Камбоджа. Баттамбанг и Ратанакири.

25 февраля воскресение А на небе только и разговоров, что о море.

 

Утром отправились в Сиануквиль. Для этого надо сделать большую дугу по проспекту Мао Цзе Дуна, выйти на выездной проспект и двигаться по нему на запад. Я готовился к долгому хождению ногами, но всепроизошло быстро - нас взяла машина и вывезла довольно далеко за город. Потом еще одна, и грузовик в самый Сиануквиль. Почему-то никто не мог узнать названия "Сиануквиль", а все называли его по-старому, Кампонгсаом.

 

На место мы прибыли ближе к вечеру. Я-то думал, что это такой портовый и курортный город с набережной. как бы не так. Сиануквиль расположен на полуострове, причем в его центре, так что до берега надо еще идти через пустыри и заросли. Он неуловимо напоминает советские курорты по состоянию на 1993 год - много всего закрыто, огорожено, заброшено. Гаражи какие-то, грунтовые дороги, кустарник... И хоть бы тут были эти кхмерские деревяные домики на сваях - так и того нет. Тишина. Какой Гайдар тут проводил реформы?...

 

Когда солнце опустилось, мы вычислили по карте монастырь, нашли его на местности и договорились там ночевать.

 

26 февраля понедельник Сиануквиль.

 

Как уже было сказано, город расположен на полуострове, и берег этого полуострова представляет собой песчанные пляжи, разгороженные природными скальными нагромождениями. Пляжей там пять или шесть. Песок действительно белый, но не вызывает того восторга, с которым о нем пишут путеводители. Как я понимаю, умные туристы ездял куда-то в сторону от города, где почище. Но умных мало, а ленивых много.

 

Последних мы нашли на первом же пляже.

 

Этот первый пляж был самый грязный, тут даже сточная канава проходила со стороны города - мутная и пахучая. И пляж был заставлен шезлонгами, на которых загорали белые мистеры. Мы миновали это неприятное место и вышли к другому пляжу. Почище. И туристов поменьше. Выходим на третий пляж - совсем чисто и ни единого человека. Вот кто может нам объяснить, почему туристы кучкуются на самом противном участке, и не появляются на нормальном? Или почему их так много в грязной Паттае и совсем нет на андаманском побережье? Акул бояться, что ли? Никакая логика не объяснит этой системы.

 

В относительно приличном месте мы провели часа два, греясь на солнце и время от времени заходя в воду. В целом хорошо. Солнце, вода, песок, Света в розовом купальнике... Хороший такой купальник.........

 

Каким-то образом за эти два часа мы ухитрились сгореть. Вот неделю на Радуге я провел на солнце в раздетом виде, и хоть бы загореть. А тут два часа - и готово. Спина болела потом долго, что у меня, что у Светы.

 

Еще помню, как пошли мы куда-то по камням... У меня была мечта провести ночь таки в палатке с видом на море, с рисом на костре, чтобы немного отдохнуть от человечества. Но... Удобных мест не было. Света проявила понимание, но сдержанно. Вместо обычного своего упрямства она применила гибкую тактику: заметила, что у нас почти нет воды, а чай, а мыться, а вообще... а надо ли... И я почувствовал, что совместно проведенное время морально меня разложило - меня действительно потянуло на какой-то комфорт. Ну что тут поделаешь...

 

Я сдался и мы пошли искать монастырь. На этот раз выбрали место поинтереснее. Над городом есть гора, на ней монастырь. Сверху шикарный вид на море и город. Мы долго взбирались на это гору по грунтовке...

 

Монахи тут были добродушные и коммуникабельные. Нам выдали специальную комнату с кроватью, вручили несколько банок сгущенки и много-много риса. Минус был только один: ночью пришла мышь. Света впала в такой ужас и панику, что я, лежащий на полу, подумал - уж не перебраться ли к ней туда, чтобы успокоть, типа, девушку... Но она обошлась как-то без меня, хотя долго потом рассказывала, что это была особенная, специально обученная летающая мышь...

 

27 февраля вторник Сиануквиль-деревня.

 

Утром покинули храм на горе, распихали по рюкзакам сгущенку и рис, ногами дошли до трассы на Пномпень и быстро поймали что-то попутное. Еще несколько дней назад Света решила срезать путь на Баттамбанг через деревни, и я вроде согласился, но сегодня меня начали брать сомнения. В точность карт я не очень верил, в населенность провинциальной Камбоджи тоже. А главное, не очень было понятно, чего мы там в глуши будем искать. Когда мы вышли у поворота куда-то на запад, я так Свету и спросил - во имя чего мы туда идем?

 

Свету глубоко взмутило мое непонимание ее идей и в итоге она сказала, что сама пойдет, а я как хочу. Ох уж мне этот женский индивидаулизм. Ладно, идем.

 

Плохо помню детали. Мы шли по узкой грунтовке мимо бесконечной линии деревенских домов. Где-то нас провезли немного. Где-то нас взял грузовик, доверху набиты товаром и мы ехали, жутковато расачиваясь из стороны в сторону. Было сильное ощущение, что сейчас опрокинемся. Дорога грунтовая, с ямами... Потом машины совсем пропали. Вечерело.

