Камбоджа. Дойти до Меконга.

13 февраля вторник Пойпет и его поганки.

-А те, что у тебя есть, ты нам отдай, мы на них гравицапу покупать будем. (из фильма)

 

 

 

 

Утро в тайском города Sa Kaeo. Монастырь с неизвестным названием. Мы проснулись довольно рано, я пошел побродить по городу, а Света решила подмести помещение. У тайцев в храмах всегда пыльно, да и реакция монахов на такие действия бывает интересная.

 

Я прошелся по главной улице, не нашел ничего особенно полезного и вернулся. Пока я бродил, монахи принесли Свете большой мешок апельсинов. И вот мы собрались, нагрузились апельсинами и вышли. Теперь надо бы добраться до границы и уйти в Камбоджу.

 

По пути в случайном интернет-кафе я оставил сообщение:

28 км до камбоджийской границы
Вчера таки встретил Свету П. в Паттае. Оказывается, она меня искала весь прошлый день, но не там. Сразу пошли на выход и за остаток дня доехали до Са Кэо. По дороге нам перепало 180 бат. В Са Кэо вписались в монастырь и устроили большую стирку. Оказывается у Светы в Китае лежит ее цифровик. Будем забирать.

Утром монахи нагрузили нас апельсинами - тащим вот...

Здоровье вроде бы устаканивается.

Скоро граница. Как там с визой, пока не знаю, как пройдем - тоже непонятно.

Приехали в Араньяпратет. Это уже все, это уже граница. Мы прошли с полкилометра и увидели ее - в виде скопления людей и машин. Света заметила какой-то нужный ей банк и пошла проводить банковские операции - кажется, хотела денег с карточки снять. По всей приграничной зоне броские вывески турфирм: "Виза Камбоджи за 1000", "Виза Камбоджи за 1200". Из толпы выскочили агенты и глаза их светились искренним альтруизмом.

 

-Вы в Камбоджу? У вас есть виза? У вас НЕТ ВИЗЫ? Тогда вам к нам, идите же скорее!!

 

Осторожно отшивая агентов я дождался Свету и мы двинулись к таможне. Во мне шевелились какие-то смутные сомнения. Я все не мог забыть рассказы Юстаса на Радуге про страшных кхмерских пограничников... Может, все же сделать здесь? Хотя едва ли они там дороже.

 

Прошли тайский чекпойнт, получили выездные штампы. Пошли в Камбоджу. Перешли небольшую речку. Мусора понемногу прибывает... Большие пафосные ворота цвета красной глины с различными кхмерскими украшениями... Наконец, видим справа у дороги домик, обменник, навес и пластиковые стулья, на которых чего-то ждут европейцы. Домик оказался пунктом выдачи виз. Над кошками вывеска: "TOURIST VISA - 20$". У меня отлегло от сердца - все же 20 и все же долларами.

 

Навстречу нам вышел солидный человек в белой рубахе с папкой.

 

-В Камбоджу? Виза есть? Нет... Угу... Берите анкету... (вытащил из папки два шелестящих листа) Сюда вот фотографию... Заполняйте.

 

Мы нашли столик и вписали в анкету всякие слова и имена. Никаких сложных вопросов там не было. Я вытащил цветную фотографию. Солидный человек приштамповал ее на анкету степплером, пробежал глазами содержание...

 

-Так... Угу... Все правильно. Вы удачно подошли, сейчас быстро сделаем... Давайте 1000 бат, сейчас все будет...

-Сколько? - подозрительно спросил я.

-1000 бат, как обычно...

-А вон там написано "20$"?

-Это... не обращайте внимания... тут берут батами, и курс невыгодный... долго объяснять.. давайте 1000, пока очереди нет...

 

Тысяча бат это 25 долларов. Может, в другой жизни я и не стал бы особенно задумываться, но сейчас для меня пять долларов равнозначны двум неделям жизни. Я отстранил солидного джентельмена и пробрался к окошку. Там как раз стояли две скромные немки.

 

-Вы долларами сдаете? - спросил я. Немки признались, что хотят долларами.

-А вон там человек говорит, что батами берут?

-Я не знаю, - ответила немка, понижая голос, как будто боясь кхмерской разведки, - я не знаю, кто этот человек...

 

И тут я начал что-то понимать. И в самом деле - а кто он такой? Немка между тем сдала свои доллары в окошко и их взяли. Ага. Я вернулся к Свете и сказал, что ничего менять не надо, так сдадим.

 

-Вы решились? - подскочил джентльмен, - давайте скорее баты...

 

Я обошел его. Он попробовал не пропустить нас к окошку.

 

-Пшел вон, - рявкнул я ментовским голосом, - GO AWAY FROM HERE!

 

Дядька подался назад, неуверенно улыбаясь - вот, мол, белые мистеры изволят шутить, хе-хе...

 

Мы сдали паспорта, анкеты и доллары в окно. Все взяли. Сказали подождать 5 минут. Дядька снова образовался с невнятными извинениями. "Взяли? Долларами? Надо же... А я не знал... Сорри... Так странно..." Я жестами показал, что дам ему в морду. Причем было сильное желание осуществить это обещание. Вот трется тут такая гадина и разводит людей на 5 баксов. Если бы не Света, остался бы тут до вечера портить ему бизнес.

 

И он все шлялся вокруг и поглядывал на меня, а я жестами дал понять, что его посадят.

 

Пока делали визу, я поменял 280 бат на 29 000 риелей.

 

Напарник этого фрукта сам прибежал с нашими паспортами и боязливо вручил их нам. Наверное, что б мы быстрее ушли. Ну, мы и ушли.

 

Штампы ставят чуть подальше, надо пройтись ногами. Ну вот мы и в Камбодже. Немного более пыльно, более грязно, более провинциально. Что с ценами - непонятно. Кого не спроси, все называют цены в батах. Позже я прочитал в путеводителях много всего нехорошего про погранпереход Пойпет. Говорят, что он испортился после 1998-го, когда здесь бежали в Таиланд сторонники Полпота. С тех пор, как забавно выразился англоязычный путеводитель, Пойпет "mushroomed".

 

Прошли город до выезда и поймалась машина в Сисопхон, это километров 30 или 40. У светы есть нормальная карта, но там только кусок Камбоджи. У меня Камбоджа вся, но убогого качества и на китайском языке. Приехали в Сисопхон уже под вечер, когда спала жара и пожелтело солнце. Света хотела побродить по городу, но у вроде как пора было искать место под ночевку. Решили идти на север, чтобы завтра уехать в Бантей-Чмар, до которого 70 километров. Этот Чмар стоит у Светы в плане посещения, а у меня никакого плана нет, я пока только сопровождающий.

 

И снова Света возжелала ночевать в монастыре. Я давно мечтал углубиться куда-нибудь в тихий лес, повесить гамак, утром пить кофе в тишине... Но, в общем, монастырь - тоже неплохо. Стали спрашивать, где тут у вас "ват"? Здесь всплыла первая странность. Отчего-то буддийский монастырь здесь называют словом "пагода", а слово "ват" им ничего не говорит.

 

Пройдя ногами километра с три, заметили "пагоду" слева от дороги. Храм по центру, маленькие деревянные домики с краю. Зашли, нашли монаха, спросили а нашем скудном наборе кхмерских слов, можно ли тут это... у вас... Те отвели к начальнику, который сказал, что все можно.

 

Нас отвели в специальный домик, где в комнате были две настоящие кровати, москитные сетки и свечки. Весь монастырь скопился посмотреть на то, что мы будем делать. Причем собравшиесы все были юного возраста - либо такой "молодой" монастырь, либо это их Света заинтересовала в первую очередь.

