Радуга

22 января понедельник Самый опасный район Таиланда.

 

Я проснулся в 7:30. Я лежал на столе под навесом на пустынном пляже Кота-Бару, на тихоокеанском берегу. Закончилась моя последняя ночь в Малайзии.

 

Я навел порядок в своих вещах, поудобнее расфасовал сахар и пересчитал оставшиеся доллары - их было ровно 82$. На четыре месяца должно хватить.

 

До города Кота-Бару от берега примерно километров восемь. Попалась едальня, где я заварил себе чая и взял две плюшки по 20 малайских центов. Солнце грело все сильнее. С полчаса я простоял на пустоватой дороге, пока одна не взяла прямо до центра города, где я и оказался в 9:30.

 

Свободного времени было с избытком. Я зашел в дешевую едальню, которую обнаружил еще вчера, приобрел там 2 роти-чаная по 60 центов и заварил себе чайник чая. Зашел в бесплатный интернет, посмотрел новости. Пришли фотографии от китайца, которого я встречал у телебашни Куала-Лумпура. Случайно обнаружил, что братья Лященко писали мне из Малаки 18-го декабря! Как это я пропустил такой момент... Значит, они тоже пробрались тогда в Малайзию...

 

Пора было идти к границе. Для этого сперва надо перейти по мосту немалую реку Келантан. За мостом меня сразу подобрали, но провезли только 1 километр до поворота, потом еще машина взяла в Пасир Мас, но повезла дальше. Оказывается, водитель нацелился заполучить с меня 20 ринггит. Я объяснил ему, что с ринггитами не получится, так что он меня высадил и поехал обратно. Я почти сразу выловил громадную и крутую иномарку прямо до границы. Так вот стремительно пролетели мои последние километры по этой стране.

 

Пограничный городок Рантау Панджанг. Я нашел лавку, где меняли валюту и поменял 20 RM на 200 бат. Десять ринггит сохранил на случай, если на той стороне курс окажется лучше. Без проблем получил выездной штамп, перешел в Тай, получил въездной и все. Я в Таиланде. Закончилась моя Малайзия.

 

Снова будет все как в ноябре: сухая земля, дешевая еда, веселые тайцы, знакомые места. Но не будет уже чая с молоком и индусов, и с родного почти малайского языка придется переходить на почти забытый тайский. Опять это "кхауп-кхун" вместо привычного "теримукаси"...

 

На тайской стороне границы тоже большой город и ж/д станция. Валюту тут меняют по тому же самому курсу, так я получил еще 100 бат. Смешно... 30 ринггит - скромные деньги для Малайзии, а 300 бат - вроде как огромные для Тайланда... Вступление в Таиланд надо было отметить, и я нашел знаменитую тайскую пятибатовую плюшку и бутылочку виноградного сока за 10 бат. То и другое можно найти только в Таиланде.

 

Я шел на выезд из городка и мучительно вспоминал тайский язык. Я уже ничего не помнил, но что-то медленно всплывало в сознании. А вокруг было хорошо - горячее солнце, все сухо и чисто... Так сухо, что трудно поверить в существование недалекого Кота-Бару с его дождями.

 

Я нацелился попасть в город Паттани. Весь ноябрь тайцы меня пугали тем, что тут война и опасно. Я стал высматривать эту войну... Первой машиной, которая меня взяла, оказался грузовик, доверху набитый непонятно чем, и меня запустили на самый верх. Это было примерно то же самое, что ехать на крыше автобуса. Обзор на 360 градусов, ветер... Говорят, что лучший транспорт, это грузовик. Нет, лучший - это вот такой грузовик.

 

Кажется, я ехал по трассе №4056. Не помню точно маршрута. Вроде после грузовика меня подобрала еще пара автомобилей. Где-то, помню, торчал в деревне. Где-то заходил в едальню за рисом. С некоторым удивлением стал различать в разговоре местных малайские слова, причем именно келантанский диалект. Я уж подумал, не ломать ли язык тайским, и не перейти ли прямо на келантаниз, вдруг поймут?

 

В одном месте меня подобрала машина, где ехали двое. Слева (рядом с водителем) оказался полковник тайской армии. Рядом с ним лежал пистолет, а на коленях - громадный 9-миллиметровый скорострельный ствол, похожий на УЗИ.

 

-Что, - спросил я англоязычного полковника, - тут так опасно?

-Очень, - ответил он, - кругом террористы. Вон, видишь, люди? Может быть, это террористы, откуда мы знаем? Или вон тот человек... Тут не поймешь.

 

Несколько раз мимо мелькнули буддийские монастыри. По верху их ограды была протянута колючая поволока, на углах оборудованы пулеметные гнезда. Рядом в кустах затаились броневики. Все бы хорошо, но несколько раз замечал, что совсем рядом каучуковые плантации, так что гранатомет можно подтащить совсем близко...

 

Полковник куда-то заезжал, и вернулся с еще одним пистолетом(5.45 мм).

 

-Второй?

-Третий.

 

С ними я въехал в Паттани. Подковник сказал, что в самом городе не опасно, хорошо охраняется. Было уже темно. Я попробовал найти монастырь, но не получилось. Наверное, растерял навыки храмоискания за два месяца. Центр города цивилен до грустного... Я долго искал там места под ночевку, пока вдруг не обнаружил деревянный домик на детской площадке. Чистый такой... И крыша есть, и не видно меня там. Было уже темно и безлюдно, так что я залез в этот домик и там упал спать.

 

Дождя вечером не было... Резко же тут меняется климат.

 

23 января вторник Паттани-Транг

 

Проснулся в неопределенную рань, сделал круг по городу в поисках еды. Но в Паттани все было странно дорого, даже обычный рисовый суп везде по 20 бат. В одном месте вроде как сговорился на непонятный суп за 10, но потом за него вдруг захотели 20. Странный город. Тут что, из-за войны все подорожало? Проблемы с коммуникациями? Все пожрал проклятый долгоносик?

 

Вышел на окраину, застопилась машина на 20 километров, потом очень медленная фура в Хатъяй, оттуда еще одна до поворота на Сатун. Я решил завернуть на Сатун, чтобы там на одном памятном мне перекрестке поискать малайские ножи за 5 долларов. Поймал легковую, потом еще одну, на которой ехал веселый "сейлормэн", который хорошо понимал английский и много всего расспрашивал.

 

В 13:00 я был у поворота на город Транг. Пошел искать рынок, где в ноябре покупал плюшки и видел ножи... А рынка нет! Исчез. Вот навес, где я ел те плюшки, вот мост... А большого рынка нет и даже следов никаких. Мистика. Исчезающий рынок.

С тоски растратил 15 бат на мешок плюшек и апельсиновый сок, поймал легковую и в несколько перегонов попал в город Транг. Последняя машина поняла мою мысль найти интернет и некоторое время возила меня по городу, пока не попался этот самый интернет... Было 18:07.

/.../Заметил, что тут, около Паттани, многие говорят на малайском, причем вроде бы на келантанизе! Любимый мой диалект. Снова вижу 5-тибатовый сок и вкусные плюшки, и снова тайские дурные собаки - нигде в мире нет таких тупых и агрессивных собак. Как видят меня - начинают истерично - не лаять - орать и норовят укусить. Поубивав бы... Зато тут СУХО! Второй день без дождя!

 

Только что приехал в Транг, где ночую, пока неясно. Наверное, завтра двину на Прапас-Бич, авось Джонни туда подрулит.

На улицу я вышел уже совсем в темноте. Побрел наугад, вышел к вечернему рынку в стадии закрытия. В одном месте еще продавали супы в пакетиках. Я взял такой один и тут же устроился его есть. Продавщицам хотелось побыстрее отделаться от супов и уйти домой, поэтому последние два пакетика мне отдали просто так. Кстати, пытались подсунуть "не очень острый", но я пресек эти попытки и выбрал поострее - меньше вероятности, что испортился. Вечер же.

