторе.

Утром я искал источник горячей воды. В кранах нечто теплое. Пришлось навестить кафешку у себя на 6-й палубе и выцыганить там полстакана. Так я обрел утренний кофе с плюшкой.

В 10:00 вошли в бухту Соронга и медленно подползли к причалу. Небо почти голубое, солнце. На рейде 2 сухогруза и у причала еще два. А вот в гавани несколько деревянных кораблей с мачтами - три или четыре. Явно местные, на яхты не похожи. Что это за плавсредства? Грузовые, или пассажирские на ближайшие острова?

 

Соронг
Соронг Соронг  

Соронг с виду невелик. Сразу слева от порта стоят грузовые контейнеры, а вправо - заросли и небольшие домики. Провинциально и окраинно. На горизонте - еще земля. Архипелаг Раджа Ампат, наверное.

Соронг мы покинули часа в два или три. Обычно через полтора-два часа после отплытия проходит контроль. Я предполагал прямо сказать им, что билет у меня только до Соронга и в случае хотения денег показать полтинник. Но потом я решил прогуляться на самый верх корабля, куда по идее запрещено. Так и поступил. Наверху тихо, безлюдно, и видно как проплывает справа по борту темный папуасский берег. На море волна, пароход сильно качает, он отбрасывает носом белую, шипящую воду... Я проторчал наверу час или полтора, потом спустился в кафешку на корме. Папуасская молодежь (с Биака) угостила водкой (некрепкой), сообщив, что это народное папуасское.

Но проверка еще ходила, и дверь с палубы внутрь была закрыта. А потом оказалось, что я рановато спустился, и что они проверют палубу в последнюю очередь: лестницы перекрыли и появились люди в белом. Меня спросили: "тикет, эээ?", на что я ответил - мол, какой тикет, я тут гуляю, все там - и неопределенный жест вниз. И про меня сразу забыли. Вообще. Я поторчал на палубе еще с полчаса, потом дверь отперли и я вернулся на свой гамак.


На корабле стало явно свободнее. Уже можно ходить по коридорам и лестницам. А вот вода так и осталась теплой. Зато у меня появились соседи, которые подарили пакетик кофе и предложили свой термос. Где они взяли целый термос горячей воды - непонятно.

А еще сегодня я отрыл в рюкзаке ПОСЛЕДНИЙ пакетик чая "Принцесса Нури". И выпил его. Давно забытый вкус родины.


17 января воскресение. Биак в иллюминаторе.

Проснулся после шести, хотя народ загалдел около пяти. Заварил кофе соседским кипятком, сгрыз последнюю плюшку. В 07:15 вышел на палубу: уже подходим к причалу Биака, он совсем рядом. Мы медленно ползем вдоль его берегов и видно каждый дом и каждое дерево. Солнце низкое, небо везде разное, в целом погода замечательная и поднимающая настроение. У причала - деревянная шхуна, два сухогруза и два загадочных парома, которые не грузятся, а просто стоят. Куда это они собрались и когда? Неужели на Серуй?

 

Гавань города Биак
Биак

Биак с виду - просто деревья и домики. А между тем тут проходила война. С востока двигались американцы, среди пальм рвались бомбы,в том от небе висели бомбардировщики и редкие японские истребители. За этот вот кусок земли кто-то умер, сколько-то самолетов упало в океан, склько-то кораблей затонуло.

Пришли торговки едой. Я потратил 10 000 на коробку риса с куском рыбы. Надоело жрать одну лапшу.

В Биаке стояли долго, часв пять, до полудня. В полдень под дождем отчалили и я пошел в кормовую кафешку, чтобы не мазолить глаза контролю. Два часа там просидел, глядя на море, а контроль всех обдурил и появился только посл 15:00. Я уже успел вернуться в гамак, как по громкой связи объявляют - ща мы ваши тикеты проверять будем. И я снова убел наружу, залез на самый верх корабля, благо дождя уже не было. Погода помрачнела, слева на горизонте грозовая туча, справа - серость, земли не видно. Минут через 20 снова заморосило. Я пошел вниз и тут вижу папуаса, который забирается в шлюпку. Завидев меня он махнул рукой - мол, давай сюда, а то дождь. Мне стало интересно, я залез к нему. Шлюпка заметно больше, чем на NGGAPULU, тут светло и удобно. Дядька ехал с Биака в Джаяпуру...  Пяти минут не прошло - в шлюпку сунулось лицо в форме и вызвало нас наружу. Похоже, они проверяют палубы сверху вниз, и шлюпки тоже... Я спустился на нижнюю палубу, там контролеры осуществляли сложные маневры, отсекая какие-то группы людей и загоняя их в тупики. Стратегия была странная. Например, я просто бродил по палубе и никто меня не замечал. Только один человек в белом комбезе что-то стал спрашивать, но я его плохо понял. Потом он спросил: "билет есть?" Я ответил - есть. Он у меня действительно есть, хоть и просрочен. Но никто не вникал в подробности.

Я заметил открытую дверь и вернулся внутрь корабля на свое место. Ценой всех этих маневров я спас 50 000 рупий. Это мне дня на три жизни в Джаяпуре, как я полагаю.

На перегоне Биак-Джаяпура этнический состав стал почти однороден - одни папуасы. Надо приложить очень много усилий, чтобы найти живого индонезийца, особенно яванца. Снова стало много народу, снова занято все пространство на полу.

18 января понедельник. Джаяпура. 195-й день путешествия.

Я был уверен, что мы придем в Джаяпуру часов в девять утра, а то еще и опаздаем, но Джаяпура застала меня врасплох - около семи я в очередной раз проснулся, осмотрелся, и обнаружил, что почти все соседи исчезли. Пришлось спешно сворачиваться и выходить... Я спустился по трапу вниз, оказался на пирсе, с которого попал в лабиринт между контейнерами. Вся толпа, прущая с пахохода, втягивалась в тот лабиринт. лабиринт вывел на улицу, которая уходила вправо и влево, а прямо громоздилась гора. Я несколько дезориентировался - я не подозревал, что Джаяпура настолько горный город. Пошел влево - оказалось, на туда. Вернулся, ушел вправо - и вышел к центру и реке с мостиком. Я воображал себе Джаяпуру расположенной вдоль этой реки, но на деле оня тянется  вдоль морского берега, а вглубь континента уходит недалеко. А берег расположен "лицом" на восток, что тоже не сразу понятно.


Прямо у порта купил в едальне рис с яйцом (10 000) и кружку чая (4000). Дорого, но три голодных дня надо коспенсировать. В другом месте нашлись плюшки по 1000 - это уже веселее. В центре я обнаружил супермаркет с человеческими ценами - там есть апельсиновый сок по 2000, сахар по 12 000 (как на Яве) и сгущенка по 6-8 тыс. Я взял там пачку чая за 4000. Нашелся и рынок с изобилием всяческой полезной еды.

 

Джаяпура, рынок

 

Наткнулся на пару из Дании. Они едут в какую-то долину, сейчас идут за сурат джалан, а недавно хотели продлить визу, но от них потребовали наличие спонсора в Индонезии. Это что-то новое... Как бы не пролететь с продлением.

В городе много церквей, как правило протестантских. Местами торчат белые новогодние елки из пластика. Папуа вообще сильно христианизировано, но с довольно странным эффектом. У молодежи тут модно носить кресты - металлические, сувенирного вида, на длинной цепочка, которую можно несколько раз обмотать вокруг шеи. И девахи тут обвешаны такими же украшениями. И все же христианская культура тут не очень выразительна.

Расспросами выяснилось, что консульство ПНГ переместилось в пригород Энтроп. До него не то 10, не то 2 километра. Я застопил грузовичок, который привез меня буквально к дверям. Действительно, недалеко. Вот только выглядит не как консульство, а как магазин или склад.

 

консулство Папуа

 

Момент ответственный. Я нашел себе кипятка и заварил кофе. Нашел место под навесом (неподалеку интернет...) и стал сосредотачиваться. Когда мысли пришли в порядок, двинулся к консульству. Но там какое-то совещание, просят подождать минут 15. В 10:45 я снова заглянул... В общем, около 11 появилась негритянского вида девушка с озабоченным лицом. Я гворю - вот, мне бы визу... Она полистала паспорт. "А почему вы в Малайзии не сделали?" Ну, вот не сделал. "А вам куда?" Ээээ... Мне туда. В Ванимо, в Вевак... "Нуу... Вот анкета... Надо письмо на имя консула..." Я заполнил анкету на 4-х листах, а вот письмо надо распечатанное на принтере. Уже 12-й час, а закрываются они в 12. Я метнулся в интернет, сунулся на викимапию вспомнить названия городков в ПНГ, потом пристроился на витрине и, под галдеж телевизора, написал что-то простенькое. Мол, такой-то просит визу, хочет посмотреть Ванимо, и вообще... Бредятина, в общем.


Распечатал (2500), кинулся в консульство. Упс, ошибка в названии этого учреждения... Снова в интернет, еще раз распечатал... А ксерокс паспорта? Время - 11:59. Скачок до интернета, ксерокс, обратно...Все, взяли... Теперь ждите, потому как мы того, этого, мы не того... ждите... Дня три или четыре. Всяко бывает.

Вот черти. как теперь на них повлиять? Навещать их каждый день? Я медленно тронулся в сторону Джаяпуры. Сколько мне тут торчать? А если визу не продлят... Возле одной из многочисленных церквей меня остановила группа веселых папуасов, спросила, откуда я такой, где был и воообще. Узнав про визу, сказали - ну, они около недели делают. И добавили в том смысле, что если дать деньги, то все ускоряется. Хм... Надо будет подумать про деньги... Скажем, навещу их 20-го и спрошу, нельзя ли ускориться за доплату.

Вернулся в центр, пошел искать плюшки (там есть шикарные по 1500) для успокоения духа, а плюшки оказались утренние и после полудня исчезли. Куда бы деться? Я решил пойти на север, чтобы поискать выход к морю. А завтра поехать куда-нибудь подальше, в сторону Сарми, например, или хоть в Сентани, до которого 35 километров. Кстати, через Энтроп ехать...