 

Интересно, что и храмы пропали. Ради интереса мы решили зайти в деревенский дом. Завернули, нашли людей, спрашиваем - можно тут? Общаться пришлось больше жестами. Народ удивился, пообщался меж собой, и вроде разрешил. Я повесил гамак на сваи, а Свету увели куда-то наверх. Вечером кхмеры сварили рис и накормили нас.

Первая ночевка в деревенском доме...

 

28 февраля среда То, что лучше Ангкора

 

Утро. Машин на дороге не видно. Мы проснулись, собрались, попрощались. Уже потом я обнаружил, что в это утро потерялся мой нож. Большой, страшный, тяжелый, но удобный. Как пропал - неизвестно.

 

Идем дальше. Грунтовка, домики. Домики все реже. Сухие рисовые поля... Участки леса. В какой-то момент даже поля исчезли и остался только лес, сухой и пыльный. Мы шли, ориентируясь на горы вдалеке. Добрались до одинокого домика, нашли хозяйку, спросили у нее воды и сварили чай на костерке из щепок.

 

Забрели, однако...

 

Развязка произошла внезапно: мы успели пройти совсем немного от того домика, как появилась легковая и взяла нас прямо до баттамбангской дороги. И там очень скоро другая машина подхватила нас до самого Баттамбанга.

Машина везла нас в Баттамбанг и высадила где-то в центре. Не помню подробностей нашего нахождения в этом городе. У Светы в списке значилось три объекта: храм Ват-Банан, храм Эк-Пном и что-то еще. Это последнее она решила глянуть в первую очередь, но вот именно у меня желания не возникло. Поэтому я отпустил ее туда одну, а сам нашел монастырь, повесил в тени под пальмам гамак и упал в него на пару часов. Надо было собраться с мыслями и пообвыкнуть в новом городе.

 

Когда Света вернулась, мы приступили к поискам храма Ват-Банан. Это вроде как немного на юг т города, километров с 20. Мы прошли до южного выезда, некоторое время брели по пустынной грунтовке, пока не вышли к размытому участку. Дорога вообще не действовала. На наше счастье, имелся объезд и мы до него дошли. Скоро поймали машину, которая и привезла нас к Ват-Банану.

 

Это такой храм, причем находится высоко на горе, так что надо долго подниматься по лестнице, мимо шелестящего желтого бамбука. Сейчас в стране как бы осень, все желтое и шелестит, лес усыпан желтыми листьями. Ват-Банан всем обычен, но расположен красиво. Сверху вид на округу и горы. Света, наконец, обрела то, что так давно искала - храм, порождающий в душе "ах". Мне тоже понравилось. На удивление спокойно и мило. Будете в Батамбанге - заезжайте.

 

Дело было к вечеру. Мы спустились с горы, заглянули в соседний монастырь на предмет ночевки. Монахи сидели кружком вокруг стола, пили что-то оранжевое и закусывали конфетами со вкусом дуриана. Обсуждение нас шло неторопливо. Активной молодежи, падкой на английский язык, было очень мало. Но совет монахов постановил - допустимо... Когда стемнело, нас отвели под кухонный навес и там при свете свечей вручили немыслимое количество еды. Назвать ее не могу, потому что просто не знаю, что это было. Кто бы мог подумать, что в таком глухом углу можно попасть на такое вот...

 

Спали в помещении, куда вела довольно неудобная лестница. Вода для мытья, как обычно, в бочке посреди двора, слегка замаскировано кустами. Все как всегда, все привычно...

 

1 марта четверг Эк-Пном

 

И наступила весна. Сколько раз я думал об этом в ноябре - прикидывал, протяну ли до весны или придется возвращаться домой по снегу... Уложусь ли в визы, разберусь ли с маршрутом, и вобще будет ли она, эта весна. А вот она пришла. И будущее уже понятно и предсказуемо и беспокоиться уже не о чем.

 

Я проснулся рано утром, когда красное медленное солнце показалось за кронами деревьев. Света зашевелилась под своей москитной сеткой, потом стремительно вскочила и засуетилась. Я достал чайник, сходил на кухню, где мне его вскипятили и я заварил пакетик индонезийского чая. Чай произвел оживляющее воздействие, сразу стало легко и хорошо. Мы собрали вещи, вытащили их во двор и стали ждать монахов, чтобы как-то попрощаться. Монахи действительно пришли, но с огромным подносом еды. В Камбодже никогда не угадаешь, что достанется: то просто рис, то такое вот...

Вышли на дорогу и быстро застопили машину в Баттамбанг. Вышли как раз у музея. Света пошла пробиваться в музей, но вместо этого нашла бесплатную фотовыставку, посвещенную кхмерскому быту. Действительно интересное место. И карты, и фотографии, и схемы всякие. По растения, про животных. Там даже имелась книга, куда записывали посетителей. Я полистал ее и заметил там двоих из Росии, года два назад.

 

Прошлись по городу, нашли интернет, где я просидел минут с 20(11:50-12:10), поздравил человечество с весной.

Завернули на рынок. Там я отправил Свету бродить, а сам сварил себе кофе. Света наменяла денег и обогатилась хорошим новым гамаком. Чуть позже у одного велосипедиста она выторговала за 4000 кхмерский платок красного цвета. Кто-то потом говорил, что можно было бы и за 2000.