 

Место ночевки нашел не сразу. Заметил высоко на фоне неба нечто светящееся, похожее на храм на горе. Пошел в ту сторону, долго бродил по каким-то улочкам, ничего не нашел, бросил это занятие и устроился под навесом у другого храма. Просто на гравии. Не очень эстетичное место, но народу нет да и надоело шататься по Трангу.

 

24 января среда Велкам хоум!

 

План на сегодня был такой: вернуться на Прапас-Бич, где я в ноябре провел пару дней в тишине и покое, полежать там на берегу день или два, а 28-го вернуться в Сонкхлу и поймать там человека Джони. Про Сонкхлу было договорено, про Прапасбич я его тоже предупредил. У Джони узнаю, где тут Радуга и заеду туда, если она еще жива.

 

Не помню, какой дорогой ехал из Транга. Кажется, прамо на север по большому шоссе №41, потом хитрыми зигзагами до трассы № 401 у городка Бан Та Кхун, и дальше на Кхирабури... Получилось весьма быстро.

 

Когда я вышел за Кхирабури, до Прапас-Бича оставалось километров с десять. Остановился грузовичок, я спросил - можете провезти вперед немного, около 10 километров? Они говорят - поехали. И никаких вопросов, куда и зачем я еду... Я забираюсь в кузов и мы едем, по пути заворачиваем влево к какому-то домику, потом еще остановка у другого домика, и вот уже скоро поворот на Прапас, но грузовичок уверенно поворачивает влево, к морю, у указателя "Ао-Кхоэй Бич". Мне сюда не надо, но если вывезут к берегу, там останется два-три километра по берегу, чего бы не проехаться... Грузовичок вывез меня к морю, остановился и домика, и водитель уверенно заявил: тебе сюда.

 

Не очень понимая, к чему он клонит, и не к отелю ли привезли меня, я вылез из кузова, подошел к домику и обнаружил, что это кафе, а внутри некоторое количество юных белых мистеров. Эти мистеры радостно мне улыбаются и говорят: "Welcome home!" Через пару минут до меня медленно доходит, что я попал непосредственно на Радугу.

 

Эта мысль в тот момент меня не обрадовала. Я настроился одиноко лежать на берегу, варить кашу и грызть апельсины, а теперь будет толпа народу, с которой надо как-то взаимодействовать. Ладно, поглядим... Народ жил в километре дальше по берегу и я прошел этот красивый километр - самый красивый берег в Таиланде, где песок усыпан ракушками и изрыт норками крабов, где слева на скальной гряде громоздится буйная тропическая зелень с пальмовыми листьями и бамбуком...

 

Радуга раскинулась на километр по берегу. Там, где кончался лес и начинался пляж, были видны бамбуковые домики, гамаки, палатки и тенты. Радуга доживала последние дни и на ней оставалось всего около ста человек, а в разгар, под Новый Год, тут жило около 700, и палатки стояли далеко от моря, вглубь леса и вверху в горах... По пляжному песку бродила девушка, и я спросил ее на языке Шекспира, нет ли тут кого из России.

 

-А нафига тебе из России? - спросила девушка на языке Шекспира же, но сама постановка вопроса выдала что-то знакомое. Она таки оказалась нашей, приехавшей с человеком, известном в интернете, как belomor. И было наших тут всего человека 4 или 5, не считая некоторого количества русских из Израиля. А Джонни уехал только вчера, как я понял. Не успел я...

 

Позже я понял, что на Радугу может приехать кто угодно и как угодно и делать что угодно, терпимость тут фантастическая, и про это я еще расскажу, но я сперва этого не знал и не знал, нужен ли я тут. Поэтому я осторожно сгрузил вещи в стороне, слазил в море, подсох и пошел поглядеть на все тут...

 

Да, это было море и лес, это было далеко от цивилизации, но обустроено с европейской продуманностью. С горы, с верховьев ручья, протянули пластиковую трубу для кухни и душа. Отрыли ямы для мусора. Организовали на кухне ресторанный набор посуды и всяких кухонных инструментов, организоали отдельную кухню для тех, кто с мелкими детьми. И среди всего этого американцы, немцы, французы, итальянцы, чехи, японцы, австралийцы, испанцы, австрийцы, израильтяне и даже тайцы. Интересно, что местное тайское население сперва восприняло Радугу как очередную дурь белого человека. Тайцы приходили посмотреть на палатки, на неодетых девиц, на непонятные им песни и даже сперва кое-что уворовывали. Но постепенно они осознали, что это немного иное. Воровство прекратилось, бесцельные визиты тоже, а кое-кто поселился на Радуге отдельной палаткой, где вечерами жарили на огне кальмаров и угощали желающих.

 

Надо сказать, что Радуга - это не только люди, но еще и объекты. По Радуге можно было водить экскурсии - при мне такую провели для двух случайных цивильных немцев. После ее закрытия владелец земли попросил оставить все постройки как есть. Что б показывать соседям.

 

Была там "фруктовая кухня" в виде навеса с сетками, в которые складывали бананы, арбузы, ананасы и прочую экзотику, рядом был стол и доска для разделки. Это была такая реклама вегетерианства: плакатик гласил, что поедание мяса не является злом, но все же неплохо бывает и без мяса.

 

Другое полезное место - медицинский центр в виде навеса с огромным количеством всего медицинского. В декабре тут даже настоящий врач присутствовал. Все это было очень кстати, потому как ноги мои выглядели плачевно. Не собирался заживать ожог от мотоцикла, несколько натертостей так же создавали проблему, и вообще я насчитал на ногах шесть мест, требующих пройтись по ним химией и заклеить чем-либо. Начал с йода. Когда не помогло, переiел на нашатырный спирт, а сильно позже кто-то подсказал некое антибиотическое средство. Оно-то и помогло.

 

Однако самым интресным на Радуге был склад ненужного. Уезжающие оставляли там то, что не хотели тащить с собой. Европейцы народ ленивый, поэтому они оставляли после себя спальники, палатки, куртки, москитные сетки и кучу одежды. Так же здесь можно было найти посуду, курительные палочки, бумагу, карандаши и книги. Кто-то обнаружил здесь даже "Лонели Плэнет-Азия". Я сам долго облизывался на сковородку. Оборот вещей был весьма интенсивен, так что каждые полдня интересно было заглянуть и проверить, что появилось нового, а что ушло. Я же первым делом заимел себе москитную сетку. Этот интерес к халявным вещам сперва показался мне каким-то нездоровым, ибо есть у нас в сознании убеждение, что только мы в России такие. Но евроейцы оказались такие же в точности. Сколько раз видел их горящие глаза и разговоры: "Вау! Бесплатный магазин!!!"

 

Ну и так далее. Вечером мне говорят - иди, там вон еду притащили...

 

Еду в ведрах притащили на большую песчанную площадку с костром. Народ собрался в круг. Еда тут - своего рода ритуал. Сперва все стоял, взявшись за руки, поют песни, после чего издается своеобразный звук и надо изобразить кое-какие телодвижения. По первости это настораживает и немного смущает, но со временем привыкаешь, все становится естественно, а много позже просыпается в душе ностальгия по этим песням.

 

Еда в тот вечер повергла меня в культурный шок. Там наварили вкусную рисовую кашу с неизвестными, неразличимыми в темноте добавками, а к ней - шоколадные шарики с кокосовой стружкой. Кто-то не поленился тереть на терке кокосы. Ведро с рисом протащили по всему кругу, а шарики раздавала легкомысленая девушка в белом, которая забавно изображала из себя зайчика.

 

Все мы циники, всем нам трудно вобрать в себя поклоны костру и прыгающих девушек. Все это пугает, настораживает, иногда вызывает странные улыбки. Но Радуга приучает быть проще. Если подумать, все эти ритуалы живее и проще наших социальных ритуалов, а прыгающие девушки тоже живее и проще некоторых социально адаптированных девушек нашей европейской реальности.

 

Ночевать я остался в своем конце пляжа. Навтыкал в песок бамбуковых палок, растянул на них москитную сетку и там под ней остался спать.