 

А Света - как выяснилось - любила общение с монахами. Позже выяснилось, что именно от общения с кхмерскими монахами она получает особенно много позитивных эмоций. В ту ночь я упал на кровать и затих, а Света - в футболке с коротким рукавом - устроилась у стола, начала что-то с умным видом писать, монахи же окружили ее плотным кольцом и в конце концов у них начался разговор. Монахов было человек с десять, причем языком Байрона владели, как мне кажется, двое или трое. Но и они с трудом понимали хитрые светины вопросы и на все норовили ответить "йес".

 

-Света, - подал я голос, - ты хоть понимаешь, что тебя слушают исключительно как музыку?

 

Света ответила, что все они понимают и продолжила культурный обмен. В тот вечер меня очень забавляло все происходящее: и серьезность, с которой Света поднимала всякие глобальные темы и ажиотаж монахов, сбежавшихся посмотреть на девушку в футболке без рукавов, говорящую на странном языке. Впоследствии я привык к таким сценам и уже не вмешивался - пусть общается, как хочет.

 

14 февраля среда Куда не дошли реставраторы.

 

Утром культурный обмен продолжился. Монахи пришли посмотреть на наше утреннее существование. Их удивляло, как быстро мы говорим между собой, и что они нас совершенно не понимают. Мы сказали, что это мы на русском языке говорим, потому и не понимают.

 

-Русский? А он не похож на английский?

-Не похож.

-А в России знают английский?

 

На этот вопрос я обычно отвечаю, что не знают. Делаю я это с целью несколько отгородить Россию от буржуазного мира - хотя бы в сознании аборигенов. Света тоже говорила, что никто не знает, но у нее это было совершенно такое честное мнение.

 

Немного разобрались с языком. "Спасобо" у них звучит как "оо-кон". Вроде бы, без тонов. Здороваются словом "чумрипсу".

 

Среди монахов наконец-то появился один, неплохо говорящий на инглише. Тут я подумал, что настала моя очередь задавать вопросы и осторожно спросил, что он и кхмеры вообще думают про вьетнамцев. Это была скрытая форма вопроса об отношении к Полпоту. Сисопхон - западный город, до 1998 года это была территория красных кхмеров. Монах отвечал долго. Суть заключалась в том, что вьетнамцы вырубали какие-то леса и что не вовсем были правы... А вот Полпот... Да, он много кого убил, как говорят. Да, у него были ошибки. Но он хотел как лучше. При нем леса не вырубали... А что убивал... Кто знает... Вот не верю я, что кхмер может убивать кхмера, это немыслимо...

 

Мы со Светой заметили, что убивать кхмер кхмера или русский русского - дело вполне возможное. Монах согласился, что мы правы, но...

 

Покинув монастырь, мы вышли на грунтовку и пошли на север. Не помню, сколко машин сменили мы, пока попали в Бантей-Чмар, кажется, две. Трасса глухая, без асфальта, поселений почти нет. Бантей-Чмар видно прямо с дороги - он появляется слева в виде небольшого заросшего кувшинками пруда и порушенной каменной стены. Пруд - это что-то вроде защитного рва. Как я потом заметил, кхмеры строили очень невысокие стены, но окружали их широчеными рвами... Мы перешли то, что когда-то было дамбой и двинули вправо вдоль стены. Я уже тогда подумал, какая же она несерьезная и от кого же призвана защищать в таком случае.

 

Побродив по территории, нашли чт-то похожее на храм. Это было соружение из черных камней, напоминающее башню, сложенную из детских кубиков. Ни цемента, ни крепежа, просто блоки один на другом и все слегка покосилось. Немного в стороне нашли и главный храмовый комплекс. Так потом было всегда сперва проникаешь за периметр стен, а потом там в зарослях ищешь храм. Непонятно, чем раньше было занято пространство между храмом и стенами.

 

Бантей-Чмар, построенный при (хм... при ком же?) в 12-м веке сейчас почти полностью разрушен. Кое-где еще остались башни и галереи, но основная масса каменных блоков хаотично свалена, заросла кустами вроде малины и забросана опавшими желтыми листьями. Кое-где валяются рельефные каменные столбики которые раньше перегораживали окна наподобие решетки. Кое-где раньше были пруды, а теперь остались сухие ямы и ряд камней по периметру.

 

Мы со свеой разделились и различными путями обошли все эти нагромождения камней. Были солнечно, но тихо и безветренно, почти никаких людей и никаких признаков цивилизации, только в одном месте часть территоии обнесена веревочкой, очищена от кустов и даже подметена.

 

Ничего потрясающего воображения в Бантей-Чмаре нет, но сюда полезно заехать, чтобы понять, что такие кхмерский храм до реставрации. Есть во всем этом некое обаяние нетронутости. Отреставрированные храмы уж как-то очень старательно изображают из себя великое наследие древности.

 

Мы вернулись на дорогу, прошлись по ней немного и скоро нас подобрала легковая, в которой ехал француз-фотограф. С водителем.

 

-А вы были в Ангкоре? - спросила Света. Француз ответил, что был, и это такое, что прямо плакать хочется. Света развила тему фотографии, упомянув какого-то фотографа, который делал черно-белые снимки монахов и потом окрашивал только одежду в оранжевое, на что француз ответил, что это все дешевые эффекты и фотошопность.

 

Он высадил нас в Сисопхоне. Кажется, мы там не задержались, а сразу вышли на трассу и скоро поймали легковой грузовик.

 

С грузовиком нам повезло, он ехал в самый Сиемрип, километров сто. Кузов был забит ящиками, покрышками и дополнительными пассажирами. Но скоро начался натуральный кошмар. Дорога превратилась в грунтовку, причем в неровную, а грузовичок мчался шустро. На каждой неровности меня швуряло вверх на полметра и потом я падал, на что придется. Света была ближе к кабине, ей было полегче. Кое-как и я переполз в эту зону. Ехали мы так часа два - два часа такой тряски, что вылететь из кузова было легче легкого, при том, что мы держались обеими руками. А вокруг - Камбоджа в закатных лучах солнца. Я отчего-то представлял эту страну как густой влажный лес, а это оказался натуральный Казахстан. Плоская распаханная равнина до горизонта, красная пыль дороги, заходящее солнце. Мы ехали долго и вокруг все равно одна и та же плоская равнина.

 

В темноте уже грузовичок остановился где-то перед Сиемрипом. Мы вылезли едва живые, помятые во всех местах. А я-то думал, тут ходят автобусы из Тая и дорогу довели до зеркального состояния... Слева от трассы протекал большой и глубокий арык, и кхмеры устраивали в нем купание. Я некоторое время размышлял, не залезть ли и мне в воду, но так и не решился.

 

Спрашиваем, где тут ночевать возможно? Нам говорят - о, этого тут сколько угодно! И отводят в какой-то модерновый гэстхауз. Мы оттуда быстро сбежали, нашли нормальный монастырь и договорились там ночевать до завтра.

 

 

 

15 февраля. четверг

-Плюк - чатланская планета, поэтому мы, пацаки, должны цаки носить. (Из фильма)

 

 

 

 

 

Утром вышли на трассу и на одной машине прилетели в город Сиемрип. С первых шагов видно, что Ангкор где-то рядом: везде гэстхаузы, отели, рестораны, просто пафосные столовые, все не по-кхмерски чисто и недешево. Мы шли через все это по основной улице до парка, где поворот налево (на север) на Ангкор. Приняли такое решение: сейчас найдем монастырь возле входа в Ангкор, бросим там вещи, ночью там же ночуем, а завтра с утра лезем смотреть храмы.

 

От Сиемрипа до Ангкора километра два или три, но сперва мы решили попробовать пройти в Ангкор при помощи ДГ. Вот и пошли... Прямая асфальтовая дорога, нехилый поток местных и туристов, кто на мотоциклах, кто на велосипедах, кто на автобусах. И вдруг справа - громадный тулгейт, а прямо на трассе на скамеечке сидят люди в форме и сканируют глазом дорогу, вычисляя неправильных европейцев в в толпе местных. Заметив нас, турист-полис вскочил и бросился наперерез.