 

Так, теперь сбегать до Эк-Пнома, потом назад и - на восток. Мы пошли по городу на север, нашли выезд и там скоро застопили очень приличную легковую, которая вывезла нас прямо к храму Эк-Пном. Мне даже кажется, что водитель ехал куда-то в другое место, а нас завез специально... Храм обычен и пустынен, рядом большой новодельный монастырь и громадная статуя Будды в стадии создания. Образовался скромный молодой человек, который назвался турист-полисом и стал намекать на деньги. Света извлекла свою ДГ и уверила его, что ей бесплатно. Он не стал возражать и ушел. И вот, я остался сидеть на лавочке, а Света побежала лазать по храму. Потом она вернулась и убежала куда-то в другую сторону, и в момент ее отсутствия ко мне подкатил большой пафосный ментовский мотоцикл с надписью "tourist poilice".

 

-Вы были в храме? Вы заходили в него?

-Я? Нет. Зачем. Фрэнд вот был.

-Ага... Пусть он вон там распишется в книге посетителей!

 

Да сколько угодно. Когда Света вернулась, я показал ей навес, под которым обосновался туристполис - иди, говорю, там твой автограф хотят. И Света пошла и Света расписалась. И туристполис радостно попросил с нее два доллара. Потом еще довольно долгое время я наблюдал, как Света ему что-то втолковывает и пугает своей ДГ... В общем, обошлось. Эта история, однако, весьма показательна для Камбоджи - местным все бесплатно, а туристов мало, так что даже секьюрити у храмов не сидит, а приходит только если кто-то настучит - мол, там белые люди бесплатно смотрят на храм.

 

Было часа два. В Эк-Пноме смотреть особо не на что и делать там тоже нечего, так что мы повернули на Баттамбанг. Добирались довольон долго, то машинами, то пешком, где-то застревали в едальне, где я искал кофе. Меня потянуло на кофе со страшной силой...

 

В Баттамбанге Света углядела фотоаппарат и таки купила его за 25 долларов. Я бегал вокруг в поисках воды для кофе. И в этот момент, когда Света получала на руки фотоаппарат, а я бродил по улице, наползла темная туча и стали падать редкие, тяжелые капли тропического дождя. Он был не особо силен, но надо пережить две недели камбоджийской засухи, чтобы понять, какое это чудо - дождь.

 

Мы перешли реку, дошли до храма Wat Sangkeri, и вот тут дождь принял форму ливня. Мы забежали во двор монастыря и спаслись под навесом, где уже скопилось немало народу. Так и стояли: по лужам двора носились дети, два парня лепили из цемента слона, дождь хлестал по асфальту. Так мы простояли около часа. Уже сгущались сумерки, поэтому мы шустро подружились с монахами и они привели нас в комнату с двумя кроватями и газовой плиткой. Я сделал чай, потом сварили рис на молоке, потом снова чай.... Нашим устройством занимался парень по имени Pel Thavarak (родом из Прей-Вихеара), и Света до ночи о чем-то его расспрашивала.

 

И была мокрая ночь, прохладная и влажная.

 

2 марта пятница Удонг

 

Я проснулся в 6:30 от того, что Света зашебуршала и забегала и храму. Сварил кофе. Доели сгущенку, извели по пакету сиануквильской лапши. День вырисовывался пасмурный, и это хорошо. Сегодня надо навестить Удонг. Это такое место под Пномпенем, где когда-то была столица, а сейчас популярное место отдыха у пномпеньцев. Обычно туда ездят с девушками и это такой символ близких отношений. Поэтому, когда мы потом говорили, что ездили в Удонг, все понимающе кивали головами - понятно, девушку в Удонг... Святое дело...

 

Пошли из Батамбанга на восток и дошли до развязки со статуей Черного Человека. Вроде бы он что-то такое страшное выпил, отчего почернел, но в чем героизм, я не запомнил. У статуи - хорошая автостопная позиция. Остановилась легковая, идущая в Пномпень. Ехал водитель с женой. Света предупредила, что мы как бы без денег, и он понимающе кивнул. И вот мы быстро и хорошо ехали, нам подарили две булки, потом тормознулись у едальни. Нам вроде ничего не предлагали, так что я на свои 500 риэлей спросил тарелку риса. Водитель посмотрел на этот рис и предложил присоединяться к его мясу и овощам. Потом по дороге вручил три мандарина и зеленое манго... И все шло хорошо, и он даже завернул подвезти нас к Удонгу, и там, когда мы вышли, он внезапно стал хотеть деньги. Причем сразу 10 долларов. Это было неожиданно. Я никак не мог совместить в сознании все эти подаренные мандарины и хотение денег. Ситуацию обсуждали минут с 10. Мы говорили, что вроде как предупреждали о безденежности и т.д и т.п, и постепенно накопилась толпа, а водитель все чего-то доказывал, потом махнул рукой на все и уехал.

 

Настроение наше окрасилось в угрюмые тона. Молча поднимались вверх на гору мимо цветов и продавцов этих цветов. В целом симпатично. Похоже на Ват-Банан, но поновее и покрупнее.