 

25 января четверг

 

Проснувшись утром, я обнаружил под москитной сеткой комаров. Вечером в темноте я не заметил одно отверстие, и вот они просочились... Решил пройтись по берегу до своего Прапас-Бича, вспомнить прошлое. Перелез каменную гряду, прошел пару километров по пляжу и только тогда понял, что идти тут еще прилично. Отказался от этой идеи и пошел обратно. Однако, вообразите себе этот пляж, километра четыре в длину и шириной... метров 400 сплошного песка... усыпанный ракушками. Справа набегает волна, а из-под ног веером разбегаются крабы.

 

Странно. На берегу все еще живут крабы и роют там норки и несколько сотен белых людей за два месяца не смогли их распугать. Удивительно.

 

Вернушись, попал на завтрак: кормили вермишелью с чем-то еще.

 

Днем я решил поучаствовать в радужной жизни и отправился на кухню посодействовать. Кухня представляла собой навес из пальмовых листьев, под которым были вырыты костровые ямы, сколочены столы для Процесса и полки для посуды. Рядом - четыре крана с водой, чуть в стороне - складской навес, там были свалены в кучу овощи.

 

Едой занимались два раза в сутки - утром и вечером. Обычно образовывалась группа энтузиастов, чаще по национальному признаку. Например, по пятницам колдовал Израиль, по средам французы. Американцев что-то не припомню. Японцы проявлялись время от времени. Русских не было за нашей малочисленностью, но мы таки исправили это упущение, о чем позже.

 

Сегодня была очередь итальянцев. На всю Радугу одним из самых заметных был Дэвидо из Турина, который выиграл в казино некую кучу денег и решил потратить их радужно. По плану с Радуги он улетал в Японию, потом домой. Дэвидо появлялся на кухне чаще всех. а в тот четверг он замышлял нечто с баклажанами. Их надо было нарезать хитрым образом, в чем я ему и содействовал. Я первый начал петь "O sole mio", а Дэвидо продолжил, потому что в отличие от меня знал весь текст целиком...

 

О готовности еды предупреждают дважды криком "FOOD CIRKLE!!" и в последний раз воплем: "FOOD CIRKLE - NOW!!!" Это значит, пора идти на Круг. Получается, что на Радуге этот вопль раздается шесть раз в день. К нему привыкаешь надолго - вот уже полгода прошло, а до сих пор он звучит у меня в ушах.

 

Вечером случилось событие: приехали двое из Минска. Егор и Евгений. Тоже простопили через весь Китай, в Лаосе догадались соорудить плот и сплавились вниз по большой лесной реке. Отличная идея. Если еще занесет в Лаос, попробую воспроизвести.

 

По плану они с Радуги двигались на Малайзию, оттуда - по настроению. Евгений хотел кого-то поймать в Бангкоке, и я спихнул ему свой "Лонели-Плэнет-Бангкок", с условием вернуть как-нибудь, ибо он все же не мой, а Хембо, и пусть Хембо переехал из Хельсинки в Лондон, но вернуть-то надо...

 

Народ на Радуге живет кто в палатках, кто в гамаках, а кому-то интересно строить себе дом. Я застал только один - бамбуковый настил метрах в двух от земли, вроде бы даже с крышей. Говорят, раньше было побольше. Подумав, я решил - нечего придаваться эскапизму, перетащил вещи поближе к центру, растянул на кустах москитную сетку и обустроил себе жилище с видом на море.

 

26 января пятница

 

Сегодня сбылась таки моя мечта: на складе ненужного кто-то оставил черный тайский гамак без шнуров. Я его сразу же присвоил, заменил шнуры веревкой и испытал его в действии на ближайших пальмах. Держится. Когда наступила ночь, я попробовал в этом гамаке спать. Сразу обнаружилось две проблемы. Первая: январь не ноябрь и ночью все же холодно. Вторая: спанье в гамаке требует навыка. Первую проблему я решил с помощью спальника, вторую стал пока обдумывать.

 

К Радуге я привык за пару дней, и даже почувствовал здесь себя легко и свободно. Весь остальной мир куда-то удалился, и создавалось ощущение, что мы все тут одно небольшое племя, забытое цивилизацией. Ловим рыбу, собираем кокосы... И ведь ловили тут рыбу некоторые - на пляже мне попадались ловушки из прутиков.

 

Друг друга тут называют "брат" и "сестра", а все сообщество - семьей. Сперва это кажется надуманным и с каким-то подтекстом, но со временем вживаешься, привыкаешь. И ведь в самом деле - в массе так их всех и поспринимаешь как братьев. Идеология тут от жизни не оторвана, ничего объяснять не надо, все получается само собой. А кто не вживается - тот живет в стороне, в костровых ритуалах не участвует, на кухне не появляется и как бы его нет. Жизнь отфильтровывает циников и делает их лишними.

 

А в нашей цивилизации все наоборот.

 

27 января суббота

 

Задача на сегодня - сгонять в Сонкхлу, чтобы поймать там Джони. Я проснулся в 7:00, собрал все свои вещи, расползшиеся по лагерю. Взял с собой москитную сетку, чтобы проверить ее в действии. Рюкзак странно утяжелился - или я отвык от него за два дня? Съел три банана и в 8:00 пошел на трассу. Весь путь по пляжу и 3 километра до трассы проделал пешком.

 

На трассе сразу же застопился грузовичок до Кхирабури (километров 10), где я забежал на рынок за коробочкой риса. Затем поймал машину до поворота на Phanom. Да... Сколько раз я бывал на этом повороте... В тот день меня вдруг пробила ностальгия по оставленной Радуге - привык, однако.

 

На повороте застопился грузовик, большой и зеленый, на котором я проехал весь длинный и красивый путь через горы почти до самого Сураттани, где вышел на трассе №41.

 

Было около часа. Быстро застопился легковой грузовичок на 150 километров. Мы летели птицей. Он шел в Накхон-Сы-Тхаммарат, но высадил меня отчего-то не у поворота на город, а за 20 километров до, так что еще две машины я сменил, пока достиг поворота.

 

Однако, темпы радуют. Остановилась фура, идущая в Хатъяй. На ней я проехал почти до самой Сонкхлы, но снова высадили перед поворотом и еще машину пришлось брать до поворота. Уже миновало 17:00, темнело. В сумерках я успел тормознуть машины до города - она привезла в Сонкхлу и высадила прямо на пляже, возле северного мыса.

 

Я отправился на поиски еды, ибо за весь день мне препал только рис в Кхирабури, несколько жареных бананов в фуре и пара моих апельсинов. Но ночью в Таиланде с едой грустно. Все закрыто. Я ничего не нашел и побрел обратно на пляж, вдруг тормозит машина и выскакивает из нее Джонни в оранжевой индийской футболке. Он только что приехал в город из Краби.

 

Вместе пошли ночевать в заросли сосен на берегу. Я повесил гамак, Джонни установил палатку. У меня остались апельсины, а у него вафли. Мы это все уничтожили, поговорили о жизни и упали спать.

 

С вечера установился сильный сырой ветер с моря. В гамаке было неуютно и пришлось мне извлекать спальник и утепляться.

 

28 января воскресение Сонкхла.

 

Проснулись в 7:00, когда солнце вышло из-за облаков на горизонте. Спалось хорошо, я все же освоился с гамаком. Утих ветер, по поверхности Тихого Океана бежали высокие пенные валы. Джонни смотрел на море, как на неизвестного зверя: более месяца он прожил на андаманском побережье и ни разу не видел высокой волны. Он сразу полез в океан, а я со своей забинтованной ногой мог только наблюдать и завидовать.

 

Мы собрались и пошли искать еду. Еда обнаружилась между холмами - там продавали рисовую кашу с мобильной тележки. 10 бат. С жареным чесноком. Я понял, какая великая вещь жареный чеснок! Его надо мелко нарубить, обжарить в масле с солью, высушить и сделать такой вот запас в мешке, который идет универсальной специей к любой еде. Обязательно дома осуществлю.