 

-Тикет есть?!

-А надо?

 

Мент издал какие-то звуки, суть которых можно изложить так: у тебя кожа светлее, чем моя, поэтому такие как ты тут не ходят, для них вон - специальная дорога и специальный тулгейт!

 

"Владимир Николаевич, это оголтелый расизм." Света пошла на штурм тулгейта с ДГ наперевес, но успеха не достигла - ее послали куда-то далеко, к начальнику. И она пошла к начальнику, а я остался сидеть у тулгейта с вещами. От скуки добыл у охранников немного воды, развел костерок у дороги и сварил себе кофе. Обнаружил тропу, ведущую на параллельную трассу - на ту самую, по которой туристы выходят из Ангкора и по которой, зная технологию, можно в Ангкор войти.

 

Света вернулась примерно через час - ее просьбу обещали рассмотреть, но потом. Мы забрали рюкзаки, прошли лесом до западной дороги и отправились на поиски монастыря. Он располагался не так очевидно, как это описано в ВЭ, пришлось расспрашивать местных жителей. Но все же мы его нашли. Для начала спросили, нельзя ли тут бросить рюкзаки на несколько часов. Разрешили. Мы подумали, что к вечеру со всеми тут передружимся и нас оставят ночевать.

 

Теперь Свете хотелось изучить город Сиемрип, а меня уже тянуло в Ангкор, уж больно он близко, в 2-х километрах всего. Мы разошлись, договорившись встретиться в монастыре в 17:00... Или что-то около того.

 

По инструкции Асадчего действовать надо так: идти по выездной дороге до чекпойнта, там свернуть вправо в лес, пройти деревню, где будут кормить фруктами и выйти на територию Ангкора. Так я и поступил. Дорога делала небольшие изгибы, слева - ряды торговцев пестрыми картинками с Ангкором... Миновал непонятный шлагбаум. Когда впереди обозначится чекпойнт, я свернул в кусты, вышел к зарослям бананов и нашел там симпатичную деревню: домики на сваях разбросаны среди бананов, тишина. Сельская идиллия в 100 метрах от туристических тлп и ведь ни один турист сюда не завернул! Какие-то женщины сбивали с дерева зеленые плоды. Увидев меня, позвали, поулыбались, вручили пару этих... Штук. Объяснили, что кожуру есть нельзя ни в коем случае, только сердцевину. Сбылось пророчество Асадчего.

 

Покрутившись между домиков, я заметил просвет и вышел на асфальтовую дорогу. Прямо за дорогой - широченный пруд, за ним - густой лес и по самому берегу тянется каменная стена. Это - Ангкор-Ват. Тот самый. Я оказался как раз напротив середины его южной стены.

 

В этот Ват две дамбы и два входа: с запада охраняемый, с востока - непонятно. Я начал обходить Ангкор против часовой стрелки в сторону восточного входа. Присматривался к лесу, прикидывая, можно ли там укрыться в случае облавы на белого человека без пропуска. Пересек дамбу, заросшую деревьями. У ворот какое-то скопление людей: обычно сюда выходят группы и садятся в автобусы. На всякий случай я обошел это скопление стороной, нашел пролом в стене и зашел внутрь.

 

Внутри тот же лес, только все листья сметены в кучки. Народу не видно. Я вышел к Храму.

 

фото Ангкора сверхуАнгкор-Ват большой и черный. Что еще про него можно сказать? Ну - очень большой. Весь сложен из маленьких каменных блоков, кажется, такого веса, что б одному человеку поднять. Наверное, так и складывали, вручную. Никаких загадочных технологий. После Бантей-Чмара я смотрел на Ангкор с некоторым подозрением: если он тоже был такой кучей камней, то где гарантия, что собрали так, как было, а не так, как привиделось реставратарам. Сколько в мире такой реставрационной самодеятельности - взять хоть Золотые Ворота в Киеве или во Владимире.

 

Прошелся внутри. Раздражающе много цемента - все швы залиты цементом. Интересно, а на чем это держалось при жизни? Неужели тоже на цементе?

 

Длинные, отполированные каменные барельефы. Красиво. Кое-где барельефы цементные - новодел. И вообще много цемента. Все своды держатся на нем, причем он уже крошится и отслаивается, так что потолок напоминает нашу котельную. Когда это все далали? Лет пять-шесть назад? И все уже сыпется?! Я бы сделал лучше.

 

Походил я там, посмотрел, и пошел по дамбе на запад. На лестнице кое-где можно найти нацарапанные имена: мол, сэр Смит, 1908 год, и так далее. Помню, на дамбе толстая американка и худенький гид:

 

-Вот, это нага, - говорит он, показывая каменную змею-перила, наполовину разрушенную, - раньше была длиннее, на всю дамбу...

-Ой, - заламывает руки амерканка, - ее же восстановят, правда?

 

Наверное, она думает, что змею порушили терористы в прошлом году, а не тямы в двенадцатом веке...

 

Что-то не впечатлил меня Ангкор. Иногда в самом порушенном месте (типа Трои) можно домыслить уже ушедшее, а тут домысливать нечего. Нет информации. На месте кхмеров надо бы придумать легенду о том, как дочь Джаявармана 7-го сбежала из дворца (вот в это самое окно, видите?) и встречалась с кем-нибудь там в галерее Ангкора (вот тут, на закате, и видно было заходящее солнце, видите?) или придумать могилу любимого слона Сурьявармана 2-го.

 

Вышел из Ангкора через главный вход и пошел на север, к Байону. Тут примерно 3 километра по дороге. Справа плотные ряды афешек и едален, коробки с лимонадами и пивом, горы фруктов, все по немыслимо заряженным ценам. Странно: пафосные гэстхаузы строятся в Сиемрипе, а деревня в самом Ангкоре - деревянные сарайчики. Казалось бы, кто ближе к туристам, у того и больше денег, но здесь все наоборот. Все как у нас: нефть в Хантымансийске, а деньги в Москве.

 

маршрутБайон стоит в центре квадратного города Ангкор-Тхом, и я успел дойти до южных ворот. За воротами снова лес. Я прошел с километр и выдохся. Как раз слева из леса вышла стая макак и следила за дорогой - не обломится ли чего-нибудь. Я пошел к макакам пообщаться и отдохнуть. Они сперва дистанцировались, потом привыкли. И я сидел на сухих листьях и наблюдал за их тусовкой. Одну обезьяну заинтересовал ручным зеркалом - она долго и с удивлением на него смотрела, потом подошла и попробовала разобратсья в системе. Я рискнул выдать его ей на руки. Она хапнула зеркало, залезла на ближайшую ветку и приступила к экспериментам: попробовала ухватить руками то, что находится по ту сторону зеркала. Я боялся, что она сверзнется с ветки - ибо несколько раз она порывалась шагнуть в "зазеркалье". Потом ее шугнул какой-то самец, она бросила зеркало и смылась.

 

Я отложил Байон на завтра и пошел в обратную сторону.

 

Пошел через выездной чекпойнт: там тусуется одинокая девочка в голубой форме, лущит семечки и ждет, что проезжающий мимо американский миллионер увидит ее и пригласит замуж. Или хоть семечек даст.

 

Вернулся в монастырь, скоро подошла и Света. Близился вечер. Мы начали разговор о том, что хотели бы тут пожить некоторое время. Монахи начали прояснять эту возможность, но у них всплыл какой-то внутрений конфликт и на глазах изумленной Светы они устроили драку с мордобоем - я даже не понял, из-за чего именно. Потом один сказал, что сегодня неудачный день и у них не вытанцовывается, но вот у него есть друг в другом монастыре... Потом долго звонили, согласовывали, и в итоге отвезли нас туда на мотоциклах - это был такой мистический полет по ночному городу на монастырских мотоциклах... Нас привезли в один из трех монастырей, что расположены на северной окраине Сиемрипа, восточнее реки.