 

Света куда-то убежала, и пока она пропадала, я неожиданно обнаружил группу туристов, причем не каких-нибудь, а наших московских. Было их человек пять, причем они ездили с гидом и, наверное, на специальной машине. Тоже были в Ангкоре, который удивительно точно назвали "конвеером".

 

Пообщавшись с москвичами, мы завернули в ближайшее жилое монастырское строение, нашли там горелку и я сварил кофе. Мы пили его под дуриановыми деревьями.

 

Ну вот теперь пора на восток, в загадочную провинцию Ратанакири, где Феллини снимал "Апокалипсис".

 

Выйдя на дорогу, мы застопили легковую, в которой ехали монах и два старика. Они провезли нас через весь Удонг до канала Тонлесап. Оказывается, моста там нет. Только паром. Он стоит 100 риэлей, но я не помню, платили мы или нет. Помню, как пошли с непричастным видом, вошли на паром, потом он тронулся... Помню мальчика-нищего с одним пальцем на руке - потом я часто встречал таких во Вьетнаме. Последствие химического оружия...

 

От парома начинается глуховатая дорога, ведущая к трассе Пномпень-Сиемрип. Расстояние до трассы мы проехали на трясучем грузовике. Там тоже было маломашинно, а Свету понесло вперед. Вот не умела она стоять на месте. Близился вечер (17:00), имело смысл высматривать монастырь, и даже появился один такой, большой и симпатичный. Я кое-как уговорил Свету постоять тут подождать машин, а в случае неудачи пойти в монастырь спать. И мы постояли некоторое время, наблюдая за соковыжимательной машиной, пока вдруг не возникла легковая и не взяла нас.

 

В машине ехали двое. Они долго не могли понять, куда именно мы едем, а мы старались объяснить, что едем куда угодно, лишь бы в конце пути была какая-нбудь "пагода". И вроде нас собрались завезти куда-то далеко, но в итоге почему-то высадили перед городом Кампонг Чам (Kampong Cham), как раз возле монастыря.

 

Уже темнело. Мы завернули в храм и с удивлением обнаружили, что это не бетонный новострой, а что-то старое, с каменными башнями. Судя по всему, туристы сюда еще не добрались. Мы нашли монахов, договорились о ночевке. Странные были монахи. Спросили что-то про еду, но тем и ограничились. Нам удалось раздобыть у них газовую плитку и сварить рис, к которому добавили специ от лапши-БП. Тоже еда.

 

Странный все же храм. Никакого ажиотажа, скоплений монахов, разговоров... Котята бродят... Так мы и заснули.

 

3 марта суббота Вымогательство по-ментовски

 

Разбудила нас в 4:30 непонятная суета и шум. Было еще совсем темно и жутко хотелось спать. Света сварила чай (к моему сонному удивлению) и стала сворачиваться, а я убрел под какой-то навес, упал там на деревянную поверхность и проспал еще с полчаса, несмотря на противную, режущую ухо мелодию из громкоговорителя.

За деревьями поднималось бледное утреннее солнце.

 

Пошли посмотреть, что тут за храм такой. Рядом со светой скоро образовался местный мальчик, потом вроде как еще один, и с этой свитой она изучала храм. А храм и в самом деле неплохой, и при том действующий. Народу нет, все тихо и спокойно. Я нашел пруд, густо заросший кувшинками, над ним дерево, громадное, как баобаб, и на дереве - живую обезьяну, сонную и задумчивую.

 

За пределами храма ожила едальня, где я нашел свой любимый рисовый суп за 500 риэлей с плюшкой по 200 риэлей.

 

Вернулся в храм. Пора было уходить, что мы и сделали. Застопился грузовичок до города Суонг, на этом грузовичке мы пересекли по мосту Меконг, громадный и безбрежный, похожий на море. В Суонге Света выторговала килограмм непонятных фруктов за 2000 риэлей. Страна на этой стороне Меконга немного изменилась. Непонятно, чем, но изменилась. Зеленее, что ли, стало.

 

Застопили фуру. Там внутри уже было 4 человека, но мы как-то втиснулись и так поехали. Кхмеры предложили нам соленые ракушки, которые тут едят, как у нас семечки. Я так и не понял, как они разгрызают скорлупу, поэтому вкус остался мне неизвестен.

 

За Суонгом сразу должен быть поворот на Крачех, но фура отчего-то пошла другим путем - прямо на Пхиму Крек, затем длинной дорогой на Снуол, наконец приехала к большому перекрестку у Пхиму Самраонга и там ушла направо, на Сенмонором. И вроде везде неплохой асфальт... До Крачеха еще километрво с 70.

 

Прошлись немного по пустынной дороге и застопили легковую "тойоту". Тут началась большая и не вполне веселая история, которую излагаю подробно.

 

Водитель с подозрительной радостью согласился нас везти, сам выбежал, открыл багажник и улыбаясь, наблюдал, как мы пихаем туда рюкзаки. Я сказал, что мы тут без денег, это нормально? Он, улыбаясь, кивал головой. Сели.

 

-Может, повторить? - предложила Света.

 

Я повторил. Водитель кивнул - да, я не такси... Ну, раз не такси...