Странно, но мне нравится Джаяпура. Климат здесь какой-то особенный. В Макасре мне было плохо, в Амбоне получше, а тут все внезапно изменилось в очень хорошую сторону. Я как будто оказался на другой планете или другом континенте. Меня совсем не терзают сомнеия - куда пойти, что делать, зачем я тут и что будет потом. Меня все устривает, меня все радует - ну, разве что кроме цен на рис. Я не чувствую себя на краю планеты. Не знаю, почему так. 


Я шел на север, проходя одну за другой все джаяпурские бухты.

 

Джаяпура

 

Ближе к вечеру перевалил через холмы последнего мыса, спустился к воде и обнаружил пляж... Он был хорош. Желтый коралловый песок, кокосовые пальмы, ручей. Лодки кое-где. Дощатые настилы с крышами. Широкая полоса рифовой отмели и громадные волны, разбивающиеся о риф. Но главное - что-то очень родное в атмосфере, очень знакомое и приятное. Именно вот так я представлял себе тропический берег. Я его узнал - чего не случалось ни в Таиланде, ни в Малайзии, ни на Яве. Воздух что ли тут такой особенный...

 

Джаяпура, северный пляж
Джаяпура, пляж  

Поставил палатку под крышей и с аступлением темноты полез в нее спать. Прибой шумит далеко - это хорошо. Не мешает спать.

19 января, вторник. Сентани.
 
Утром проснулся около семи. Солнце стало ощутимо греть палатку, пришлось вылезать наружу. Все как вчера: волны разбиваются о риф, желтеет песок, колышатся пальмы. Я попробовал влезть в море, на на рифе глубина по колено, плыть невозможно. Ходить тоже невозможно - коралловые обломки острые. Я покрутился вокруг, пофотографировал местность. около девяти решил, что пора уходить. В планах - зайти в город, найти плюшек, поменять деньги, а потом в Сентани и - по ситуации.

До центра можно было и застопить чего-нибудь, но я прошел ногами. По пути добыл 2 плюшки, зашел в едальню, спросил там горячей воды, сунулся в рюкзак за кружкой... А кружки нет. Неужели я забыл ее в той едельне, где вчера пил чай? На мое счастье, меня не поняли и вместо воды притащили чай, который тут по 3000. Что делать, пришлось пить.

Чуть дальше обнаружились плюшки, аналогичные суматранской бясе, только маленькие и без начинки. Но все равно очень вкусная штука. Джаяпура медленно вытягивает деньги посредством дешевых и многочисленных плюшек.

Пришел в центр, завернул в маркет. Купил там пакетик кофе (3500) и маленькую пластиковую чашку за 500 рупий. Польстился на дешевизну. Если найдетс моя, эта будет кофейная. Нашел вчерашнюю едальню... Смотрю - вон моя кружка висит на стене на гвоздике. Повезло. На радостях навестил другой маркет, хапнул там апельсинового сока и яблчное что-то. На 3000.

Надо менять деньги, а то в кармане 20 000. Спросил ментов, те послали в "Банк Индонезия". Этот банк скзал, что сегодня у нег праздник и послал в банк "BII". Тот работал, но взять мои 100 долларов не захотел. Мол, берем только новые, а эти у вас пополам сложены. Никогда так не делайте, плизз. Ну они меня еще учить будут! Говорят - идите, вон там магазин "Феникс", они возьмут. Дебильная ситуация с точки зрения экономики: госучреждение отсылает человека менять валюту у частника.

"Феникс" тоже не порадовал. Он предложил 8 000 за доллар. Это вместо 9200. Я решил, что немного поголодаю, но найду нормальный банк. и с такими мыслями двинулся в сторону Сентани.

Недоходя порта я исхитрился поймать легковую в Сентани! В ней ехал дядька с Восточного Тимора, который тут временно работает. Он сказал. что в Энтропе есть банк, который меняет что угодно. И привез меня к этому банку, и подождал, пока я поменяю свою сотню. Банк тоже хитрый - предложил 8600. Я сдался - пусть хоть так. Будем считать, что я подарил им 60 000 рупий - 6 долларов... А куда денешься.

Джаяпуру проезжали долго. Ее пригороды расползлись тут на полострова. Даже поворот на ПНГ еще как бы в черте города. Там развилка: влево на ПНГ, вправо на Сентани. Еще немного потолкалиь в потоке машин, потом трасса вдруг резко опустела, а слева появилось красивое озеро Сентани, сверкающее на солнце. Оно велико, и на той его стороне - нормальные папуасские поселки.

Меня высадили в Сентани. Тут я совершил ошибку: я решил, что я в центре, хотя до центра оставалось еще с километр. Я тронулся влево, в сторону озера. шел бы из центра - вышел бы к причалу. А я уперся в аэродром. Спрашиваю, где тут у вас озеро? Все предлагают обходить аэродром слева. И вот часа три или четыре я искал переправу...


Дорога сперва шла вдоль аэродрома, потом поперла прямо через аэродром. Тут я втретил вчерашних датчан, уже порядком измотанных. Они спросили, где тут выхо к озеру, ибо не через аэродром же... Я только развел руками. Датчане поплелись назад, а я нашел двух местных детей - голых, черных, и очень взрослых. Они торчали в реке, и на мои вопросы внятно ответили - вон там за аэродромом... И я пошел через аэродромное поле...

 

Сентани

 

А красиво. Похоже на Казахстан. Сухой, очень чистый воздух, четко видные горы, белые облака на фоне синего неба. Все очень чистое и внятное. Воздух особенный, им легко дышать, он оживляет. Он не оставляет на коже соленой слизи, в нем нет странных запахов.

Я шел по полю, я навстречу мне один за другим шли на пасадку самолеты всех размеров. Отчего-то я не додумался их сфотографировать.

озеро СентаниЗа аэродромом нашлась дорога, которая вывела к озеру. Красиво, но переправы нет. Я пошел вдоль берега, вышел к каким-то домикам, но там переправа только на острова. Было около 15:00. Я уже порядком голодный, хочется пить, но вся еда тут по 10 000, и  невзрачная какая-то. Бледной тенью поплелся я в Сентани, только теперь осознав, что мне для начала нужен центр. Мотоциклист подкнул до рынка. Там нашлась едальня, продающая рис с рыбой за 9000. По местным понятиям это даже дешево. Тем более, к рису еще миска некоего супа прилагается. И кружка воды! И еще я достал кипятка и заварил чая. Жизн вернулась в меня. Несколько часов без еды на ногах нехило изматывают, а теперь я воскрес. 

Прямо от базара идет дорога к озеру. Пройдя километра с три я вышел к причалу. Там стояли лодки, тусовался народ. Как я понял, отсюда лодки ходят в самые разные деревни на озере. Есть ли лодки на тот берег - неясно, вроде пока нет. Спросил одного лодочника, почем перевоз. Он неуверенно сказал, что 200 000. Другой лодочник ответил не сразу - он что-то прикинул и сказал - 200 000. Ну, ли 100 000... Все равно не верю.

Тут же у причала тетки торгуют модным в Папуа товаром: мелкими зелеными плодами, которые тут жуют, а потом долго плюются. Плод содержит нечто темно-красное, потому у все папуасов красные зубы и асфальт везде окрыт этими красными пятнами.

Лодки в нужное направление все не шли, понемногу темнело. Хотелось пить. Я нашел остатки костра, оживил его и сделал кофе с молоком - осталось сухое еще с Владивостока. Когда совсем стемнело, я забрался в бамбуковый домик неясниго назначения и там попробовал спать. Однако, появились комары. Мазь от них не помогла - наверное, папуасские комары нечувствительны к яванской химии. Пришлось разворачивать палатку и делать из нее москитную сетку...   


20 января среда. Папуа без папуасов.

Я проснулся около семи, медленно собрался и в восемт вышел на причал. Там уже стояли какие-то лодки, но я начал с еды. У причала догорал чей-то костер; я зачерпнул озерной воды, ножом покромсал две доски и на этих дровах вскипятил воду. Залил кипятком лапшу и кофе, благо у меня теперь две чашки. Когда с завтраком было покончено, образовался местный жител солидной наружности. Из разговора с ним выяснилось, что лодка стоит 50 000, если на ней плыть одному, и 5000, если толпой. Утром лодки приходят из деревень сюда, привозят теток на рынок. В час или два они уходят обратно. Но: все видимые отсюда деревни находятся на островах, и попав туда, я буду вынужден торчать на острове. Одна деревня континентальная, но туда и так есть дорога посуху. Я понял, что мне некуда плыть. и судя по внешнему виду прибывающих деревенских жителей, они там живут вполне себе современно. А чего я хотел в 35 кило от Джаяпуры...

Этот же человек накормил меня местными кулинарными изделиями и подарил бутылку воды (5000 стот она тут). Я решил, что плыть смысла нет, а надо вернуться в Сентани и проехаться в сторону Сарми, поискать там интересного.

И пошел я в Сарми. появился мотоциклист и вызвался довезти меня до рынка. Там я сгрыз плюшку и сделал себе чая. Пил его под рев взлетающих самолетов... Потом вышел на основную дорогу, и прошел Сентани насквозь. Город это большой и современный. Живут в нем, как кажется, одни индонезийцы. Папуасы приезжают на рынок с островов... В общем, это такой пригород Джаяпуры, вроде нашего Всеволожска.


От Сентани на удивление хорошая дорога на Сарми. Ровный асфальт, машины, указатели. 

 

дорога на Сарми

 

На кадре сверху видна коварная развилка. Логично думать, что Сарми прямо, а на самом деле надо повернуть налево, на Генем. Хорошо, что мне подсказали. Я свернул на Генем, до которого еще 50 километров, и там меня подобрал мотоциклист по имени Никодимус. Поехали, говорит, в Генем...

Дорога туда красивая. Она сперва идет вдол озера, повторяя все изгибы берега, потом озеро пропадает и начинается густой тропический лес, тоже очень красивый. И только потом идет однообразная холмистая местность, с редкими деревнями. Каменные домики, конторы какие-то, церкви, школы, и ничего папуасского. Мы промчались все 50 километров на скорости 70 км/час, и у поворота на Генем Никодимус спросил - мне в Генем или поедем к нему домой? Для разнообразия я решил поглядеть этот дом, и мы пролетели еще километров с десять. Я думал поторчать в доме пару часов и сбежать в Генем.