 

И снова был долгий вечер, и снова Света вела разговоры о буддизме.

 

Немного про этику

 

Я не люблю платить за места типа Ангкора. Мне неприятно ощущать себя чужим в этой стране. А главное, давно замечено, что местные смотрят на платящих иностранцев как на лохов и почти всегда уважают тех, кто проникает в такие места безбилетно. Я и сам могу сказать только хорошее о тех туристах, что ухитряются проникнуть в наш Эрмитаж без этого грабительского "билета для белых". Я их уважаю примерно так же, как того голландца, который не дал развести себя на деньги украинским пограничникам на трассе Москва-Киев.

 

Я не знаю, куда идут сборы от Ангкора. Во всяком случае, не тем людям, что живут на его территории. Кажется, даже и не на ремонт - ибо ремонт проплачивали какие-то международные организации. Кхмерам не нужен ваш билет, им интереснее вы сами, живой и настоящий.

 

16 февраля пятница Еще Ангкор.

Хорошая карта Ангкора была найдена мной на svali.ru и я для сохранности скопировал ее сюда.

Утром оставили рюкзаки в монастыре и направились в Ангкор. У меня была мечта переночевать там в палатке - например, на берегу западного водохранилища. Оно такое громадное, что даже с космоса неплохо просматривается и его можно использовать как ориентир при поиске Ангкора на космических фотографиях Камбоджи.

 

Шли там же, где и я вчера: по западной дороге, мимо чекпойнта через деревню и к восточной дамбе Ангкор-Вата. Сам Ват Света отложила на десерт и мы решили пройтись на восток к храмам Та-Пром и Бантей-Кдей. От дамбы туда ведет асфальтовая дорога, всего километров 3 или 4. Мы застопили небольшой грузовик.

 

Вышли у храма Бантей-Кдей, где площадь с сувенирными киосками и рядом водохранилище. Посмотрели водохранилище и Света двинулаь в Бантей-Кдей. Я отстал, рассматривая чего-то в ларьках и Света ушла далеко вперед - ей вообще свойственно забывать о напарнике, а докричаться до нее невозможно, такое вот хитрое устройство ее ушей - звуков сзади не слышит.И вот так она ушла вперед, к воротам храма, мимо охраны и дальше. Охрана ее прохлопала. Когда же я пустился в догонку, охранники спохватились и пустились мне наперерез.

 

-Простите, - странно улыбнулся мне молодой парень в голубой форменной рубахе, - у вас тикет есть?

 

Мне очень не хотелось быть заловленным в Анкоре за безтикетность. Говорят, штрафы там заоблачные.

 

-Какой тикет? - спрашиваю я, - куда? В Бантей Срей? Разумеется, нету тикета, я и не собираюсь туда заходить - чего я там не видал - это вон у меня фрэнд туда побежал, как теперь его догонять, вот что вы мне скажите?

-Где фрэнд, какой фрэнд?

-Да вон, вон! А! Завернул... Вот где его теперь искать? Все, потерян человек для общества... Вот так всегда - бегут, бегут... Ищи его теперь... И какого черта я сюда не пошел один? Все было бы проще в десять раз!

 

И, продолжая рассуждать в том же духе, пошел в сторону, вдоль стены. Охранник остался стоять и напряженно соображал, чего я ему такого наговорил. Я дошел до угла стены, завернул за этот угол, нашел широкий пролом и углубился в лес на поиски Светы. Пришлось в темпе вальса прочесывать храм и наконец, я таки ее нашел. Однако, из-за этой беготни храм я особенно не запомнил.

 

Пошли поглазеть на Та-Пром, уж очень много про него написано - и что он не очищен от леса, и что там многовековые стволы, раздирающие корнями храмы и тд. и тп. Та-Пром тут рядом. Мы благоразумно вошли с боку через пролом, закопали рюкзаки в листья и договорились, если что, встречаться здесь. Пошли напролом через лес. Долго блудили в сухих шуршащих зарослях, и вышли к домикам, населенным непонятным народом. Впереди замелькали голубые рубашки охранников и мы снова нырнули в лес. Нырнули и - налетаем на табличку: "Danger! Mines!" И череп нарисован. Я немного дернулся. Когда-то (до 1998) Та-Пром действтельно был плотно заминирован, как и весь Ангкор, так что если чего сохранилось... Хотя, какие сейчас мины - при таких-то ордах туристов... Перешагнули табличку и пошли дальше.

 

Нашли незаментованую тропу к храму, вошли. Храм как храм... Пыльно, людно... Ага, вот и здоровенное дерево, усевшееся верхом на храм и пустившее толстый корень вдоль галереи. Дворик перед храмом плотно забит туристами, около корня - кольцо фотографов, пестро одетая американка взгромоздилась на корень и голливудно улыбнулась. Щелчки камер.

 

-Ou, my God!.. - заворожено прошептал кто-то, - it's incredible!...

 

И кто-то впечатлительный тоже поворил: "Оу, йе! Итс инкрэдибл!!" Я побыстрее свалил в другой двор, но и там пылили туристы, и еще один корень был окружен толпой фотографов и уже кто-то лез на корень, и кто-то уже шептал "Оу, май год!!!". Потом показались рубахи охранников и я сменил направление. Система охраны ту зверская: тикеты вешают прямо на шею, так что безтикетного белого человека видно издалека. К счастью, некоторые засовывают тикеты в карман, так что охрана еще немного поколеблется, прежде чем хватать вас за отсутствие этой дряни на шее. У вас есть несколько секунд на то, чтобы смыться в лес и окопаться.

 

Вообще, глядя на эти бесконечные вспышки фотоапаратов, я прикидывал, сколько гигабайт фотографий Ангкор порождает каждый день? И ведь какая-то часть проникает в интернет... Сколько раз этот миллион ежегодных турстов фотографировал фасад Ангкора? Сколько миллионов фотографий существует сейчас в мире?

 

Света, как обычно, бегала, не следя за моим нахождением, так что когда я сел на камень отдохнуть и осмотреться, она куда-то делась и я уже не стал догонять - чего я за ней бегаю, в самом деле? И вот я сидел в тени и смотрел, как мимо текли толпы народа, как лезли на очередной корень девицы в шортах, как шумел лес...

...Хороших туристов вообще не бывает. Каждый настоящий путешественник мечтает о том, чтобы контора Кука и ее меньшие братья обанкротились, и чтоб банковские клерки ездили в отпуск на ближайшее взморье и не портили вида дальних экзотических стран. Туристы приводят к повышению цен, к возникновению ресторанов и гостиниц – обираловок, они развращают туземцев, общаются только между собой и практически не дают путешественнику повстречаться с интересными местными жителями. Как хорошо было путешествовать до первой мировой войны, когда европейского путешественника – большую редкость – привечали вожди, султаны и паши. Сейчас вместо этого приходится торговаться с таксистами, в отелях и ресторанах. (Исраэль Шамир)

Света не появлялась. Мне надоело медитировать на туристов, я вернулся к западной стороне храма и встретил там - чуть в стороне от туристов - строительных рабочих, которые собрались в кружок на обед. Они пригласили присоединяться. Есть действительно хотелось... Рабочие в Ангкоре питаются рисом, жареной рыбой и вкусным оранжевым супом. Наверное, я был первым европейцем, который сделал десять шагов в сторону от основной тропы и включился в местную жизнь изнутри.

 

Оттуда неспеша тронулся к месту складирования рюкзаков. И получилось, что вышел я к ним одновременно со Светой. Устроили привал: я развел костерок, повесил на длинной веревке чайник и сварил кофе. Откуда-то возник молодой человек. Подошел, поздоровался, сказал, что он здешнее секьюрити и следит за тем, чтобы никто не выкапывал из земли чего-нибудь ценного. И ушел.