 

Через 74 километра перекресток перед Крачехом, там мы вышли. По всем правилам сказали "спасибо", достали рюкзаки... Водитель говорит - а вот бы денег? Ох... Мы ж, говорю, предупреждали, и вы сказали, что не такси? Да, говорит, не такси, так и беру немного, просто за бензин, всего 5000 риэлей... И достал из кармана бумажку и мне ее показал. Я начинаю излагать ему, что к чему, а он гнет свое - денег дайте, а? Ну дайте денег-то... Это уже начинало приобретать вид вымогательства, так что мы корректно извинились - мол, простите, тема исчерпана, мы пошли. И пошли.

 

Но водитель перешел на крик, стал нас догонять и хватать меня за плечо. Это уже совсем свинство, и я сказал, что полицию позову, если он не перестанет хулиганить. Он задумался.

 

Мы прошли метров 20, как он догнал нас на машине, выскочил, и стал снова кричать и чем-то грозить. Прозвучало слово "полиция". Я начал натурально свирепеть. Ладно, говорю, где тут у тебя полиция? Он стал звонить. Я взял и написал на пыли, покрывающей его машину: "I WANT MONEY!", что б ему стало стыдно. Но ему не стало.

 

Приехала ментовская машина и чуть позже появился молодой парень, немного понимающий английский. Мент задумчиво посмотрел на машину, на нас... Водитель сказал - вот, я их вез, а они 5 долларов (20 000 риэлей) платить не хотят! Я изложил менту свою версию - остановили, предупредили, приехали, а теперь тут вымогательство начинается, примите меры..... Тот говорит: этот человек не знает английского, он вас не понял, вышло недоразумение, вы должны заплатить ему 5 долларов. Юный парень грустно все это переводил. По ходу он сказал нам - да, надо платить, так надо, понимаете... Этот человек тут работает в полиции... Ах, вот в чем дело... В полиции. Это многое объясняет.

 

У меня была мысль повернуть все дело против водителя, чтобы повесить на него обвинение в вымогательстве и пускай оправдывается, но тут вдруг зазвучала Света. Она вообще впала в депрессию от всей этой сцены и почему-то постепенно внутренне согласилась с версией водителя - она в самом деле решила, что он нас не понял. И она стала делать самое, как мне кажется, неправильное - изображать жертву. В итоге пришлось отбиваться от двух противников - с одно стороны хотят денег, с другой наезжают, что я с ними себя грубо веду... Полиция воспряла духом, обретя союзника.

 

Но я держался до подхода "сумеречного дозора" - появилась миграционная полиция. Это было хорошо, потому как, мне кажется, миграционка тут третья нйтральная сторона.

 

Водитель сменил имидж во второй раз: теперь он уже денег не хотел, а жаловался на то, что он нас вез, а мы такие сволочи, даже спасибо не сказали и вот всякие гадости на машине мне написали! Миграционный мент ему поверил. Человек он был умный и англоязычный, так что, серьезно подумав, он стал искать компромисс - мол, оба виноваты.

 

Я уже устал "бороться за правду", (да и не помню, как в английском слово "вымогательство") а тут еще Света со своей пораженческой позицией... Она все пилила меня, что я зря так грубо и написал про деньги зря, а то все было бы хорошо, а теперь все плохо...

 

Миграционный мент выслушал все мои контраргументы и сказал - пусть нет денег, но вот вы человека обидели, теперь надо найти решение, которое удовлетворит обоих. Извинитесь перед ним.

 

-Говорите: "сорри, сорри," пока он вас не простит.

 

Да лучше в тюрьму. Поворачиваюсь к Свете - ну, а вы что думаете? Но и Света при всем ее смирении в предложенную позу вставать все же не хотела. Это было явно как-то уж слишком. С этого момента конфликт полностью обессмыслился. По правде, он давно уже обессмыслился, но этот фрукт сам довел дело до того уровня, когда отступать было неудобно. Теперь ему все определенно надоело, и надежда на деньги растаяла, и самолюбие не удовлетворилось, так что он махнул рукой и, изображая великодушие, укатил.

 

Было 16:00. Мы пошли дальше. Света молчала, что я приписал сперва глубокой депрессии. Потом сообразил, что это она на меня окрысилась. Так и шли молча. Вечерело. Я тормознул пару машин, но, наверное, что-то в моем сознании разладилось, потому что эти машины брать нас не захотели. Так мы и шли часа полтора. Только в 17:30 застопился грузовичок до села Phnom Thmei. Нам сказали, что впереди есть пагода и мы шли километра два, выискивая эту пагоду. Действительно, что-то похожее нашлось.

 

Заходим. Тишина, темнота. Монахов почему-то нет. Мы нашли живого человека и стали излагать ему свою идею с ночевкой. И в этот момент появляется женщина в желтом и начинает говорить на нормальном английском языке. Мол, откуда, и почему вот тут? А если спать, так тут дом у нее - не желаете?

Мы согласились. Ночевки в домах у нас пока редкость.

 

И отвела она нас в дом - небольшой такой обычный кхмерский дом на сваях. Рассказала, что работает в столице, и муж француз, а сюда приезжает иногда только, и как раз строит дом... Потом выяснилось, что английский она знает только устный, а читать не умеет ни на английском, ни на кхмерском. Странно.