Дом у Никодимуса небольшой, простенький, но с телевизором и громадной спутниковой антенной.

 

дом Никодимуса

 

Меня напоили водой (безвкусной бутылочной) и накормили рисом. Пришел сосед, расспросил про меня. Сосед оказался гидом.

-Вы? Гид? Здесь?
-Да, тут часто туристы бывают. Птиц смотрят. Тут много птиц. И чандравасих, и...
-А казуар есть?
-Полно. Вон, тут лес через километр, там их много.
-Наверное, и мясо казуара тут едят?
-Есть такое... И яйца у него вооот такого размера...
-Тут в варунгах, наверное, "nasi kasuari"  имеется?
-Нет, такого нет...

И еще сказал, что казуар - птица опасная, клювом может легко убить человека. А лапой - опрокинуть чего-нибудь большое. И я решил прогуляться до леса, поглядеть если не на казуара, то хоть на его следы. Никодимус стал объяснять направление на лес, потом вызвался меня туда отвезти. Два-три поворота, и пошла колея через лес. В одном месте у завала я его покинул и дальше двинулся сам. Откровенно говоря, я не очень понял, зачем меня туда привезли. Колея идет через лес, справа и слева вода, свернуть некуда. Время от времени дорога пересекает нечто вроде каналов. В лес толком не войти, да и в самом лесу много воды и грязи. И что я тут делаю?

 


В общем, я прошелся вперед с пару километров, не нашел никаких изменений ландшафта и повернул обратно. Не вышло из меня бёрд-вотчера. На дороге появился мотоциклист и довез меня до поселка. Времени - три часа дня.  

Когда я вернулся, меня накормили супом из бананов. Странна такая еда, не то суп, не то кампот. Сладкая. Есть можно, но много не съешь... Мне выделили комнату и я засел там с ноутом.

Выводы из этого дня: диких папуасов в окресностях Дажяпуры не водится, тут все окультурено и заселено, проложены дороги и прокопаны каналы. Так что завтра двину в обратный путь, на Джаяпуру. Если попаду в город до 12, навещу консульство. Если приеду позже - попробу найти занятие на вечер(глянуть, что ли, пароходы?), а в консульство пойду в пятницу. Причем, если в пятницу ответа не будет, то есть сильное искушение в тот же день уплыть в Набире... Или рискнуть прибрежными пароходами уплыть в Соронг, а оттуда сделать вылазку в Фак-Фак... Надо подумать. 

21 января, четверг. 198-й день путешествия. Генем.

Утром проснулся в доме Никодимуса, а на улице льет... Часов до десяти утра не высовывался из дома. Накормили рисом и чем-то жареным и с непонятным мелко порезанным овощем. В десять вышло солнце и я решил пойти в Генем. Никодимус сказал - поехали, а то далеко, и отвез меня туда на мотоцикле. У него в Генеме живут родители, и мы прямо к ним и приехали.

 

река в Генеме

 

Родители у Никодимуса явные папуасы. Живут на окраине городка у речки, в скромном бамбуковом домике. Нам принесли еду - о ужас, опять банановый суп... Пришлось есть. Вот это чудо кулинарии, по имени cola:

 

кола

 

Потом еще немного посидели и я пошел в Генем. Попрощался со всеми.

Генем по сути - деревня. В центре большое футбольное поле, рядом рынок. на рынке - овощи, бананы, рыба, множество этих мелкие плодов для жевания. Есть едальня - я сделал там кофе. Есть плюшки в продаже - по 1000. Есть торговец аудиодисками, который отравляет воздух громкими звуками. Вот и все.

 

Генем, рынок

 

Делать тут нечего и я побрел назад. Там надо от футбольного поля пройти до моста и чуть дальше будет поворот направо - узкая полоска асфальта на Сентани.

Немного провез грузовичок, потом застопился мотоциклист. На нем я ехал пока не начался дождь. Мы спрятались под крышу, а когда дождь кончился, я выловил грузовик в Сентани, и с комфортом проехал на нем, стоя в кузове. В Сентани я был где-то часа в два. Спешить было некуда, я завернул в интернет на полчаса. Он тут недешевый, по 8000.  

Потом вышел из города и поймал еще грузовик на 20 кило, и затем еще грузовик, уже прямо в Энтроп. Теперь остается ждать утра. Я завернул в едальню, взял у них там наси икан за 10 000. Дорого ли это? Это дороже, чем яванская еда по 5000, но количественно тут еды явно больше. Так что фактически Папуа дороже в 1.5 раза всего. Это стоит учитывать.

Спросил людей, есть ли тут у вас пляж? Мне говорят: а вон там недалеко. Я прошелся вправо от дороги и действительно вышел к пляжу. Напоминает северный, но тут нет рифа, и погрязнее. Тоже есть настилы с крышами - я выбрал один и собрал там палатку. Скопились местные тетки - просто так, потусоваться. Неподалеку догорает костер. Сделать бы себе чая, но это надо воду искать, потом кастрюлю вытаскивать... С чайником было проще. Я посидел под крышей, наблюдая прибой, а потом стемнело и я полез в палатку спать.


22 января. пятница. Визы все нет.

Ночью хлестал сильный ливень, но крыша меня спасла. С утра серо и влажно. Часов в девять я вяло свернулся и побрел в сторону консульства. У разносчика купил две плюшки, в едальне нашел кипяток для кофе и усроил себе утренний кофе, для прочистки мозга. В 10 утра заглянул в консульство. Девушка на тот раз в позитивном настроении, и она позитивно улыбнулась - пока ждем ответа из Порт-Морсби. Жаль. У меня была какая-то слабая надежда...

Ждать ли до понедельника? Или идти продлевать визу и - домой? Или уплыть в Набире, оттуда в понедельник звякнуть в консульство и тогда уже продлеваться? А если виза будет, то не жалко и вернуться... Сплошная неопределенность.

Я нашел тень, достал ноут, написал пост в ЖЖ и пару писем. Завернул в интернет (тот самый, где ксерил документы для консульства) и просидел там с полчаса. Потом вышел на дорогу, посмотрел в сторону ПНГ, в сторону Джаяпуры и подумал, что сейчас я поворачиваю в сторону дома. Почти 7 месяцев я шелл сюда и вот теперь пойду обратно. И вот я развернулся на 180 градусов и пошел в Джаяпуру. Было 11:55.

Мысль выкристаллизовалась: я поплыву в Набире, оттуда в Моноквари. Если там узнаю, что папуасская  виза еще не готова, то начну попытки продления индонезийской визы. Стоило торопиться, через час уходил пароход на Макассар. Я застопил грузовичок и в 12:20 был у порта.

LABOBAR - старый знакомый, уже виденный мной в Сурабайе - еще стоял у причала, труба его слегка дымила. Я проник в порт. Неподалеку стоали два "Перинтиса". Я спросил местных ментов, когда пойдут "Перинтисы"? Те ответили - через пару дней. А LABOBAR - в три часа дня.

Я прикинул: а если уплыть Лабобаром в Набире, а через два дня поймать там эти Перинтисы? Надо подумать. Я нашел едальню и наел там еды на 10 000. Потом прошелся до городского рынка в поисках плюшек, но было уже поздно для плюшек. Я вернулая в порт - было около половины второго. Что ж, поедем Лабобаром. Надоело торчать без толку в Джаяпуре. Билетная касса тут сразу у входа, в нее набилась приличная толпа. там же ценник. До Набире - 215 000, до Соронга 300 000. Ого. Я предполагал как-то поскромнее. Но было поздно, и я отдал им две сотни...  Или плыть прямо в Моноквари за такие-то деньги?

И пошел на пароход. "Чиремай", "Нгапулу", "Гунунг Демпо", и вот теперь - "Лабобар". Как ни странно, народу внутри немного и даже есть свободные лежбища. Причем на этом пароходе они двухярусные. В этом есть великий смысл: если лежать наверху, то можно протянуть провод от ноута под потолком до розетки и иметь постоянно электричество, никому не мешая.


Тоскливо как-то. Едва ли пнг-виза вылупиться за ближайшие дни. Я не попаду в Новую Гвинею. Я плыву назад. С одной стороны, плыву навстречу Малайзии, Таиланду, Пхукету и весне, а с другой - все равно это назад.

LABOBAR заметно отличается от прочих пароходов. Тут все удобно и логично. Вода в кранах реально горячая. Кафешки продают настоящую еду, причем по несильно завышенным ценам. Скажем, наси телор - 8000, наси аям - 12 000. Это нормальные джаяпурские цены. И даже бесплатная кормежка здесь не противна. Кстати, и почти без очереди.

23 января, суббота. Набире. 200-й день путешествия.

Проснулся часов в семь-восемь. Мы еще в море. Вода в кранах все еще горячая - я заварил себе кофе и добыл в буфете две ложки сахара - мой закончился. Раздали завтрак - рис с крохотным кусочком омлета. На меня напал аппетит и я купил за 10 000  коробку риса с яйцом, саюром и подливками. Если я не рассказал, что такое саюр - то это нечто овощное. Наверное, наша тушеная капуста прокатила бы как саюр. Это кладут в тарелку с рисом или наливают в миску, но последнее я наблюдал только в Джаяпуре и окрестностях.

В полдень пришвартовались в порту Набире. Солнце, настоящая тропическая жара. Причал невелик, справа и слева от него тянется полоса песка. Значит, ждать транспорта тут удобно. Утроился на пляже в ста метрах от причала и живешь там, ждешь...

 

Набире, порт
порт Набире
Набире
 
За причалом - скопление мотобайкеров, таксистов и торговок, н торгуют в основном апельсинами и бататом. Плюшек нет. Я миновал все прилегающие к причалу постройки и вышел на окраину городка. Как известно, порт отдален от самого города Набире на 20 кило, и ээтим пользуются таксисты, набрасываясь с вопросами: "Кота?"


На окраине магазинчик. Плюшки по 1000, сахар по 12 000 - яванские цены! Только сгущенка - 9000, чуть дороже джаяпурской. Я приобрел две плюшки и полкило сахара. Почти сразу появился местный житель с вопросами, куда я. говорю - горячую воду ищу для чая. "Горячая вода есть у меня дома! Идем!" И отвел меня в свой дом, что возле местной больницы. Там нашелся термос и горячая вода. Так я обрел дневной чай.

