Начало

ВВЕДЕНИЕ

 

В августе-сентябре 2002 года я наездил по Турции 7659 километров, о чем здесь и постараюсь рассказать. В то лето по Малой Азии ездило довольно много народу. 2 августа в Стамбул из Греции приехал Александр Липовский (Дюк), который совершил оттуда поездку по Каппадокии, вернулся в Стамбул и отбыл в Одессу 16 августа утром.

 

14 августа из Одессы в Стамбул прибыла экспедиция “Blacksearing 2002”, из шести человек, которые передвигались двумя тройками: 1) Святослав Царёв, 2) Антон Скворцов 3) Артем Зайцев 4) Александр Хрулев 5) Татьяна Крапивко 6) Варвара Пяткова. Они встретили в Стамбуле Дюка, и, по его подсказке, отправились через Трою, Эфес и Денизли в Кызкалеси под Мерсином. Оттуда через Конью и Анкару они прибыли в Самсун, куда я приехал их проводить. Из Самсуна они в несколько этапов бесплатно переправились в Новороссийск, вписав несколько страниц в историю отечественного гидростопа.

 

Можно упомянуть еще Александра Левина и Анну Саранг, которые чисто цивилом ездили в Урфу, где я и встретил их 2 сентября. О других “научных” или хотя бы “полунаучных” поездках мне ничего не известно.

 

Теперь о себе. Вся поездка логически распадается на шесть частей, каждая из которых примерно равна неделе: 1) Поездка на Украину и по Украине; 2) По Западной Турции от Стамбула до Афьона; 3) По Центральной Турции от Афьона, через Самсун и Кайсери до Аданы; 4) По Южной Турции от Антакьи до озера Ван; 5) По Восточной Турции: Ван-Хяккари-Ахлат-Муш-Эрзурум-Карс-Ардаган-Артвин-Карс; 6) И возвращение домой.

 

С самого начала я решал дилемму: ехать ли мне через Грузию или через Болгарию. Обе визы делаются неделю, но грузинская дешевле. С другой стороны, грузинская делается в Москве… Блэксиринговцы выбрали для себя болгарский вариант. Я, в итоге, поступил так же. Похоже, это было не самое правильное мое решение.


К началу поездки у меня имелось приблизительно 100$ денег, из них часть рублями, всего чуть менее тысячи. Из деньгозаменителей имелись 20-тикопеечные открытки с видами Петербурга (только 5 штук) и полкило дореформенной мелочи, впоследствии украденной. Имелась так же бумага на бланке Русского Географического Общества, где было написано, что я – хороший.


Остальное – палатка, которая не пригодилась, пенка-спальник, убогий фотоаппарат, русско-турецкий словарь и карта Турции 1:1 600 000. К этой поездке я готовился несколько месяцев но, как водится, все пошло совсем не так, как планировалось…

 

 

 

НЕДЕЛЯ ПЕРВАЯ

Петербург-Одесса

6 августа вторник . На утро оставались мелкие нерешенные дела, поэтому из дома я вышел поздно, около часа. Удачно попал к отправлению электрички и уехал в Малую Вишеру. Там часа с два пролежал на берегу реки в ожидании следующей собаки, без приключений попал в Окуловку и оттуда последним поездом в Бологое. Погода была серая. Все молчало, мир был неподвижен и угрюм. Безрадостные пейзажи наводили на размышления о том, что поехал я зря, и не вернуться ли, и что дома тоже хорошо и пр.

 

В Бологое зал ожидания был заполнен угрюмыми людьми, которые пытались заснуть в неудобном положении. Я расстелился на своем обычном месте у окна, залез в спальник и заснул с комфортом.

 

[Между тем Святослав и компания прибыли сегодня вечером в Констанцу (Румыния), посетили российское консульство и отправились ночевать на местный пляж Mamai. ]

 

7 августа среда . В 3:50 уходила тверская электричка, посредством которой я и попал в означенный город к семи утра. Не спеша отправился к человеку по имени Кондор, полагая, что в восемь утра кто-нибудь да будет дома. Оказался прав – сам Кондор был на Урале, но дома была Анастасия, так что я отогрелся чаем и омлетами, поделился новостями и попросил бросить на сайт информацию о том, что я в Твери. В 9:30 вышли, мне указали дорогу на объездную, где я постоял некоторое время, пока меня не взял до Солнечногорска некий Михаил на легковой машине. Он сам нацеливался поехать куда-нибудь далеко (В Турции, в Памуккале, уже был) и интересовался Балканским регионом.

 

Этот день отметился одной и той же повторяющейся ситуацией: обязательно появлялись какие-то цивильные женщины, которые вставали на трассу прямо передо мной и перехватывали машины. Так было и в Твери и в Солнечногорске, и позже тоже.

 

В Солнечногорске я был в 12:00, вскоре подобрала легковая до Зеленограда. Водитель был человек безрадостный и разговор повел о геополитике. Он узнал где-то, что мировая история развивается циклами в 262 года, из чего следует, что Америке осталось совсем немного жить и радоваться. Примерно на такие темы и разговаривали.

 

В 13:15 вышел у Зеленограда и минут через десять подобрал грузовой, без окон, микроавтобус, внутрь коего меня и пустили. В кабине было двое, и лица их мне не понравились. Меня куда-то везли, было темно и ничего не видно, в голове складывались криминальные предчувствия, однако у МКАДа меня высадили и заметили, что дохали “быстрее троллейбуса”. Говорилось это к тому, чтобы я заплатил. Я заметил, что о деньгах меня не предупреждали, они ответили, что это очевидно, я ответил, что неочевидно и пр. и пр. Но обошлось.