 

Пора было идти в Ангкор-Тхом, в который я вчера заходил с юга, а мы теперь должны были заходить с востока. Зашли. Обнаружили ту самую знаменитую слоновую терассу, посидели возле озера...

 

Идея "посидеть" была моя, ибо Света перемещалась по Ангкору стремительно и безостановочно. Я так и не понимаю, как она успевает все рассмотреть и осознать. Тут у нас произошел философский диалог...

Философский диалог. Так вышло, что мы разошлись во взглядах на путешествие. Света любит ездить по стране долго, тщательно, залезая во все щели. У нее вообще ценный талант ездить медленно. Я же очень часто в стране устаю на третью неделю. Света не могла понять, как так я уехал из Малайзии после 2-х недель, а в Тае не видал Сукотай и тамошние кхмерские храмы, или как так я провел две недели в Лаосе и не видел чего-то там важного в Чампасаке... Досталось и Кротову за его скоростные проезды стран.

 

Только теперь у озера в моей голове сформировался ответ. Суть его была в том, что мозг у меня ограничен и впитать в себя слишком много не может, а Света, на мой взгляд вообще ничего не впитывает.

 

-Вот ты мчишься по Ангкору так, что я едва за тобой успеваю. Ты нигде не остановилась, не осмотрелась. Что ты видела в Ангкоре за этот свой стремительный пробег? Вообще, что можно увидеть за пять минут?

 

У меня есть такое личное мнение, что от каждого предмета человек получает последовательные потоки ощущений и впечатлений - кстати, как и от книг. Вышли вы, скажем, к Кремлю и получили первое поверхностное впечатление, как и все туристы. Пришли туда же через день - и, если повезет, получили какое-то другое, уже второе впечатление. Оно на мой взгляд несколько ценнее. Если посидеть рядом с полчаса можно добиться третьего впечатления. А может быть, существует еще какое-то четвертое или пятое. Первое впечатление получают все, а вот десятое - один, наверное, человек на всей планете, или вообще никто. Вот и я всегда стараюсь увидеть то, чего никто не видит...

 

Света ответила, что у нее холерический темперамент и сидеть на одном месте она не может и не умеет. Так и не помню, к чему привел наш философский диалог.

Пошли искать храм Байон. Знаменитый Байон со сложной системой охраны, таинственными каменными лицами и мистической кармой "самого загадочного храма". Идем, ориентируясь по карте. Упираемся в храм на ремонте... Огибаем. Еще храм. Тоже обошли стороной. Третий храм. Для очистки совести поднялись наверх по крутым лестницам, обошли все наверху и спустились вниз. Где же Байон-то? Остановили местного жителя, спросили:

 

-Где тут Байон?

-Да вот он. Вы из него вышли.

 

Я посмотрел на Свету и понял, что выражение "челюсть об асфальт" передает именно вот такое выражение лица. Оборачиваемся. Ну да, каменные лица есть. Я еще наверху подумал: "Вот лица, совсем как в Байоне, только поменьше. Наверняка так назывемый байонский стиль..." И все?? Такой маленький? А где охрана?

 

Пошли на юг, к Агкор-Вату. Света сказала, что это мы еще не платили, а если бы она заплатила 20$, то теперь бы удавилась. Мы миновали то место, где я вчера развлекался с обезьянами, прошли ворота, вышли к прудам Ангкора и обошли его северной стороной до восточной дамбы. И, как вчера, прошли его весь до западной дамбы. Я уже догадывался, что Свете Ват не понравится. Ну, так и есть. Не понравилось. Она надеялась, что это будет "Ах!", и доза андреналина в кровь, но аха не получилось. И это еще мои предварительные описания смягчили эффект.

 

Много дней спустя встреченные московские туристы так же неприязненно отозвались про Ангкор, сказав, что это "конвеер". Совершенно точно замечено.

 

Кстати, во всем Ангкоре - ни одной надписи, ни одной буквы. Ни одной стеллы с текстом. Совершенно молчащее место.

 

Близился закат и мы тронулись к нашему монастырю. Монахи очень удивились, узнав, что мы таки были в Ангкоре. Снова были долгие вечерние разговоры и чай. Кажется, имено в тот вечер Света сразила монахов наповал теологическим вопросом. Она спросила: какая главная заповедь в буддизме? В христианстве, например, первая "возлюби ближнего своего" (Вообще-то это вторая, и мы даже потом спорили с ней на этот счет), а у вас? Самая такая главная?

 

Монахи растерялись. Кто-то сказал, что они "молятся дхарме...", на что Света спросила - зачем? Ради чего? Монахи забегали, стали листать книжки и конспекты лекций... Но даже с книжками они не смогли найти подходящего ответа. Потом Света еще пару раз поднимала эту тему и всякий раз монахи впадали в растерянность.

Через полгода в Москве... -Она так и спросила?!! Аааа! Ужас какой!!! Такие вопросы можно задавать только иерархам самого, блин, высокого, самого-самого... бедные монахи... Она же им карму испортила на несколько перерождений вперед!! То ж не Европа, там все наоборот... Там так нельзя.......

И еще не удержусь от цитаты из Керуака:

- Одного дзенского учителя, по имени Великая Слива, - с готовностью начал Джефи, - однажды спросили, в чем главный смысл буддизма, а он и говорит: цветки тростника, ивовые сережки, бамбуковые иглы, льняная нить, короче, держись, браток, экстаз во всем, вот что он хотел сказать, экстаз духа, мир есть дух, а что есть дух? Дух - не что иное, как мир, елки. Тогда Конь-Прародитель сказал: "Этот дух есть Будда". И еще сказал: "Нет духа, который есть Будда". И потом про братишку Великую Сливу: "Слива созрела".

 

Но и то, это Керуак, это Америка, у них все просто и все можно. Эх, дорого б я дал, что б понять,что можно и что нельзя в Камбодже...

 

Так прошел вечер после Ангкора...

 

Историческо-философская справка.

Строго говоря, Ангкор не имеет истории. Вся его история - это как его построили и разрушили. Никаких особеных сюжетов на него не завязано. Он почти весь построен при Джаявармане VIII в период его маниакального увлечения строительством. Собственно, город на месте нынешнего Ангкор-Вата построил Сурьяварман II, а при Джаявармане VIII столицу перенесли в Ангкор-Тхом, построили все прилегающие храмы и еще несколько в других частях страны. Экономика не выдержала такого перенапряжения и скоро страна пришла в упадок, а столицу порушили враги. Так что Ангкор - это только момент кхмерской истории, неудачная попытка что-то кому-то доказать, причем исключительно количественными методами. Он не внушает большого уважения. Во всяком случае, мне.

 

17 февраля суббота. Бэнг-Малэа.

 

В планах этого дня выехать из Сиемрипа и попасть куда-то на север от трассы, в некое Бэнг-Малэа, тоже храм. Суть места неясна, но в светеном списке он присутствовал. Я вообще не очень понимал, как мы найдем правильный поворот с основной трассы. В Камбодже, как и в Лаосе, указателей нет. Но каким-то чудом Свету поняли и показали - вот там ваша Малея.

 

Через полчаса мы уже были на месте. Кажется, тут тоже берут деньги за вход, но охрана поставлена небрежно - как по всей стране. Мы зашли... Все храмы Камбоджи похожи один на другой и отличаются только размерами и уровнем обрушенности. Бэнг-Малея порушен средне, но главное - он не очищен от леса, и лес тут зеленый и красивый, гораздо приятнее, чем в Та Проме. По всему храму проложен деревянный настил и лестницы, так что вы не прыгаете по камням, а идете по ровным доскам. Есть удобные площадки и вообще весь путь неровен - то вверх, то вниз, то в галерею какую-то мрачную... Он как бы трехмерен. Туристы проникли и сюда, но в очень скромных количествах.