До Набире самозастопилась цивильная машина с гирляндой плюшевых розовых сердечек над лобовым стеклом. Водитель сказал, что по сухой и хорошей дороге можно за 10 часов добраться до Энаротали. А тут как раз три дня не было дождя, дорога сухая... Меня отвезли прямо в центр и высадили у аэродрома.

Итак, Набире. Одноэтажный, довольно большой город. Аэродром едва ли не в центре, но избушка с надписью "kantor" закрыта. Тут же рядом море, бетонная набережная, а  неподалеку вправо - причал и большой сухогруз! Интересно... Я пошел к сухогрузу. Вообще, город этот я не понял, он на вид какой-то безликий. Что тут делать два дня? Лежать на пляже? Сгонять в Энаротали?  У меня даже мелькнула мысль сбежать обратно в порт и уплыть в Васиор. А зачем тогда выходил, спрашивается? Ехал бы себе до Васиора...

 

река

 

По поти к сухогрузу встретились дорожные рабочие, которые сказали, что корабль - это "пертамина", и уходит в Соронг. Здорово. Я дошел до входа в портовую зону. Похоже, это нефтеналивной порт. Мне подтвердили, что корабль пойдет в Соронг, причем этой ночью, но людей он не берет и обсуждать с капитаном то нельзя. Я обошел зону вокруг и нашел способ проникновения на причал - в Индонезии всегда и везде есть запасные ходы. Но решил пока не лезть. Вечером схожу, ближе к отплытию.
 
Я побрел обратно в город с мыслью: "что делать?" Снова иду мимо дорожных рабочих. Они спрашивают - ну, чего? Говорю - пока неясно. Или на этом поплыву, или Перинтисов подожду. Один говорит - ага, в понедельник будут Перинтисы, айда ко мне домой ждать! Хм... А у меня есть выбор?  Пригласившего зовут Ирон, он родом из Тимики, учился в Макассаре.

Мы еще немного псидели возле бочек с гудроном, потом он отвел меня в свой дом, что около аэродрома. Тут даже не дом, а некая группа строений жилых и служебных, народу обитает много, кто с кем в каких отношениях, непонятно. Мне нашлась комната и я там засел за ноут, чтобы отвлечься. Мне не давала покоя мысль: ждать ли мне Перинтисов или попробовать сбежать в Соронг на танкере? Бесплатно сейчас или за средние деньги послезавтра?

К восьми вечера я все же решил наведаться на танкер. Ирон вызвался идти со мной. По ночному Набире мы пришли в порт, а танкер уже сбежал! Пусто у причала. Обидно. Зато Ирон где-то вызвонил новость: Перинтис придет завтра утром и уйдет днем. Не то в два часа, не то в пять. До Соронга идти 3 дня. Получается, я в Соронге 27-го, в среду. Если за 4 дня ничего не найду на Тернате, то могу уплыть 1-го числа на NGGAPULU в Амбон. И в Амбоне я 2-го числа утром и у меня 2 дня на продление визы... А если вдруг отзовется папуасский консулат, то я могу 30-го числа вернуться в Джаяпуру на все том же "Гунунг Демпо".

На мое присутствие в доме у Ирона наложилось событие - там кто-то умер. Вроде бы ребенок совсем мелкий. Отчасти потому я и поперся к танкеру - чтобы не отвлекать людей свом присутствием. Мало ли.

 

 

На обратном пути Ирон накормил меня наси икан в едальне (стандартные 10 000), а как пришли домой, там уже созрела другая еда, и тоже рис с рыбой.

Спать разошлись довольно поздно. Постираться я не успел... Ладно, на пароходе найду способ...

Сегодня - ровно 200 дней, как я вышел из дома. Это число имеет для меня какое-то особое значение, в свое время у Кротова в 200 дней уложилась вся его африканская экспедиция... 200 - это много...  300 дней будет в конце апреля, после полининого дня рождения... И я буду в Таиланде, нацеливаясь на Китай или Индию... Всего 100 дней - рис успевает вырасти и созреть за этот срок.

24 января воскресение. Я застреваю.

Меня подняли часов в шесть словами "кофе!", я вышел к народу, но там вместо кофе был чай с плюшками. Это и хорошо - кофе тут заваривают слабый. Ирон сказал, что в 9 часов надо сгонять в порт, проверить, что там с кораблями... Я часа два посидел с ноутом, накатал страницу про малайские местоимения, а после девяти Ирон сказал: поехали. И мы на его мотоцикле проелтели полпути до порта, там зачем-то поменяли мотоцикл на более новый (у его брата), прикатили в порт... Менты у входа нас не порадовали: сегодня Перинтиса нет и неизвестно, когда будет и вообще, будет ли. Зато вооон стоит сухогруз на Сурабайю. Авось он заходит в Моноквари...

Мы подошли к сухогрузу. Нет, он идет на Сурабайю без остановок. Не свалить ли мне в Сурабайю? А как же тогда остров Хальмахера и Сулавеси? Нет, не стоит.

Плохо дело. Надо было вчера добазариваться с танкером, это был мой шанс. А теперь... NGGAPULU пройдет тут на Моноквари 31-го числа ночью, и мне тут ждать его 6 дней. Но. 28-го ночью он пройдет на Джаяпуру и это мой шанс вернуться туда в случае если вдруг зародится новогвинейская виза. Значит, 27-го надо позвнить в Джаяпуру... У меня 6 дней, но 28-го желательно быть в Набире. Выходит, даже до Энаротали мне не доехать...

Мы вернулись домой, по пути обратно поменяв мотоциклы. У дома как раз собрался народ по случаю похорон. Под манговым деревом рисовали на деревянном кресте цифры (23.01.2010-23.01.2010), за углом пели что-то религиозное. Я помедитировал на расписание и решил: два дня поживу на берегу, потом вернусь в город, позвоню в Джаяпуру и... Там видно будет.

Было 2 часа дня. Чтобы не надоедать своим присутствием, я пошел изучить берег моря к западу от города.

 

Набире, западный берег.
Набире Nabire

Набире

 

Пройти пришлось прилично, я вернулся только в 17:30. Я прошел город и его окраины, потом миновал несколько мелких селений и вышел к небольшой реке. За рекой уже почти ничего нет, там лес, и пляж тянется куда-то в бесконечность. Я нашел удобное место недалеко от реки. Дров сколько угодно. Даже кокосы есть... Тут можно пожить и отсюда прогуляться еще дальше на запад. 

А берег красивый. Прямо в атмосфере висит ощущение дикости. Прямо - море до бесконечности, влево - берег до Васиора, назад - лес до  южного берега Гвинеи... Все какое-то настоящее и материальное, очень живое и ощутимое. У меня вообще пониженное чувство реальности, а тут оно ожило. Давно заметил, что Папуа - это особенный мир, иначе устроенный. Еще вчера я гадал "что мне тут делать?",  уже сегодня почувствовал, что тут можно жить долго и интересно.

Пошел назад. Случайные папуасы рассказали, что там дальше живет живой голландец. А где-то на острове - немец... Теперь вот и я.

В 17:30 я вернулся в дом Ирона, не очень понимая, идти ли мне на берег или ночевать в доме. Обитатели были увлечены созерцанием футбольного поединка Папуа-Сурабайя, а когда отвлеклись, было уже темно и шел дождь. Так я и остался. На ужин тут приготовили рыбу с... Как бы это назвать... Я сказал, что это убур-убур(медуза), но меня уверили, что это такая субстанция из саговой пальмы. Представьте себе вкусный рыбный бульон, кусок рыбы и - это самое - кусок чего-то студенистого и бесформенного. Натурально, суп из медузы. "Это такая народная папуасская еда!" Кто придумал папуасскую кухню? Что б ему всю жизнь питаться вареными медузами и вареными бананами.

25 января понедельник. На берегу.

Утром меня пробудил словами "кофе!" и снова вместо кофе оказался чай с плюшками, которые напоминали наши пышки, только тут их посыпают шоколадными гранулами. Выстиранные вчера вещи отчего-то не просохли, но ждать высыхания не  хочется, я решил уйти на берег утром, пока солнце низко. Но сперва надо закупиться рисом и молоком - Ирон лично отвел меня за аэродром, где в магазинчиках нашелся рис (5000/кг), банка сгущенки (10 000), плюшки по 1000 и лапша по 2000 за пакет. Цены на рис порадовали, а на лапшу - не очень. Ирон проводил меня до того места, где надо сворачивать с дороги на пляж, и пошел обратно домой.


моя стоянкаЯ пришел на присмотренное вчера место. Для начала вычистил территорию, выкинув все гнилые кокосы и обрубив все сухие ветки, что б не встретиться с ними ночью. Поставил палатку, соорудил над ней навес. Создал навес в форме стола над кострищем - что б от дождя не отсыревала зола и угли. Прошелся к реке за водой... А вот тут вснилось неприятное: вода в реке не питьевая, а совершенно соленая. Пресная нашлась в здешнем домике - но ее возят откуда-то из Набире. Я запасся тремя литрами, но завтра надо будет изыскивать какой-то источник воды.  

И вот тут Бог послал мне кокосовый орех. Я нашел его на пляже. Внутри оказалось прилично белого вещества, не очень жесткого, и с поллитра подбродившего кокосового сока, отдаленно напоминающего пиво. Белой внутренности мне хватило на два дня - я его грыз, как семечки.


На обед я сварил горсть риса, добавил в него специи от пакета лапши и саму лапшу. Вышел своеобразный такой суп.

После 16:00 слегка заморосило.

В 17:00 пошел нормальный, крупный дождь. Я пополз в палатку... Интересно, что станет с костром... Дождь хлестал то сильнее, то слабее. Тент мой оказался правильно натянут и не пропустил ни капли. К семи часам вечера дождь утих, но еще сверкали молнии, и я вылез посмотреть на это. Вечером тут отлив - море уползло далеко, оставив широкую, плоскую полосу влажного песка.
 
26 января вторник. Все еще на берегу.
 