 

В 14:00 я был на МКАДе и два часа мне потребовалось, чтобы проехать до М3. Машины шли плотным потоком, и многие останавливались, но все либо хотели денег, либо ехали не туда. До М3 доехал на двух или трех машинах, помню армянскую семью, которая везла последней. В четыре часа дня я стоял на брянской трассе и до Брянска мне было ехать 355 километров. Вскоре подобрал грузинский водитель, много расспрашивал о моей сущности, удивлялся и говорил, что сам поехал бы со мной, да вот дела не пускают. Ехал он до Апрелевки, это примерно 34 километра от МКАДа, и мы оказались в этом селении в 16:50. " -Мне сюда, - сказал водитель в Апрелевке, - к сожалению. " В Апрелевке я затоварился булочкой за 6.50, и стоял довольно долго. Рядом встал на обед камаз. Я подошел и спросил, не возьмут ли меня. Водитель посмотрел на меня уныло, сказал что-то недовольное, но разрешил сесть. " -Ну, я, в общем, много, наверное, не провезу, - сообщил он с болезненным выражением лица, - устану, и… Ну, высажу… " Я согласился ехать, докуда довезут. Спросил, откуда он. " -Ну начинается – откуда, да куда… Ниоткуда… Чего выпытывать да выспрашивать… " Я поменял тактику, решил молчать. Помогло. Контакт ладился слабо, но отношение водителя мало помалу менялось. Даже что-то вроде разговора вышло. Помню, он не понимал, как это я не боюсь ехать куда-то далеко. " -Говоришь – вернешься через Грузию… А если не хватит денег на визу? Потеряешь или украдут? Как тогда вернешься? " " -Что-нибудь придумаю, " - ответил я. Что было ответить? Впоследствии мне действительно не хватило денег на обратную визу, но все же я вернулся, и такой вот вышел мой заочный ответ.

 

В семь вечера проехали Обнинск. Уже в темноте остановились на стоянке в 275 км. от Брянска и расстались, причем водитель подарил яблоки и прощался вроде как даже с сожалением. Я свернул вбок от трассы, нашел удобное место на краю леса и там устроился спать, съев полбанки кильки в томате, так как готовить еду в темноте было неудобно .

8 августа четверг .

 

Проснувшись, я обнаружил, что устроился очень удачно. Лес был сухой, имелись дрова, и удобная ветка для подвешивания котелка. Я поставил кипятиться воду и отошел посмотреть лес.

 

Климатические зоны изменились, еще вчера вечером вокруг были бесконечные таёжные сосны, и вот теперь широколиственный лес с дубами и ясенями. Я люблю широколиственные леса. Они как бы зримо подтверждают, что я уже далеко от дома.

 

 

Картофель быстрого приготовления съедобен только в сочетании с рыбными консервами. Вчерашняя килька подошла к нему идеально. Завершив завтрак чаем, я вышел на трассу в 11:20. Начиналась легендарная брянская трасса – глухая и безлюдная.

 

Утро было висючее. Простоял я часа с два или три. Взяла хлебовозка на немного, до бензоколонки, где мной поинтересовался охранник с автоматом через плечо; там еще изрядно простоял, потом два веселых человека на “газели” привезли в пункт, название коего я не упомнил. Они предлагали довезти до Суземки, но не гарантировали электричек на Конотоп. По их словам, электрички эти редки, едва ли не одна в день.

 

Пункт был обеспечен множеством магазинов, ресторанов и автомастерских, но цены не радовали. Беляш за 15 рублей – это дикость. На противоположной стороне стояла колонна болгарских фур… Время шло. Только около шести вечера меня подобрал армянский водитель.

 

Звали его Аркадий, выглядел он очень интеллигентно. Оказалось, что он едет в Хутор-Михайловский, а это сразу за границей. Повезло.

 

Аркадий спешил. В восемь вечера граница там закрывается. После того, как повернули на Суземку, он вел машину, высматривая правильный поворот, а я смотрел на часы и сообщал сколько минут осталось до закрытия. В принципе мы успевали, но он вдруг изменил решение. События последующих двух часов были мне малопонятны, но я не спрашивал. Мы приехали в деревню, навестили одну армянскую семью, где он долго совещался, а меня угостили кофе. Затем поехали в другую деревню, кого-то там не нашли и вернулись обратно. Далее к нам присоединился человек, с которым мы доехали до границы, потом от границы обратно в деревню, и наконец, снова к границе. Аркадий сбегал на пост, вернулся, и поехал куда-то краем поля. Там грунтовой дорогой меж деревьев, потом еще какой-то партизанской тропой – и на трассу. Пост остался позади. Я спросил, к чему такая шпионская экзотика.

 

-Да вот домой надо срочно, а у меня сегодня прав на машину нет. Я ему 100 рублей заплатил, он показал объезд…

-Любопытная система. А где я теперь получу штамп о въезде на Украину?

-Хм… Действительно. Попробуй в Хуторе-Михайловском, там пограничники есть. Они поставят.

 

Поздним вечером, около 23:00, я вышел у вокзала Хутора-Михайловского. Попрощался с Аркадием. Из ничего возник человек, предложил поменять валюту. Я поинтересовался, как тут со штампами.

 

-О, это теперь строго.

-А где тут пограничники?

-А вон свет горит.

 

Желтый фонарь освещал металлическую сетку и зеленые спины пограничников, которые сидели на скамейках и молча курили. Я приблизился.

 

-Ты кто такой? Документы есть? – сходу заявили они, когда моя фигура обозначилась в свете фонаря. “Если ты через минуту не докажешь, что ни в чем не виноват, мы тебя расстреляем” – говорило выражение их лица.

  -Момент! Как раз насчет документов я к вам и обращаюсь!

  -Так. Что такое?

 

Я рассказал длинную историю, как приехал на Украину дневной электричкой, и на границе мне почему-то не поставили штамп о въезде. Не придав этому значения, я, мол, отправился к киевской трассе, простоял там безуспешно несколько часов (Неубедительно, но погранцы не автостопщики…), потом вернулся на станцию и подумал, а почему бы не получить штамп? Совершенно добровольное решение.

 

Погранцы ответили мне длинно, но суть ответа укладывалась в три пункта:

 

а) Я нелегально въехал на Украину и, в общем, “попал”.

б) Они добрые люди, и разрешают мне вернуться поездом в Брянск, потом обратно, и тогда все поставят. В 1200 рублей мне это обойдется.

в) Другой вариант.

 

Теоретически в Брянск я мог вернуться и электричкой, но ближайшая проходила через 17 часов. Подумав, я согласился на “другой вариант”. Пограничники просили меня не разглашать его суть, так что эту часть поездки я оставляю за кадром.

Через двадцать минут, со штампом о въезде, я отправился спать в зал ожидания. Электричка на Конотоп уходила утром в 5:00.

 

9 августа пятница . Проснувшись утром я посмотрел на часы и обнаружил, что уже 5:30. Я испугался, что упустил поезд, но потом вспомнил, что время тут европейское, на час меньше, т.е. теперь 4:30. Быстро нашел поезд, забрался внутрь и поехал. Напротив меня поместились два украинца, которые запаслись в дорогу самогоном и едой. Они спросили, нет ли у меня стакана. Стакан был. Посмотрев, как они едят помидоры, я предложил и соль. Они в ответ предложили присоединиться. Так мне достался завтрак с самогоном, салатом, котлетами, помидорами и “холодинкой” - подобие студня. И еще что-то вроде омлета. И яблок подбросили.