 

Подошла большая группа китайских туристов с хорошими фотоаппаратами. Приехали из Шэнчжэна. Сели рядом с нами на одной из верхних площадок, осматривались, тихо переговаривались. Света попросила их заслать пару фотографий почтой - они согласились, но потом эта затея у нас не прошла. Удивительно, но китайские туристы почему-то не раздражают. Не в них чего-то такого... идиотизма этого американского, что ли... да и наши часто хороши. Или колониальная наследственность их не коснулась? Причем это не только мои ощущения, Света то же самое говорила.

 

Не помню, как мы выбирались оттуда до основной трассы.

 

Теперь план был такой. Надо было подъехать к Кампонг-Тхуму, свернуть перед ним на север и заехать в некое место по имени Самбор-Прей-Кук, бывшую столицу Ченлы, где остались доангкорске храмы. Там же недалеко надо было найти монастырь, где прошлой зимой жил Иван Самарин с Питера. Надо было передать всем приветы и извиниться, что в декабре он не успел заехать. И вот мы выловили машину до основной трассы, но там не рассчитали и угодили прямо в Кампонг-Тхум. Пришлось выбираться обратно. Асадчий пишет, что это сложно, но мне так не показалось. рошли окраиной, перешли реку, и трасса уже стала подходяща для ловли машин, но дело шло к вечеру. Решили остаться тут на ночевку. Как раз слева появился большой монастырь и мы туда завернули.

 

Как обычно, договорились ночевать без осложнений. Храм был велик и двухэтажен, на второй его этаж вели две лестницы, в храме было темно, монахи читали какие-то мантры и гражданские лица тоже присутствовали и даже готовили еду. Нам сказали, что можно спать вот тут на полу и даже нашли москитные сетки.

 

Храмы полезны тем, что там можно мыться. В Камбодже это устроено патриархально: во дворе стоят большие бетонные бочки в форме горшков, примерно метровой высоты. В них налита вода. И вот эту воду миской на себя выливаешь. Один парень отвел меня к этим горшкам и сказал - вот тут. Горшки ничем не огорожены, в каком виде тут принято мыться, я не знал, а парень стоял и с любопытством на меня смотрел. Пришлось изобразить задумчивый вид и изображать до тех пор, пока он не ушел.

 

18 февраля воскресение.

 

Утром покинули монастырь и двинули на север. Задача была найти дорогу на Самбор Прей Кук, группу доангкорских храмов, а на обратном пути найти монастырь, где прошлой зимой обитал Иван Самарин из города Питера. Вопреки предчувствиям, расстояние до Самбора мы проскочили быстро. Дороги тут грунтовые, машин мало, но какие-то все же есть. Пока ехали, я отсчитывал километры, прикидывая, где именно находится самаринский храм. И действительно, заметил ворота слева у дороги. Если от основной трассы ведет дорога к монастырю, ее обязательно украшают воротами.

 

Итак, Самбор. С виду это просто сухой пыльный лес. У дороги - навес сувенирных торговцев. Стенд со схемой местности. Столик, где сидит некто в форме, весьма похожий на билетера. Кажется, он вообще не обратил на нас внимания. Мы прикинули направление и пошли к ближайшей группе храмов. Мне надоело таскать на себе рюкзак, и я зарыл его в листья недалеко от дороги. Все бы хорошо, но уж больно много детей шляется по округе...

 

Когда-то тут была столица государства Ченла (706 год). От нее не осталось вообще ничего, только несколько индуистских храмов. Храмы маленькие, как, впрочем, и все старые индуистские храмы, что на Яве, что во Вьетнаме. По сути, просто башня метров пяти в высоту. Можно зайти внутрь, там пространство 3х3 метра. Древности не ощущается никакой. Резьбы, украшений, вообще каких-либо культурных признаков нет. Большая курпичная тумба с заостренным верхом. Все.

 

Сейчас у каждого стоит дощечка с текстом. Написано, что очень древний храм, только запущен при Пол Поте, поэтому такой убогий. В Камбодже сейчас принято все валить на Пол Пота. Один храм рухнул совсем недавно, в 2005 году. 1300 лет простоял, а тут взял и рухнул.

 

Храмы кучкуются в 3 или 4 группы, но сложно разобраться, где что. Мы обошли три группы, потом света восхотела еще и четвертую, но мне надоело таскаться по лесу, так что я отправил ее одну, а сам остался сторожить вещи и готовить кофе. Повесил на дерево гамак, упал туда с книжкой и мне было хорошо.

 

Вернулась Света. Некоторое время она пила кофе и релаксилась в гамаке. Потом мы собрались и двинули обратно, до самаринского манастыря. Опять же, не помню, каким транспортом добирались.

Кажется, именно в то день, если не раньше, Света глубокомысленно заметила, что Камбоджа "маленькая, но резиновая". Смысл тот, что страна невелика, но до всего добираться долго и медленно. Все правильно, но Света многие вещи обретают эротический подтекст. Однажды она озвучила другой свой афоризм: "лучше переспать, чем недоспать".

Что я в итоге скажу про Самбор? Мне сказать нечего. Когда не знаешь, что здесь происходило, рассматривать кирпичные башни смысла не имеет. Похожая группа храмов во Вьетнамском Мишоне интересна хотя бы красивой долиной, а тут просто пыльный плоский лес.

 

К вечеру мы вышли у монастрыских ворот, протопали пару километров до самого монастыря и стали искать монахов. А их не оказалось, ушли куда-то. Появилась молодеж в гражданском. Я говорю: тут жил у вас человек с России, по имени Иван. Было такое? Они долго напрягали память, потом кто-то признался - да, тут того... этого... Иван? Кажется, был.

 

Остались мы там ночевать. Нас отвели на терасу, где я повесил свой гамак, а Света принялась за монтаж москитной сетки.

 

Как обычно, мытье в храме осуществлялось водой из бетонных бочек. Здесь они были слегка огорожены, но все равно народ присутствовал. Как себя тут вести я не знал, решил быть проще и стащил с себя одежду. Женщин все равно ж нет... Но кхмерские парни засуетились, забеспокоились и сказали, что так неправильно, а надо вот с тряпочкой... И притащили оранжевую монашескую тряпочку. Ее наматывают на бедра и в таком виде поливают себя водой. Жутко неудобно быть обмотанным мокрой тряпкой. Женщинам сложнее, им положена тряпка подлиннее, и заматываться приходится по самую шею. Света так и поступала и ощущала себя вполне комфортно. Впоследствии у нас возник глупый вопрос: а как поступают кхмеры, если им приходится мыться в закрытом помещении? Тоже с тряпкой? Похоже, что действительно с ней...

 

Нас кормили рисом и кокосами. Это как раз был тот случай, когда в "пагоде" из еды имелся только рис и соленая вода в виде приправы.

 

19 февраля понедельник Пномпень

 

Сегодня пора отправляться в Пномпень. Утром нас накормили рисом, мы собрались и вышли на дорогу. Парень из монастыря вызвался проводить до трассы. Тут случился первый случай нашей со Светой грызни по этическому поводу. Не буду его рассказывать для экономии места.

 

Без особых приключений прошли весь путь до Пномпеня и оказались где-то на его окраине. Тут нас подобрал таксист-мотоциклист. Мы объяснили ему, что денег на такси у нас не предусмотрено, но он отвез и так - через мост до той кольцевой развязки, где стоит памятник пистолету с завязанным узлом стволом.

 

Большой, шумный и пыльный Пномпень произвел сильно впечатление на нас, вылезших из тихой провинции. Мы двинули на юг по проспекту Монивонг. Это был у них такой император - Монивонг... Оставили ж/д станцию где-то справа от себя, миновали центральный рынок, различимый вдали слева. Я забежал в отель и спросил, нет ли бесплатных карт. Дали, и неплохую. Поизучав карту, нашли монастырь, который нам понравился - недалеко от вьетнамского посольства и от Русского рынка тоже недалеко. Пошли на него посмотреть.