Проснулся около семи. Солнце прячется в облаках, все сырое. У меня в палатке был запас сухих палочек, но и они горели лениво. Я изрядно намучался, пока сотворил себе чашку кофе. Около девяти вылезло солнце и все быстро просохло. Я сварил риса, вскрыл банку сгущенки и сделал кашу на молоке. И далее весь день я занимался почти только едой: в 12 покончил с завтраком, около 14:00  врил лапшу, а в 16:00 начал варить вечернюю кашу, потому как в пять мог пойти дождь и важно было управиться до дождя.

 

 

Но пятичасовой дождь был мелок, так что я сварил и кашу и чай, и только в 18:30 обрушился серьезный ливень, который в момент убил костер. Но уже темнело и я уполз в палатку.

Еще утром перед завтраком я прогулялся на запад по берегу и нашел там обитаемый дом. Была мысль зайти туда в гости вечером, но вечером неподалеку тусовались рыбаки и я не стал покидать стоянку.
 
Утром же я нашел кокосовый орех, довольно легко его вскрыл, но есть там было нечего, одна вода. и тут я понял, что это же хороший источник воды - и  притащил еще один, где было жидкости почти на 1,5 литра. вся готовка сегодня осуществлялась на кокосовой воде с примесью натуральной. Лапша сварилась отлично, чай и кофе тоже хорошо, а вот на счет рисовой каши меня взяли сомнения. Надо еще поэкспериментировать. Интересно, что кокосы тут небольшие и непрочные, от сильного удара ножом раскалываются почти надвое.

Мои запасы воды:

 

Остальное время я лежал в гамаке и наблюдал, как по песку бегают крабы. Они тут довольно храбрые, меня не боятся. Когда я прилег на песок, один краб даже попробовал на меня залезть. Крабы тут бродят по песку, роются в опавших листьях и задумчиво ищут что-нибудь съедобное. Когда я мыл кострюлю после риса, то вылил воду с рисом около их нор, и они потом постепенно растащили все рисовые остатки. Так вот, я лежал в гамаке, наблюдал за их деятельностью, и размышлял на философские темы, придя к одной любопытной мысли об исламизме, которую (мысль) я потом запишу и выгружу постом в ЖЖ.

У фотоаппарата внезапно заработали все кнопки, потом снова вымерли, потом снова заработали.

В семь вечера начался дождь и я полез спать. Дождь не мешает, но сквозь москитную сетку прибирается очень мелкая мошка. Тут ее зовут "агатс". Эта мошка долго не давал мне спать. Часов в девять я вылез поглядеть на пляж в отлив. Красиво очень, жаль, что темно.

Завтра - важный день. Надо позвонить в ПНГ-консульство и, если визы еще нет, забить на нее. Тогда спросить про Перинтисы и, в случае отсутствия таковых, на три дня сбежать куда-нибудь.

27 января среда. Кое-что проясняется.

Проснувшись после семи я снова обнаружил вокруг отсыревший лес, но на этот раз запас сухих дров бл посерьезнее и я обеспечил себе утренний чай с плюшками и остатками сгущенки. Потом собрался, одновременно просушивая вещи и очищая их от песка и муравьев. Солнце с утра бледное, волна высокая, над пляжем висит облако водяной пыли.

Я вышел в 9:00 и в 10:00 был уже в Набире. В нефтяном порту стот какой-то большой корабль... Интересно...

Я дошел до дома Ирона, спросил, где в городе можно позвонить в Джаяпуру. Ирона дома не было, но его брат лично отвел огородами куда-то вглубь застройки, где нашелся домик с междугородними телефонами. Было 10:40. Связь скверная. Я просадил 15 000, чтоб узнать - ответа нет, ждите нашу визу дальше.

Это уже определенность - больше я не жду эту визу, а начинаю думать над продлением индонезийской и возвращением на запад. Мы пошли обратно. Брат Ирона пытался склонить меня к поеданию этого плода, который называется у индонезийцев pinang, а у папуасов bereng. Я спрашиваю - а зачем? Он: так все ж едят... Индонезийцы, яванцы, сулавесийцы, жители Монадо - все, кто в Папуа приезжают, все начинают есть пинанг!

Мы вернулись в дом, я подумал, и отправился проверить корабль в порту. По пути съел риса с рыбой для поднятия духа. На причал проник с пляжа, в обход всех заборов. Но возле корабля мне сказали - нет, нельзя, не положено, невозможно! И очень засуетились. Видимо, на местных танкерах совсем все строго. Я вернулся в город... Там недалеко контора "ПЕЛНИ", я зашел спросить про Перинтисы. Тоже неудача - Пелни не отвечает за Перинтисы. Но в конторе нашлось расписание, и в этом расписании фигурировал корабль DOROLONDA, которого нет в моем бумажном. И "Доролонда" эта приходит с острова Серуй в Набире 3-го февраля вечером, идет отсюда в Моноквари, Соронг, а потом в Тернате и Битунг! Значит, существуют таки корабли на Тернате этой зимой! И я могу уплыть в Моноквари, продлиться там, а 4-го примерно числа рвануть в Тернате... Как потом выбираться в Битунг - вопрос отдельный...

 

Возвращался назад под мелким дождем, который настиг меня еще в Пелни-конторе.

Ирона я встретил там же, где и в первый раз - под навесом возле бочек с битумом. Рассказал про звонки и корабль. Сказал, что хочу пойти к ментам, спросить про визу. Он отправился со мной показать мне ментовку. Она тут несколько к югу от аэродрома. Довольно обширное пространство застроено домиками всех размеров. Мент сразу поняли, чего я хочу, нашли англоговорящего, который мне заявил: Продлить визу в Набире невозможно, тут нет иммиграционки. В Биаке есть, в Соронге есть, и в Моноквари тоже есть, а тут нет! Зато можем вас зарегистрировать. Спрашиваю: а для чего? Он говорит - а вот так надо. И послал Ирона ксерить мой паспорт.

В общем, вместо информации я получил регистрацию... Зато теперь примерно ясна картина: я уплываю в Моноквари, там продлеваюсь (за 3 дня, если успею) и ловлю "Доролонду" на Тернате...


Вернулись домой. Вовремя я ушел с пляжа - сегодня весь день был серый, изредка моросило, а в 16:00 начался серьезный дождь. Останься я на берегу, ничего бы сварить не успел.

Так до ночи я и просидел в доме. На ужин был рис с травой, у которой неприятный горьковатый привкус. Говорят, что эта трава полезна в смысле малярии. Из нее делают отвар и дают тем, кто подцепил.

Ирон предлагает завтра поехать на какое-то озеро. Еще говорят, завтра какой-то джип пойдет в Энаротали...

28 января четверг. Вылазка  на юг.

Утром Ирон вроде как забл про свою идею с озером, и я решил на пару дней свалить в сторону Энаротали - доехать, докуда получится. лучше даже не в само Энаротали, что б успеть вернуться к субботе. Часов в десять я собрался и объявил, что ухожу. И вот тут Ирон вызвался ехать со мной вместе. Интересно, как он себе это представляет... Место в палатке есть, конечно... Я не придумал, как отказаться и мы пошли вместе, хотя я уже понял, что далеко не уеду.

река Топо Дошли до деревни Каранг, где выезд на Энаротали. Там что-то вроде рынка, есть хорошие плюшки и мороженое продается. Ирон сам застопил джип на 30 километров до села Топо. Не знаю, как он объяснил водиелю, чего хочет - подозреваю, водитель был знакомый. На этом джипе мы медленно проехали извилистую трассу через дикий лес до Топо. Село это тихое и невразительное. Кроме школ и полиции ничего особенного не видно. Ирон зачем-то зашел в полицию и там что-то про меня записали. Я спросил - зачем? Он говорит: "Wajib!"("Так надо.") В полицейском домике на стене висит бумага "их разыскивает милиция". На бумаге анкетные данные местных злодеев и их портреты: изображены мрачные папуасские мужики с экзотическими украшенями и прическами, а один даже с автоматом. По исповеданию все - протестанты.

Фотоаппарат мой с утра решил не работать. Я извлек его на солнце и некоторое время нес в руках, что б он нагрелся. Когда м вышли в Топо, он уже функционировал.

От Топо мы прошли ногами километра с три. Ирон понимает "ехать" и понимает "идти", но как ему объяснить смысл понятия "стоять на позиции"? Ладно, идти тоже интересно. Солнце горячее, вокруг молчаливый лес, трасса пуста. Застопили грузовк на два-три километра. Грузовики тут подбирают в кузов всех подряд наподобие бесплатного автобуса.

Грузовик свернул куда-то влево, мы снова идем. Да, с транапортом тут проблемно. Лес тоже однообразный. Примерно в 12:30 подвернулась небольшая речка, и я предложил пить чай. Развели огонь, вскипятили воду, заварили пакетик чая. Трасса молчит. Ирон предложил завтра проатиться на лодке до острова, где живет немец Арнольд. Это интересно, но подразумевает, что сегодня вернемся домой. Давай, говорит, до 16:00 едем, а потом назад? Я задумался. Судя по столбикам, ближайшее село не мельче Топо будет через 165 кило. У самого Энаро. Есть смысл часов пять ползти через однообразный лес?

Ладно, говорю, как повезет: будет грузовик вперед - поедем вперед, будет назад - поедем назад.

Когда м свернулись и прошли метров 300, подвернулся встречный грузовик...

Так, пройдя 40 кило на Энаротали, я повернул назад. Будь я один, не повернул бы. Хотя кто знает... Однако, сегодня Ирон стал первым сознательным папуасским автстопщиком, известным  науке(в моем лице). Он проехал 80 кило настоящим автостопом не ради чего-то там, как многие папуасы, а чисто ради науки.

Ирон

 

Был червертый час дня, когда мы вышли на окраине Набире, в кампунг Каранг. Ирон повел меня тропой через западную часть поселка. По его словам, весь Каранг населяют мигрант из Энаротали. Миновали Каранг, пошли через кампунг Харапан. Завернли к дому его сестры, которая живет у самого южного конца аэродрома. Поговорили, съели риса с рыбой...


29 января пятница

Проснулся в девятом часу. Вспомнил про плюшки и отправился в Каранг на их поиски. Нашел на том же месте, закупил 4 штуки и пакетик кофе. Вернулся домой. Ирон где-то бродил всю ночь и теперь спал - часов до 11. Про идею с лодкой он помнит...