 

Конотоп… Мы прибыли туда в 7:30. Конотоп – царство пирожков, и я знал это по прошлому году. Я слегка прошелся по пирожкам с творогом, приобрел себе кружку бульона (воды тут не дают), навестил тот угол вокзала, где ночевал осенью прошлого года и пошел в поезд до Киева. Бульон стоил тут 50 копеек, пирожок – 70. В сумме – 1 гривна 20 копеек, наши 7 рублей.

 

Промелькнули за окном знакомые станции: Дымерка, Бровары, Дарница, проплыли озёра. В 8:30 я вышел на вокзал города Киева. Настроение было бодрое – все же я прорвался до Киева, а это самая сложная часть моего маршрута. Наверное, так же чувствовали себя готы, когда миновали полесские леса и вышли на степные украинские просторы. С готских времен ничего принципиально не изменилось – главное прорваться до Киева, дальше легче. Теперь я вознамерился найти югославское посольство. В телефонном справочнике Киева я никаких посольств не обнаружил. Один таксист сказал, что знает человека, который “знает все”, но услуга это платная. Я отказался. Пошел наудачу к центру. Было мне тепло и хорошо. Попались посольства Мексики и Кореи, но это было не то. Вымыл руки в фонтане у Золотых Ворот. Охранник ресторанных столиков в местном сквере сориентировал до интернет-кафе. Дай, думаю, посмотрю, как там наши путешественники. С трудом попал на сайт. И обнаружил там сообщение невеселого содержания. Оригинал написан на русско-английском. Привожу его в переводе шрифта на кириллицу с сокращение неприличных слов.

09.08.2002 12:06 Святослав . Мы в Бухаресте. Только что вышли из Болгарского консульства. У нас была готова даже бумага с обращением РФ-консульства болгарскому консульству, но нам отказали в получении транзитной визы. Говорят, что на то есть консульства в Спб и Москве.
Направляемся в Одессу, чтобы вписаться на паром до Стамбула. Мы хотим в ТУРЦИЮ! [неприл .]
Румынию мы разносим на куски и беспредельствуем. Пока что безнаказанно. Но думаю, что нам пора отсюда сваливать.

 

Мир изменился, оркестр проиграл тревожную мелодию, где-то напряженно затикали часы. Превратившись в сжатую пружину, я начал быстро соображать. Завтра – выходной, болгарскому посольству осталось несколько часов работы…Сбросил сообщение:


09.08.2002 15:52 muhranof Я в Киеве, приехал сегодня (9) в полдень. Спасибо за информацию про Болгарию, я попробую поискать посольство тут. С Одессой мне смысла нет - на паром никак. Деньги... Может, попробовать грузинскую в Киеве?

Пружина развернулась – я выскочил на улицу. Отловил таксистов, они порылись в книжках и нашли адрес болгарского посольства – на Госпитальной, у Стадиона. (Переписать бы мне тогда все эти адреса…) Ринулся на Госпитальную. Обогнул стадион, взобрался на горку. В болгарском консульстве толпился местный цивильный народ. Транзитка для русских стоит тут 40$, и фотографии тоже хотят. Оказывается, это они визу с фотографией делают, пижоны дешевые.

 

Визит в консульство меня остудил. Я посидел на траве на горке, съел вкусный помидор и пошел на Андреевский спуск. На Михайловской (Одна из тех улиц, что идут веером от Майдана Незалежности) обнаружил еще одно интернет-кафе. Предыдущее содрало с меня 3 гривны за 14 минут; здесь цены оказались божеские, примерно гривна за полчаса. Я сочинил такой текст:

 

09.08.2002 18:50 muhranof18:00 Киевская Болгария (ул. Госпитальная, около Дворца Спорта) хочет 40 долларов, неделю времени и, кажется, турецкую готовую. Ну их в баню. Рву завтра на Румынию и Белград. Авось повезет. Попытайтесь вписаться в Одессе на пароход за 15-20 долларов, и если получится, опишите метод!!

Странно, почему я не подумал о грузинском посольстве, ведь была же у меня сперва такая идея. Это был шанс прорваться в Турцию за 10$. Призрачный шанс, но всяк надежнее Белграда…

 

Было уже часов шесть, и я отправился на Андреевский Спуск найти Талу или какой-нибудь народ. Как ни странно, Тала действительно пребывала на Спуске, торгуя маслами на своем обычном месте. Меня она узнала не сразу. Час-два я просидел на спуске, разговаривая о жизни и мысленно обдумывая будущее. Все посольства позакрывались до понедельника, но если прорваться через Румынию до Белграда… В Турцию все равно рано, время есть… Дней десять можно потратить на эксперименты…

 

Ночевать отправился к Тале. Позже к нам присоединилась еще одна дама из… Саратова, что ли? Не помню. Звали её Кристина. Так же не помню, что мы ели и ели ли вообще. Ложем послужили доски, положенные на стулья и покрытые ковриком. Заворачиваясь в спальник, я решил, что завтра еду в Черновцы.

 

10 августа суббота .

 

Проснулись рано, женщины сварили пшеничную кашу, потом мы все вымыли посуду и вместе покинули дом. Расстались у метро. Если память не изменяет, это была станция “Оболонь”. Мне надлежало дохать до станции “Крещатик”, перейти на Святошинско-Броварскую линию и ехать до станции “Святошин”. Что я и сделал, выйдя на поверхность в 12:00. Место не благоприятствовало автостопу, так что я проехал еще транспортом и вышел возле озер или реки - в общем, у воды; есть такое место. 11 месяцев назад в этом самом месте мы с Купавой ловили транспорт до Львова. Далеко впереди теперь вроде бы тоже кто-то стоял; возник этический вопрос – должен ли я встать за ними? Но уж больно они стояли далеко…

 

Простояв с час, остановил машину, едущую в Житомир, небольшой грузовик чуть побольше “газели”. Ехали без приключений, только в 13:50 местная полиция остановила нас на проверку.

 

Помню, впереди ехал прицеп с автомобилями без колес. Колеса ехали рядом, но отдельно от машины. Водитель объяснил, что на Украине есть автомобильный завод, туда ввозят из-за границы машины без колес, на заводе привинчивают колеса и это считается производством.

 

В 14:40 я вышел перед Житомиром. Вправо уклонялась объездная, где мы когда-то стояли с Купавой, влево под 90° уходила винницкая дорога, подозрительно пустая и тихая. У поворота торговали пирожками и всякой мелочью. Встал.