 

Мы попали в город в дни китайского Нового Года и почти все было закрыто. От этого Пномпень производил впечатление запущенного, забытого Богом города...

 

Монастырь находится в южной части города, на проспекте Мао Цзе Дуна. Большое здание храма, ограда по периметру, в черте ограды небольшой рынок и множество шумных детей. Помню, что оставил там Свету в тени и сам удалился куда-то, а когда вернулся, то оказалось, что все уже решено: Свету увидели, пришли пообщаться и пригласили пожить. Я заглянул в этот храм и впечатлился... Собственно храм находился на втором этаже, а весь первый этаж был превращен в общежитие - заставлен кроватями, шкафчиками, велосипедами, мотоциклами, звешен москитными сетками и так далее. Тут жили студенты, которые приехали из провинции учиться и которым негде жить в Пномпене. И нас не просто вселили сюда, в поместили в одну комнату к монаху, имя которого я не запомнил(Сокрам? Сукрам? Сукнам?), хотя мы с ним провели много времени, а его комната стала нашей базой практически на все остальное время пребывания в стране.

 

20 февраля вторник

Сай Рам, отец наш батюшка; Кармапа - свет души;
Ой, ламы линии Кагью - до чего ж вы хороши!(БГ)

 

 

 

 

Сегодня был день Большого Изучения Пномпеня. Сперва я сбегал до вьетнамского посольства, но оно оказалось закрыто по причине Нового Года. Охранник предложил оставить ему деньги и документы, мол - завтра все получите уже готовое. Я уклонился от такого предложения и вернулся в храм за Светой.

 

Пошли в город. По пути задержались посмотреть на новогоднее китайское шоу, собравшее немалую толпу народа. Группа артистов, примерно два десятка человек, изображали большую китайскую собаку, которая прыгала по высоким стойкам, а остальные создавали звуковое оформление. Все это происходио перед магазином, и я так и не выяснил, хозяева заказали все это, или это такое выманивание денег.

 

Дошли до королевского дворца. Мне не сильно хотелось внутрь, а Света пошла поэкспериментировать с ДГ. В итоге она полчаса бродила по дворцу, а я отдыхал в тени. После дворца зашли в Национальный музей, который тут через дорогу. Красноватое здание в традиционном кхмерском стиле - похоже, новострой. Света снова пошла договариваться о бесплатном проходе, а я обнаружил, что весь музей на первом этаже, окна в музее большие и через эти окна, в общем-то, все видно. Статуэтки, камни какие-то. Ничего особенно интересного. Света потом подтвердила, что музей так себе. Наверное, все существеное давно вывезли во Францию.

 

Потом мы разделились и в монастырь я возвращался один.

 

Я шел в сторону монастыря и пытался найти какую-нибудь дешевую еду. Но никак. И в магазинах и в едальнях и на рынках при моем появлении у хозяев бегали глаза - они лихорадочно соображали, какую цену назначить.

 

-Почем у вас рис?

-Десять тысяч риэлей! Ээээ... Восемь... Семь... Мистер, мистер, пять! Три! Две!!!!!!!!!

 

Нервы у меня сдавали и я уходил. Складывалось ощущение, что сейчас 50-е годы, а я французский оккупант и меня надо уморить голодом. Это ощущение портило мне настроение все эти дни в столице...

 

На нашей улице обнаружился интернет с человеческими расценками: 2000 риэлей за час. Сегодня я туда завернул, чтобы оставить сообщение:

Приехали вчера, вписались в храм, причем довольно легко. У Светы нежная любовь к храмам - мы тут каждую ночь спим в них, мне уже надоедает, хочу в лес. Утром пошли во вьетнамское консульство - закрыто(Новый год). Причем охранник-кхмер собирает паспорта и деньги, мол, все устроим. Рисковать не стал. Хочу визу за 5$ или бесплатно.

Света лазит по музеям со своей ДГ, хотя смотреть там особенно нечего. Раздражает отношение людей - не могу нормальную еду найти, за копеечный рис хотят 1000 риелей. При мне же продают его по 500... Чувствую себя французом-оккупантом. Предется переходить на лапшу-БП, она тут по 400 риелей.

Завтра - во вьетнамское и - в Сиануквиль. Море хочу.

Самарин! В твой храм заезжали, но все монахи куда-то слились, только один парень слегка понимал язык Байрона и тебя смутно вспомнил. Я пытался передавать преведы, но, похоже, никто не понял, о чем это я.

Вечером сидели в нашей "келье", общались с монахами, варили рис, пили чай, планировали жизнь. Свете нравились кхмеры вообще и монахи в частности. Она что-то мечтательно излагала про "фигурки-рюмочки" и что она бы... она бы... но они монахи и им нельзя, а если будет можно, то это уже будут не монахи и совсем не то... А монахи тоже смотрели на нее с задумчивостью, а Сокрам даже с грустной задумчивостью...

 

Ой, ламы линии Кагью, до чего ж вы хороши...

 

21 февраля среда Мистика в нашей жизни.

 

Утром пришли в посольство. В приемной комнате уже народ. Анкеты... Прайс-лист на стене. Написано, что виза стоит 35 долларов для всех. Я пробрался к окошку и спрашиваю: почем виза? А для граждан России? Они отвечают - всем одинаково. Я спрашиваю - а в прошлом году было по 5 долларов? Они - ничего не знаем.

 

Мы со Светой сели на скамеечку и задумались. При таких расценках я вылетал из бюджета весьма серьезно, ибо сейчас у меня 60 долларов, из которых половина - на китайскую визу. Въезжать во Вьетнам воообще без денег не хотелось, ибо я нацелился уже на всякие музеи. Значит, надо попробовать договориться, чтобы визу сделал бесплатно. У других получалось, получится и у нас...

 

И вот тут происходит событие мистического порядка...

 

Событие мистического порядка. Подходит к нам человек в желтой футболке и что-то спрашивает по-русски. Не помню, что. Стараюсь вспомнить, но никак. Провал в памяти. И откуда бы в Пномпене русский человек? В посольстве Вьетнама?

 

Кажется, он спросил нас, почем делаем визу. Мы отвечаем, что вот - положено 35.

 

-Да нет... Она ж бесплатная...

 

Я развожу руками.

 

-Бесплатная она. У нас договоренность с Вьетнамом. О бесплатности, о недепортации, еще о чем-то. Вьетнамцев у нас много работает, вот они и договариваются о взаимных пряниках. Это им надо, не нам...

 

И вот он идет к оконку, сует туда паспорт и спрашивает, сколько платить. Ему отвечают - вон, написано все. Тридцатка.

 

-Да бросьте... Я гражданин России, мне бесплатно положено, - говорит этот человек на языке... не помню, на каком языке. Такое ощущение, что на русском, но не может такого быть... Значит, на английском.

 

-Вы там у себя посмотрите в книжках...

 

Сотрудники с кислыми лицами открывают какой-то талмуд, ищут нужную графу и задумываются.

 

-Да, - сознаются они с удивлением, - с вас только 5 долларов...

 

И он отдал им пятерку и они взяли. Мы со Светой переглянулись, сдали анкеты с паспортами, Света отдала десятку (у меня только двадцатки были) и у нас взяли. Вот это номер. Мы попробовали расспросить этого странного человека, откуда он и что тут делет и где брал визу Камбоджи.

 

-Да я не брал... Я так... дал взятку пограничнику и прошел. Я тут давно уже. Нет, не работаю, так...

 

И ушел. И до сих пор у меня ощущение, что во всей этой истории какой-то подвох. Как-то слишком вовремя он появился. Чего-то мы еще не знаем о механизме устройства этого мира. (Конец рассказа о событи мистического порядка)

Уже когда этот текст был написан, в августе 2007-го, ко мне внезапно пришли братья Лященко. Помимо прочего, они рассказали, что тогда - за неделю до нас - они пришли в посольство Вьетнама и там, увидев их российские паспорта, дали им визу бесплатно.