Интересно, не надоел ли я еще хозяевам? Мне тут торчать еще сегодня и отчасти завтра. И ведь никуда не уползти - не обратно же на пляж на одну ночь...

30 января, суббота. Последний день в Набире.

Сегодня мы вроде как собирались съездить в поселок Кими, и я предложил сделать это часов в 11 или 12. До того времени я отправился в интернет отослать кое-какие письма. Только теперь я заметил, что интернет совмещен с магазином сувениров. Тут можно купить чучело райской птицы за 150 долларов, украшения из перьев, какие-то деревянные гарпуны и даже сувенирные котеки, которые я сперва принял за дудки.

 

После интернета мы с Ироном прошлись до реки Набире и я ее запечатлел для науки. Ирон сказал, что современный мост – это новый, а раньше пользовались подвесным. И он провел меня по берегу до того места, где над рекой тянутся остатки старого моста. Там уже одни тросы остались.

Река Набире, старый мост, рынок
Река Набире Старый мост рынок Калибобо  

 

Вернулись домой. Было около 11:00. Ирон сказал – ща будет еда, а потом – за билетами и в Кими… Я почувствовал, что никакого Кими уже не будет, ну да ладно. После 12-ти сготовилась еда. А потом оказалось, что касса закрыта с 13 до 14, так что только в 13:45 я собрал вещи и стал со всеми прощаться. И вот тут отец всего этого семейства вдруг вручил мне 100 000 рупий – на такси до причала. Не ожидал я таких действий в здешних краях.

Дошли с Ироном до Пелни-кассы, я купил билет за 104 000 – причем это уже включая страховку (сам билет 97 000). Там с Ироном и расстались. Он сказал, что сейчас дойдет до дома, там возьмет мотоцикл, нагонит меня и… И он пошел на запад, а я на восток. Разорился на маленькое мороженое и кружку чая со льдом, ибо погода сегодня жаркая.

И я уже дошел до окраины Набире, Ирона все не было, как появился мотоциклист, спросил куда и не нужен ли мне мотобайк. Говорю – денег нет. Он понял, отъехал вперед, там подумал и, дождавшись меня сказал – поехали!

-Откуда?
-Из России.
-О! У меня был друг из России. Его звали Антон. С бородой такой…

В общем, это оказался тот самый человек, что в 2008 вез Кротова не то в Энаротали не то из него. Он описал его довольно узнаваемо, а как приехали в Самабусу, я достао кротовскую книжку «Малайзия и Индонезия» и Кротова опознали по фотографии. Кстати, человек этот оказался родом сулавесиец, из Бетунга.

Отчего-то он остановил метрах в 100 за поворотом на причал, это сбило меня с толку и я сперва убрел куда-то вперед. Когда разобрался, пришлось возвращаться. Итак, времени около 16:00, до парохода еще 10 часов. Я купил две плюшки, заварил кофе и сгрыз то все. Наблюдая за тетками, торгующими бананами, бататом и зеленью. Это были настоящие папуасские тетки, очень колоритные, каких почти нет в самом Набире. Неловко фотографировать, а то вышел бы кадр. Я покончил с кофе, съел от нечего делать два мороженных, и пошел искать место, где торчать до прибытия корабля. Там рядом некая слегка огороженная территория, можно выйти к морю, и там стоит беседка. Рядом – невысокие кокосовые пальмы и сами кокосы на досягаемой высоте. Я повесил гамак и стал ждать заката. Сорвал кокос, выпил… Часов в семь стемнело. До восьми я перечитывал на ноуте пришедшие вчера-сегодня письма, сочинял ответ, потом попробовал спать. Комаров тут мало, а вот мошка раздражает. Она мелкая, ее не видно, и только ноги со временем начинают чесаться и зудеть.


31 января, воскресение

Время от времени я просыпался и проверял, не видно ли в море огней парохода. 03:00 - ничего. 04:00 – ничего. Затем я проснулся уже в 06:00. Уже светает, идет мелкий дождь, над морем туман, корабля нет. Он опаздывает или я исхитрился его проспать? Последнее маловероятно, но… но… А что, если…

Но в 07:00 в тумане обозначилось пятно, потом огни, потом вылез весь громадный NGGAPULU. Пока он подкрадывался к пирсу, я свернул гамак, надел куртку и под дождем пошел на причал. По пути купил три плюшки для кофе.

У трапа давка, неразбериха… И надо же – билеты не проверяют! Вот именно когда у меня есть билет, он никому не нужен. А это ведь тот самый NGGAPULU, на который я безуспешно пытался проникнуть в Макассаре… Тот самый трап, с которого меня завернули, теперь неохраняем вообще. Я протиснулся на пароход. Там сыро, душно, многолюдно, народ сидит кто где, заняты и лежбища и проходы и весь пол. И гамак повесить некуда совсем. И тут я вспомнил, что NGGAPULU – пароход с секретом. Иду на 6-ю палубу, прохожу ресторан, там дверь в дальнем конце. Ишь ты – открыто! За дверью – штук 30 лежбищ, заняты только 3-4. Сразу справа от входа – то самое место, где я лежал а пути в Амбон 10-го января, больной и грустный, где я сел на свой ноут и забыл свою футболку. Всего 20 дней прошло, а кажется, что несколько месяцев.

Я добыл в ресторане горячей воды и устроил чаепитие с плюшками. Разложил сушиться вещи. Интересно, насколько я тут легально и не погонят ли? Такое ощущение, что это места для команды и, стало быть, билеты тут не проверяют. Так мой билет и проваляется в планшете без толку до вчера…

Часов в 11 вышел не палубу. Серо, низкая облачность, моросит дождь, берега не видно.

В 12:40 объявили раздачу еды. Я обождал с полчаса, пока уляжется ажиотаж, и получил свою коробку риса с куском рыбы. Потом проспал часа с два.

Часам к четырем снова вышел не палубу. Папуасы постепенно превратили корабль в плавучую деревню. Погода улучшилась, показалось солнце, и народ устроился на палубе: тетки торгуют пинангами и бусами, кто-то торгует водой. Палуба закидана шкурками апельсина и заплевана пинангом. На четвертой палубе народ попался артистичный - там утром большая толпа пела псалмы. На пятой днем бабки затянули что-то народное. Так что папуасы порождают горы мусора, но поют. Яванцы почище, но почти не поют.

На ноуте вдруг нашелся работающий антивирус, я прошелся по всем дискам и флешкам и вычистил оттуда гору всякого мусора.

Еще новость: около пяти решил сготовить пакетиковой лапши, но оказалось, что все мои лапшевые запасы в Набире сгрызли мыши. Осталось едва на одну кружку. Зато остались специи – мыши их не употребили – и их можно будет пустить в вечерний рис. Когда около семи часов мы причалили в Моноквари, на корабле началось столпотворение. Я еще не знал о приближении большого праздника и не понят причины наплыва народа в Моноквари и причины странных приветствий с транспарантами на пирсе. Я кое-как протолкался к трапу, протиснулся чрез толпу к выходу из порта и оказался на улице. Снова вопрос – где тут город, справа или слева? Кто-то сказал – слева.

Я пошел по ночному городу, выискивая подходящее для ночевки место. Присмотрел навес у одной церкви. Чуть дальше выбрел на футбольное поле. Я свернул на него и сделал по полю несколько шагов – в основном, чтобы местные осознали, что я ищу не отель. И ведь работало – один человек подозвал меня, стал задавать вопросы, потом сказал, что ни тут се из Соронга, и что-то еще стал говорить. Я не сразу распознал приглашение ночевать, но постепенно оно выкристаллизовалось. Мне оказали комнатку с кроватью, я перетащил туда рюкзак. Неподалеку продавались плюшки и пакетики кофе – я устроил себе ужин. Помню, как в комнату заявилась мелкая местная девочка, забралась на кровать, заграбастала одну из моих плюшек и стала прилагать усилия к раздиранию целлофана. Она вела себе спокойно и обыденно, как будто мы с ней каждый вечер пьем тут кофе. Ну, вскрыл я плюшку, располовинил… Она запихала ее в рот, взяла мою кружку, заглотила кофе с молоком… У меня зародилось тревожное ощущение, что это существо так и останется рядом и завтра потопает вслед за мной. Обычно дет побаиваются чужих, а этой совершенно все равно.

Потом ее увели. Позже она притащилась с бутылкой воды, поставила ее на кровать, опрокинула, и некоторое время наблюдала, как вода выливается на одеяло.

Потом пришли две веселые местные тетки, сели на пол и долго со мной базарили. Завладели ноутом и принялись рассматривать фотографии. Тетки были раскрепощенные донельзя – вот так же они сидели бы вокруг костра в травяных юбочках, далекие от всех понятий современной культуры.

1 февраля. Понедельник. Моноквари.

Я проснулся часов в восемь. На полу моей комнаты уже спало три мужика… Знакомых лиц не видно, так что я собрался попрощался с местными тетками и двинул в центр, не очень понимая, где он тут. Постепенно осознал, что иду на запад по северному краю узкого залива, а центр города на южной стороне залива. С едой как-то не густо. Я обогнул залив, набрел на небольшой рынок, где выбрал себе наси икан за 8000 и чай за 3000. Почти амбонские цены.

рынок Моноквари

 

Пошел дальше… Вдруг подкатывает мотоциклист. Говорит: мистер, могу я с вами поговорить? Про меня написано в Лонели Пленети (взгляд на мой рюкзак), я тут вот... а вы куда? Я объяснил ему, что ищу иммиграционку. Тут выяснилось, что иммиграционка уехала в южный пригород Arfai, до него 5-6 кило или на автобусе за 3000. И он лично отвез меня на терминал и показал микроавтобус. Деловой такой дядька, серьезный. Оставил телефон и мыло. Зовут его Yoris.

Мне повезло – он велел пассажирам показать мне нужное место, и они показали. Сам бы я никогда не догадался, ибо миграционка прячется за холмом, и ведет туда хилая грунтовка. Место настолько глухое, что там даже сотовые телефоны не ловят.

Иммиграционка в Моноквари

 

Кто-то из пассажиров привел меня прямо к зданию. Захожу… Тишина… Наконец, образовался папуас в форме, я сказал, что вот, хочу perpanjangan свою визу. Он глянул паспорт…

-А спонсор у вас есть?
-Какой такой?
-Ну, вы где живете?
-Я не живу. Я только что приехал.