 

Простоял минут с двадцать без результата. Тут подъезжает белый автомобиль, останавливается, и водитель идет покупать пирожки. Он вернулся с пирожками и встал у машины, поедая их. Я приблизился, спросил не в Винницу ли. Оказалось – в Бердичев. Хоть что-то. Спросил – возьмет ли. Он равнодушно пожал плечами и взял. И поделился пирожком.

 

В 15:15 мы выехали и в 16:05 меня высадили в Бердичеве, указав нужное направление. Я осмотрелся, нашел желтую бочку кваса и подошел выпить. Квас тут дешевый. Продавщица поинтересовалась моей сущностью, предупредила, что ожидается землетрясение в румынских Карпатах, кое дойдет и до Одессы, где ждут чуть ли не 7 баллов, так чтоб я знал на всякий случай. Что ж, землетрясение, это тоже интересно.

 

На выходе из города продавались арбузы. Я подошел поговорить с тайным намерением заполучить арбуз бесплатно, но наукой добывания арбузов и дынь я не овладел и, похоже, мало у меня к этому способностей. Я его купил, хоть и за 6 рублей, по нашим деньгам. Забавно, что в Конотопе гривны называют рублями, а здесь уже именно "гривни".

 

Арбуз ел на окраине поля. Он был велик для меня одного. Определенно, решил я, пора ездить с напарником… Арбуз отнял некоторое время, так что только в 17:30 меня подобрала машина, идущая в Винницу. В 18:20 мы повернули на Хмельницкий, но проехали еще минут десять и я вышел на другом повороте.

 

На углу толпился местный народ и тормозил все подряд. На другой стороне тянулась колонна фур. Нашел там турецкого водителя, немного поговорили. Ехал он, к сожалению, не в моем направлении.

Семь часов, а машины все нет. Прошел слегка вперед – не помогло. Темнело. Фонарей тут нет, а светоотражающие полосы на одежду я не успел нашить.

 

Уже совсем стемнело, а я все стоял на окраине Винницы с малыми шансами на машину. Пошел вперед по трассе в надежде на лес, но леса не было, только неширокая полоса обсадки. Далеко справа за полями горели какие-то фонари. Это могла быть деревня и я пошел в ту сторону. Я действительно вышел к деревне, но она была пустынна и неприветлива. Пройдясь по главной улице в ту и другую сторону, я повстречал одного нетрезвого человека, который даже завел меня в дом к другому нетрезвому человеку, но тот нечленораздельно требовал скинуться на водку, от чего я уклонился и вообще покинул это гнилое место. Русско-украинские деревни – это мир пьянства и отчаяния, совершенно другой мир, шокирующий человека неподготовленного. Я вернулся в поля, нашел место, укрытое кустами от проселочной дороги, устроился там и полез в спальник спать. Сегодня был явно не мой день.

 

11 августа воскресение .

 

Проснулся где-то в восемь. Вышел к трассе и, ввиду её пустынности, стал варить себе кашу неподалеку, среди деревьев обсадки. Еда вообще неплохо поднимает настроение и внушает оптимизм, особенно, когда в еде присутствует кофе. У меня присутствовал.

 

 

В 10:10 встал на позицию. Машин было немного и брать они не хотели. Простоял часа полтора и подобрал меня странный автобус. Некая семья ехала из Донецка в Хмельницкий, автобус они переоборудовали так, что там можно было и спать, и вообще жить. В этом доме на колесах я доехал до поворота на Каменец-Подольский. В 13:20 встал на позиции на этой глуховатой трассе. На другой стороне стояла женщина неясного возраста и неясных занятий. Она просто стояла, спиной ко мне, и ничего не делала.

 

Взяли меня только в три часа дня, довезли до селения Яломицы. Попутно узнал, что нынешний Хмельницкий – это бывший Проскуров. Тем временем пошел дождь. Я стоял под навесом у придорожного магазина, изредка заходил в сам магазин, потом перебрался под дерево… Не помню, кто взял меня потом. Дальнейшая дорога была сырая и серая. Только в 17:10 вышел я в Каменце-Подольском. Черновцы были совсем рядом, но мне захотелось посмотреть город. Спешить было некуда. Местный житель объяснил мне, где тут центр и крепость. Пошел…

 

Каменец – стуящий город. Его пересекает фантастический каньон, и мне сказали, что другого такого на Украине нет. (Похоже на правду.) А кто-то сказал, что на Украине только три красивых города: Киев, Львов и Каменец.

 

Здесь есть настоящая турецкая крепость, к которой ведет мост через ущелье, но вечером её закрывают, и вообще вход туда платный. Я обошел крепость по окружающим тропинкам, обошел окрестные возвышенности, и на обратном пути встретил группу местных, которые усердно знакомились и рассказывали всякое о городе. Показали вдалеке на склоне странную бетонную конструкцию: это, оказалось, памятник семи культурам. Раз в год в Каменец съезжаются представители всех наций, кои имеют к городу какое-то отношение. Это русские, поляки, турки, армяне, евреи и кто-то еще. Молдаване, наверное… Они ставят тут палаточные городки и живут каждый своей национальной жизнью. Происходит это где-то весной, но чисел не знаю. Узнаете – сообщите, это интересно.

 

В городе есть оригинальный костел с минаретом. Когда-то турки захватили город и превратили костел в мечеть, пристроив к ней минарет – прямо по фасаду. Впоследствии поляки отбили город, но турки сдали его на том, в частности, условии, что минарет не будут рушить. Поляки оставили минарет, но установили на него золоченую статую ангела. Так и стоит до сих пор – костел, минарет, и ангел. Рядом кладбище старинное.

Единственный минус – в городе много незаселенных, пустующих домов и всяческих развалин. Даже в центре. В одном квартале я спросил человека, где тут можно найти огонь, еду сварить.

 

-Да где угодно. Разводи в любом саду. Заходи в любой дом. Все равно тут никто не живет.

 

 

Но в садах было грязно, мусорно, и дома так же не вызывали симпатии. Обстановка отдавала бомжизмом. Я спустился к ручью, что под крепостью, и прошел вверх, но не нашел необитаемого места, к тому же от ручья сильно пахло тиной. Оставался последний вариант – каньон. Но это центр, это чревато нехорошими гостями. А что делать?