 

А вот мартынов на их обычном месте мы не застали. Каменный стол пустовал, ни одной мартышки не заметно было на деревьях. Не сезон.

 

Пошли искать интернет. Побродив переулками, действительно его нашли, причем по 15 бат, хотя везде по стране минимум 20. И это был не просто интернет, а ОЧЕНЬ БЫСТРЫЙ интернет. Я загрузил фотографию себя и Джони:

 

Я и Джони

 

После интернета с нами произошло забавное событие. Идем мы себе какими-то глухими переулками и видим распродажу бананов. Хорошие такие бананы, длинные. Обычно такие стоят бат по 20-30. Я без интереса скользнул взглядом по ценникам, и вдруг вижу - "5". Солнышки, думаю, ценники перепутали. Спрашиваю девушку - чего пять? Она в ответ - вот, лапа...

 

-Момент, - говорю, - вот эта лапа - 5 бат?

-Именно, - отвечает дядька-бананоторговец, - 5 бат.

-А чего так дешево? - задаю я глупый вопрос.

-Это не дешево, это так положено.

 

Я достаю пятибатовую монету. Протягиваю. Он ее берет. Я беру лапу. Ничего не происходит. Мы с Джони идем и ждем, чего будет... Непонятно, в чем подвох. После некоторых колебаний отломили по банану и заглотили. Хорошие бананы. Рога рости не стали... До сего дня я не могу найти объяснения этому явлению. Ну не бывает в мире бананов по 2 рубля 80 копеек за килограмм!!

 

Поднялись с Джони на то большую гору, куда ведет длинная утомительная лестница, где беседка на полянке и храм на самой вершине. Оттуда сказочный вид на весь город, на Тихий Океан и Лагуну. С Океана на нас надвигалась темная туча. Мы спустились вниз до домика, и тут как раз пошел дождь. Сонкхла расположена в той части Таиланда, где даже в сухой сезон изредка случаются дожди. Джонни уже два месяца не видел дождя и пошел им пропитаться...

 

Когда дождь закончился, уже начало темнеть. Пора было искать храм и вписываться там на ночь. Мы спустились с холма, стали обходить его против часовой стрелки и почти сразу нашли храм. Заглянули... Темно, только блестит мокрый асфальт. Где-то звон посуды. Мы пошли на этот звук и внезапно оказались в толпе народа. Много раз в ноябре я сталкивался с этим явлением: толпа народу в храме, все что-то едят и приглашают тебя... Вот и сейчас - подошла женщина, спросила: "Вы уже ели??!" Мы честно ответили, что вроде бы нет... Нам сразу организовали круглый стол, притащили туда корзинку апельсинов, бутылку воды, еще что-то. Джони смотрел на это с некоторым недоверием. За два месяца в стране он еще не сталкивался с этим.

-Чего это? - спросил он у меня.

 

-А кто его знает. Свадьба или похороны. Хотя слишком весело для похорон.

 

Пока мы уничтожали еду, появилась юная дама и спросила, откуда мы, как тут оказались и все ли в порядке. Я спросил, по какому случаю торжества.

 

-Это... Понимаете ли... Видите, здесь люди все в черном? Это вот у меня дядя умер, вот мы по такому случаю...

 

Значит, поминки. Кто бы мог подумать. В общем, съели мы все, что смогли, посидели еще из вежливости и двинулись обратно. По пути нашли монаха, спросили - как тут с ночевками? Но монах оказался неконтактен и хмур. Все логично: либо еда, либо ночевка, а всего сразу не бывает.

 

Мы еще прошлись по ночному городу, нашли еще один монастырь, и там все получилось наоборот: нас с радостью пустили ночевать, выделили специальную комнату, показали, где тут вода для мытья...

 

тайский монастырь

 

Так прошел наш совместный день в Сонкхле. Завтра Джони в Малайзию, а я обратно на Радугу.

 

29 января понедельник

 

Утром проснулись по будильнику, ровно в 7:00. Монахи напоили кофе (пакетиком) и апельсинами. Я успел пройтись по территории, обнаружить свалку буддийских статуй и сфотографировать ее. Потом собрались. Я отдал Джони атлас Малайзии. Попрощались с монахами - они просили заезжать еще. Мне уже не получится, а вот Джони, наверное, сможет.

 

Пошли туда, где вчера ели рисовый суп - тележка на месте, но в кастрюле уже пусто. Опаздали. Все правильно - уже минуло 8:00, вся дешевая еда в это время исчезает с улиц. Мы прошлись до обезьяньего холма, но и сегодня обезьян не было.

 

Джони вдруг решил пройтись до берега и найти знаменитую сонкхловскую статую кошки с мышью. Я возражать не стал - ведь это ему сегодня на границу, а у меня времени с избытком. Мы двинулись на набережную, и тут на проводах засекли таки мартына. Я обратил на себя его внимание при помощи апельсина и он слез на забор, где Джонни запечатлел его и меня.

 

мартын

 

Кошка:

 


 

 

Пошли к рынку искать еду. Но уже 9:00, какая еда в Таиланде в это время? Все уже съедено, видны только обертки и коробочки на асфальте. Нашли рынок, долго бродили, присматриваясь к еде. Единственное, что осталось, так это маленькие пакетики с едой по 10 бат. Я нашел горелку и организовал там чай. Дополнительно нашлись непонятные бублики по 10 бат - все вместе вполне себе завтрак.

 

Переулками вышли к вчерашнему интернету. (11:10) Я просидел там час, загружая фотографии и проверяя новости. А новости были. Алигожин и Максимова только что прилетели в Москву! Чизер все еще на Бали... Эх...

 

Все, пора покидать город. Прошли ногами до выезда, то того самого висючего места, где я так долго торчал в ноябре и - надо же - сразу застопился грузовик. Причем ехал он едва ли не в Садао, так что на бангкокской трассе я вышел, а Джони укатил дальше, на Малайзию. Так мы расстались и встретились только через полгода в Питере.

 

Я оказался на неудобной позиции в черте города, зато неожиданно обнаружил на асфальте золотистую монетку в 1 сатанг. И потом еще одну такую. Самые красивые тайские монеты можно найти только вот так в пыли, а больше нигде.

Скоро меня взяла легковая километров на 20, а потом фура, идущая в Пхатталунг. И только я вышел из Пхаталунгской застройки, как сразу же меня подобрала фура, идущая прямо в Бангкок с грузом пива. В кабине были два веселых парня, они звали с собой в Бангкок, но мне все же надо на Радугу.

 

Ехали мы часа три. Пили пиво, поедали курятину. Солнце опускалось большим багровым шаром, отражаясь в мокром асфальте. В 19:00 уже в темное, я вышел в селении Wang Sa, где влево уходит трасса №4009. Пройдя немного по этой трассе, я обнаружил монастырь. Заглянул, спросил про ночевку. Мне совершенно спокойно выделили домик. А я уже нацелился вешать гамак на пальмах. Не судьба.

 

Лежа в домике на полу, я размышлял, когда покинуть Радугу. Сейчас понедельник, и если я пробуду на Радуге 2 дня, то рискую оказаться в Бангкоке в субботу, когда посольство Камбоджи закрыто. Или успею на выходные сгонять в Сукотай?

 

30 января вторник

 

Никак не могу сообразить, как я ехал от Вангсы до перекрестка у Такуа-Па. Кажется, именно в этот раз я поехал по трассе 4090 через Капонг. Этот участок оказался странно висючим. Ни одной машины, глушь. Нигде в Таиланде я не встречал такой пустой трассы. Но все же я уехал и оттуда и к концу дня успел попасть на Радугу.

 

Итак, я вернулся на Радугу. Трехдневная вылазка в Сонкхлу показала ненужность москитной сетки, потому я вернул ее на склад ненужных вещей.

 

Кое-что поменялось за время моего отсутствия. Евгений-минский уехал куда-то. Исчез "belomor" с дамой. От 100 человек осталось 70 или 50. Радуга жила последнюю свою неделю.

 

Я думал пожить там пару дней, но задержался на все пять. Уже не помню событий по дням, так что буду вспоминать про все сразу.