 

В этом доме нас накормили суперужином: специально зарезали курицу, наварили риса и БП-лапши с травой. Мне вручили три банки пива: "Klang", "Black Pantere" и "Crown". Из них "пантера" восьмипроцентна и малоинтересна.

 

И вот сидели мы вокруг свечи на полу из бамбуковых реек, кидали косточки прямо вниз в щели меж рейками, а там, под нами, караулили куры и кошки. Собрались соседи, множество детей... За деревьями ползла Луна. Полнолуние, однако. Я вспомнил, как ровном месяц назад встречал прошлое полнолуние на Радуге, на андаманском берегу...

 

Наби курила ганжу и рассказывала о жизни. Оказывается, завтра тут свадьба. Если хотим - может поприсутствовать. И мы согласились. Времени у нас мало, но такой шанс нельзя упускать.

До самой ночи Света смотрела на меня косо.

 

4 марта воскресение Свадьба

 

Этот день начался и закончился в деревне. Проснулись на восходе. Пришла Наби, сказала, что надо ехать на рынок, и на двух мотоциклах нас довезли до ближайшего рынка. Там нас накормили сказочной лапшей и вьетнамским кофе с привкусом шоколада(600 риэлей за рюмку). Так я спервые столкнулся с вьетнамским кофе, лучшим в мире... Едальня выходила задней стороной на Меконг и оттуда был красивый вид на острова.

 

Двинули обратно, завернув на рынок. Наби решила купить мне тапочки. Хорошая идея, но как-то скромно было соглашаться, так что я изобразил непричастный вид и дал событиям развиваться своим ходом. И Наби таки выискала голубые тапочки за 5 долларов. Ужас. Я бы дороже доллара брать не стал... Потом мне перепала еще и бритва за 700 риэлей.

 

Тапочки были неплохие, на липучках. Мелкие украшения на них отклеились и отвалились в тот же день, но остальное продержалось до конца поездки; в них я прошел весь Вьетнам, в них пересекал Китай и шел по снегу на высокогорных перевалах и только в одном тибетском городке добыл себе кроссовки. Сейчас хожу в них по квартире.

Весь день торчали в деревне. Сходили посмотреть на строящийся дом Наби, выпили множество рюмок рисовой водки. Свете нашли гламурную желтую пижамку и розовые тапочки. Так весь день она и провела в этой пижамке: сидела в гамаке и учила детей играть в ладушки.

 

 

На этой исторической фотографии запечатлелась и Света в желтой гламурной пижамке, и гамак, где она провела полдня, и сам дом, и сухой пустырь, уходящий на запад к Меконгу...

 

Часов в пять вечера стали готовиться к свадьбе. Наби подумала, что одежда наша несколько непразднична. Для меня у нее ничего не было, а вот Свете она нашла коричневое коротенькое платье в обтяжку, еще гламурнее пижамки. Света его нацепила, ("Ну... Все женихи мои.") но даже ей оно показалось как-то вот излишне цивильным... Меня уже увозил мотоцикл, а Света все еще воевала с Наби за право на джинсы...

 

Свадьба. Со стороны она выглядела как большое скопление народу в освещенном лампами месте, почти у самой дороги. В воротах нас встретили мужчина и женщина, одетые в нечто традиционное - я не очень понял, кто это такое, а потом выяснилось, что это и были, собственно, жених с невестой... Упс... Мы вошли компанией человек в восемь, нас провели между столов и организовали специальный стол, под который сразу кинули ящик пива "Klang". Пока на столе множилась еда, я присматрвиался к обстановке. Народ вроде пока просто ел. Наш стол оказался в неприятной близости к колонкам и электрогенератору, так что разговаривать было трудно.

 

Мы успели заглотить множество всякого мяса под пиво со льдом, когда начались танцы. После пива во мне зародились боевые мысли затанцевать тут всех деревенских невест и Света уже прикидывала все выгоды положения единственой блондинки... И тут к Свете подошли два старичка и стали бороться за право танцевать с ней. Я коварно улыбался.

 

Зря я так улыбался. Когда я двинулся на охоту за невестами, оказалось, что их тут нет. То есть, совсем. Качественных девиц всего штуки три-четыре, и те не танцевали, а зашуганно торчали в стороне и постоянно куда-то исчезали. Были еще кое-какие женщины, но и тех быстро расхватывали... Основная масса мужчин танцевала с мужчинами же. Тут типа так нормально.

 

Я вернулся к столу в некотором смущении и хлопнул стакан пива, что б залить грусть. И тут какой-то парень решил пригласить меня на танец. Еще одно унижение. Ну, отшил я его. Появился второй претендент. Черт. Его я отшил уже грубее. Третий решил меня типа уломать и потянул в круг уже с применением силы - я с трудом удержался, чтобы не заехать ему по физиономии. Понимаю, что тут так положено, так нормально, но... но не могу. Культурный барьер такой. Неодолимый.

 

Никогда еще не оказывался в таком дурацком положении.

 

А танцы выглядели так. В центре самого светлого участка площадки стоял столик с тортиком. Народ разбивался на пары и медленно двигался вокруг стола своеобразной походкой, изображая что-то руками. Как известно, в Европе танцуют ногами, в Азии - руками... Ничего особенно сложного. Света быстро наловчилась и пользовалась спросом. Меня же выручила Наби - может сама догадалась, а может подсказал кто. Пошли, говорит.