 

Спускаться в каньон надо по каменной лестнице. На одном из ее поворотов обнаружил парнишу лет десяти, который назвался Юрой. От него узнал, что ночью здесь спокойно и никто не шастает. Парниша был странен – я бы сказал, что он был пьян, если бы не возраст. Хотя в нашей стране давно уже пьют и дети. Он возжелал присоединиться ко мне. Что делать – я тут гость, не он. На дне каньона была ровная полянка, тлели угли брошенного кострища, неподалеку шипел водопад, падая на камни с 25-метровой высоты каньона. Дров было маловато, но нашлось. Парниша косил под крутого, жалуясь, что его “бл..ь” его бросила, и у него депрессия. При нем был небольшой радиоприемник, который он постоянно слушал, чем немало меня раздражал. Я тактично попросил избавить меня от этого звука, и он избавил. Но постоянно потом пытался включать.

Я вскипятил воду, угостил парнишу кофе, сам сотворил “картофельное пюре с сайрой” и очень недурно. Парниша распространялся о том, что поругался с родителями, дома не живет, а существует здесь, у замка, на подножном корму. Ему понравился мой нож, и он так пристально его рассматривал, что я подумал – на ночь надо бы спрятать подальше. А то, знаете ли, детская непосредственность…

 

Я пил горячий чай и слушал шум водопада. Идиллию нарушали изредка противные звуки из радиоприемника. Парниша не внушал опасений. В целом, из него бы вышел хороший человек, если почистить немного. В моральном смысле. Во всяком случае, мне так казалось.

 

Ночевать он решил тут же. Меня не обрадовала перспектива слышать утром его радиоприемник, но гость тут не он. Уступил ему половину пены, ибо заставлять детей спать на земле негуманно.

 

Он доставал меня шебуршанием всю ночь.

 

Ох уж мне эти цветы жизни.

 

12 августа понедельник . Сегодняшний день необходимо ответить в календаре черным цветом. Много было сегодня неприятностей с далеко идущими последствиями, но с другой стороны, кто знает, возможно все это в итоге было и к лучшему…

 

Парниша проснулся часов в шесть и вертелся на поляне. Сквозь сон я заметил, что он вытаскивает из рюкзака мой фотоаппарат. Я что-то сказал, и он положил его на место. И вроде бы он собирал дрова… Потом сказал, что пойдет куда-то за дровами… Мне было все равно. Проснувшись часам к восьми, я развел костер, стал искать нож для кулинарных целей и не нашел. А проверил все карманы – пусто. На всякий случай проверил деньги. Их не было. Почти семьсот рублей исчезли вместе с парнишей. Много позже я обнаружил пропажу старых рублей, которые взял в сувенирных целях. Вот интересно, куда денет 10-летний украинский парниша 700 российских рублей и горсть дореформенной мелочи?

 

Картина не радовала глаз. Деньги были рассчитаны впритык, я даже пожалел 20 долларов на болгарскую визу, а вот теперь терял их без всякой пользы. Решил – ладно, тут украли, в другом месте подарят. В природе все уравновешено. За все надо платить. Вот я заплатил, будем ждать последствий.

Я оказался прав. За всю поездку только деньгами мне было подарено 25 долларов .

 

Мрачный, шел я по городу. Встретился человек, указавший мне вчера направление на центр. Спросил, как я. Как? Да вот так. Он сказал, что, наверное, его вина, что он указал мне направление в ту сторону. Обещал показать выход из города. Пришлось зайти с ним в одно место, потом он повел куда-то, пожелал посадить меня в автобус и даже заплатить, от чего я еле отвертелся. Пошел дождь. Мы отошли под деревья с круглой плотной кроной. Но дождь пробивал даже сквозь них.

 

Очень нескоро взяли до какой-то деревни. Вышел там, и снова шел дождь, и я прятался под навесом у магазина. Долго одолевал я расстояние до Черновцов, помню эту сырость, мокрые деревья и лужи, лужи… Переехали Днестр и я надеялся рассмотреть Хотинский замок, но он куда-то делся, а идти искать не хотелось из-за погоды. Только в три часа дня оказался в Черновцах. Сел в троллейбус, который повез через город. Второй раз я в Черновцах, и второй раз проезжаю их, не останавливаясь. Второй раз мелькнул за окном знаменитый дом-корабль, построенный австрийским капитаном…

 

Встал на окраине города, там, где я ночевал 17 сентября прошлого года, и где так же стояли ларьки. Здесь меня взял молодой человек на легковой машине, который работал на таможне и ехал туда же. Он высадил меня почти у терминала. Зная, что по моей бумаге могут пропустить пешком, я пошел к проходной.

 

Пограничники заинтересованно прочитали мой документ, позвонили куда-то и пропустили. Я вздохнул. Через пару часов я поменяю 5 долларов в сиретском банке, потом пойду по Сучаве, зайду выпить кофе… Знакомая надпись “ROMANIA”, колонна автомашин.

 

Румынская полиция посмотрела на меня холодно. Взяли паспорт, ушли в будку. Листали, удивлялись шенгенской визе. Потом один взял мой паспорт и пошел куда-то. Он разговаривал с водителями машин, спорил о чем-то, размахивая моим паспортом, и мне казалось, что сейчас он выкинет его в кусты как ненужную вещь. Потом он вернулся и меня спросили, сколько у меня денег. Мне бы сказать, что 200 долларов… Но я знал, что имею право денег не показывать.

 

 -Шестьдесят долларов, - сказал я на всякий случай. Их было 75, но я всегда боюсь вопроса про деньги, ибо могут и подарок попросить…


-Сколько? Шестьдесят? Все, кругом и домой. Полагается триста. Или хоть 250.
-Я транзитом, мне можно. Посол сказал…
-Нельзя. Домой.

Такого поворота событий я не ожидал никак. Я ждал, что они, по крайности, потребуют 2 доллара за отсутствие показных денег, ну или побольше попросят, но что завернут – не ожидал никак. Не ожидал и того, что бумага никак не подействует. Попробовал их уболтать, но они уперлись намертво. Отвели меня на украинскую сторону и сдали пограничником. Мол, денег на отель у него нет и непонятно, кто такой.

Меня завели в помещение таможни и оставили чего-то ждать. Я сел на скамью и задумался. Ситуация была отвратительная, не ожидал я таких подарков от румынской границы. Что теперь делать?
Попробовать через Одессу? Вернуться в Москву за грузинской визой?
Было 17:00. Я стал думать, что зря в мае не доехал до Эльбы, а повернул с полпути. Вот я потом и до Казани не доехал, а теперь до Турции… Я давно заметил, что первая поездка в сезоне как-то влияет на весь сезон. Зовите это суеверием, если хотите.