 

31 января - 3 февраля - РАДУГА

 

Когда-то я думал, что напишу про Радугу много и подробно. И запомнилось много, и выводов в мозгу накопилось, и спрос был. Но за год многое отошло в прошлое, покрылось легкой пылью времени, и осталось только самое яркое. Поэтому рассказываю фрагментарно, отрывками, без системы.

 

Про людей...

 

...Про Дэвидо я уже рассказывал. Помню еще испанку по имени, которое сокращалось до Мэр, а полностью звучало, наверное, Мерседес. Она чаще остальных (едва ли не единственная) бродила в неодетом виде. Была она высокая, худая, и было в лице ее что-то габсбургское. Или, может быть, вестготское. Ее больше всех веселили наши с Егором разговоры на языке Пушкина, и она очень забавно изображала русский язык - вернее то, как она его слышит.

 

Ее противоположностью была австриячка с тевтонским именем Райнгарт, которое сокращалось до Райни. Она была дама крупная, тяжелая, но обладала проходимостью танка. В одиночку, без карт, она бродила по глухим лаосским деревням с бюджетом 4 евро в сутки... Меня она расспрашивала про Малайзию и Индонезию. Потом она где-то бродила весь февраль и март, а 26 мая написала с Суматры, где провела два месяца: "Hey tomorrow 2 months sumatra are over. I was just Medan, Lake Toba, and small villiges, by the Orang utans and in the joungle." Героическая женщина.

 

Обнаружился литовец Юстас, многим известный в нашей среде. Он уже был в Камбодже и присоветовал делать визу в Бангкоке. На границе, говорит, тоже можно, но там такой курс... там чего-то темнят... Получается 25 доларов, а не 20... Не делай там, там плохо. Он действительно сумел напугать меня этими камбоджийскими пограничниками... Что из этого вышло - увидите позже.

 

Отчего-то совершенно в стороне обитал человек Изя, гражданин государства Израиль. Он изредка появлялся среди палаток, туманно философствовал и снова уходил. Он тоже нацеливался на Камбоджу, местал построить шалаш на берегу озера Тонлесап и там пожить. Приглашал туда в гости. Даже писал потом из Камбоджи, но у меня не сложилось его найти.

..........

кулинарные эксперименты

 

К еде на Радуге подходят творчески. С претензией. Есть некое гусарство в том, чтобы сделать настоящий торт в условиях джунглей. Изобретали салаты из ананасов и арбузов, например. Изготавляли чапати. Мы с Егором долго придумывали, как пропиарить русскую культуру, но из тайских продуктов ничего русского не придумать. Зато я обнаружил запасы тайской фасоли и решил проявить закавказскую сторону своей сущности. Решил сварить лобио.

 

Собственно, фасоль с луком. Положено добавить уксус, но я заменил его лимончиками. Изготовил тестовую версию. Получилось. Тогда на следующее утро занял кухню и наварил ведро этой фасоли. Давить лимончики было болезненно, так что я подключал всех подряд.

 

Удивительно, но банальная фасоль с луком подействовала на европейцев и американцев воодушевляюще. Они сказали, что это... очень... впечатляет. Явно их зацепило. Не ожидал я такой реакции.

 

Через день на кухне нашлись дрожжи, и я намешал ведро теста. Мы с Егором принялись печь блинчики на двух сковородках. Помню, как я попробовал подключить к этому одного ирландца, но он оказался психологически непригоден. Зато появился серьезный дядька с бородой и со странным акцентом произнес:

 

-Вам по-мочь, то-ва-ри-щи?

 

Его звали Павел и он был чех. Потом выяснилось, что он очень профессионально делает массаж. Чехи изыскали лист кровельного железа и стали готовить блинчики сразу большими партиями. Но получалось больше похоже на чапати. У европейцев так всегда - берутся ли они за блины или оладьи, все равно получаются чапати... Я боялся, что не хватит на 50 человек, но хватило с избытком. Нашлась бутылка меда, а я пожертвовал свою банку сгущенки. Эта была та самая сгущенка, что мне подарили на Суматре в декабре, и которая ездила со мной все это время, и которую я так и не собрался использовать.

.....

шахматные баталии

Серьезных дел на Радуге не было, но при этом не возникало ощущения скуки. Мозг всегда оказывался чем-то занят. Иногда играли в шахматы. Почему-то европейцы этот вид спорта освоили слабо. Я играю убого, но турнирная таблица выглядела так:

 

Россия-Турин, победил. (Это я с Дэвидо)
Россия-Австралия, победил
Россия-Израиль, победил
Россия-Израиль, проиграл (противник сконцентриривался)
Россия-Солерно, победил
Россия-Канада, победил
Россия-Япония, проиграл по глупости...

А японец (Уэда Кэн) играл действительно очень вдумчиво и красиво...

 

Мораль и терпимость.

 

Свобода - штука опасная. Многие слышали про радугу, что там всякий нудизм, фри-секс, наркотики и пьянство. Говорят, в нашем росийском ваианте Радуги примерно такие и есть. Но в международном формате они иные. Я застал уже самый конец, но все равно за неделю пребывания не обнаружил там никакого особенного нудизма. Пару раз японцы купались в неодетом виде, только ОДНА дама часто появлялась в таком же виде и только раз или два тетки загорали без посторонних предметов одежды. Причем в стороне от всех и к ним никто не приближался. Сексуальные взамотношения я заметил только раз - ночью и в темноте. Коробку пива видел тоже только раз - и то, непонятно, где и когда это пиво выпили. Марихуану не замечал.

 

Хотя один парень все же пострадал от передозировки какой-то дряни. Я увидел его еще в первые два дня - он все время что-то грузил про Шиву и Парвати и постоянно ругался. Он всем надоедал, таскал чужие вещи, но его не трогали. Помню, как работал с французами на кухне, и он пришел с дурными песнями. Французы не реагировали. Он рылся в кучах овощей, что-то разбрасывал - они молчали. И только один заметил: "Вчера жаловались, что нет music in the kitchen... зато вот сегодня у нас entertainment in the kitchen..." Только когда он стал разбрасывать какую-то специю, они нахмурились. Когда я вернулся из Сонкхлы, его уже не было. Говорят, увезли в больницу и кто-то даже поехал с ним там сидеть. К нему даже ездили туда, и когда мы с Егором готовили блинчики, к нам пришли и попросили несколько штук - отвезти ему. Вот так оно и было.

 

экономика

 

Мне с самого начала было интересно, как это все финансируется и управляется. Но я не лез с вопросами. Однако была мною замечена девушка с документами и деньгами. Однажды со стороны моря пришла лодка, привезла еду. Красивая тайская лодка с высоким носом и пестрыми полосками. Мы разгружали ее всем миром по пояс в океанских волнах, а потом появилась эта дама с пачкой документов и что-то там с лодочником согласовала...

 

Где-то в последний день организовали сбор в индейском антураже. Подводили итоги. было объявлено, что Радуга заканчивается, а "в шляпе" еще 1000 долларов. решено было треть отдать владельцу земли за неудобства, треть оставить тем, кто еще решит тут пожить, а треть будет отправлена в Китай, на организацию июньской Радуги.

Вот так это делается.

 

4 февраля воскресение

 

Утром на завтрак пришло человек двадцать. Всего на берегу оставалось около тридцати. Я собрал все свои вещи, пристегнул сбоку палатку, примерил на себя - терпимо, и пошел прощаться. На кухне застал французов и Райни. Обнял всех, как положено... Пришел здешний таец и тоже прощался со мной. Мы были едва знакомы, но он чуть не плакал.

 

На кухне запасся чаем, кофе и палочками корицы - сейчас жалею, что не взял больше, все равно пропадало. А палочек был целый ящик...

 

Мимо старого "круга", мимо пальм, вышел на берег, нашел там Асами и ее мужа-итальянца. Ну и пошел до деревни. Одиноко было и грустно.