Потом был долгий разговор. Суть его проста. Мне показали кучку бумажек, которая рождается в процессе продления визы. Нужен кто-то из местных. Ну очень нужен. Без него совсем никак. А то – лети в Макассар и оттуда Эир Эзия на Малайзию.

-Значит, я должен встать посреди Монокари и кричать: «Спасите! Нужен спонсор!»(Tolong! Mau sponsor!)?
-Ага!

Я решил позвонить Йорису и как минимум, спросить, что делать. Но мне радостно сообщили, что телефоны тут не ловят и даже показали телефон.

Хорошая новость только одна – за продление тут берут 250 000, а не 50 000, как я думал.

Я вышел на улицу с несколько заторможенном состоянии. Как раз мимо полз большой джип, он притормозил, спросил меня – «?». Я кивнул и сел на заднее. Пока ехали, я признался, что ищу интернет и меня высадили на южной окраине города возле интернета. Не работающего… Я прошелся немного в сторону центра и набрел на интернет-кафе, берущее 7000 за час. И там даже вай-фай есть! Но я рано радовался. У Вайфая была хорошая скорость, но он ничего не качал. Мне приволокли даже шнур, но и он не заработал. В итоге я сел за обычный и кое-как сумел отправить одно письмо и скинуть кое-что в лайфжорнал. Отвратительная связь. А я-то надеялся поглядеть на гугль-карты Моноквари, а так же выяснить, летает ли Air Asia из Монадо…

Когда вышел, на часах компьютера было 12:30, на моих – 13:30. Чего делать? Звонить Йорису? Откуда? Я потопал в сторону утренней вписки в расчете непонятно на что. Вообще я впал в тупое состояние неопределенности. Искать ли мне спонсора? Как искать и как объяснять, чего я хочу? Или 4-го укатить с пророченной визой прямо в Битунг, минуя Тернате.. Обидно…

Я дошел до футбольного поля. Оказывается, там громадная трибуна с крышей, можно ставить палатку в сухом месте и вдали от улицы… Это полезно. Прошел мимо дома, где вписывался – никого не видно… Я протопал до порта.

Надо сказать, что Моноквари в этот день суетился. Близилось 5 февраля – день крещения Папуа. Все увешано лампочками, жители сколачивают из бамбука корабли с названием «Тернате» и украшают их раковинами. Весь город заставлен такими кораблями. А когда я пришел в порт, то наткнулся на репетицию некоего шествия. По улице маршировали мужские и женские отряды в различной форме, выкрикивая «Кири! Кири! Кири!»(Левой). Непонятно, что за отряды – возможно, от каждой церкви. Забавно смотрелись парни в белых футболках с большими синими крестами. В одном месте сколочен домик «в стиле» и на настиле перед ним сидят 5 человек, тоже «в стиле». Крайняя слева девка фотографирует марширующих на сотовый телефон… Я представил, как к берегу причаливает лодка, выходят на берег голландские миссионеры, а им навстречу папуасы в набедренных повязках… И с сотовыми телефонами…

Карнавальная шхуна "Тернате"

Набире

 

Недалеко от порта у самой дороги стоит японский дот. Приятная находка…

японский дот

 

Я прошел до конца города и убрел туда, где уже не сильно застроенный берег. И берег симпатичный, но много кораллов. Купаться тут будет непросто. Я прикидывал, не устроиться ли на ночь на берегу, но подходящего места не было, а меня потянуло в цивилизацию – хотелось мороженного, холодного чая, или еще чего-то такого…

И я повернул и тупо прошел через Моноквари еще раз, до самого рынка. Только на рынке можно найти что-то вкусное и интересное. Я искал чай со льдом, и тут неожиданно наткнулся на тележку, изготовляющую бясы. Настоящие, как на Суматре! По 3000 и по 6000. Поразительно. Откуда?? Я схватил одну за 3000 и тут же рядом взял кружку чая за 3000. Давно забытый вкус бясы…

Пока допивал чай, образовался сосед. Он спросил что-то обычное, а потом предложил ночевать у него дома. Мне все равно, я согласился. Человек он странноватый… Я машинально прикинул его в роли «спонсора», и отмахнулся от этой идеи. Не прокатит… Мы сел на его байк, и тут он вспомнил, что забыл свой шлем в едальне. Побежал искать, оставив меня на урчащем мотоцикле. Я даже проехал на нем пару метров ради интереса. Дядька вернулся в растерянности – он забыл, из какой именно едальни мы вышли. Пришлось за шлемом идти мне, я помнил, что едальня сразу у бяса-тележки.

Вернулся. Тут дядька ухитрился случайно повернуть ручку газа и байк попробовал уехать… Сели… Он выехал с рынка на основную дорогу, проехал по городу и свернул куда-то в сторону, вверх. Ехал он неуверенно, как будто недавно на мотоцикле. Но мы ни в кого не врезались и доехали до его дома, который стоит за холмами, окнами на север, на море. Небольшой такой домик, вместо кухни – навес с кострищем.

И вот дальше он поступил самым разумны образом – самым разумным, какой я встречал за 10-тилетнюю практику вписывания – он запустил меня в комнатку и исчез, не изводя разговорами. Я спокойно повозился с ноутом, хотя усталость помешала что-то там написать. В комнатке обнаружилась пачка журналов «Манна небесная» и два-три журнала «Сторожевая башня» на индонезийском. Ого. Иеговисты и сюда пробрались…

В общем, завтра с утра найду Йориса и посовещаюсь на тему поисков спонсора. А там поглядим, что делать.

2 февраля вторник. День второй.

Снова проснулся поздно, около 8:00. Хозяин организовал еду в виде белого хлеба, земляничного варенья и сгущенки. Я заварил свой кофе… Часов в 9 или 10 мы сели на его байк и поехали искать Йориса. По дороге заскочили в ателье и дядька этот разорился на 45 000, чтобы сфотографироватьс со мной на память.

Он привез меня к местечку около рынка, где тусовались родственники и друзья Йориса (как он это вычислил?). Они вызвонили самого Йориса и он прикатил минут через 10. Я изложил ему ситуацию – вот так, не хотят меня продлевать. Н глянул мой паспорт, подумал, и сказал, что шанс только один – ехать в Монадо. В Тернате иммиграционки нет. В Монадо либо продлиться, либо улететь – если есть там Air Аsia. Сам он быть спонсором не сможет – о его словам, для этого нужны основания. Как-то надо объяснить имиграционщикам, с чего он вдруг решил… Плохо дело. Йорис – человек разумный и опытный, и если даже он не нашел выхода, то где его еще найти?

Зато он вписал мой рюкзак в домик к своей сестре, и вроде как меня обещал куда-то вписать на ночь. Но это уже вторично…

Он подсказал мне в центре быстрый интернет. Я отправился на поиски, скоро нашел его, но при цене 9 000/час скорость там никакая. Я еле открыл сайт Air Аsia. Да, они летают из Монадо, но только в КЛ. но на 7-е мест нет, и на 8-е, на 10… Есть бледный шанс, что перед самым вылетом что-то найдется, но… А на Филиппины летают с КЛ и Сабаха…

Было около часа дня. Куда деться? Я вернулся на рынок и сожрал наси горенг за 8000. тут он вкусный, с приятной подливкой. Прогулялся по берегу, но забрел на территорию ВМФ, и меня оттуда выпроводили. Оказывается, от рынка на 3 кило тянется эта военная база, к воде не выбраться. Я вернулся на рынок, хапнул бясу (как раз началась торговля ею) и завернул в едальню, спросил чай.

Чай принесли бледный, как лимонный сок. Это уже слишком… Я говорю – э, это чаво? Хозяин: это чай! Я: это вода, а не чай! (Взял стакан с его недопитым, волне нормальным чаем, и свой стакан) Видишь разницу?

Он замялся, забрал кружку и пошел над ней колдовать дальше. Вернул уже в виде нормального чая, но – с явным привкусом зеленого. Ну вот не умеет человек готовить чай. Что с него взять. Правда, с моих 5000 он дал сдачи 3000. Или это он продает чай по 2000 с поправкой на качество? Непонятно.

3 февраля, среда. Последний папуасский день.

Я проснулся в своей хижине в 07:00, подумал: «а куда мне спешить?» и заснул еще на полтора часа. В 8:30 вылез на улицу, бледной тенью прошелся до лавки, купил пакетик кофе. Йорис уже тусовался у соседней хижины – он помог с горячей водой. Я выпил кофе, немного проснулся. Йорис порадовал тем, что пароход придет уже сегодня, и укатил по делам, а я медленно собрался, со всеми попрощался и пошел в пароходный офис. По дороге зашел в едальню на рынке, съел наси-аям.

В соседней хижине родственники Йориса продавали этот вездесущий пинанг. Не понимаю, кто его тут покупает, если все его продают? Для наглядности привожу фотографию этого самого массового продукта в Папуа. Пинанг бывает сушеный и зеленый, к нему прилагается пакетик белого порошка и зеленый стручок. Выглядит это вот так:

продажа пинанга

 

Офис сей велик и стеклянен, находится прямо в порту, но заглянув внутрь, я обнаружил там ремонт. А вот расписание на февраль там при входе все же висело. Оказывается, ДОРОЛОНДА придет сегодня в 20:00, завтра днем она в Соронге, ночью в Тернате, а в 16:00 5-го числа – в Битунге. В теории, я успеваю в Монадо с просрочкой всего 2 дня – вот только что это меняет… И еще новость: после Битунга пароход идет в Пантолоан(53 кило от Палу), а оттуда в Баликпапан. Не проскочить ли в Баликпапан и оттуда в Таракан? Просрочу около недели. Или все же попробовать продлиться в Монадо? Черти бы съели эти постоянные дилеммы.

Рабочие подсказали – ищи офис на Джалан Бандунг. Я покрутился по окрестностям и постепенно, расспросами, нашел эту улицу и скромный офис. До Соронга хотят 123 000 рупий…

Теперь куда? В Янсорибу далековато. Я решил изучить Пасир-Путих. У порта зашел выпить кружку горячего чая, затем прошел окраины до японского дота (заметил причалы и лодки. Уходящие на острова) и чуть дальше застопил желтый грузовик. Водитель понял, куда мне надо, и высадил прямо у полосы белого песка на пляже Пасир-Пути.