 

Погранцы вывели за терминал. Там радом кафе, пластиковые стулья и группа валютных менял. Полный усатый дядька-гуцул, хитрого вида молдаванин, и еще один, высокий, уверенного вида. Пригласили присесть, расспросили.


-Это такая смена вредная попалась. Подожди пересменки. В восемь у нас, в девять у них. Сядь в автобус. Они с тех, кто автобусом, по доллару снимают, и пропускают без вопросов…

 
Что делать? Автостопная мудрость гласит: “если не знаешь, что делать – ничего не делай”. Я решил отвлечься на кофе. Поменял доллар, взял тут же в окошке у бойкой девицы стакан кофе и невзрачное пирожное из песочного теста, то и другое было дорого, но мне надо было отвлечься. Пил кофе, жевал пирожное, прислушивался к разговорам валютчиков.

-А не боитесь вот так – на дороге, с пачками денег?


-А кого нам бояться?


-Ну, скажем, мафии…


-Здесь мафия – это мы.


 Меня они расспрашивали об экспедиции. Чего я буду капать, и как это вообще происходит. А золото часто встречается? А если попадается, его что, так и сдают или?.. А тебе попадалось? А если попадется? Нет, серьезно, если что – мы поможем вывезти.

 

Я вспомнил этот разговор много позже, после “Истории с картой капитана Флинта”.

 

Проезжали фуры, валютчики бежали навстречу, размахивая пачками денег. Говорят, долларов десять за день набегает. Я следил за их работой и думал. Собственно, я не был уверен, что смогут попасть в Сербию, я просто экспериментировал. Стоит ли прорываться в Румынию только ради этого? Но если нет, то куда? Или изучить одесский порт? Так и поступим.

 

Кроме ларька с булочками и кофе, тут было подобие ресторана. Продавщица ларька – Наталья в желтом свитере – готовилась к повышению до ресторана и уже что-то там делала. Я зашел, попросил горячей воды на чай. Воду дали. Сделал себе чай и вермишель. Ресторанные тетки от себя добавили еще чай и два больших куска хлеба, намазанных маслом.

 

После ужина спросил у валютчиков, нет ли тут стогов в поле. Они вместо этого указали на сарайчик, где раньше сидел пограничник для таможенных штампов и проверок, а теперь н сидит никто. Я осмотрел это место, счел его сухим, теплым, и пригодным для жизни. Постелил там пенку, залез в спальник и заснул.

 

Этой ночью, когда я засыпал на румынской границе, участники экспедиции Blacksea ring отбыли из Одессы в Стамбул на теплоходе “Паллада”, и как раз пересекали Черное Море в шторм, дождь, под громовые раскаты и вспышки молний…

13 августа вторник .

Проснулся ранним утром, когда над трассой и полями еще висели туманы. Валютчики разъехались, но некоторые еще оставались. Пошел в сторону Черновцов без всякой надежды, потому как в это время на приграничных трассах машин почти не бывает.

 

Но сегодняшний день был полон сюрпризов, Судьба как бы извинялась за вчерашнее. Не успел отойти ста метров от терминала, как сам собой остановился большой румынский автобус из Сучавы. Я заметил, что денег на автобусы не имею, но он взял так. И завез в Черновцы, хотя и на международный вокзал. На остановке в автобус ворвалась бабушка с пирожками. Я поинтересовался ценой, нарыл в кармане мелочи, и тут мне протягивают пирожок. Я собрался уже отдать бабушке копейки, но оказалось, что кто-то за меня уже заплатил. И этот кто-то помахал мне рукой с интернациональной улыбкой. Что это сегодня с румынами?

 

В автобусе познакомился с парой из Брашова. Они жаловались на плохую погоду в Румынии, из-за которой не смогли поехать в горы и вот теперь едут в Польшу. Они остались на вокзале, а я стал искать дорогу к объездной. И опять – встал на скверной позиции, но взяли и вывезли на объездную, на большое кольцо, где я оказался в 9:40. Простоял тут около часа и подобрали двое.

 

-А, мы знаем, кто ты такой. Давай, рассказывай что-нибудь, а как замолчишь – высадим.

 

Это сколько угодно. И я стал рассказывать все по порядку, благо событий уже накопилось. Похищение денег и вредные пограничники были узловыми местами моей истории. Вообще впоследствии байка про деньги рассказывалась мной бесконечное количество раз и в целом польза от нее была значительна.

В 10:35 меня высадили в селе Припруття, населенном в основном молдаванами. Это недалеко от Черновцов, километров с 14. Чуть дальше – поворот на Молдавию. Простояв тут минут с сорок, я был в 11:15 подобран машиной, идущей в Киев. Я подумал, как долго и трудно ехал я к Румынии, и как легко теперь возвращаюсь, а теперь прямо хоть сразу в Киев. Как будто чья-то воля подталкивает меня вернуться домой…

 

В 12:20 проехали Каменец-Подольский.

 

С 13:45 по 13:55 ехали по объездной Хмельницкого-Проскурова, потом проехали еще немного и я вышел, а машина ушла налево, на Житомир. Вся левая сторона трассы была застроена магазинами и ресторанами. Рестораны были украшены едва ли не пальмами. В бассейне плавали черепахи, большой камень обвит тыквой, настоящая тачанка у входа. В 14:15 появился я в этом экзотическом месте.

 

В кармане у меня валялся пакетик овсяной каши быстрого приготовления. Я испросил горячей воды и устроил себе небольшой обед. Каша вышла сносная, но шести рублей она не стоит. Три, не более…

 

Подъехала легковая. Водитель (словак) спросил – я, наверное, автостопщик? О, это очень интересно, сейчас их так мало. А куда я?

 

И уехал. Я простоял на трассе с полчаса, потом пошел дождь. Минут с 20 я простоял под дождем, затем скрылся под трактирный навес. Началось висение. …..

 

Не помню, сколько было времени, когда меня взял автобус, в котором кроме водителя ехала шустрая девчонка и тихая бабушка. Автобус оказался частной собственностью водителя, который владел еще двумя автобусами и сдавал их в аренду за большие деньги. А еще у него было два или три комбайна, к которым он теперь вез запчасти. Всю дорогу он рассказывал о своей хорошей жизни, как всё в ней правильно и здорово. Бабушка оказалась просто попутчицей и вышла в Виннице. Она пыталась дать ему деньги за подвоз, но владелец трех автобусов и трех комбайнов их, понятно, брать не стал. Так проехали Винницу, доехали у поворота на Липовец, где я и вышел.