 

Ну и мы пошли. Света говорила потом, что я не весьма попадал в ритм, к тому же я косил под яванские мужские танцы (другого ничего не видел), что выглядело ну очень экзотично. Во всяком случае, Наби так потом говорила. Всего я танцевал с ней раза три.

Помню, как вышел запуганный жених с полуживой невестой, слева встали девицы в белом, а справа парни в пиджаках явно им не по росту... Жениха с невестой подвели к тортику, они что-то неумело с ним сделали, потом обошли стол по кругу и их посыпали каким-то веществом.

 

Чуть позже мы уехали. Оказалось, что свадьбы тут платные, что-то около 5 долларов. Кто не в состоянии платить, наблюдает со стороны - таких было немало.

 

Потом мы сидели в доме у Наби, она опять курила ганжу и рассказывала всем про мою манеру танцевать. Кажется, у ней это осталось самым ярким воспоминанием о свадьбе. Может быть, и у других тоже. ...а ведь и фотографии были - Наби принесла с собой хороший цифровик. Нам со Светой очень хотелось как-нибудь потом получить эти фотографии, но Наби так и не поняла, что такое электронная почта...

 

Кажется, за вечер Света уже перестала на меня фырчать.

 

Через год или два света написала про этот день вот такой текст

 

5 марта понедельник Мы поворачиваем назад

 

После вчерашнего пиршества совершенно не хотелось есть, но Наби все равно организовала нам две большие миски лапши, заваренных мясным бульоном. Помимо лапши нам сварили огромное количество риса, запихали его в мешок и вручили нам в собственность.

 

Мы кое-как умяли лапшу, после чего собрались, собрали рюкзаки, попрощались со всеми и вышли на дорогу.

Долго шли ногами по пыльной грунтовке, потом поймали машину, затем еще одну и еще одну и оказались у поворота на Банлунг. Такая же пыльная грунтовка уходила на восток, в провинцию Ратанакири, с грунтовкой что-то делали и по ней ползал большой каток. Машин не было и, судя по сему, не предвидилось. Причем настолько не предвидилось, что это ощутила даже Света.

 

Все равно решили (решила) попробовать и некоторое время стояли на обочине, наблюдая каток. В голове у меня щелкали цифры - у нас осталось 5 дней, включая этот. Дня три на путь до Пномпеня и до Вьетнама... Или четыре? Значит, за полдня до Ратанакири и обратно?.. Не успеваем.

 

Наконец, сдалась и Света. Мы вернулись на основную дорогу и скоро поймали пикап, который провез нас 20 километров до центра города Стунгтренг(Stoun Treng). Решили, если уж не Ратанакири, то хоть этот город посмотрим, про паромы на Пномпень узнаем. А паромы Света любила нежно. Очень нежно.

 

Выйдя в центре, мы обнаружили рынок и разделились, занявшись поисками местных благ. Света хотела апельсинов, а я - кофе. В этой части Камбоджи варят изумительно вкусный вьетнамский кофе и я решил его найти. Побродив среди прилавков и навесов, я таки нашел этот кофе по 1000 риэлей за стаканчик (0,25 центов; в деревне было 600), а Света нашла интернет за 12 000 но очень медленный.

 

Было 14:00. Воссоединившись, мы нашли в городе монастырь, бросили там рюкзаки и побещали забрать из в 17:00. Налегке двинули кружить по городу.

 

Интересного немного. Повинциальная тишина. На Меконге только лодки, перевозящие за реку и никакого намека на паромы на Пномпень. Кто-то потом сказал, что в сухой сезон их не бывает, потому что там пороги на реке и вообще опасно. Мы даже прошли вниз по течению, высматривая порт, но не было там порта. Ничего там не было.

 

Завязался разговор о религии и я толкнул Свете лекцию по иеговизму. Подробностей не помню. К трем часам дня нам надоело бродить по городу и мы вернулись в храм к рюкзакам. Незаметно само собой получилось так, что нас там оставили ночевать, устроив нам два коврика с москитными сетками в большом помещении.

 

Света все грустила о мешке риса, который явно пропадал. Меня на еду не тянуло, самой ей было много не съесть. Она пыталась подбить на еду монахов, но толко один парень в штатском согласился, но и тот засмущался неизвестно чего. Рис погибал. Света страдала. Я тоже не склонился на просьбу "скушать рисику"...

 

Вечером, как всегда, разговоры. На этот раз в них участвовал местный инглиш-тичер. Помню, как я вышел на терассу и узрел там картину: в неверном сиянии двух свечей Света восседала лотосом на сложенных ковриках, полукругом на полу сидели монахи и внимали ее речам... Красиво.

 

Помню, я задал кому-то традиционный вопрос - есть ли тут малярия? И наконец-то услышал - вроде есть. Ура. Я нашел единственное место в Юго-Восточной Азии, где есть малярия! А уж не надеялся...