Сегодня приступили к осуществлению очередного пункта из списка светиных планов - к посещению места Ангкор-Борей. Когда-то это была столица не то Фунани, не то Ченлы - в общем, громадный город и столица сколько-то столетий назад. Света сказала, что там остались какие-то храмы их надо посмотреть.

 

Утром мы оставили часть вещей у Сонкрама под кроватью и налегке двинули на юг. Долго шли через южную окраину Пномпеня, потом еще с сотню километров ехали по хорошей асфальтовой дороге до поворота на.... не помню, на что. Кто-то сказал, что нам надо именно сюда. От асфальтовой трассы начиналась глуховатая грунтовка и мы пошли по ней в ожидании машин. Всякий другой встал бы у начала дороги, но Света решила идти.

 

Шли мы долго и дело близилось к вечеру, понемногу темнело. Справа и слева тянулись деревянные домики и ограды из кактусов. Интересно, как эти кактусы тут выживают в период дождей... Пора было устраиваться на ночь. Нашли справа от дороги монастырь, зашли туда и, как обычно, договорились ночевать. Монастырь маленький, район глухой, провинциальный, все просто... Странно вышло с едой. Вместо того, чтобы принести нам что-то из своих запасов или хотя бы сварить чего-то, монахи отвели нас в едальню через дорогу и там заплатили за какую-то еду для нас. Меня это несколько удивило.

 

Ночь, темнота. Электричества нет, одни свечки.

 

22 февраля четверг Ангкор №2.

 

Утром на улице у монастыря началась торговля кашей. Я вылез на разведку, присмотрелся к этой каше - рисовой с мясом - и приобрел миску за 500 риэлей. Чем питалась Света в то утро - не помню.

 

Вышли на дорогу, пошли... Какое-то расстояние нас провезла машина. Потом - поворот направо и еще несколько машин. Куда мы едем - непонятно. Про Ангкор-Борей говорят, что он где-то тут рядом. Наконец, старый дохлый грузовик повез нас по трясучей гравийке, сильно пыля, куда-то далеко... Высадил... Где?

 

Изгиб реки, лодки. Красиво. Пошутили, что так во Вьетнам уйдем, если потеряемся. Обнаружили домик полицейских на територии монастыря. Те спрашивали, как мы сюда попали. А мы спрашивали, как отсюда уехать. Они говорят: а вот баржа иногда ходит в Пномпень, а больше ничего не ходит. Интересно... В полицейской комнате нашлась фотография района с обозначением границ этого самого Ангкор-Борея в древности - оказалось, мы уже в нем. Только от города ничего не осталось, кроме двух башен где-то в 4-х километрах. Света захотела на них поглядеть, а я решил отдышаться тут и остался ее ждать. Он ушла. Я повесил гамак между деревьев, сварил себе кофе, прошелся к реке. Тянуло искупаться - кое как зашел в воду, по глине и каким-то водорослям и палкам. Дно противное, но плыть можно. Выгреб на середину... как раз проходила лодка с народом; вот наверное, зрелище - в такой-то тундре вдруг посреди реки голова белого человека.

 

Света вернулась быстро - застопила кого-то. Башни она видела но, кажется, не восхитилась. Я сварил ей кофе, покачал ее в гамаке (очень уж любит она это дело) и решили идти обратно, на Пномпень. К величайшему моему удивлению, в этом заброшенном, забытом Богом поселении обнаружился офис Вестерн-Юнион!

 

Нашли дорожку на Пномпень, идем... Долго идем... Вечереет. Машин нет. Вообще ничего нет. Правильно ли идем - тоже загадка. Когда начало темнеть, мы нашли слева по курсу монастырь и завернули туда ночевать.

 

Монастырь был совсем деревенский, без света и газа, так что рис варили на костре. Я решил приставить к этому делу Свету, но она как-т очень демонстративно отказалась, пришлось кормить ее самому... Монахов почти не было, а были местные юноши в гражданском. Английский они понимали совсем плохо, так что долгих разговоров не получилось. В наше рспоряжение передали небольшой домик на сваях, где имелись две кровати, крытые циновкой, и стол, заваленный книжками.

 

23 февраля пятница Кто-то теряет, а кто-то находит.

 

Подробности того утра я потом часто вспоминал. Мы проснулись, сварили на огне какую-то еду, собрали вещи. Я окинул последним взглядом наше жилище и вышел во двор.

 

Грунтовка пустовала. Мы пошли по ней, изобретая по ходу темы для разговора. Справа и слева бесконечные домики, заборчики, сухие кусты, пыль, пальмы, кактусы... Прошли километров с шесть. И вот тут в меня закралось смутное подозрение. Я попробовал вспомнить, куда же засунул ксивник с долларами, ибо на привычном месте в кармане его не было. Снял рюкзак, порылся. Нет. Где я его видел последний раз? Ночью я вытащил его из кармана штанов и положил около головы... А утром?

 

Я забыл его в монастыре.

 

Но и в Пномпень опаздывать было нельзя, ибо сегодня забирать визы. Решили так: Света берет квитанцию и идет дальше в Пномпень, а я возвращаюсь в храм.

 

Так мы разошлись. Я прошел километра с два и потом меня подобрал медленный трясучий грузовик, подбросив до самого храма. Захожу. Народ давно куда-то разошелся, осталось два-три парня, которые в английском не смыслят ничего. Я кое-как объяснил, что тут такая штука была... Заглянул в дом - нет. Под кроватью нет. Под сваями - нет. Нигде нет. И никто ничего не помнит.

 

В ксивнике было 60 последних долларов, 7000 риэлей и фотографии для китайского посольства. И монеты всякие. Пропажи у меня раньше случались, но не в таких масштабах. Хотя нечто подобное я уже ждал. Осенью в Китае у меня украли стодолларовый фотоаппарат, потом эта сумма постепенно стала возвращаться подарками. Когда общее количество надаренного перевалило за 100 долларов, я понял, что скоро что-то пропадет - украденное всегда возмещается, но не более потерянной суммы. Все сверх нее - лишнее и будет отобрано. Я еще гадал, как это случится. Вот и случилось.

 

И пошел я обратно в Пномпень. Дорога глуха и с поворотами, но кое-как я выбрался на основную трассу и поймал легковую, которая привезла меня прямо на наш проспект Мао Цзе Дуна.

 

Итак, я успел попасть в Пномпень еще до закрытия вьетнамского посольства. Вернулся в монастырь, нашел там Свету, взял у нее квитанцию и сбегал до вьетнамцев. Посольщики выдали наши паспорта: в них стояла желтая вьетнамская виза со штампом "GRATIS", то есть, бесплатно. Интересно другое - у нее оказался фиксированный срок действия, с 9 марта по 9-е апреля. С одной стороны, это хорошо - 31 день. С другой - в Камбодже дольше 9-го не задержишься, а я уже понемногу проникся светиным порывом лезть в глухие углы.

 

Вот теперь мое будущее стало ясно до конца. Теперь можно сказать с точностью: 9-го марта я войду во Вьетнам, 9-го апреля перейду в Китай, 7-го мая выйду из Китая в Киргизию, и в конце мая я дома, там родина, там березы и женщина с джунгарскими глазами. Это почти как финишная прямая, это почти как конец. Даже немного грустно.

 

Вот только денег нет. Обсудили это дело со Светой и она выделила мне 45 долларов. Еще пять я ей должен за вьетнамскую, итого отдавать 50. Значит, 30 уйдет за китайскую визу, 10 - на жизнь во Вьетнаме, 5 - на Китай. На жизнь хватит, но вот во Вьетнаме я думал потратить денег на всякие музеи, а теперь не факт, что получится.

Завтра - в Сиануквиль, там море и чайки.

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.023348808288574 сек.