 

-Это, наверное, хорошо, - сказал я прощаясь, - что есть люди, которые тратят деньги на комбайн, а не на мерседес.
-Да мерседес у меня тоже есть…

 

Времени было 19:10. Вечерние сумерки. Шансы поймать машину понижались с каждой минутой. Я стал присматриваться к придорожным трактирам и сену на полях. Но через полчаса остановился, кажется, камаз, и взял меня до Немирова. Небольшое это расстояние проехали за целых 40 минут.

 

На объездной Немирова было почти темно. Отметил цивильного вида беседку как вариант ночевки, ибо было несколько сыро. Трасса пустовала, а времени было 20:20, когда нормальные люди на Украине уже не останавливаются. Но тут случилась уже не первая за этот день странность – остановилась легковая машина. “Не довезет ли до Умани?” - размечтался я, но машина шла едва ли не в Одессу, километров на 300. Фантастика.

 

В 22:30 проехали Умань. Через полчаса водитель остановился возле многочисленных торговых палаток. Здесь местные бабушки приносят из дома всяческую еду и втирают ее водителям. Не помню расценок. Бабушки стали мне предлагать пельмени и вареники, я сослался на ограниченность ресурсов, тогда одна из них предложила мне вареники просто так. Тоже дело. Обычно я не люблю вареников с картофелем, но тут они были действительно вкусные. Сметана опять же…

 

На Украине вообще хорошая еда. Одни канотопские пирожки уже достопримечательность. Когда-нибудь я съезжу на Украину просто чего-нибудь поесть.

 

Мост через Южный Буг все еще строился, и домики рабочих, где я вписывался в прошлом году, были на том же месте и вообще ничего не изменилось за год, даже мост не особенно увеличился в размерах.

В 1:35 мы прибыли в окрестности селения Жовтень. Машина свернула на проселочную дорогу, а мне водитель указал на телевизионную вышку. Не помню его аргументов в пользу этой ночевки. Было тепло, и это явственно ощущалось после сырой западной Украины. Вокруг поля подсолнухов. Вышка так вышка, решил я.

 

До вышки было метров 300. Рядом находилось двухэтажное строение, в окнах горел свет. Я потоптался на освещенном месте. В окне появился силуэт, спросил какого черта я тут делаю. Я объяснил, что добираюсь в Одессу, а тут вот ночь, так нельзя ли тут где заснуть.


-Хм… Ну, заходи.

 

Второй этаж здания был заставлен большими железными ящиками с кнопками, лампочками, стрелками и проводами. Два человека что-то ремонтировали. Меня порасспросили о моей сущности и показали место возле батареи у окна .

По рации пришло сообщение о возможном землетрясении. Мол, ждите.

 

14 августа среда .

 

Землетрясение произошло этой ночью с эпицентром в Румынии, в горах Вранча. На нас не сказалось никак и до Одессы, похоже, вообще ничего не дошло.

 

Проснулся в восемь утра, решил сварить себе кашу. Электрики показали странное устройство, которое лежало у них на батарее, с его помощью обеспечил себе завтрак, собрался, попрощался со всеми и вышел. Погода славная – солнце, редкие облака, тепло.

 

Вышел на трассе, встал на горке, стал ждать транспорта. Дал долго, но в итоге остановился большой автобус. Спросили, куда я. Говорю – до Одессы, но денег на транспорт нет.

 

-А ты не больной?
-Нет.
Автобус ехал, кажется, в Измаил, во всяком случае, водитель был оттуда. Узнав мою румынскую историю, он заявил, что переправил бы меня в Румынию легко, это для него самое простое дело…

 

-В Турцию ты попадешь. Это я так говорю, а если я говорю, то так оно и будет. Через два дня будешь в Турции, в КПЗ.

 

-Ну, насчет КПЗ…

-Просадят. Но ненадолго, дня на два. Потом отпустят…

 

Говорил он очень уверенно.

 

В полдень приехали в Одессу. Пошел наудачу в сторону порта. Вскоре оказался на той самой Малой Арнаутской. Вышел к порту. Знаменитая лестница была на месте, только эскалатор, который я помню по 1985 году, не работал и вообще отсутствовал.

 

У причала стоял пароход. Я спросил матроса, сторожившего трап, куда идут. Он сказал – в Стамбул. Когда? Часа через два.

 

Палубой выше сидел человек южной внешности, мы с ним перебросились парой фраз на турецком. Впоследствии он оказался молдаванином…

 

Матрос вызвал мне человека, социальный статус которого мне остался неясен. Я спросил, нельзя ли проехаться с ними долларов за 20, и он ответил, что можно, но за 80. Еда, понимаете ли, да страховки, да постельное бельё… " -А без еды, страховок и кают, но за 20? " Без еды, оказывается, не положено. При максимальной экономии – 50 долларов самый минимум. Я задумался. В кармане было 70 долларов. Согласиться на условия значило казаться в Стамбуле без свободных денег. Я еще не знал, что Святослав с компанией тремя днями ранее сговорился за 35… " -Денег мало? Да ты потом в Стамбуле дна за два легко заработаешь. Там без проблем можно за сутки долларов 10 добыть и даже больше. В порту, на рынке. Там русских много, они подскажут ."

 

Идея меня ободрила. И почему-то из разговора я понял, что заплатив 50 долларов я не буду платить за визу. До сих пор не понимаю, с чего я так решил.

 

Выбор был такой: или почти без денег в Турции, или – с 70-ю долларами на Украине. В Крым поехать, или на Кавказ… Только куда мне в Крыму такая уйма денег? И я пошел к агентам.

 

Тут же в порту поменял 50 долларов на много-много гривен, отнес их тёткам-агентам, заполнил декларацию, написал заявление – мол, прошу мне льготный билет как участнику Великой Экспедиции, еще какие-то мелкие формальности выполнил, и стал ждать. По науке, надо бы идти в офис фирмы, но времени на это у меня не было.

 

Ждал часов до шести вечера. Досмотр и отплытие постоянно откладывались. Пассажиры ворчали. Русских из них было немного. Несколько молдаван, болгарский турок Бисир, парень из Румынии, едущий в Трабзон на работу. Иранец Арьян, тихая девица Катаржина из Польши, и еще люди, сущность которых осталась мне неизвестна. Часов в шесть прошли таможню без эксцессов, кроме одного: Арьяну сказали, что у него нет какой-то важной бумажки, и что ему полагается штраф. Однако он отказался платить и стоял на своей позиции насмерть, вплоть до готовности звонить послу. Я служил переводчиком с английского на украинский. “Он говорит, что будет звонить послу и вам всем будет очень плохо. ” Пограничник сделал непричастное лицо. Человек он был неплохой, работа только вредная. Я не очень верил в успех этой персидско-украинской борьбы, но Арьян победил, к моему удивлению. Пограничники согласились, что штраф не очень обязателен.