Пляж хороший. Плотный белый песок, мелкая ласковая волна, тень от деревьев… Но трасса в 10 метрах и народ все же есть. Не расслабишься.

Пришлось пройти дальше. Там за домиками начинается безлюдный берег и заросли, но вместо песка – обломки кораллов и сам берег – риф, в воду нормально не войти. Ну и ладно. Я нашел дерево, повесил там гамак и стал прикидывать на счет чая. Но образовался некий туземный юноша, который сперва крутился рядом, потом сел в трех метрах и стал там раскладывать ракушки. А мне хотелось именно побыть одному после города. Постороннее присутствие раздражало. Не отойти от вещей, ни переодеться, ни в воду влезть… Я попробовал смутить его прямым взглядом, но парень оказался взглядоустойчив. Спас местный житель, который, проходя мимо, шуганул парня.

Я нашел воду, сделал чай и совместил его с остатками сухого молока. Так кончилось мое сухое молоко, купленное в сентябре во Владивостоке. Потом еще заварил зеленого и залил в бутылку.

А берег красивый. И под ногами тьма всего интересного – обломки кораллов, мелкие раки-отшельники, большие раковины… Если такое валяется на берегу, что же там под водой прячется? А я даже без маски.

Вид на Моноквари с севера, с мыса, с пляжа за Пасир-Пути:

 

 
Я провисел там до пятого часа. Ближе к вечеру на юге образовалось что-то серое, напоминающее дождь. Я решил уйти в сторону города, где при случае можно найти крышу. На трассе застопил машину до самого центра. Часть пути нам пришлось проталкиваться сквозь очередную карнавальную репетицию. Навстречу плотным потоком шли церковные делегации – мне запомнилась делегация с архипелага Раджа Ампат.

Рынок. Прощальная бяса за 4000 (тут их все же иначе как-то называют) и чай. Темнеет, время почти 19:00.

Я покинул рынок и пошел к порту. Уже совсем темно. Я подумал, что сейчас – мои последние шаги по земле Новой Гвинеи. Я успел к ней привыкнуть. К постоянным приветам, к пятнам пинанга, к мусору и цыганщине, к развязным девкам и веселым бабкам, к безпроблемному автостопу и даже к ценам. Через полтора дня я сойду с корабля в цивильный, равнодушный Битунг.

Я шел по ночному Моноквари, и все встречные говорили мне «Доброй ночи!» и норовили пожать руку. Девки при этом таинственно улыбались из темноты.

На подходе к порту заметил огни большого парохода. Времени – 19:20. И я вдруг сообразил, что 20:00 – это время отбытия, а не прибытия. И ДОРОЛОДА не опаздала сегодня. Значит времени совсем мало… Я протолкался к причалу, но входную решетку еще не открыли. Народу сходит много – явно гости праздника. Я прикинул. Что имею еще минут 15 и пошел выпить чая со льдом. Н оказался тут по 5000 – это я узнал уже когда его выпил… Ладно, будет прощальный подарок папуасам.

Когда вернулся, народ уже заходил. Билеты у трапа не проверяли совсем! Можно было сэкономить 12 баксов… Внутри даже есть свободные койки. Ну надо же…

Я устроился на койку у розетки. Планировка не очень логичная, между койкой и стеной(с розеткой) – метра полтора, провод тянуть неудобно. Зато в кухонных кранах действительно горячая вода, это приятно.

4 февраля четверг. Мимо Соронга.

Я предполагал, что мы придем в Соронг днем, но мы пришли рано утром, в 8 или 9. Простояли до 11:00. В Соронге по-утреннему серо и скучно.

Я выпил кофе, потом дождался утренней коробочки риса, а как отчалили, ушел на палубу, чтобы бросить прощальный взгляд на Новую Гвинею и переждать проверку билетов. За кормой медленно таяла в серой мгле Гвинея. Моросил дождь.

Однако, наступило 11:30, начали раздавать дневной рис. Я совершенно забыл, что билет мой уже недействителен. Я вообще начал делать много ошибок в последние дни. Я отстоял очередь и – удивительное невезение – мне не просто поставили галочку в билет, а отчего-то решили его бегло глянуть. Ничего страшного – им там пофигу моя безбилетность, но сам билет конфисковали.

Зато нашел бабушек, торгующих дешевыми плюшками. Так что обед мой состоял из чая с этими плюшками. Чуть позже прошелся за горячей водой и намешал себе лапши, но как только изготовился ее съесть, ко мне подошли две женщины. Как обычно – откуда я и кто, и не желаю ли два апельсина… А потом оказалось, что они протестантки-проповедницы. Одна – очень непростая, даже в Голландии бывала. Еще позже они признались, что они харизматы. Жаль… В общем, около часа они проповедовали мне прощение через веру, а мне было трудно вести дискуссию из-за недостаточного владения языком. Например, я так и не знаю слов «таинство» и «Причастие». Но я кое-как отбивался, ибо на моей стороне техническое превосходство – электронная библия с поисковиком и малайской версией. Я могу быстро проверить любую цитату и быстро найти ответ. Но в целом все было мирно. Тетки даже прочли совместно молитву о нисхождении на меня Святого Духа, причем у них это хорошо получилось, был в них какой-то позитив. В принципе, с чего бы не быть у них Святому Духу? Пусть и в небольшом количестве. У меня с ним совсем все плохо в силу образа жизни. Оказалось, что они скоро поедут миссионерствовать в Набире, а пока живут в Монадо и у них есть знакомые в иммиграционке… Телефон оставили. Кто знает, а вдруг поможет.

А билеты все не проверяют. И только часов в пять вдруг объявляют – ща мы вас всех запрем и проверим… Я убрел на палубу. Зацепился языками с двумя тернатцами, поговорили о жизни. И вот идут люди в белой форме. «Мистер, тикет?» Я показываю – мол, там он где-то, внизу… Они ушли. Неужели, пронесло? А, нет: один вернулся и заявляет:

-Мистер, ваш билет кончился, он до Соронга.

О! Им уже все известно?

-Ну примерно так, - отвечаю я.
-Вы должны купить новый.

Хм… Мы пришли к моему лежбищу, я перетряс сумку, вытряс из нее 52 000 с мелочью. Вот, говорю – все. Этот в форме говорит: надо бы 200 000. Ну да – это полная стоимость до Битунга, но кто ж платит полную-то? В итоге он забрал 50 000, записал меня на бумажку и ушел. Вот так, без драки и криков. Вышло, что я оплатил 25% стоимости – вполне нормально для взятки.

Народ вокруг веселился. Пришли проповедницы – все ли со мной в порядке? Я говорю – все в шоколаде… Они пригласили вечером в церковь. Упс. Это где? Ни разу еще не встретил. Я обещал зайти – это интересно. Само по себе посещение инославного храма не страшно.

Визит к харизматам.

В семь часов вечера диктор объявил: если тут кто христианской веры, то через полчаса у вас тут начнется… всякое… И через полчаса действительно народ куда-то потянулся. Появились и проповедницы. Пошли, говорят. Я был наивен. Я решил, что тут есть помещение под церковь и задумался – а правильно ли я одет, и как там себя вести. Например, сидеть как все, или все же стоять на ногах? И я испытал некое удивление, когда меня привели в помещение ресторана. Там рассаживался народ, а на сцене стояла кафедра с микрофоном. Микрофон взяла девушка… Симпатичная такая девушка, очень обаятельная, в короткой джинсовой юбочке. Она произнесла что-то приветственное, потом запела, очень недурно, что-то религиозное. Народ стал подпевать.

Я решил, что это просто такая тусовка – собрались петь вместе. Но девушка кончила петь и вдруг стала читать Символ Веры. Я испытал культурный шок – это таки богослужение. Именно в ресторане и под руководством девушки в короткой юбочке. Всякого ожидал, но не такого.

Снова запели… Потом вышла моя проповедница и толкнула эффектную речь. Говорила она хорошо. Даже не понимая всего смысла, я слушал во все уши. Талант у тетки. После нее вышел другой человек, но он говорил менее эффектно. Снова что-то спели… Поют по специальной зеленой книжке. Книжки принадлежат пароходу, на них это написано. То есть, есть церковь и ее собственность, а помещения нет.

Все происходящее меня натурально шокировало. Да, неплохо говорят, неплохо поют, только при чем тут церковь? Можно пойти на дискотеку с тем же эффектом. Ну театр же. Чисто театр. Причем ничего, кроме театра. И дикая пропасть между этим модернистским представлением и находящейся неподалеку мечетью. Немыслимая культурная пропасть. Зайди сюда мусульманин, что он почувствует? Ничего позитивного.

Я чувствовал себя довольно глупо. Не могу я даже тут пританцовывать и хлопать руками. А потом начинаю замечать, что при всем своем экстазе никто не крестится. Только один парень в дальнем темном углу сделал неуверенное движение. А у них тут вообще кресты нательные есть? Присмотрелся – не заметно. Мне стало жутко – куда я попал?

По конец вышел индонезиец в батиковой рубахе и прочитал проповедь на тему всемирного потопа (стихи про праведность Ноя). Мрачноватая тема, жаль, я плохо понимаю индонезийский. Он закончил, заиграла финальная музыка, все стали жать друг другу руки и, напевая, покидать ресторан. Я вышел, пытаясь понять – неужели все присутствующие (человек 20) харизматы, и где ж тогда прочие протестанты?

Я вернулся на свою койку и скоро пришла проповедница. Она заметила мою эмоциональную сдержанность, и стала приводить цитаты из Псалтыря в обоснование «рукоплескания». Я спросил ее о наличии нательного креста. Она ответила, что он у нее в сердце. Потом попробовала склонить меня к соблюдению поста, и слегка удивилась, что у нас постов аж два – Великий и Рождественский. Да и еще есть. Будь я менее сонный, начал бы агитировать ее за пост в среду и пятницу…

***

Так кончился день. Ровно 3 года назад я покинул тайскую Радугу и направился на север, встречать Свету в Паттайе. Год назад я был в Каире… 2 года назад началась моя учеба в Пушкине… А в этом году 4-го числа кончилась моя Новая Гвинея.
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.026122093200684 сек.