 

До трассы добрался ногами. Машин не было и я пошел на север. Хотелось пить. С утра я как-то забыл про чай, и теперь где-то внутри свербило, усугубляя песемизм. "Все нужное приходит само, - сказал себе я, - если хочешь пить, значит, сейчас будешь пить. Сейчас остановится фура и предложит тебе... Что бы?" Я спросил себя, чего я хочу. Могут подарить: воду, лимонад, кофе с молоком в банке("BIRDY"). Обдумав варианты, я сказал себе, что хочу кофе.

 

Остановилась фура, идущая куда-то за Ранонг.

 

-Хочешь? - спросил водитель, доставая банку "BIRDY".

 

Вот так, и никакого Газпрома. После этой фуры я сменил еще пару машин и уже под вечер меня подобрал грузовик, водитель которого пригласил ночевать. Он свернул куда-то на восток, долго крутился проселочными дорогами и выехал к пустынной банановой плантации. Там был домик, где он жил один. Вокруг горы, бананы, тишина. Внутри дом больше напоминал мастерскую. Я повесил гамак на два столба и так устроился. Вечером хозяин даже сочинил еду из риса с чем-то.

 

5 февраля понедельник

 

Утром хозяин вывез меня до городка на трассе, где высадил у рынка. Кажется, мы даже зашли на этот рынок и он взял какой-то еды, не помню. Я поймал машину до Чумпхона, вышел у поворота на Бангкок (трасса №4) и внезапно поймал пикап, идущий непосредственно в Бангкок! 463 километра на приличной скорости, и все в кузове, только уже в Бангкоке меня переместили внутрь, чтобы полиция не приставала. Узнав, что я на Кхаосан, водитель так прямо меня и высадил - недоезжая площади с памятником Демократии, в квартале от Кхаосана.

 

На Кхаосан я пошел только ради халявного еврейского интернета. На улице все как всегда - туристы, сувениры. Вдруг слышу:

 

-Hai, brother!

Мать честная, да это ж Дэвидо! Сидит на паребрике и ест тайскую лапшу. Он тоже удивился, когда узал, что от Радуги до Кхаосана я приехал почти на одной машине. Приятно все же найти "своих" в толпе бангкокских улиц.

16:32. зашел в бесплатный еврейский интернет, написал о своем уезде с Радуги.

 

Наступил вечер и я стал решать самую сложную в Бангкоке проблему - где спать. Еще на Радуге я придумал найти большое дерево и зависнуть там в кроне в гамаке. Подходящие деревья в городе есть, но почему-то именно сегодня я их не находил. Я покружил по центру, вышел к каналу Онг-Анг, прошелся по улице Boriphat и неожиданно заметил заросли, обнесенные забором. Ворота были открыты. Я зашел и обнаружил то, что на картах обозначено как "Золотая гора" - высокую каменную горку с храмом наверху. По горке проложены лестницы и тропинки, вся она заросла деревьями и цветами. Я поднялся наверх, где перед запертым храмом имелась площадка со скамеечками. На площадке никого не было, и вообще нигде никого не было. Я поставил на асфальт палатку и там устроился в тишине, среди деревьев. Лишь одна проблема обнаружилась ближе к ночи: где-то на дереве появилась громко орущая птица и не успокаивалась пару часов. Дура.

 

6 февраля вторник

 

Место было выбрано удачно. Никто ночью не приходил. Я проснулся после шести, до открытия храма, свернулся и пошел в город. Отправился в свою любимый храм сикхов на завтрак. Там все как всегда. Сдавая в камеру хранения свои измочаленые тапочки, рассказал, что заполучил их в храме в Малакке... Старичок-индус очень удивился и предложил новые. И действительно выдал нечто новое, но слегка не в размер... Я подумал, что потом доведу до ума.

 

Надо было посетить посольство Камбоджи. Я думал, что оно живет гле-то у Лумпини парка, и пошел туда - это километра с четыре. Но там, на Тханон Сарасин, посольства не оказалось! Я кое-как нашел человека, который сказал, что оно переехало и выдал адрес - где-то на Раме Девятом, а если совсем точно, то на Pracha Uthit Rd. 518/4. А где это? Спросил людей - показали куда-то на восток.

 

Я поплелся по Тханон Виттаю на север, спрашивая ментов про этого Раму Девятого. Кто-то оказался в теме: есть такое место, но далеко, отсюда километров с 10. Ох... Я представил, во сколько обойдется доехать туда, и как потом обратно, а завтра снова... Да порости оно все ромашками! На границе сделаю.

 

Я вернулся на Кхаосан, где снова заметил Дэвидо и наших радужных японцев. Они тоже нацелились на Камбоджу.

В 14:06 я оставил в интернете сообщение:

/.../Посольство Камбоджи сбежало далеко на северо-восток, на Pracha Uthit Rd. 518/4! Идти туда и искать его ногами мучительно, так что я решил брать визу на границе. Кто знает, насколько это умное решение?

Вернулся на Кхаосан, там снова застал Давидо, а заодно наших "радужных" японцев. Японцы тоже нацелились на Камбоджу... Сейчас поиду не спеша к себе на гору. До заката еще 4 часа... Я там рядом дерево присмотрел, надо проверить на предмет обживания.

Итого... Завтра утром к сикхам, а потом к автобану на север, в Сукотай. Оттуда назад - ловить Свету Новосибирскую, и на границу. Возможно, заеду в Паттаю, если Демид расскажет, как его там найти.

Отправился на берег канала к форту. Это небольшой белый форт, возле которого на меня в ноябре упала змея. Рядом большое дерево и я хотел выяснить, пригодно ли оно для ночевки. Пока выяснял, образовался человек... Невысокий, полноватый, несколько потертый, итальянской национальности. Без рюкзака. Сказал, что путешественник. Рюкзак спрятал. Смотрит, где можно палатку поставить... Ну, поговорили. Я посоветовал ему ставиться на Золотой Горе. Пошли в ту сторону. Он едет отсюда в Камбоджу, потом в Вьетнам, потом в Китай. Хочет жить там в сквотах. Я усимнился, что в Китае такое есть. Он отвечал, что если есть бездомные, то они же как-то обеспечивают свою жизнь? Я попробовал объяснить ему ситуацию, но не сильно приуспел.

 

Обычный итальянец, даже малоденежный, но что-то мне в нем не понравилось. Я мучительно пытался понять, что тут не так... В голову лезли всякие негативные образы типа "халявщика", и я никак не мог понять, с чего. Ведь сам вот точно так же и езжу. Ну ничем он от меня не отличается, а смущает. Дело дошло до того, что я стал подозревать его в коварстве. Где он хранит вещи, например? В каком таком месте?....

 

Прошлись по вечернему городу в поисках чая. Я где-то нашел воду и заварил чай - на обоих, а он сидел с непонятным таким видом, странно поглядывая на поедающих рис тайцев. Слишком прямолинейно поглядывая. Что-то стало меня напрягать в нем.

 

Мы дошли до "Золотой горы" и он куда-то времено отдалился и - исчез. Я подождал его наверху, спустился вниз... Нету. Сбежал? Зачем?

 

7 февраля среда На Сукотай!

 

Утром, как водится, зашел к сикхам на завтрак, потом не торопясь выбрался к вокзалу, встал на знакомом месте при въезде на автобан и стал ловить машины. В это раз получилось даже быстрее, чем в прошлый: остановилсь легковая и вывезла сразу на трассу №1. Далее в несколько прыжков я достиг тоо места, где от трасы №1 ответвляется трасса №21, тоже уже знакомое место.

 

Таиланд был сух и желт. Меня потянуло полежать с полчаса, я свернул в лес и лежал там на желтых листьях, отдыхая от большого города. Шелестели деревья. Все же не люблю я осень, не люблю эту эстетику увядания. Когда-то я думал, что Таиланд - это зеленые джунгли, а оказалось - пыль и желтые листья. Может, в период дождей тут интереснее?