 

-Здесь очень плохая полиция, - пожаловался мне Арьян, - они очень хотят денег.

 

На пароходе мне выделили каюту, где я ехал один – люкс, можно сказать. Все потому, что пассажиров набралось мало, всего 18 человек. И вообще пароход доживал последние дни. Это судно водоизмещением 4150 тонн когда-то называлось “Волна”, принадлежало географам и ходило в Арктические рейсы запускать зонды. На корабле остались даже шахты под метеоракеты. Теперь палуба медленно подгнивает, рейсы приносят все меньше доходов и недолго осталось плавать старому кораблю.

 

В таких рейсах всё определяют спутники. Я смог выяснить сущность лишь немногих из них. Отец Владимир – очень положительный человек с бородой – ехал в Стамбул по своим делам, но на корабле числился не пассажиром, а корабельным священником. Узнав о моем положении, он задумался и сказал, что, конечно, в Турции от голода умереть сложно, в этой стране кто угодно выживет. Обещал разбудить меня, когда ночью будем проходить Босфор.

 

Молдаване были одинаково веселые, но несимпатичные. Арьян тоже это просек и заметил, что “они, наверное, не очень хорошие люди…”

 

Полька Катаржина была очень скромная, молчаливая и необщительная. Только Арьян как-то нашел с ней общий язык.

 

Заметнее и шумнее всех отчего-то был Бисир. Это был человек жизнерадостный, но поверхностный, что вообще часто у людей с деньгами. На пароходе он сдал деньги и документы администрации, потому что, сказал, когда напивается, то теряет всё, что только можно потерять. Административная тётка забрала документы и написала расписку. Стечением обстоятельств эта расписка попала ко мне и сейчас лежит передо мной, написанная наспех красными чернилами.

 

Приняла деньги на хранение от пассажиров . Юзтурк Безим [Почему Безим??] 400$, турецкий паспорт и права, болгарский паспорт и права .

 

Румынский парень, имя которого я не знал, был молчалив и погружен в размышления. Он не знал английского, а я знал по-румынски только слов 10-20. Много не наговоришь…

 

Только часов в семь теплоход отвалил от причала, мелькнули огни Одессы и под ровное бурчание мотора мы ушли в ночь, в простор моря.

 

В эти часы Святослав и компания как раз прибыли в Стамбул. Если бы я нашел Интернет, я смог бы прочитать там их сообщение:

14.08.2002. 18:56 Святослав

Вот мы и в Турции. В Стамбуле. На судно в Одессе вписались за 35 баков на персону = только прямые расходы. Спасибо тебе Мухранов за Арарат хотель. /…/ Из Стамбула едем в Трою, затем через Средиземное домой.
Мухранов, пиши как дела. Рафат тебя помнит. Удалось с ним договориться за 2 бакса за сутки.

Много бы я дал за информацию про “35 баксов”!

15 августа четверг .

 

Завтрак на пароходе полагался часов в восемь. Основой его был творог. За иллюминаторами искрилось солнце и шипела вода. Вокруг – море до горизонта. Часов в десять появились румынские нефтяные вышки, судя по всему, мы проходили дельту Дуная. Корабль шел параллельно берегу, примерно километрах в тридцати.

 

Меня заинтересовал маршрут, я выловил какого-то начальника и с его помощью проник в штурманскую рубку. Здесь находилась приличная навигационная карта с проложенным курсом и промерами глубин. Под нами было примерно 40 - 50 метров. Корабль шел, повторяя контур берега.

 

Глубина отчего-то живо интересовала молдаван, они рассматривали воду за бортом и спрашивали, долго ли тут тонуть. Узнав про 50 метров, несколько успокоились. Решили, что это не очень много.

 

Корабельный день однообразен, а большая группа только усиливает совместную скуку. Единственным развлечением было сидеть на палубе и смотреть на воду. Я нашел себе мемуары Гарибальди и весь день с увлечением их читал, что-то было притягательное в этом произведении, что-то действительно героическое. Часто потом я вспоминал эту книгу.

 

Арьян все время общался с Катаржиной, и молдаване по этому поводу двусмысленно улыбались. Позже он сказал мне с удивлением: “Представляешь, они подумали, что я… А мне просто интересно поговорить, вот и все. Только это, а они… ”. Мне и самому уже мерещились неприличия, но он оказался лучше, чем мне показалось. Еще всплыл вопрос – где лучше жизнь, в Иране или в России. Арьян отчего-то не любил свое правительство, но высказался так: в России много очень хороших домов, но много и очень плохих. В Иране не так много хороших, но зато нет плохих.

 

С немолодым и очень добродушным афганцем Мухаммедом Абдали мы обсуждали Афганистан. Он уверял, что теперь там очень опасно, но когда-нибудь он сам туда вернется, и может взять меня с собой, и тогда все будет хорошо. На всякий случай я оставил свои координаты.

 

Румынский парень не владел никаким языком, кроме румынского, а мой румынский очень примитивен. Оказалось, он работает в Трабзоне, в “Ç AMBURNU ET VE BALIK SALONU” на Sahil caddesi. Визитку подарил.

 

Днем всех собрали на палубе и проинструктировали насчет спасательных поясов и шлюпок. Народ собирался с шутками и приколами, явно несерьезно относясь к этой процедуре. Тонуть явно никто не планировал. Я почему-то подумал: если бы это был фильм про тонущий пароход, то он начался бы именно так, со сцен шуток и легкомыслия.

 

Вечер. Ужин. Святослав потом рассказывал, их на “Палладе” кормили, как в ресторане, даже с вином. У нас все скромнее. Поздним вечером Бисир шумел в баре, по видео показывали полуэротический фильм, а администрация на наши деньги устроила праздник по поводу чьего-то дня рождения. Я еще раз забрался под душ и пошел спать. Завтра должно было начаться самое интересное.

 

Проснувшись, я увидел утром Босфор, сверкающий ночными огнями.

 

Начало
Запад
Центр
Юг
Восток
Возвращение
Яндекс цитирования
© muhranoff.ru 2002-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.017714023590088 сек.