 

День кончился. Ратанакири нам не будет. Попробуем вернуться в столицу к концу 7-го числа и 8-го выехать на Вьетнам... Жаль. Надо было брать вьетнамскую визу с 13-го числа, тогда бы мы имели дополнительных 4 дня в Камбодже. Но откуда я знал, что так втянусь в здешнюю жизнь.

 

6 марта вторник Стунгстэнг-Пномпень

 

Утром пошли на пномпеньскую дорогу. Подвернулся парень с велосипедом, который тут же включился в общение со Светой. Помню, как он удивлялся, что мы так долго идем ногами, и что он так бы не смог. Света же удивлялась, почему он, живущий вдали от цивилизации, так боится ходить ногами...

 

Машин было мало. Вообще не было. Меня уже навестили грустные мысли, и вдруг - станавливается большой пикап. В Пномпень! Сотрудники министерства здравоохранения едут. Даже не верится.

 

Ехали долго. Останавливались в Крачехе, где сотрудники зашли в ресторан, а нас не позвали. Зато подарили бамбуковую трубку с вареным рисом и весь путь до столицы мы раздирали эту трубку.

 

Они отвезли нас в Пономпень и высадили прямо в центре.

 

В 17:00 мы пришли в свой дом - в храм Тул Том Пунд.

 

7 марта среда Пномпень

 

Вчерашняя машина сэкономила нам целый день времени.

 

Отдыхали перед рывком на Вьетнам. Утром варили рисовую кашу и доедали сгущенку. В 8:40 я дошел до китайского посольства и переписал информацию. (Виза стоит 30$, делается 4 дня. Полугодовая - 60$. Нужна 1 фотография.) Переулками дошел до знаменитой тюрьмы Тул Слэнг. Ничего особенного не ощущается. Бетонная ограда, за ней неболшие корпуса... И не скажешь, что тут расстреляли 15 000 человек.

 

Час провел в интернете (9:35-10:35).

 

Вернулся в храм... Делать совершенно нечего... Повесил гмак на улице, висел в нем и изучал вьетнамские слова. Свете кто-то принес еду: рис и рыбный суп... Она вдруг возжелала кофе и мы вскрыли привезенную ею пачку малайского... Хороший кофе. Даже очень.

 

Так проходил день.

 

8 марта четверг Пномпень-Свайриенг

 

Сегодня мы покидаем Пномпень.

 

Проснулись в 6:30, медленно приходили в себя. Я сварил кофе для ативизации сознания. Собрались было на рынок за едой, но в наш храм-общежтие пришла женщина, торгующая лапшой по 500 риэлей. Удачно. Только мы съели эту лапшу, как нас окружили монахи и стали прость написать чего-нибудь русское.

 

Все же пошли мы на рынок - света за фруктами, а меня потянуло на рисовый суп за 1000 риэлей... Потом нашел интернет и разослал несколько поздравительных писем - ибо вроде как 8 марта же. Обнаружилось письмо из Сайгона - я спрашивал на счет вписки, так вот - не получается. Неприятно. Где будем жить в Сайгоне? Наспех заслал письмо одному сайгонскому канадцу...

 

Собирались медлено, с разговорами, монастырь покинули только в час дня. Пешком дошли до моста через протоку, перешли его, шли ногами еще некоторое время и застопили пиам, который довез нас до переправы через Меконг. Там паром. Непонятно, платный или нет - у нас ничего не спросили. За переправой городок, который мы прошли насквозь. Звернули в едальню, там я потратил 500 риэлей из своей последней тысячи. 500 оставил себе на сувенир.

 

Поймали маленький грузовик, который вез доски и мешок цемента. Уже 16:00, вечерело. Грузовик ушел вправо, а мы постояли возле храма и застопили "Хонду" в Свайриенг. Водитель два раза спрашивал, где мы будем ночевать, и никак не мог осознать наше слово "пагода". На прощание подарил нам булку.

 

17:00. Свайриенг. До вьетнамской границы совсем немного, но нам туда завтра. Ночевать еще тоже рано. Мы сидели на скамеечке у газона и грызли подаренную булку. Говорили о какой-то ерунде. Про одежду, кажется.

Заходим в храм. Спрашиваем монахов на тему ночевки. Они отвечают - да, тут где-то есть гэстхауз, точно. Мы поясняем, что гэстхауз - это не наш метод. Они очень удивились. "там же удобнее?!" Но в итоге согласились. Особенно когда Света призналась, как глубоко ее волнует буддизм и все буддийское.

 

Храм был странен. Обычно интерес монахов концентрировался исключительно на Свете, а тут внимания перепало и мне. Один монах даже восхотел стать моим "god-brother". Я так и не понял, соглашаться мне или не стоит... Нас накормили рисом и травой, после чего я растянул москитную сетку и заснул, избегнув разговоров. А Света долго что-то вещала в толпе монахов.

 

В последний раз.

 

Камбоджа осталась позади. Она оказалась интереснее, чем я изначально предполагал, и запомнилась в основном деревнями, монастырской жизнью и африканским бытом деревень. Наверное, когда-нибудь я еще раз заеду сюда, чтобы посмотреть Мондолкири и Ратанакири и полазать по удаленным углам Ангкора.

 

Завтра - Вьетнам. Страна, о которой я мечтал с начала 2002 года...

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020859956741333 сек.