 

К вечеру я доехал по 21-й трассе до городка... Кажется, Chai Badan. Или Bung Sam Phan? Где-то там. Обнаружил найтмаркет и супы по 10 бат за пакетик. Взял такой суп, еще риса, еще суп на утро, заварил кофе - в общем, все шло хорошо. В темноте уже вышел из городка, нашел групу деревьев у дороги, повесил там гамак и заснул. По всем планам, завтра я в Сукотае и девятого числа - обратно.

Но все вышло иначе.

 

8 февраля четверг Как я умирал, но не умер.

 

Я проснулся ночью от ощущения, что сильнейшим образом замерзаю. Вылез из спальника и едва не упал: ноги не держали совершенно. Это была явно какая-то болезнь. Я вытащил пену, лег на нее и завернулся в спальник, так теплее.

 

Утром мне было плохо. Я размышлял - отравление это или что похуже? Если отравление, то чем? Вчерашними супами? Странно. Кое-как набрал веточек, соорудил огонек и сделал себе черный чай, рассуждая, что от чая плохо не бывает. Зря я так подумал - желудок отреагировал на чай, как на сильнейший яд.

 

Делать нечего, я упал в гамак и стал ждать, пока это все пройдет. Хорошо еще, что я в Таиланде, тут не холодно и не сыро. И место хорошее. А то ночуй я в черте города, вот бы был сюрприз...

 

Весь день я лежал на солнце и читал, что придется. Вещи были хаотично разбросаны вокруг, не было сил их систематизировать. Никто не приходил, никто меня не замечал.

 

Вечером ощутил едва заметное улучшение. Сделал себе слабого зеленого чая, выпил... Вроде без последствий. Если так пойдет дальше, то завтра можно снимать лагерь. Но Сукотай потерян, времени на него не остается. Да и состояние не то.

 

9 февраля пятница

 

Проснулся, прислушался к ощущениям. Вроде могу жить. Выпил зеленого чая, кое-как собрал рюкзак. Надел... Странно, но тяжести не ощущается, даже наоборот. А я уже решил, что не подниму его в таком состоянии.

 

Теперь планы такие. Надо добраться до Нон Тай, найти Самныка и потусоваться у него. Завтра переместиться в Паттаю и ловить там Свету.

 

Я кое-как вычислил 205-ю трассу и довольно оперативно добрался до селения Пра Тхонг Кхам. Попал на угощение арбузом: просто шел мимо мимо торговцев, а они подозвали и вручили мешок нарезанных кусочков... От Пра Тхонг Кхам добрался до того села, где обитал Самнык, нашел на окраине его мини-фабрику, но самого хозяина на месте не оказалось. Уехал куда-то. Жалко. Решил доехать до Накхонратчасимы и убить там остаток дня.

 

До Н-мы добрался двумя машинами. Город это большой, непонятной планировки и вообще какой-то непонятный. А я еще и без карты. Было часа четыре, когда я обнаружил интернет и поведал миру о своем местонахождении. Узнал, что Света сейчас в Краби, откуда завтра двинет на Паттаю. Интересно, в два дня уложится?...

 

В 16:45 я нашел интернет и написал о своем месторасположении. Прочесал округу и обнаружил большой монастырь с прудом. Из пруда только что вытащили громадную рыбину. Там был ребенок, который панически боялся приближаться к этой рыбине, а веселый взрослый дядька все пытался его подтащить и ткнуть в нее носом...

 

Я начал устанавливать палатку в укромном уголке возле пруда. Эта заметила группа местной молодежи, приблизилась посмореть, и задала вопрос, который меня поверг в шок:

 

-You come here for shopping?

 

У меня прямо все слова застряли в горле.

 

Я прошелся по монастырю и обнаружил там магазин, хозяин которого стал предлагать еду, а потом еще и ночевку. Мол, тут комары, на улице плохо... Я согласился и провел эту ночь на полу магазина под москитной сеткой. Хотя в палатке было бы гораздо удобнее.

 

10 февраля суббота Притон некающихся грешниц.

 

Утром я собрался, покинул магазин и выбрался из Накхонратчасимы. Мне предстояло повторить свой ноябрьский маршрут - перевалить лесной хребет и попасть в Паттаю. Но теперь я уже умел ездить по Таиланду и знал, как легко тут перемещаться мелкими дорогами. Поэтому решил заезжать в Паттаю не по трудной трассе №3, а по тихой и захолустной 331-й. Машину из Накхонратчасимы я поймал двольно быстро - это был пикап, где в кузове ехала целая семья и они взли меня с собой. Там была даже одна старушка. Я пожалел, что совсем не знаю тайского языка и ничего не могу у нее спросить... А ведь ей было на вид лет 60-70, она могла помнить и войну, и те времена, когда еще не было асфальта и люди ездили из Накхонратчасимы на волах... И туристов тогда еще не было.

 

Следующая машина увезла за хребет, мелькнуло за окном селение Ван Нам Кьяо, где я провел свою первую тайскую ночь... Еще машина до начала 331-й трассы. Я довольно быстро приблизился к Паттае километров до 20, а вот дальше пришлось немного пройтись ногами. По мере приближения к туристической жемчужине прибавляется мусора и некрасивой застройки... Последняя машина ввезла прямо в город.

 

Ну вот, приехал. Я долго шел по улице, не очень понимая, в какой части города нахожусь, и только когда показалось вдалеке море, понял - это я выхожу к северному концу набережной. Вот и набережная... Я помрачнел.

 

В прошлый раз Паттая неприятно удивила меня, но тогда мне было еще не с чем сравнивать. Я еще не видел Тайланда и не видел моря. Теперь, после приличной Малайзии и сказочных пляжей Андаманского побережья Паттая вызвала у меня острое отвращение. Пляж узкий и грязный, по нему стекает какая-то жидкость, вода мутная, мусор в воде плавает... И - люди. Я еще не перестроился после Малайзии и вид белых мистеров, шляющихся по городу в трусах меня немного шокировал. На одного я посмотрел так, что он смутился и стал себя осматривать. Я же поражался, какие они все уродливые. Косые фигуры, бледные тела, пятна на коже какие-то, варикозы и целлюлиты, оплывшие лица... На фоне стройных здоровых тайцев смотрится ужасающе. И каждое второе евросущество с самодовольным видом тащит за руку тайскую девушку... Хоть бы маскировались как-то, что ли. Прямо как в публичном доме - все в одной луже и стесняться нечего. Дайте мне что-нибудь скорострельное...

 

То есть я не против трусов как типа одежды, на Радуге еще и не то было, но там все же лес природа, а тут город. И лица тут жлобские до жути.

 

Я вспомнил прежние советские курорты типа Коктебеля, Семеиза или Гурзуфа. Даже сравнивать смешно. И вода чище и народ приличнее. Стоило менять одно на другое... Потом та же мысль посетила меня в Сиануквиле.

Прошелся по набережной. В ноябре тут было много досягаемых кокосов. Тогда я боялся, что они зеленые и неприкасаемые. Теперь знаю, что рвать их можно и они не зеленые, но уже все поободрали. Остался один. Я его сорвал и выпил. Для поднятия духа.

 

Долго думал, где бы устроиться на ночь, потом обнаружил удобное дерево с густой кроной и извилистым стволом - я забрался туда до удобной развилки, повесил в кроне гамак, нашел место для рюкзака и устроился там жить. Меня и на дереве был неплохо видно, но народ почему-то меня не замечал, никто не удосуживался поднять голову. А я видел всех. И все бы хорошо, но ночью стало ветренно. И огни автомобильных фар действовали на нервы. Я спустился вниз с вещами, переместился на пляж и поставил там палатку. Там и спал.

 

11 февраля воскресение Ожидание Светы.

 

Утром пришли местные сотрудники отелей и велели мне переместиться, потому как здесь надо ставить шезлонги. Я пошел побродить по городу и поискать вестей от Светы. Нашел интернет в 9:30, не застал от нее писем, только вот Изя написал из Камбоджи, что взял визу за 20$. Написал кое-что:

Вчера приехал... В ноябре не с чем было сравнить, а теперь я в некотором ужасе. Как же тут грязно! По пляжу в отлив какая-то жидкость течет... Кокосы все пообрывали. Нашел дерево, завесился на нем, но спать шумно, да и мошки. Сбежал на пляж, поставил палатку. Утром согнали - тут, мол, шезлонгам надо быть. Нашли место, клоуны.

Еды нет. Есть ее бледное подобие. Апельсины не по 15 бат, а по 40 или 25. То и дело попадаются мрачные дядьки с золотыми цепями на шее и славянской мордальностью.

Света вчера выехала из Краби, сегодня может прибыть. Жду. Изя вот пишет про 20$ к-визу на границе... Недавно проехал...

Описав Свете свое дерево на набережной, я отправился туда ее ждать. Пора бы ей уже появляться.

Я провисел в гамаке на дереве весь день, Светы не было. Ночью преместился на песок пляжа, установил там палатку и заснул. (По иронии судьбы Света уже была в городе и ночевала в своей палатке неподалеку, метрах в 500)

 

12 февраля понедельник. Человек из Кемерово.

 

Утром снова вернулся на набережную.

 

А Светы все нет. Я отправился в город, нашел приемлемый по ценам интернет и обнаружил от нее такое послание: "Слушай... ты конечно опознавательных знаков мог бы и побольше написать. Короче, если я тебя не найду то завтра давай встречаться... в русском информационном центре. Это по North pattaia road. Если идти от набережной то по левой стороне. От набережной может минут 10-15." Многоточия - фирменный стиль Светы. Ну и пошел я на эту Севернопаттайскую улицу. Действительно, нашел инфоцентр со стеклянной стеной. Стойки, стенды, кресла. В одном сидит девушка носом в газету. В розовой такой футболочке... В панамке. Больше смахивало на француженку, но потом понял, что все же это Света.

 

Все мы знаем, как это бывает: полгода переписываешься с человеком, изучаешь его фотографии, а потом встречаешь его живьем и все предыдущие образы из сознания приходится выкидывать. Поэтому когда два виртуально знакомых человека впервые встречаются живьем, то первое время они обычно тщательно изучают друг друга. Это настолько предсказуемо, что я обычно такое изучение откладываю на потом, а вот Света сразу включила сканер на полную мощность. Потом она начал что-то говорить, и говорила, говорила, и вроде так я понял, что надо идти до пляжа забирать ее рюкзак, и вот мы уже пошли, а она продолжала говорить. Я попробовал настроиться на ее ритм и тоже говорить, но быстро выдохся.

 

Света оказалась не то, чтобы красавицей, а, как бы это назвать... У нее способность быстро и безсознательно превращаться из сексбомбы в мымру, поэтому рассмотрение ее истинной сущности требует времени. Роста небольшого, волосы... мммм... светлые вроде.

 

Светин рюкзак находился в километре на север от конца набережной: там оказалась запущенная полоса берега с зарослями колючек, навесами и ресторанчиками. У одного такого она ставила палатку и ночевала. Мы забрали рюкзак и поперли по Северопаттайской на восток. План был - выбираться на 331-ю трассу, двигаться по ней до 33-й и там на Sa Kaeo и Aranyaprathet, что у самой границы. Я так представил, что сегодня есть шанс прорваться до Сиемрипа и вписаться в храм возле Ангкора, но Света заявила, что, разумеется, все будет не так, а медленно. Она хотела зависнуть в Sa Kaeo, потом в Сисопхоне, потом она наметила посещение каких-то храмов вокруг... То есть, до Ангкора еще жить и жить. Ладно, я не против. Я начал понимать, отчего она так медленно перемещалась по ЮВ-Азии.

Лично мне Камбоджа была нужна ненадолго. Посмотреть Ангкор, Сиануквиль, получить визу Вьетнама, и - во Вьетнам. Больших планов на Кхмерланд я не имел, а Света имела. И я подумал - пусть смотрит, чего хочет, я поприсутствую.

 

Опасения мои на счет Светы не оправдались. Она не имела склонности к автобусам и не швырялась деньгами. Этих денег у нее было около сотни или двух, но тратила она меньше моего и иногда даже удивлялась, как много я трачу при моем-то количестве. У нее не было проблем с самоходностью - наоборот, она питала нездоровое пристрастие к хождению ногами. Она никогда не стояла на позиции, она всегда шла вперед. Она шла вперед даже тогда, когда ни пользы ни смысла в этом не было. Я впервые столкнулся с человеком, который ходит ногами больше меня. Ела она тоже очень скромно - даже по моим понятиям - и при этом не худела. Не могу понять, как можно столько носиться под рюкзаком, мало есть и при этом сохранять состояние, скажем так, средней упитанности.

 

Одна проблема - она носила обычно розовую футболку и смешную голубую панамку, так что евротуриста в ней было видно за версту. Я не раз говорил ей, что она похожа на заблудившуюся в джунглях француженку, но Света упрямо возражала, что не похожа. У меня есть подозрение, что ее эгоцентризм несколько выше среднестатистического женского, поэтому она не умеет смотреть на себя со стороны Но эту теорию я не проверял.

По образованию и работе Света - учительница истории, что наложило отпечаток на весь ее образ. Она выглядела совершеннейшей учительницей - когда носила очки. Она любила воспитывать и осуждать. При этом она без всяких комплексов рассуждала на тему "мужчина и женщина", и за время нашего общения я успел узнать много нового и интересного, как говорится. Будучи кемеровского происхождения, она говорила с легким сибирским акцентом и изредка употребляла локализмы типа "виходка" и "вички"(Виходка - это мочалка, а вички - это такое... В двух словах не объяснить.). В минуты раздражения она иногда восклицала "чё попало!"(="говорит, что попало"), выражая этим негодование несостоятельностью аргументов противоположной стороны. Говорила она обычно много, а писала наоборот - крайне кратко. Любила многоточия. Однажды от нее пришло такое письмо: "Так...ну мы выезжаем 17...визу будем делать в Забайкальске... Вьетнамскую ...ну ..в Пекине...я полагаю... Отчеты....вообще-то....отчеты ..вообще-то обычно не писали...с дороги на форумы....обычно друзьям в мыло..."

 

Зато у нее была правильная привычка: она каждый день записывала события. Даже меня не всегда хватало на это, хотя мое убеждение, что "человек записывающий" - это определенный уровень развития и миропонимания. Этим путешественник отличается от туриста... И вот Света записывала всегда.

 

Из Малайзии Света привезла по моей просьбе пачку кофе. Я думал, она купит дешевого на рынке за пару ринггит, а она нашла дорогой. То есть, разумеется, не нашла, а кто-то ей купил. Этот кофе мы потом потребляли в Камбодже и Вьетнаме, а со мной он доехал до Москвы...

 

И вот, мы кое-как выдрались на трассу, долго там стояли на жаре и пыли, потом дело пошло быстрее - пыльная грязная паттайская ЗОНА закончилась, начались поля, подбираемость повысилась и мы стремительно приближались к Са Као. В одном грузовике нам подарили 100 или 200 бат. Света очень удивилась - ей обычно денег не перепадало.

В Са Као мы прибыли под вечер. Решено было тут и ночевать. Разумется, в монастыре - других вариантов Света не признавала. Мы завернули в первый храм на улице, поговорили с монахами и нам выделили отдельную комнату. Уже в темноте пошли на поиски еды и таки обнаружили рисовую кашу за 10 бат.

 

Так закончился для меня Тайланд. Его имидж формировался в моем сознании под влиянием восторженных отзывов Нотки, но реальные ощущения оказались более прозаическими. Таиланд втянулся в глобализацию дальше, чем я думал и так называемой "экзотики" там меньше, чем вокруг - если не считать туристической показухи.

 

Завтра - Камбоджа. У меня были самые общие представления об этой стране, но и они оказались неправильными.

 

Радуга
Камбоджа. Дойти до Меконга.
Камбоджа. Баттамбанг и Ратанакири.
Вьетнам. Сайгон на горизонте!

 

Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.024298906326294 сек.